Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 212-О10-2

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 14 мая 2010 г., Определение
Инстанция Военная коллегия, кассация
Категория Дела в отношении военнослужащих
Докладчик Соловьёв Владимир Николаевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №212-О10-2

от 14 мая 2010 года

 

и судей Коронца А.Н., Королева Л.А., с участием судебного секретаря Хорняк Г.П.рассмотрела в судебном заседании 14 мая 2010 года кассационные жалобы осужденного Петренко A.A., его защитника-адвоката Варфоломеева А.Е. и потерпевшей [скрыто] на приговор Балтийского флотского военного суда от 19 марта 2010 года, согласно которому военнослужащий по контракту

матрос Петренко [скрыто] А

Кроме того, суд присудил взыскать с Петренко в пользу потерпевшей [скрыто] в счет возмещения морального вреда [скрыто] руб.

Заслушав доклад судьи Соловьева А.И., выступления осужденного и его защитника-адвоката Астапова К.Г.в поддержание доводов кассационных жалоб, выступление старшего прокурора отдела Главной военной прокуратуры Бойко СИ. об оставлении приговора без изменения, а кассационных жалоб без удовлетворения, Военная коллегия

 

установила:

 

Петренко признан виновным: в умышленном убийстве гражданки [скрыто] из корыстных побуждений; в похищении у гражданина паспорта и

важного личного документа.

Эти преступные действия, как указано в приговоре, осужденный совершил при следующих обстоятельствах.

5 августа 2009 года Петренко взял в долг у гражданки [скрыто]

проживавшей в [скрыто] щ руб.

со сроком возврата 1 сентября того же года.

В 11 часу 11 сентября 2009 года после отказа в отсрочке срока возвращения долга и обещания [скрыто] обратиться к его командованию в

случае не возврата денег, Петренко, находясь в квартире потерпевшей, с целью избавления от долга, решил убить её. Накинув сначала на шею потерпевшей ремень от противогаза, он стал душить, а затем сетевым шнуром от утюга затянул шею [скрыто], в результате чего она от асфикции скончалась.

Желая скрыть возможные следы своих пальцев рук на заграничном паспорте и сберегательной книжке, принадлежащих МЩ I, с которыми он соприкасался при совершении убийства, Петренко похитил их.

В кассационных жалобах осужденный и его защитник-адвокат Варфоломеев просят производство по делу в части осуждения Петренко по ч.2 ст. 325 УК РФ прекратить, а содеянное им по обвинению в убийстве переквалифицировать с п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 105 того же УК и применить ст. 64 УК РФ.

По их мнению, установленный судом мотив, которым якобы руководствовался Петренко при лишении жизни [скрыто] не подтверждён

доказательствами. Вывод о том, что убийство совершено из корыстных побуждений, судом сделан без должных оснований. Ссылка в приговоре на показания свидетелей и потерпевшей в подтверждение сделанных выводов не может быть признана убедительной, поскольку никто из них очевидцем происшедшего не был. Об отсутствии в действиях Петренко корыстного мотива, утверждается далее в жалобах, свидетельствует и то, что из квартиры

убитой он ничего не похищал, а обнаруженную в сумке [скрыто] расписку

о получении в долг денег не уничтожил. Намерение убить потерпевшую возникло у Петренко после того, как она стала высказывать оскорбления в адрес его родителей.

В дополнениях к кассационной жалобе Петренко обращает внимание на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре фактическим обстоятельствам дела. В ходе его допросов следователем [скрыто], адвокатами Цирит и Кораблевой допускались нарушения уголовно-процессуального кодекса. Под диктовку указанного следователя он собственноручно дополнил протокол своего допроса от 3 октября 2009 года о признании убийства М~ I из-за отсутствия у него денежных средств

для возрата долга, а адвокат Кораблева, представляющая его интересы, не разъяснила ему право не делать этого. 22 октября этот же следователь допросил его в отсутствие адвоката Цирита и потребовал подписать протокол, в котором его показания изложены неверно. Свидетель [скрыто] дала показания под давлением следователя о том, что ей якобы от него, Петренко, стало известно об истинных мотивах убийства М~ И-нежелание отдать долг.

Кроме того осужденный и его защитник полагают, что вывод суда о наличии в деянии Петренко состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 325 УК РФ, является ошибочным. Заграничный паспорт и сберегательную

2

книжку на имя М ¦, с которыми он соприкасался при нахождении в её

квартире, Петренко забрал с собой, поскольку на них могли остаться следы отпечатков его пальцев. Не согласны они и с назначенным Петренко наказанием, поскольку оно, по их мнению, является чрезмерно строгим.

Потерпевшая Ч( [скрыто] в кассационной жалобе, соглашаясь с юридической оценкой действий Петренко, считает, что наказание осужденному назначено чрезмерно мягкое. При этом полагает, что суд учел преимущественно смягчающие по делу обстоятельства, имеющие отношение к его личности. Указание же на его раскаяние к обстоятельствам, смягчающих наказание к таковым отнесены быть не могут, поскольку осужденный вину свою признал частично. Кроме того, при определении наказания суд оставил без внимания беспомощное состояние потерпевшей в момент её удушения. По указанным основаниям она просит отменить приговор.

В возражениях государственного обвинителя по делу Ткачева В.И. на кассационные жалобы осужденного и его защитника, предлагается приговор в отношении Петренко оставить без изменения, а их кассационные жалобы без удовлетворения.

