Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
Телефон: 9060684949
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 22-О07-9

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 21 июня 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Пейсикова Елена Владимировна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 22-О07-9

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 21 июня 2007 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Галиуллина З.Ф.
судей Побрызгаевой Е.В., Борисова В.П.
при секретаре

рассмотрела в судебном заседании от 21 июня 2007 года кассационную жалобу адвоката Караевой Б.И. в защиту осужденного Елоева СУ. на приговор Верховного суда РСО-Алания от 12 апреля 2007 года, по которому Елоев С У , осужден к лишению свободы по ст. 102 п.п. «з, м» УК РСФСР на 10 лет в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Побрызгаевой Е.В., объяснения адвоката Ибрагимова С.С. в защиту потерпевшего С , С - представителя потерпевшего С , мнение прокурора Хомутовского В.Ф., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

Осужденный Елоев СУ. признан виновным в совершении убийства двух лиц - С и М на почве национальной вражды. Преступление совершено 11 апреля 1994 года при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В судебном заседании Елоев СУ. вину признал частично.

В кассационно й жалоб е адвока т Караев а Б.И. , считая приговор незаконным и необоснованным, подлежащим отмене, указывает, что в основу обвинения положены признательные показания осужденного, данные на предварительном следствии. Считает, что суд не дал оценку показаниям свидетелей и самого Елоева о совершении им преступления в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), отклонил ходатайство о проведении соответствующей судебной экспертизы.

Указывает, что мотивом убийства являлась не национальная вражда, а неприязненные отношения к потерпевшим, возникшие на почве конфликта по вопросу о межнациональных отношениях . Считает, что в связи с истечением сроков давности Елоев должен быть освобожден от уголовной ответственности, поскольку мотивы, по которым суд счел невозможным применение срока давности, надуманные. Утверждает, что суд не учел в полной мере данные о личности Елоева, наличие инвалидности 1 группы, малолетнего ребенка, заболевания, полученного в боях при исполнении интернационального долга по защите конституционного строя республики, положительной характеристики, то, что он признан ветераном боевых действий, совершил преступление в силу стечения тяжелых жизненных обстоятельств, обусловленных трагической смертью младшего брата.

В возражения х н а кассационну ю жалоб у потерпевши й С и государственны й обвинител ь Габеев а Т.В. просят приговор оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит вывод суда о виновности Елоева СУ. в совершении инкриминируемого ему преступления основанным на совокупности доказательств, исследованных надлежащим образом в судебном заседании.

Вина Елоева СУ. в совершении убийства двух лиц - С и М на почве национальной вражды установлена его неоднократными показаниями, данными на предварительном следствии и оглашенными в судебном заседании, о том, как 7 мая 1997 года он, взяв из дома автомат Калашникова вместе с односельчанами Х и О пошел охранять окраину с. в районе садов. Примерно в 21 часу он остановил проезжавшую автомашину для того, чтобы доехать до села. Проверив документы у водителя и пассажира, узнав, что они являются чеченцами, решил их убить за смерть своего брата, убитого ингушскими бандитами в 1992 году. Проехав некоторое расстояние, на вопрос О , что он собирается сделать с чеченцами, ответил, что ингуши убили его брата, поэтому он тоже с ними разделается, ингуши они или чеченцы ему безразлично. О и Х просили не убивать чеченцев, однако он отвел потерпевших к оврагу и пустил из автомата очередь, после чего сложил трупы в овраг и засыпал их землей.

Данные показания Елоев подтвердил на очных ставках с О и Х .

Из показаний свидетелей Х и О , данных в судебном заседании, следует, что в машине между Елоевым, водителем и пассажиром состоялся агрессивный разговор на тему межнационального вопроса, Елоев им сообщил, что убил чеченцев за своего брата, погибшего от рук ингушских бандитов в 1992 году.

Данные показания подтверждаются показаниями Х и О , данными на предварительном следствии о том, что они оба знали о намерении Елоева совершить убийство потерпевших на почве национальной вражды, поскольку Елоев при них высказывал намерение убить чеченцев за то, что ингуши убили его брата, а он не видит разницы между ингушами и чеченцами. Они просили Елоева не убивать потерпевших, однако он их не послушался.

