Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: 9060684949
Телефон: +7 905 942-69-48
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 22-О07-17СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 15 ноября 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Пейсикова Елена Владимировна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №22-О07-17СП

г. Москва

Российской Федерации

в составе:

председательствующего <...>,

судей <...> и <...>

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя Авзурагова З.Г. на приговор Верховного суда Республики Северная Осетия-Алания от 26 июля 2007 года с участием присяжных заседателей, которым

Кучиев Артур Заурбекович, родившийся 8 ноября 1965 года в пос.Садон Алагирского района Республики Северная Осетия-Алания, несудимый,

оправдан по ст. 290 ч.4 п. «а» УК РФ за не установлением события преступления;

Кумсиев Геннадий Алиханович, родившийся 27 ноября 1962 года в пос. Джава Республики Южная Осетия, несудимый

оправдан по ст. 290 ч.4 п. «а» УК РФ за не установлением события преступления.

Заслушав доклад судьи <...>, мнение прокурора Хомутовского В.Ф., полагавшего приговор отменить по доводам, изложенным в кассационном представлении, судебная коллегия

 

установила:

в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей Кучиев и Кумсиев оправданы по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 290 ч.4 п. «а» УК РФ за не установлением события преступления.

В кассационном представлении государственным обвинителем Авзураговым З.Г. указывается, что оправдательный приговор является необоснованным и подлежит отмене ввиду грубого нарушения требований норм уголовно-процессуального закона. Автор представления указывает, что вынесению оправдательного вердикта способствовали нарушения принципа объективности при формировании коллегии присяжных заседателей. Так, в постановлении о назначении судебного заседания от 10.04.2007 г. суд принял решение об обеспечении явки кандидатов в присяжные заседатели в количестве 500 человек, однако в суд явилось только 25 человек. При этом в деле отсутствуют объективные данные, свидетельствующие о надлежащем извещении остальных 475 кандидатов о необходимости их явки в суд для формирования коллегии присяжных. Кроме того, в ходе формирования коллегии присяжных заседателей кандидат в присяжные заседатели Мостипака С.Б. заявила, что к ней домой приходили две незнакомые женщины, которые настоятельно интересовались, намерена ли она пойти в суд по приглашению. Указанное заявление дало обвинению основание полагать, что Мостипака С.Б. не единственный кандидат, на которого оказывалось давление. Кроме того, образованная коллегия присяжных заседателей по своему составу являлась тенденциозной, так как в основной состав вошли 11 из 12 кандидатов одной национальности с подсудимыми, при очевидности того, что республика многонациональна и в основной список кандидатов в присяжные заседатели входили граждане и других национальностей. Государственным обвинителем в связи с данными обстоятельствами было заявлено ходатайство о роспуске коллегии присяжных, так как, по мнению стороны обвинения, сформированный состав был не способным вынести объективный вердикт. Однако суд необоснованно отказал в удовлетворении заявленного ходатайства, дав в постановлении оценку только в части, касающейся национальной принадлежности кандидатов. Между тем, доводы о нарушении принципа объективности при формировании состава присяжных заседателей, были оставлены председательствующим без внимания. Кроме того, суд нарушил тайну совещания коллегии присяжных заседателей при вынесении вердикта. Так, после подписания вопросного листа присяжные вернулись в зал судебного заседания, а старшина присяжных заседателей передал вопросный лист председательствующему, который в нарушение требований норм УПК РФ удалился из зала судебного заседания с вопросными листами. Возвратившись в зал судебного заседания, председательствующий предложил присяжным вернуться в совещательную комнату, не объяснив, в чем заключается не ясность либо противоречивость вердикта.

В возражениях на кассационное представление оправданный Кучиев А.З. просит приговор оставить без изменения, а кассационное представление - без удовлетворения.

Изучив материалы дела, проверив доводы кассационного представления государственного обвинителя и возражений на кассационное представление, судебная коллегия находит приговор законным и соответствующим вердикту коллегии присяжных заседателей.

С мнением государственного обвинителя о том, что приговор в отношении Кучиева А.З. и Кумсиева Г.А. подлежит отмене ввиду существенных нарушений норм уголовно-процессуального закона, согласиться нельзя по следующим основаниям.

В соответствии с ч.1 ст. 348 УПК РФ оправдательный вердикт коллегии присяжных заседателей обязателен для председательствующего и влечет за собой постановление им оправдательного приговора. Оправдательный приговор соответствует требованиям ст. ст. 350, 351 УПК РФ.

В судебном заседании соблюдены требования ст. 334 УПК РФ о разрешении присяжными заседателями вопросов, предусмотренных п.п. 1,2 и 4 ч.1 ст. 299 УПК РФ. Судебное разбирательство по делу проведено достаточно полно и всесторонне, недопустимые доказательства в ходе судебного разбирательства не исследовались, нарушений требований ч.ч. 5 и 6 ст. 335 УПК РФ, не имеется.

Довод государственного обвинителя о том, что вынесению оправдательного вердикта способствовали нарушения принципа объективности при формировании коллегии присяжных заседателей, является необоснованным.

Коллегия присяжных заседателей была сформирована в соответствии с требованиями ст. 328 УПК РФ.

