Дело № 21-О12-3

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 4 июля 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Мещеряков Дмитрий Анатольевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 21-О12-3

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 4 июля 2012 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Галиуллина З.Ф.
судей Мещерякова Д.А., Валюшкина В.А.
при секретаре

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя Хутатова М.Ю., кассационные жалобы осуждённого Мизиева Р.Б. и адвоката Асанова М.К. на приговор Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 21 марта 2012 года, по которому МИЗИЕВ М С не судимый, осуждён к лишению своды: по ч. 2 ст. 208 УК РФ на 3 года 6 месяцев с ограничением свободы на 6 месяцев; по ст. 317 УК РФ на 12 лет с ограничением свободы на 8 месяцев; по ч. 3 ст. 222 УК РФ на 6 лет; по ст. 317 УК РФ на 12 лет с ограничением свободы на 8 месяцев; по ч. 3 ст. 222 УК РФ на 6 лет; по ч. 3 ст. 30 и ч. 2 ст. 167 УК РФ на 1 год 6 месяцев; по ч. 2 ст. 167 УК РФ на 3 года; по ч. 2 ст. 167 УК РФ на 3 года; по ч. 2 ст. 167 УК РФ на 3 года; по п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 7 марта 2011 г.) на 3 года; по ч. 3 ст. 222 УК РФ на 6 лет.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний назначено 13 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год.

Установлены следующие ограничения свободы: обязан не уходить из дома в период с 22 часов до 6 часов утра, не выезжать за пределы , не изменять места жительства без согласия органа УФСИН РФ по осуществляющего контроль за отбыванием наказания в виде ограничения свободы и обязать являться в указанный орган один раз в месяц для регистрации.

МИЗИЕВ Р Б не судимый осуждён к лишению свободы: по ч. 2 ст. 208 УК РФ на 2 года 6 месяцев; по ч. 3 ст. 222 УК РФ на 6 лет; по ст. 317 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 6 лет; по ч. 3 ст. 222 УК РФ на 6 лет; по ч. 3 ст. 30 и ч. 2 ст. 167 УК РФ на 1 год; по ч. 2 ст. 167 УК РФ на 2 года; по ч. 2 ст. 167 УК РФ на 2 года; по ч. 2 ст. 167 УК РФ на 2 года; по п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ (в редакции ФЗ № 26 от 7 марта 2011 г.) на 2 года; по ч. 3 ст. 222 УК РФ на 6 лет.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний назначено 7 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Мизиева М.С. и Мизиева Р.Б. солидарно в пользу Д рубля.

По делу разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Мещерякова Д.А., объяснения осуждённого Мизиева М.С, поддержавшего доводы кассационной жалобы адвоката Асанова М.К.; осуждённого Мизиева Р.Б., поддержавшего доводы своей кассационной жалобы и просившего смягчить ему наказание; адвокатов Бицаева В.М. и Лунина Д.М., поддержавших доводы осуждённых и просивших оставить кассационное представление без удовлетворения; выступление прокурора Копалиной П.Л., поддержавшей доводы кассационного представления и просившей об отмене приговора за мягкостью назначенного осуждённым наказания, судебная коллегия

установила:

Мизиев М.С. и Мизиев Р.Б. признаны виновными в участии в вооруженном формировании не предусмотренном федеральным законом; в покушении на умышленное уничтожение чужого имущества и причинение значительного ущерба путём поджога; в совершении трёх эпизодов умышленного уничтожения или повреждения чужого имущества, причинившее значительный ущерб путём поджога; в совершении кражи чужого имущества, совершённой организованной группой; в совершении посягательства на жизнь сотрудника правоохранительного органа; в совершении незаконных приобретений, хранении, перевозке и ношении взрывных устройств неоднократно, а Мизиев М.С. еще и в совершении посягательства на жизнь сотрудника правоохранительного органа.

Преступления были совершены в Республике при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

В кассационном представлении государственный обвинитель Хутатов М.Ю. просит приговор суда отменить ввиду чрезмерной мягкости назначенного осуждённым наказания и дело направить на новое судебное рассмотрение.

Указывает, что Мизиевы были абсолютно одинаковы в исполнении преступных намерений и нет оснований говорить о меньшей роли Мизиева Р.Б. в совершении преступлений или о главенствующей роли Мизиева М.С. Ни одно из обстоятельств, приведённых судом при применении к Мизиеву Р.Б. правил ст. 64 УК РФ не является исключительным, им совершено 10 преступлений, среди них одно особо тяжкое и 4 тяжких преступлений, и в связи с этим наказание ему назначено чрезмерно мягкое. Такое же чрезмерно мягкое наказание назначено и Мизиеву М.С, совершившему два особо тяжких преступления. Кроме того, назначая Мизиеву М.С. наказание по ст. 317 УК РФ суд допустил нарушение при назначении дополнительного наказания в виде ограничения свободы, не указав по каждой статье конкретные ограничения, возложенные на осуждённого, и указал их лишь при назначении наказания при применении ч. 3 ст. 69 УК РФ, в связи с чем дополнительное наказание не может считаться назначенным.