Изучив материалы дела и обсудив доводы жалоб, Военная коллегия полагает, что вывод суда о виновности Петренко в совершении преступных действий, за которые он осужден, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основан на проверенных в судебном заседании доказательствах, которые полно и правильно отражены в приговоре.

Утверждения Петренко и его защитника о том, что осужденный убил потерпевшую из-за высказанных ею оскорблений в адрес его родителей, несостоятельны.

Будучи допрошенным в качестве подозреваемого, а также при проверке показаний на месте с участием защитника, Петренко подробно рассказал и показал, как 11 сентября 2009 года, он, находясь в квартире своей знакомой гражданки [скрыто] не желая возвращать ей долг, убил её. По его

показаниям, после сообщения о невозможности возвратить в срок долг, [скрыто] угроз или других недовольств в его и родителей адрес не

высказывала (т.2. л.д. 118-132). В последующем, давая показания в качестве обвиняемого, он пояснил, что [скрыто] заявила, что обратиться к

командованию части и милицию, если он не возвратит вовремя деньги. Испугавшись неприятностей по службе, он решил убить её. По окончании допроса Петренко уточнил эти показания и собственноручно указал в протоколе, что лишил жизни М^Р I из-за отсутствия у него денег для возврата долга. Эти показания он подтвердил и в ходе дополнительного допроса (т.2, л.д. 140-143,152). Как усматривается из материалов дела, следствие в отношении Петренко, вопреки его утверждению, велось строго в соответствии с требованиями действующего законодательства, показания он давал добровольно, в том числе и в присутствии адвокатов Цирит и Кораблевой, которые свои обязанности по защите его интересов выполняли добросовестно и в полном объеме.

Не основано на материалах дела и утверждение осужденного о вынужденном характере показаний свидетеля [скрыто].

В ходе предварительного следствия (т.2, л.д. 19-21) установлено, что [скрыто] 15 октября 2009 года была допрошена в качестве свидетеля в присутствии её законного представителя-матери [скрыто].. В ходе этого допроса свидетель однозначно заявила о том, что со слов Петренко ей стало известно об убийстве им гражданки [скрыто] чтобы таким образом

освободить себя от обязанности возместить последней денежный долг. Каких-либо данных, свидетельствующих о вынужденном характере показаний этого лица, в материалах дела не имеется. Более того, вопреки утверждению осужденного, изложенные показания после их оглашения подтвердила в суде и самаМ

Проанализировав показания осужденного в совокупности с другими приведенными в приговоре доказательствами-показаниями свидетелей [скрыто] и потерпевшей [скрыто], в том

числе и по мотиву убийства, суд пришел к обоснованному выводу о том, что

Петренко лишил жизни [скрыто] по корыстным соображениям и

обоснованно положил их в основу приговора, как соответствующие действительности. А показания, данные им в конце предварительного следствия и в суде, в которых он безмотивно стал утверждать, что убил [скрыто] из-за высказанных ею оскорблений в адрес его родителей, отверг,

как не нашедшие своего подтверждения.

С учетом изложенного действия Петренко, который с целью освободиться от уплаты долга умышленно лишил жизни М Щ, флотский

военный суд правильно квалифицировал по п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ.

Обоснованно осужден Петренко и за совершение преступления, предусмотренного ч.2 ст. 325 УК РФ.

В суде бесспорно установлено, что Петренко противоправно и тайно изъял из квартиры [скрыто] принадлежащие последней заграничный

паспорт и сберегательную книжку, которыми распорядился по своему усмотрению. При этом, как видно из материалов уголовного дела, он не мог не осознавать, что его действия носят незаконный характер и направлены на завладение не принадлежащими ему паспортом и другим важным документом. По смыслу закона уголовная ответственность за похищение у гражданина паспорта или другого важного личного документа, каковым правильно судом признана сберегательная книжка убитой, наступает независимо от мотивов его совершения, поскольку в любом случае такие действия создают определенные затруднения для реализации гражданами своих законных прав и интересов, и кроме того условия для посягательства имущественного характера. Помимо того для квалификации указанного преступления не требуется и причинения владельцу похищением таких документов какого-либо ущерба.

Наказание осужденному, как это видно из приговора, назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных им преступлений, одно из которых отнесено к категории особо тяжких. Суд пришел к

правильному выводу о том, что цели исправления подсудимого могут быть достигнуты лишь в условиях изоляции его от общества.

Вместе с тем, определяя Петренко наказание, суд обоснованно исходил и из того, что он совершил явку с повинной, способствовал раскрытию преступления на начальном этапе следствия, розыску похищенных документов. Учёл суд его семейное положение и данные о личности.

При таких данных следует признать, что назначенное Петренко в целом наказание, вопреки мнению потерпевшей [скрыто], не может быть признано несправедливым вследствие чрезмерной мягкости. Не может быть оно, с учетом вышеперечисленных обстоятельств, признано несправедливым и вследствие чрезмерной суровости.

Руководствуясь ст.ст. 377-378 и 388 УПК РФ, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

Приговор Балтийского флотского военного суда в отношении Петренко

^ от 19 марта 2010 года оставить без изменения, а

кассационные жалобы его,защитника-адвоката Варфоломеева А.Е. и потерпевшей [скрыто] без удовлетворения.

Подлинное за надлежащими подписями

Председательствующий

Секретарь

А.И.Соловьев Г.П. Хорняк

Статьи законов по Делу № 212-О10-2

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 325. Похищение или повреждение документов, штампов, печатей либо похищение акцизных марок, специальных марок или знаков соответствия
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление

Производство по делу

Загрузка
Наверх