Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: 9060684949
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82
Телефон: +7 905 942-69-48


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 21-О08-3

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 6 февраля 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Ахметов Рамиль Файрушович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №21-О08-3

от 6 февраля 2008 года

 

председательствующего Борисова В.П.,

рассмотрела в судебном заседании от 6 февраля 2008 года кассационную жалобу адвоката Додуева Д.А. на приговор Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 23 октября 2002 года, по которому

осужден по ст. 105 ч.2 п.п. «в, д» УК РФ к 10 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии со ст.ст. 97 ч. 1 п. «г», 99 ч.2 УК РФ постановлено назначить Анаеву принудительные меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра от алкоголизма.

Постановлено взыскать с Анаева в пользу [скрыто]

рубля в возмещение материального ущерба и ¦ рублей в счет компенсации морального вреда.

По этому же делу осужден Иванов К.В., приговор в отношении которого не обжалован.

Заслушав доклад судьи Ахметова Р.Ф., мнение прокурора Гостюжевой И.А., полагавшей приговор изменить, исключить из приговора осуждение Анаева по п. «в» ч.2 ст. 105 УК РФ, а также назначение ему принудительных мер медицинского характера в виде амбулаторного наблюдения и лечения у психиатра от алкоголизма, а в остальной части приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Анаев признан виновным в совершенном с особой жестокостью умышленном причинении смерти [скрыто], заведомо для него

находящейся в беспомощном состоянии.

Преступление совершено 4 сентября 2000 года

при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Анаев вину признал, но в соответствии со ст. 51 Конституции Российской Федерации от дачи показаний отказался.

В кассационной жалобе адвокат Додуев Д. А., ссылаясь на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, нарушения уголовно-процессуального законодательства, допущенные в судебном заседании, утверждая, что у Анаева не было умысла на убийство, считая нанесение Анаевым ударов потерпевшей палкой не доказанным, просит приговор отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение. Указывает на неосведомленность Анаева о наличии у потерпевшей нарушений психики. Считает, что ссылка в приговоре на показания Анаева незаконна, поскольку эти показания получены с нарушением закона, без адвоката, а вывод об особой жестокости основан на предположениях, поскольку причина смерти не установлена. Утверждает, что после возобновления судебного заседания, несмотря на то, что Анаев русским языком не владеет, процесс был продолжен без участия переводчика. Выражает свое несогласие с тем, что исковое заявление было подано в судебном заседании, а не на предварительном следствии.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель Арсемерзаев Т.С. и потерпевшая [скрыто] просят приговор

оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии оснований для отмены приговора в отношении Анаева.

Как видно из материалов дела, выводы суда о виновности Анаева в убийстве [скрыто] основаны на надлежаще исследованных в судебном

заседании доказательствах, должный анализ и правильная оценка которым даны в приговоре.

В соответствии с фактическими обстоятельствами дела, установленными в судебном заседании, действия указанного лица по соответствующей статье УК РФ квалифицированы правильно.

То, что Анаев умышленно лишил [скрыто] жизни, видно из

совокупности подробно изложенных в приговоре доказательств, в том числе показаний самого Анаева, показания которого согласуются с показаниями Иванова, свидетелей [скрыто] К

Что касается доводов кассационной жалобы об отсутствии у Анаева умысла на убийство, о недоказанности нанесения Анаевым ударов потерпевшей палкой, об отсутствии в его действиях признаков особой жестокости, то они являются неубедительными, поскольку опровергаются не только показаниями самого Анаева, но и другими доказательствами, изложенными в приговоре.

Так, согласно показаниям Анаева, исследованным в судебном заседании, в начале августа 2000 года он со своими знакомыми «купили» проститутку [скрыто]) с которой приехали в [скрыто].

Примерно через неделю, после распития спиртного между ним и произошла ссора. В ходе нее [скрыто] ударила его ладонью по

лицу, и он нанес ей удар кулаком по лицу, а когда она упала, то он в течение пяти минут бил ее руками и ногами по туловищу, лицу и голове. Когда она потеряла сознание, он решил ее добить при помощи деревянных палок, нанес ими ей несколько ударов. Убедившись, что она не дышит, стал обсуждать с Ивановым возможность избавиться от трупа. С этой целью они подтащили труп к обрыву и сбросили его вниз.

Иванов, осужденный по этому делу, дал аналогичные показания, пояснив, что он просил Анаева не убивать потерпевшую. Последняя взывала о помощи, но Анаев на это не реагировал.

Согласно соответствующему протоколу Анаев по фотографии опознал [скрыто], пояснив, что они ее «купили», а затем он ее убил. Им

же была опознана одежда }Щ Щ в которой она была в день

убийства.

При осмотре 5 сентября 2001 года местности [скрыто] под

камнями обнаружены останки скелетированного трупа женщины, что соответствует объяснениям Анаева о месте захоронения трупа К [скрыто]

Из акта судебно-медицинской экспертизы трупа [скрыто] рЩусмат-ривается, что установленные при исследовании телесные повреждения в виде переломов ребер, костей таза, повреждения в правой теменно-затылочной области могли образоваться в результате воздействия на них твердых тупых предметов при нахождении потерпевшей в горизонтальном положении. Эксперт не исключил возможность наступления смерти [скрыто] 11 ( точная причина не могла быть установлена в связи со скелетиро-ванием и мумификацией трупа) в пределах одного года до момента исследования.

Таким образом, указанное заключение о причинах смерти и сроках ее наступления не противоречит показаниям как самого Анаева, так и осужденного по этому же делу Иванова.

При таких данных доводы адвоката об отсутствии доказательств

виновности Анаева в умышленном причинении смерти К

являются несостоятельными.

Доводы адвоката о том, что в связи с невозможностью установления причины смерти нет оснований для вывода о совершении убийства потерпевшей с особой жестокостью, являются неубедительными, поскольку в данном конкретном случае Анаев не только нанес потерпевшей множество ударов руками, ногами, палками, но и продолжал свои действия, направленные на лишение жизни потерпевшей, несмотря на просьбы Иванова прекратить избиение потерпевшей и крики последней о помощи.

Что касается показаний Иванова, уличавшего Анаева в совершении преступления, то они не имели никакого преимущества перед остальными доказательствами и были оценены судом в совокупности со всеми доказательствами, добытыми по делу.

Сомневаться в объективности положенных в основу приговора доказательств, в том числе показаний Анаева, данные им в ходе допроса в качестве обвиняемого с участием адвоката и переводчика, оснований не имеется, поскольку каждое из них согласуется и подтверждается совокупностью других доказательств и получено с соблюдением требований закона.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, не допущено. Анаев обеспечен переводчиком. Предъявление потерпевшей гражданского иска не на стадии предварительного следствия, а в ходе судебного разбирательства, не является основанием для отмены решения суда в этой части, которое является законным и обоснованным.

В то же время из приговора необходимо исключить осуждение Анаева по п. «в» ч.2 ст. 105 УК РФ, поскольку никаких доказательств, свидетельствующих об осведомленности Анаева о наличии у [скрыто] психической болезни, не имеется, а также назначение Анаеву принудительных мер медицинского характера в виде амбулаторного наблюдения и лечения у психиатра от алкоголизма, поскольку действующим законодательством применение таких мер не предусмотрено.

В связи с вносимыми в приговор изменениями и уменьшением объема обвинения наказание, назначенное Анаеву следует смягчить.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного суда Кабардино-Балкарской Республики от 23 октября 2002 года в отношении Анаева [скрыто] изменить,

исключить из приговора его осуждение по п. «в» ч.2 ст. 105 УК РФ, а также назначение ему принудительных мер медицинского характера в виде амбулаторного наблюдения и лечения у психиатра от алкоголизма.

Смягчить ему наказание по ст. 105 ч.2 п. «д» УК РФ до 10 лет лишения свободы.

В остальной части приговор оставить без изменения, а кассационную

Статьи законов по Делу № 21-О08-3

Статья 51. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых
УК РФ Статья 105. Убийство

Производство по делу

Загрузка
Наверх