В кассационной жалобе осуждённый Мизиев Р.Б. просит приговор суда отменить и дело в отношении него прекратить. Указывает, что он в совершении преступлений не виновен, свидетели его вину не подтвердили. Детализация звонков с его телефона свидетельствует о его невиновности. На следствии он подвергался пыткам, а при задержании его избивали.

В кассационной жалобе в защиту осуждённого Мизиева М.С. адвокат Асанов М.К. просит приговор суда отменить и дело в отношении Мизиева М.С. прекратить. Указывает, что судом не дано оценки заявлению Мизиева М.С. о том, что он на следствии не давал показаний о совершении преступлений, а лишь подписывал протоколы допросов, не читая их.

Адвоката осуждённый видел лишь один раз, когда подписывал документы после применения недозволенных методов ведения следствия.

Сотрудники ГИБДД, досматривавшие автомашину Мизиева М.С, не обнаружили в ней ничего запрещённого, но по указанию других лиц доставили автомашину в Центр по борьбе с экстремизмом, причем Мизиевы ехали в другой автомашине.

Только там была обнаружена взрывчатка, а Мизиевы заявляют, что откуда взялась взрывчатка они не знают. В проведении следственных действий принимали участие одни и те же понятые. Обнаруженные у Мизиева М.С. деньги он взял в долг, что подтвердил свидетель Ч Потерпевшей А материальный ущерб причинён не был, тогда как это обязательный признак состава преступления. Таким образом, приговор основан на недопустимых доказательствах и объективных доказательств вины Мизиева М.С. не приведено.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что вина осуждённых в совершении преступлений подтверждается следующими доказательствами.

Так, допрошенный в качестве подозреваемого 16 октября 2010 года Мизиев М.С. показал, что летом 2010 года, когда он со своим двоюродным братом Мизиевым Р.Б. возвращался из мечети, возле них остановилась автомашина и двое парней с автоматами посадили их в эту машину. Один из парней представился «З » - », а второго представил своим помощником, ». Впоследствии, по фотографиям разыскиваемых лиц, он опознал парней, как Ш и Б Эти лица стали упрекать их в том, что они не входят в контакт с « », надо, чтобы они выходили на против сотрудников правоохранительных органов. Они ответили, что не смогут никого убивать. На это Ш сказал, что в таком случае они будут выполнять разного рода работы, а именно поджоги магазинов, торгующих спиртным и на это они согласились. Через несколько дней Ш пришёл к нему домой, обговорил обстоятельства будущих встреч и с этого времени он на своей автомашине дважды отвозил Ш в с. а затем Ш дал ему листовки, содержащие угрозы в отношении хозяев магазинов, которые они с братом расклеили по г. Спустя ещё несколько дней Ш сказал, чтобы они с братом подожгли магазин в с. что они, изготовив зажигательную смесь типа « » и сделали, а в последующем подожгли магазины в с. и е. В июне 2010 года Ш передал ему пакет, в котором находились 2 гранаты с часовым механизмом и сказал, чтобы он вместе с братом положил пакет возле администрации в г. где обычно стоят сотрудники милиции, для того, чтобы подорвать последних.

Спустя несколько дней они вернули Ш пакет, объяснив, что устройство не взорвалось. Ш взял пакет, настроил таймер и передал пакет им, сказав, чтобы положили на то же место, либо подложили сотруднику милиции К в г. . На следующий день он положил пакет в трубу рядом в домом К Через несколько недель Ш передал ему пакет, в котором находился детонатор с проводами и пульт для совершения подрыва, сказал, что пакет нужно подложить около администрации, где стоят сотрудники ГИБДД и подорвать на следующий день. Он и брат подложили взрывное устройство в указанное место у поста и привели его в действие.

Допрошенный в качестве подозреваемого Мизиев Р.Б. подтвердил эти показания, добавил, что 15 октября 2010 года к нему домой пришли Ш Б и Г подъехал Мизиев М.С. на своей автомашине и они все поехали в г. где на ул. он и брат зашли во двор и украли номера с автомашины. Они поехали в п. не доезжая до моста высадили из машины Ш Б и Г оставив в машине рации. По дороге в г. они увидели сотрудников ГИБДД и сразу выбросили похищенные с автомашины номера, но рации выбросить не успели, когда были задержаны.

Потерпевшая А показала, что 2 сентября 2010 года пытались поджечь её магазин, видела силуэты двух убегавших парней, но пожар удалось потушить. Товаров в магазине было на рублей.