Согласно актам судебно-медицинских экспертиз смерть С наступила от 3-х сквозных огнестрельных пулевых ранений головы и право половины грудной клетки, сопровождавшихся повреждением костей черепа, вещества мозга и легкого, смерть М наступила от открытого оскольчатого перелома костей лицевого и мозгового черепа с повреждением вещества головного мозга, что свидетельствует о том, что повреждение огнестрельное пулевое.

Доводы кассационной жалобы о том, что Елоев совершил преступление из неприязненных отношений, а не на почве национальной вражды опровергаются вышеприведенными доказательствами. Суд обоснованно квалифицировал действия Елоева как убийство двух лиц, совершенное на почве национальной вражды.

Вопреки доводу адвоката, суд дал оценку показаниям свидетелей О и Х , частично изменившим свои показания в судебном заседании, указав, что в целом в судебном заседании они дали правдивые показания, изобличающие Елоева в убийстве потерпевших на почве национальной вражды.

Доводы адвоката о том, что суд необоснованно отклонил ходатайство защиты о проведении судебно-психологической экспертизы в отношении Елоева, являются необоснованными.

Как видно из материалов дела, суд обсуждал заявленное ходатайство, и вынес мотивированное постановление об отказе в его удовлетворении, указав, что по настоящему делу были дважды проведены судебные психиатрические экспертизы, в выводах которых указывалось, что Елоев в момент совершения инкриминируемого ему деяния отдавал полный отчет своим действиям, на протяжении всего предварительного следствия в судебном заседании давал полные, последовательные, конкретные показания по обстоятельствам рассматриваемого дела.

Доводы адвоката о совершении Елоевым преступления в состоянии аффекта являются надуманными.

Как видно из материалов дела, Елоев показаний относительно наличия у него сильного внезапного волнения (аффекта) на предварительном следствии, не давал. По делу установлено, что он во время совершения преступления вел себя последовательно, целенаправленно, потребовал остановить машину, угрожая автоматом, отвел потерпевших С и М в поле в сторону и с целью убийства из автомата произвел в них множественные выстрелы, а затем принял активные меры по сокрытию трупов потерпевших, засыпав их землей.

На предварительном следствии Елоев давал подробные показания относительно обстоятельств совершенного преступления, места совершения преступления, расположения трупов, рассказывал, что обсуждал в машине с Х и О , как разделается с потерпевшими.

Согларно акту судебно-психиатрической экспертизы осужденный Елоев в момент совершения преступления осознавал фактический характер своих действий и мог руководить ими. Он обоснованно признан судом вменяемым.

Ссылки адвоката на применение сроков давности и освобождение от уголовной ответственности его подзащитного являются несостоятельными.

Согласно ч. 4 ст. 48 УК РСФСР и ч. 4 ст. 78 УК РФ вопрос о применении давности к лицу, совершившему преступление, наказуемое смертной казнью, решается судом. Если суд не сочтет возможным освободить лицо от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности, то смертная казнь не применяется.

Как видно из протокола судебного заседания и приговора, суд обсуждал данный вопрос и не нашел оснований освободить Елоева от уголовной ответственности. При этом суд мотивировал свое решение тем, что Елоев совершил тяжкое преступление, наказуемое смертной казнью.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не имеется.

Наказание Елоеву назначено с учетом характера и степени общественной опасности деяния, личности осужденного, смягчающих наказание обстоятельств - чистосердечного раскаяния в содеянном, активного способствования раскрытию преступления, инвалидности 1 группы, а также того, что в августе 1996 года Елоев получил множественные огнестрельные ранения головы, туловища и конечностей.

Таким образом, наказание соответствует требованиям ст. ст. 6, 60, 61 ч.1 п. «и» УК РФ и является справедливым, оснований для его смягчения не имеется.

Доводы адвоката относительно наличия малолетнего ребенка, а также того, что преступление Елоев совершил в силу стечения тяжелых жизненных обстоятельств, не нашли своего подтверждения в материалах дела.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Верховного суда Республики Северная Осетия-Алания от 12 апреля 2007 года в отношении Елоева С У оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 22-О07-9

УК РФ Статья 78. Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности

Производство по делу

Загрузка
Наверх