Как видно из протокола судебного заседания, вопросы, связанные с отбором кандидатов в присяжные заседатели, с проверкой наличия обстоятельств, препятствующих участию лиц в качестве присяжных заседателей в рассмотрении настоящего уголовного дела, судом разрешены в соответствии с требованиями ст. 326 УПК РФ.

Доводы государственного обвинителя относительно отсутствия в материалах дела сведений о надлежащем извещении 475 кандидатов о необходимости явки в суд для формирования коллегии присяжных, не основаны на законе.

Из материалов дела видно, что постановлением о назначении судебного заседания по итогам предварительного слушания для вызова в судебное заседание было постановлено обеспечить явку кандидатов в присяжные заседатели в количестве 500 человек. Постановлением по итогам рассмотрения замечаний государственного обвинителя на протокол судебного заседания было уточнено количество вызванных в судебное заседание кандидатов в присяжные заседатели, указанных в протоколе судебного заседания, - 500 кандидатов. Уголовно-процессуальный закон не предусматривает наличие сведений об извещении кандидатов в присяжные заседатели в материалах дел, а государственным обвинителем данных о ненадлежащем извещении кандидатов не представлено.

Довод государственного обвинителя относительно того, что в ходе формирования коллегии присяжных заседателей кандидат в присяжные заседатели Мостипака С.Б. заявила, что к ней домой приходили две незнакомые женщины, которые настоятельно интересовались, намерена ли она пойти в суд по приглашению, не соответствует действительности.

Так, как видно из протокола судебного заседания, Мостипака С.Б. -кандидат в присяжные заседатели под № 21 в ходе формирования коллегии присяжных заседателей поясняла, что знает главного судебного пристава Козаева В.К., который вместе с ее мужем периодически катается на лыжах. При выяснении председательствующим мнений сторон о включении в список кандидата Мостипака С.Б. государственный обвинитель возражений не высказывал.

Согласно протоколу судебного заседания сведения, изложенные в кассационном представлении государственного обвинителя о том, что незнакомые женщины приезжали к кандидату в присяжные заседатели и выясняли о намерении пойти в суд, относятся к Гавр иловой О.В. - кандидату в присяжные заседатели под № 11, которая была исключена из предварительного списка кандидатов в присяжные заседатели в соответствии с немотивированными отводами адвокатов Козаева Т.Г. и Хубулова З.А.

Оснований считать, что на кандидатов в присяжные заседатели оказывалось давление, как об этом указано в кассационном представлении государственного обвинителя, не имеется.

Нельзя согласиться с доводом государственного обвинителя о том, что образованная коллегия присяжных заседателей по своему составу являлась тенденциозной, поскольку в основной состав вошли 11 из 12 кандидатов одной национальности с подсудимыми.

Суд обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства государственного обвинителя о роспуске коллегии присяжных в связи с данными обстоятельствами, вынеся отдельное мотивированное постановление, указав, что преобладание в коллегии присяжных заседателей лиц одной национальности над представителями других национальностей при отсутствии достоверных данных об их какой-либо заинтересованности в исходе дела, само по себе не является достаточным для вывода о тенденциозности ее состава.

Кроме того, из протокола судебного заседания видно, что во время формирования коллегии присяжных заседателей, вопросов относительно национальной принадлежности кандидатов в присяжные заседатели не задавалось, а преступление, в совершении которого обвинялись подсудимые, не носило национального характера.

Доводы государственного обвинителя о том, что в постановлении об отказе в удовлетворении его ходатайства суд дал оценку только в части, касающейся национальной принадлежности кандидатов, оставив без внимания доводы о нарушении принципа объективности при формировании состава присяжных заседателей, были рассмотрены судом и опровергнуты в постановлении по итогам рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания.

Вопросный лист сформулирован в соответствии с требованиями ст.338 УПК РФ с участием сторон, с учетом их замечаний и предложений. Напутственное слово председательствующего соответствует требованиям ст.340 УПК РФ.

Довод о том, что суд нарушил тайну совещания коллегии присяжных заседателей при вынесении вердикта, является несостоятельным.

Как видно из протокола судебного заседания нарушений положений ст.341 УПК РФ не имелось. Председательствующий после проверки вопросного листа обратился с просьбой к присяжным заседателям вернуться в совещательную комнату для вынесения уточнений в связи с тем, что ответы на вопросы 2, 3, 5, 6 противоречат ответу на вопрос № 1.

Вердикт коллегии присяжных заседателей основан на всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела и соответствует требованиям ст. 343 УПК РФ.

При таких обстоятельствах нет оснований для отмены приговора, постановленного в соответствии со ст. 351 УПК РФ на основании вердикта присяжных заседателей, принятого единодушно.

Других нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила :

приговор Верховного суда Республики Северная Осетия-Алания от 26 июля 2007 года в отношении Кучиева Артура Заурбековича и Кумсиева Геннадия Алихановича оставить без изменения, а кассационное представление - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 22-О07-17СП

УПК РФ Статья 299. Вопросы, разрешаемые судом при постановлении приговора
УПК РФ Статья 326. Составление предварительного списка присяжных заседателей
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 341. Тайна совещания присяжных заседателей
УПК РФ Статья 343. Вынесение вердикта
УПК РФ Статья 348. Обязательность вердикта
УПК РФ Статья 350. Виды решений, принимаемых председательствующим
УПК РФ Статья 351. Постановление приговора

Производство по делу

Загрузка
Наверх