Свидетель А показала, что о поджоге магазина тёти ей известно со слов тёти, а ранее ей поступали угрозы уничтожением имущества в виде листовок, где выдвигалось требований прекращения продажи спиртных напитков.

Свидетель П показал, что детализация звонков на мобильный телефон не исключает нахождение Мизиева Р.Б в период поджога магазина А в с.

Потерпевший Д показал, что в ночь на 4 сентября 2010 года сгорел его магазин в с. , были уничтожены товары на рублей, на восстановление магазина им было истрачено рубля.

Свидетель А показал, что данный магазин подожгли двое парней, один из которых был в маске.

Свидетель П показал, что примерно в это время абонентский номер Мизиева Р.Б. фиксировался в с.

Потерпевший Б показал, что в ночь на 8 сентября 2010 года сгорел его магазин в г.

Свидетель П показал, что примерно в это же время абонентский номер Мизиева Р.Б. фиксировался в районе г.

Представитель ООО Г показал, что 26 сентября 2010 года около 3 часов ночи неустановленные лица совершили поджог магазина в с. причинив ущерб на рублей.

Потерпевший Г показал, что 15 октября 2010 года с его автомашины, стоявшей на ул. пропали передний и задний государственные регистрационные знаки.

Из детализации телефонных звонков следует, что примерно в это время Мизиев М.С. мог находиться на ул.

Потерпевший К - сотрудник органов внутренних дел - показал, что 4 июня 2010 года вышел из дома и увидел у ворот, в трубе, картонную коробку из-под сока, спросил у матери как в трубе оказались коробка, но мать сказал, что коробку возможно забросили дети. Примерно в 12 часов 43 минуты ему позвонила сестра и сказала, что у ворот их дома произошёл взрыв. Он приехал домой и на том месте, где лежала коробка, увидел следы взрыва. Он в это время обычно приходил домой на обед и предполагает, что взрывное устройство было специально заложено для устрашения в связи с его профессиональной деятельностью со стороны лиц, исповедующих радикальные течения в религии «Ислам».

При проверке показаний на месте Мизиев М.С. показал место закладки взрывного устройства около дома К По заключению эксперта на месте происшествия было взорвано самодельное взрывное устройство, изготовленное по типа мины с часовым механизмом, на основе ручной осколочной гранаты Ф-1.

Потерпевший Ш показал, что работает инспектором ДПС ГИБДД и 21 июня 2010 года находился на дежурстве на посту Примерно в 12 часов 42 минут он услышал щелчок, исходивший из-под оградительного забора территории администрации района, а затем взрыв. В этот момент он находился в 5-6 метрах от эпицентра, телесных повреждений не получил.

По заключению эксперта на месте происшествия имел место взрыв самодельного взрывного устройства, изготовленного по типу радиоуправляемой мины, на основе ручной гранаты РГД-5.

Из детализации телефонных звонков следует, что в момент данного взрыва Мизиев М.С. находился недалеко от эпицентра взрыва. Недалеко от этого места находился и Мизиев Р.Б., они посылали друг другу СМС сообщения.

При проверке показаний на месте осуждённые показали место закладки пакета с взрывным устройством.

Они же добровольно указали место схрона для оружия и боеприпасов, взрывчатых веществ, где они закопали две бочки.

Из протокола осмотра места происшествия следует, что из автомашины были изъяты 2 тротиловые шашки, 8 штук батарей «ОпгасеН», 2 радиостанции , деньги в сумме рублей, книги религиозного содержания и т.д. Свидетели К М К и свидетели под псевдонимами », « », « », « в» и « » - работники милиции показали, что 15 октября 2010 года, во время дежурства на дороге, увидели свет фар автомашины, двигавшейся в их сторону, а потом машина свернула на проселочную дорогу и выключила фары. Это показалось им подозрительным и они поехали за автомашиной , которую увидели застрявшей на подъёме. Через громкоговоритель они дали команду заглушить двигатель, но водитель не подчинялся, пытался скрыться, но они задержали водителя и пассажира, скрутили им руки за спину, не давая возможности оказать сопротивление. Водителем был Мизиев М а пассажиром Мизиев Р При визуальном осмотре автомашины были обнаружены 2 радиостанции и зарядные батареи. Мизиевы стали давать пояснения, что рации принадлежат «З », вместе с которым были «А -Б » и «А -С », которых они высадили из машины раньше. Мизиевы рассказали, что были завербованы в ряды , оказывали ему пособническую помощь, перевозя на автомашине. Ш ( ) передал Мизиеву М.С. рублей для приобретения четырёхдверного автомобиля. Мизиевы говорили о своей причастности к поджогам магазинов и к совершению ряда посягательств на жизнь сотрудников правоохранительных органов, а также о том, что по указанию «З » украли в г. государственные регистрационные знаки с автомашины, которые выкинули неподалеку от места задержания. Они в темноте номера искать не стали, их нашли на следующий день в указанном Мизиевыми месте. Задержанных они доставили в ЦПЭ МВД по Доводы кассационных жалоб о том, что первоначальные показания осуждённые давали из-за применения недозволенных методов ведения следствия, протоколы подписывали не читая их, судом проверялись и опровергнуты, так как все следственные действия были проведены в присутствии защитников, что исключало какое-либо незаконное воздействие на осуждённых, с соблюдением их права на защиту и каких-либо заявлений о воздействии на них с чьей-либо стороны, ни они, ни защитники не заявляли.

Судебно-медицинские эксперты у осуждённых телесных повреждений не обнаружили.

Доводы о том, что в автомашине не было ничего запрещённого, опровергаются протоколом осмотра автомашины.

Доводы о том, что обнаруженные в автомашине деньги Мизиев М.С. взял в долг у Ч судом проверялись и опровергнуты, как недостоверные и надуманные.

Тот факт, что поджогом магазина А не было причинено материального ущерба, не свидетельствует о невиновности осуждённых в совершении преступления, так как пожар был своевременно потушен.

Действиям осуждённых дана правильная юридическая оценка.

Наказание осуждённым в виде лишения свободы назначено с учётом характера совершённых преступлений, степени общественной опасности, обстоятельств, отягчающих наказание не установлено, а как смягчающие наказание обстоятельства учтены наличие у Мизиева М.С. двух малолетних детей, положительные характеристики по месту жительства, а в отношении Мизиева Р.Б. - его положительные характеристики по месту жительства.

В связи с второстепенной ролью Мизиева Р.Б. в совершённых преступлениях, его молодого возраста, привлечения к уголовной ответственности впервые, судом обоснованно признаны эти обстоятельства исключительными и наказание Мизиеву Р.Б. назначено по правилам ст.64 УК РФ.

Доводы кассационного представления о том, что эти обстоятельства не указаны в ст.61 УК РФ несостоятельны, так как в соответствии с ч.2 ст.61 УК РФ могут в качестве смягчающих обстоятельств учитываться и те, которые не предусмотрены ч.1 ст.61 УК РФ.

Доводы кассационного представления о неустановлении по делу второстепенной роли Мизиева Р.Б. в совершении преступления, противоречат материалам дела, из которых усматривается, что Мизиев Р.Б. моложе двоюродного брата, совершил меньшее количество преступлений и команды на их совершение получал от брата.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия, с учётом отсутствия тяжких последствий от совершённых преступлений, оснований к отмене приговора за мягкостью назначенного осужденным наказания не усматривает.

Также судебная коллегия не усматривает и оснований к смягчению осуждённым наказания, утверждения Мизиева Р.Б. о наличии у него малолетних детей документально не подтверждены.

Вместе с тем, судебная коллегия находит, что в кассационном представлении правильно указано на фактическое неназначение осуждённому Мизиеву М.С. дополнительного наказания в виде ограничения свободы.

Действительно, в резолютивной части приговора указано, что Мизиеву М.С. по ст.208 ч.2, 317, 517 УК РФ назначается дополнительное наказание в виде ограничения свободы, однако конкретные ограничения, предусмотренные ч.1 ст.53 УК РФ при этом не указаны, они указаны лишь при назначении наказания в соответствии с ч.З ст.69 УК РФ, что является нарушением п.4 ч.1 ст.308 УПК РФ, в соответствии с которым в резолютивной части приговора должны быть указаны вид и размер наказания, назначенного за каждое преступление, и таким образом наказание в виде ограничения свободы Мизиеву М.С фактически не назначено за совершение каждого из преступлений.

Судебная коллегия находит, с учётом назначенного наказания Мизиеву М.С. в виде лишения свободы, что оснований к отмене в отношении него приговора за мягкостью назначенного наказания по этим основаниям, как это указано в кассационном представлении, не имеется, а применение дополнительного наказания в виде ограничения свободы в отношении Мизиева М.С. подлежит исключению из приговора.

Органами предварительного следствия и судом требования уголовно- процессуального закона, влекущие отмену приговора, нарушены не были.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 21 марта 2012 года в отношении Мизиева М С изменить: исключить применение дополнительного наказания в виде ограничения свободы, назначенного по ст.208 ч.2, 317, 317 УК РФ и на основании ч.З ст.69 УК РФ.

В остальном приговор в отношении Мизиева М.С, а также Мизиева Р Б оставить без изменения, а кассационное представление и кассационные жалобы - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 21-О12-3

УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 167. Умышленные уничтожение или повреждение имущества
УК РФ Статья 208. Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УК РФ Статья 317. Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа
УПК РФ Статья 308. Резолютивная часть обвинительного приговора
УК РФ Статья 53. Ограничение свободы
УК РФ Статья 61. Обстоятельства, смягчающие наказание
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх