Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
Телефон: 9060684949
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 6
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 23-АПУ14-15СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 26 марта 2015 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Ситников Юрий Васильевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 23-АПУ14-15СП

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 26 марта 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующегоСитникова Ю.В.,
судейРомановой С.А. и Шмотиковой С.А.

с участием осуждённого Тангиева Т.Х., защитников Шухардина В.В., Ахильгова Б.А., Аветисяна Г.Ю, прокурора Титова Н.П., секретаря судебного заседания Маркова О.Е. рассмотрела уголовное дело по апелляционным жалобам осуждённого Тангиева Т.Х., защитников Ахильгова Б.А., Бекова Р.А., Шухардина ВВ. и Аветисяна Г.Ю. на приговор Верховного Суда Чеченской Республики с участием коллегии присяжных заседателей от 2 октября 2014 года, которым Тангиев Т Х ранее несудимый осуждён по ч. 2 ст. 209 УК РФ к 10 годам лишения свободы без штрафа, по пп. «а», «б», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 17 годам лишения свободы, по ст. 317 УК РФ к 14 годам лишения свободы, по пп. «а», «б» ч. 4 ст. 226 УК РФ к 10 годам лишения свободы, по п. «а» ч. 3 ст. 162 УК РФ к 9 годам лишения свободы; по ч. 3 ст. 166 УК РФ к 5 годам лишения свободы, по п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ к 4 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 222 УК РФ к 6 годам лишения свободы.

Постановлено освободить Тагиева Т.Х. от наказания, назначенного по преступлениям, предусмотренным ч. 3 ст. 166, п. «а» ч. 4 ст. 158, ч. 3 ст. 222 УК РФ на основании п. 3 ч. 1 ст. 24, ч. 8 ст. 302 УПК РФ за истечением сроков давности уголовного преследования, предусмотренных п. «в» ч. 1 ст. 78 УК РФ.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 209, пп. «а», «б», «ж», «з» ч. 2 ст. 105, ст. 317, пп. «а», «б» ч. 4 ст. 226, п. «а» ч. 3 ст. 162 УК РФ, окончательно Тагиеву Т.Х. назначено наказание в виде 21 года лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Ситникова Ю.В., выступление осуждённого Тангиева Т.Х., защитников Ахильгова Б.А., Шухардина В.В. и Аветисяна Г.Ю., которые поддержали доводы апелляционных жалоб, мнение прокурора Титова Н.П. об отсутствии оснований для удовлетворения апелляционных жалоб, Судебная коллегия

установила:

на основании вердикта коллегии присяжных заседателей Тангиев признан виновным и осуждён: за участие в устойчивой организованной группе (банде) и совершаемых ею нападениях; за умышленное причинение смерти Т А , Т , Х организованной группой, сопряженное с бандитизмом; за посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов Х за хищение организованной группой огнестрельного оружия, комплектующих деталей к нему, боеприпасов; за разбой, совершённый организованной группой: за неправомерной завладение транспортным средством, совершённое организованной группой; за кражу, совершённую организованной группой; за незаконное приобретение, хранение, ношение огнестрельного оружия, его составных частей, боеприпасов и взрывчатых веществ, совершённых организованной группой.

В апелляционных жалобах осуждённый утверждает, что вначале судебного заседания председательствующий необоснованно отклонил ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с истечением срока давности уголовного преследования по п. «а» ч. 3 ст. 166, ч. 4 ст. 158, ч. 3 ст. 222 УК РФ; сотрудники МВД оказывали давление на судью и присяжных заседателей; кроме того, на присяжных заседателей оказывалось давление тем, что старшина присяжных заседателей общался с сотрудниками МВД, потерпевшими, делился своими мыслями с судебными приставами; представитель потерпевших А заявлял присяжным, что лично провёл расследование и выяснил виновность осуждённого в преступлениях, он общался с присяжными заседателями в день формирования коллегии; свидетель С также заявлял о причастности Тангиева к преступлениям; отмечает, что присяжный заседатель под № 5 А имеет брата - сотрудника правоохранительных органов, присяжный заседатель № 32 С являлся сотрудником МЧС, присяжный заседатель № 35 А - военнослужащий, имеет брата сотрудника правоохранительных органов, в террористическом акте в 2004 году пострадали его родственники; по мнению осуждённого, присяжные заседатели не могли вынести объективный вердикт, ходатайство об их отводе не было удовлетворено; считает, что имелись основания для роспуска коллегии присяжных заседателей; отмечает противоречия в доказательствах; материалы уголовного дела, по мнению осуждённого, фальсифицированы, так как в качестве понятых и статистов использовались вымышленные лица; в судебном заседании были представлены доказательства его невиновности, однако председательствующий не постановил по делу оправдательный приговор; отмечает необоснованность вопросного листа в части указания о договорённости лишить жизни; в вопросном листе искажены обстоятельства дела, а именно в вопросах № 13, 14 указано, что автомашину принадлежащую убитому А , оставили на ул. однако автомашина фактически обнаружена на ; 23.09.2014 г. председательствующий возвратил присяжных заседателей в совещательную комнату для устранения недостатков вердикта на листе № 4, однако вердикт коллегии присяжных заседателей вручен ему без указанного недостатка; утверждает об алиби, которое не опровергнуто; суд не проверил доводы свидетелей о применении пыток; необоснованно отказано в допросе свидетелей И и А , в исследовании вещественных доказательств (оружия, боеприпасов, удостоверений, гильз, паспорта); осуждённый просит отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение; адвокат Беков Р.А. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение, утверждает, что по делу допущены нарушения уголовно-процессуального закона, на момент формирования коллегии присяжных заседателей в средствах массовой информации не были опубликованы общий и запасные списки кандидатов в присяжные заседатели; врученные стороне защиты списки кандидатов в присяжные заседатели содержали недостаточные сведения о кандидатах, где были указаны только фамилия, имя и отчество, дата рождения; председательствующий не разъяснил сторонам права, предусмотренные ч. 5 ст. 327, ч. 1 ст. 64 УПК РФ и последствия их неисполнения; отмечается тенденциозность сформированной коллегии присяжных заседателей по тендерному признаку, а также в связи с тем, что присяжный заседатель Г прежде являлся сотрудником ОВД, присяжный заседатель А имел родственников, пострадавших в результате терорристического акта, его брат является сотрудником ОВД; ходатайство о роспуске коллегии присяжных заседателей своевременно не рассмотрено; адвокат считает необоснованным допуск к участию в деле в качестве представителей потерпевших Х Б и Т без выяснения мнения потерпевшей Х проживающей за пределами Российской Федерации; председательствующий необоснованно отказал в роспуске коллегии присяжных заседателей без должной проверки сообщений А и И об общении потерпевших с присяжными заседателями и старшиной; в напутственном слове председательствующий не привёл доказательства защиты; присяжным заседателям представлены недопустимые доказательства: протокол обыска дома по ул. г. материалы из других уголовных дел: протокол допроса обвиняемого Ч от 19.05.2003 г. (т. 5 л.д. 33 - 39), протокол проверки его показаний на месте от 04.06.2003 г. (т. 5 л.д. 33 - 39), которые по показаниям Ч в судебном заседании были сфальсифицированы, под пытками он подписал бланк и не был обеспечен защитником; протокол допроса обвиняемого С от 10.01.2006 г. (т. 3 л.д. 47 - 52), протокол проверки его показаний на месте (т. 3 л.д. 53 - 62), протокол его допроса в судебном заседании (т. 4 л.д. 182), которые по показаниям С в судебном заседании, не соответствуют действительности, под пытками он подписал бланк протокола, не был обеспечен защитником; протокол допроса Т (т. 3 л.д. 219-225), 228-234, 239-248), протокол проверки показаний на месте (т. 4 л.д. 1 - 11), в которых под пытками он оговорил себя; также необоснованно оглашены материалы другого уголовного дела, а именно показания С А ходатайство о признании указанных доказательств не допустимыми было необоснованно отклонено; в судебном заседании А , Т и С неоднократно допускали высказывания о причастности осуждённого к преступлениям; со стороны руководства исправительной системы Республики оказывалось давление на осуждённого и председательствующего по делу.

По мнению адвоката, нарушено право Тангиева на справедливое судебное разбирательство, отмечается несправедливость приговора вследствие его чрезмерной суровости.

Аналогичные доводы приводятся в основной и дополнительной апелляционных жалобах адвоката Ахильгова Б.А., он также просит отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение.

Адвокат Шухардин В.В. также просит отменить приговор суда и направить дело на новое судебное рассмотрение, мотивирует это тем, что при рассмотрении дела допущены существенные нарушения уголовно- процессуального закона; суд в нарушение ст. 252 УПК РФ вышел за пределы предъявленного обвинения тем, что предпринял активные шаги, направленные на установление в суде новых доказательств виновности Тангиева, по ходатайству государственных обвинителей были допрошены новые свидетели обвинения Х Б Т , С С А М М М А Т Г исследованы протоколы следственных действий и судебных заседаний из других уголовных дел; председательствующий по делу уклонился от проверки допустимости доказательств обвинения, несмотря на то, что осуждённый Тангиев и его защитники заявляли о нарушении закона при получении и фиксации этих доказательств, суд необоснованно указал о том, что заявленные подсудимым ходатайства о недопустимости доказательств будут рассмотрены после представления стороной обвинения доказательств, необоснованно отказано в вызове понятых, участвовавших при проведении следственных действий; сторона обвинения незаконно представлена представителями потерпевших Х Б Т судом отказано стороне защиты в исследовании вещественных доказательств по делу.

Адвокат Аветисян Г.Ю. утверждает, что отклонено ходатайство защиты о тенденциозности состава присяжных в связи с наличием в составе коллегии присяжных заседателей лиц, аффилированных с правоохранительной системой; во время формирования коллегии присяжных заседателей в средствах массовой информации в полном объёме не были опубликованы общий и запасной списки присяжных заседателей; адвокат считает, что суду представлены доказательства общения потерпевшей стороны с присяжными, в том числе со старшиной присяжных заседателей, а председательствующий отказался расследовать этот случай; в напутственном слове председательствующий по делу поверхностно перечислила аргументы защиты; по делу допущено повторное нарушение Конвенции о защите прав человека и основных свобод, поскольку после отмены судебных решений в отношении Тангиева фабула обвинения и приговор остались непоколебимы, по всем инкриминируемым ему преступлениям не содержится ни одного прямого доказательства.

Государственным обвинителем Аюбовой принесены возражения на апелляционные жалобы, в которых она просит оставить без изменения приговор суда.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы сторон, Судебная коллегия находит приговор суда законным, обоснованным и справедливым.

Согласно ст. 389 УПК РФ основаниями отмены приговора суда, вынесенного с участием присяжных заседателей, являются лишь существенные нарушения уголовно-процессуального закона, неправильное применение уголовного закона и несправедливость приговора.

Вопреки доводам апелляционных жалоб, такие нарушения по данному делу не допущены.

Производство по делу проведено судом с участием присяжных заседателей в установленном законом порядке.

В соответствии с пп. 9 и 12 ст. 5 Федерального закона Российской Федерации «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» общий и запасные списки кандидатов в присяжные заседатели, а также изменения и дополнения, внесённые в общий и запасной списки кандидатов в присяжные заседатели, публикуются в средствах массовой информации соответствующего муниципального образования.

Проверкой установлено, что в восьми муниципальных районах Чеченской Республики указанные списки опубликованы в период с октября по декабрь 2013 года, в Ножай-Юртовском и Сунженском муниципальных районах публикация списков произведена 14.07.2014 года и 16.10.2014 г.

Сведений о публикации списков кандидатов в присяжные заседатели по восьми муниципальным районам не представлено. Однако данные обстоятельства не свидетельствуют о том, что права участников судебного разбирательства были нарушены. Сторона защиты поддержала ходатайство осуждённого о рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей и не делала заявлений о том, что имело место ограничение в праве отбора присяжных заседателей. Материалы дела подтверждают, что основной и запасной списки кандидатов в присяжные заседатели были составлены и в установленном порядке представлены Верховному Суду Чеченской Республики.

Из протокола судебного заседания следует, что формирование коллегии присяжных заседателей проведено надлежащим образом в соответствии с положениями ст. 326, 328 УПК РФ.

Списки кандидатов в присяжные заседатели содержали фамилию, имя и отчество, год рождения. Отсутствие сведений о роде занятий кандидатов не могло ограничить стороны в отборе коллегии присяжных заседателей, поскольку дополнительные сведения могли быть получены путём постановки самостоятельных вопросов перед кандидатами.

Сторонам были разъяснены права, в том числе право заявить отводы председательствующему (ст. 61 УПК), другим участникам процесса, а также кандидатам в присяжные заседатели (ч. 5 ст. 327). На все поставленные перед кандидатами в присяжные заседатели вопросы были получены ответы.

Из списка кандидатов в присяжные заседатели следует, что под № 5 был А под № 15 Г под № 17 М под № 32 С под № 35 А А в процедуре отбора кандидатов в коллегию присяжных заседателей заявил самоотвод, однако сторона обвинения и защиты возражали, поэтому самоотвод был отклонён. Не были удовлетворены самоотводы: кандидата под № 15 Г кандидата под № 17 М кандидата под № 5 А В этих случаях сторона защиты оставляла вопрос о самоотводах на усмотрение суда.

При обсуждении мотивированных отводов председательствующим был задан вопрос, являлся или является кто-либо из кандидатов сотрудником правоохранительных органов, был ли кто из близких родственников сотрудником правоохранительных органов. Кандидат в присяжные заседатели под № 35 А ответил, что его брат работал в правоохранительных органах в 1990 году, был ранен и умер, а двоюродный брат является сотрудником правоохранительных органов. Кандидат под № 32 С сообщил, что работал в МЧС, в данное время пенсионер. Кандидат под № 17 довел до сведения суда, что его друзья работают в МВД. Кандидат под № 15 Г сообщил, что его брат работал в органах внутренних дел в восьмидесятых годах. Также были получены ответы о пострадавших при проведении контртеррористической операции в Республике.

Указанные кандидаты в присяжные заседатели заверили, что указанные ими обстоятельства не повлияют на их объективность.

Сведения о том, что кто-либо неправдиво ответил на поставленные вопросы, отсутствуют.

Вопреки утверждениям авторов апелляционных жалоб, Г сообщил, что он работал на временных работах, а в настоящее время он безработный. Утверждение о том, что он являлся или является сотрудником правоохранительных органов, безосновательны.

Из протокола судебного заседания следует, что сторона защиты заявила мотивированный отвод А и А , а сторона обвинения - Г Однако данные отводы не были удовлетворены. Немотивированные отводы указанным кандидатам в присяжные заседатели не заявлялись.

В результате отбора А Г и М вошли в основной состав коллегии присяжных заседателей, а С и А - в запасной.

Однако в связи с неявкой в судебное заседание были исключены из списков присяжных заседателей С (т. 16 л.д. 168), А (т. 16 л.д. 452) и А (т. 16 л.д. 239). Таким образом, указанные лица не принимали участие в вынесении вердикта коллегии присяжных заседателей. Поэтому несостоятелен довод об их необъективности.

В отношении присяжных заседателей, которые вошли в коллегию для рассмотрения уголовного дела, не выявлено обстоятельств, препятствующих исполнению ими своих обязанностей в соответствии со ст. 3, 7 Федерального закона от 20.08.2004 № 113-ФЗ «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации».

В силу ч. 1 ст. 330 УПК РФ до приведения присяжных заседателей к присяге стороны вправе заявить, что вследствие особенностей рассмотрения уголовного дела образованная коллегия присяжных заседателей в целом может оказаться неспособной вынести объективный вердикт.

После формирования коллегии присяжных заседателей 12.05.2014 г.

защитник Ахильгов заявил о роспуске коллегии присяжных заседателей по основанию тенденциозности, так как в общей численности кандидатов в присяжные заседатели 14 мужчин и 3 женщины, близкие родственники Г и А являлись сотрудниками органов внутренних дел, которые получили телесные повреждения при осуществлении профессиональной деятельности, Г являлся сотрудником органов внутренних дел.

Данное заявление было рассмотрено лишь 21 мая 2014 года и мотивированно отклонено, после чего вновь избран старшина присяжных заседателей и коллегия приведена к присяге. В данном случае отсутствуют основания считать существенным нарушением несвоевременное рассмотрение ходатайства о роспуске коллегии, повторную процедуру избрания старшины присяжных и приведение коллегии присяжных заседателей к присяге. Тем более что в промежутке между заявлением и его разрешением уголовное дело по существу не рассматривалось.

Отказывая в удовлетворении заявления о роспуске коллегии присяжных заседателей, суд обоснованно не усмотрел тенденциозности избранной коллегии присяжных заседателей.

Довод об оказании на присяжных заседателей давления безоснователен.

Председательствующий ежедневно выяснял у присяжных заседателей, не утратили ли они объективности, не обращался ли к ним кто-либо из участников судебного разбирательства, их родственников, и получал отрицательные ответы.

Представленным защитой сведениям о том, что А и И видели общение потерпевшей стороны с присяжными заседателями и старшиной, судом дана критическая оценка с учётом их заинтересованности как родственников осуждённого. Потерпевшие, их представители и присяжные заседатели отрицали данные обстоятельства.

В ходе проверки, назначенной судом апелляционной инстанции, старшина присяжных заседателей У пояснил, что в процессе рассмотрения данного дела общение с кем-либо из участников судебного процесса ни у него, ни у других присяжных заседателей не было. Также не было общения и с сотрудниками службы судебных приставов, обеспечивавших порядок в судебном заседании, за исключением фактов рукопожатий во время входа в здание суда, что предусмотрено по этикету и обычаю народа. Какое-либо воздействие со стороны посторонних лиц, в том числе сотрудников органов внутренних дел, на него и на других присяжных заседателей не оказывалось. Аналогичные пояснения дали присяжные заседатели М Г Д М В и Л Судебные приставы С С и С обеспечивавшие порядок в зале судебного заседания, также сообщили, что в процессе рассмотрения дела в отношении Тангиева Т.Х. они с присяжными заседателями не общались и не обсуждали обстоятельства рассматриваемого дела.

Представители потерпевшего А - адвокаты Мусаев Х.Х., Абубакиров С.С., брат потерпевшего - А представитель потерпевшего Т - Т представители потерпевшей Х - Х и Б также пояснили, что в процессе рассмотрения уголовного дела в отношении Тангиева Т.Х. они с присяжными заседателями, сотрудниками органов внутренних дел и судебными приставами не общались.

Также проверкой установлено, что на судью Т которая председательствовала по делу, давления не оказывалось, её родственная связь с потерпевшей Т не подтвердилась.

Ходатайство об оказании давления на осуждённого со стороны сотрудников уголовно-исполнительной системы Республики судом надлежаще рассмотрено и направлено для проверки в порядке ст. 144- 145 УПК РФ. Постановлением старшего следователя первого отдела по расследованию особо важных дел следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Чеченской Республике Т было отказано в возбуждении уголовного дела по сообщению о совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 286, ч. 1 ст. 119 УК РФ, по основанию, предусмотренному п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с отсутствием события преступлений. При этом была проведена тщательная проверка сообщения о совершении преступлений. В постановлении содержатся убедительные мотивы, на основании которых сделан вывод об отсутствии события преступлений.

Из материалов дела следует, что в судебное заседание не явились потерпевшие Т и Х В этой связи государственным обвинителем Аюбовой обращено внимание на то, что Т умерла, а Х находится за пределами Российской Федерации, и заявлено ходатайство о допуске в качестве представителей потерпевших их родственников - Х Б и Т При рассмотрении данного ходатайства осуждённый и его защитники Ахильгов, Беков и Тангиев не возражали против его удовлетворения. Суд допустил в качестве представителей потерпевших Х Б и Т которым были разъяснены права.

Ходатайства со стороны представителей потерпевших не были заявлены. При таких обстоятельствах допуск к участию в деле указанных лиц в качестве представителей потерпевших обоснован. Допрос Х Б и Т осуществлялся по правилам допроса потерпевших и в пределах сведений, которые сообщили им потерпевшие.

Поэтому препятствий для их участия в деле не имелось.

Судебное следствие по делу в полном объёме соответствовало требованиям закона, в том числе особенностям, предусмотренным ст. 335 УПК РФ.

Положения ст. 15 УПК РФ о состязательности сторон в уголовном судопроизводстве были обеспечены при рассмотрении настоящего дела. Все заявленные сторонами ходатайства рассмотрены, необоснованных отказов в их удовлетворении не допущено.

Стороны не были ограничены в представлении доказательств, в возможности довести свою позицию относительно обстоятельств дела до коллегии присяжных заседателей. В частности, версия защиты об алиби осуждённого и его непричастности к инкриминируемым ему преступлениям была доведена до коллегии присяжных заседателей в полном объёме.

В соответствии с ч. 7 ст. 335 УПК РФ в присутствии присяжных заседателей исследовались фактические обстоятельства дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями.

Председательствующий своевременно принимал меры, исключающие доведение сторонами до присяжных заседателей сведений, не относящихся к их компетенции. Предупреждал присяжных заседателей о том, чтобы они не принимали во внимание данные сведения.

Так, председательствующий реагировал замечаниями на высказывания о судимости свидетелей, на вопрос защитника Бекова к свидетелю А слышал ли он о причастности Тангиева к убийствам людей, обращался к присяжным заседателям с просьбой не принимать данные обстоятельства при вынесении вердикта, а также не принимать во внимание основанные на слухе показания А о том, что осуждённый совершал убийства людей.

Свидетель С за грубое высказывание в адрес осуждённого о том, что, благодаря ему, сын свидетеля находится в местах лишения свободы, подвергнут штрафу за неуважение к суду. А сообщал, что он вёл личное расследование и точно знает, что Тангиев виновен. Он совершил несколько преступлений. Председательствующий в обращении к присяжным заседателям просил не учитывать сообщение представителя потерпевшего о виновности Тангиева в совершении преступлений, поскольку только присяжные заседатели решают данный вопрос. Председательствующий сделал замечание Т который пытался довести до сведения присяжных заседателей информацию о собственном расследовании убийства его племянника, об участии в судебных заседаниях по делу Тангиева Т об убеждении последней, что Тангиев убил её сына.

В судебном заседании допрошены осуждённые Ч А , С Т за преступления, совершённые совместно с Тангиевым Т.Х.. Уголовное дело в отношении указанных лиц было выделено в отдельное производство.

В связи с наличием противоречий в показаниях А С и Т с теми сведениями, которые они сообщали при рассмотрении их уголовных дел, суд обоснованно удовлетворил ходатайство государственного обвинителя об оглашении протокола допроса обвиняемого Ч от 19.05.2003 г. (т. 5 л.д. 20 - 32), протокола проверки его показаний на месте от 04.06.2003 г. (т. 5 л.д. 33 - 39); протокола допроса обвиняемого С от 10.02.2006 г. (т. 3 л.д. 47 - 52), протокола проверки его показаний на месте (т.

3 л.д. 53 - 62), протокола его допроса в судебном заседании (т. 4 л.д. 182); протоколов допроса Т (т. 3 л.д. 219-225, 228-234, 239-248), протокола проверки его показаний на месте (т. 4 л.д. 1 - 11), а также ходатайство осуждённого об оглашении показаний А (т. 2 л.д. 262- 265). В судебном заседании также имелись основания для допроса свидетелей, указанных в апелляционной жалобе Шухардина.

Данные доказательства по рассматриваемому уголовному делу соответствуют требованиям ст. 74 УПК РФ.

Ходатайство осуждённого о предоставлении ему копий оглашённых протоколов было удовлетворено.

Утверждения о том, что оглашённые показания Ч С Т получены с применением недозволенных методов опровергаются судебными решениями в отношении указанных лиц. Данные доказательства получены в соответствии с требованиями уголовно- процессуального закона, с участием защитников.

Довод о том, что представлением дополнительных доказательств обвинения допущено нарушение требований ст. 252 УПК РФ, несостоятелен.

Исходя из положений ч. 5 ст. 246 УПК РФ во взаимосвязи с положениями ст. 244 УПК РФ государственный обвинитель в судебном заседании представляет доказательства в том объёме, который считает необходимым для разрешения уголовного дела.

В присутствии присяжных заседателей исследовались лишь допустимые доказательства, которые получены в установленном законом порядке, поэтому безосновательны доводы о том, что уголовное дело фабриковано, подписи осуждённых в протоколах следственных действий подделаны.

Ходатайства стороны защиты о признании недопустимыми доказательств были рассмотрены после их исследования, о чём вынесены мотивированные постановления. Поскольку в этом случае установлено, что представленные доказательства являлись допустимыми, нельзя считать существенным нарушением несвоевременное рассмотрение указанных ходатайств.

Судом установлено, что опознание (т. 1 л.д. 154-157), осмотр трупов (т. 1 л.д. 132-133, 157-160), осмотр места происшествия от 08.04.2003 г., осмотр предметов, изъятых в ходе обыска (т. 4 л.д.23-24, 60, т. 3 л.д. 55-56), выемка (т. 2 л.д. 71-72) проведены с участием понятых, которым были разъяснены права, заявлений и замечаний от участников следственных действий не поступало. Проверка показаний Ч на месте, опознание Ч М проведены с участием защитников, после разъяснения положений ст. 51 Конституции Российской Федерации, заявлений и замечаний также не поступало.

Отвергая доводы защиты о том, что в проведении следственных действий не участвовали понятые, суд обоснованно дал критическую оценку представленным защитой сведениям в этой части. В вызове некоторых понятых в качестве свидетелей отказано с учётом того, что процессуальные вопросы, по которым предполагалось дача показаний, не относятся к компетенции присяжных заседателей.

Отказ в допросе свидетелей защиты обусловлен и тем, что некоторые из них находились в зале судебного заседания во время судебного следствия.

Судьба вещественных доказательств по настоящему делу была решена при постановлении предыдущего приговора, что свидетельствует об их утрате, поэтому было отказано в их исследовании.

Из протокола (т. 2 л.д. 60-64) следует, что обыск дома по ул.

г. проводился 12 апреля 2003 года в присутствии понятых Ю и С с участием Х на основании постановления следователя прокуратуры г. Грозного с согласия заместителя прокурора Старопромысловского района г. Грозного. В протоколе отражены сведения об изъятии различных предметов, в том числе автоматическое оружие и боеприпасы. Протокол обыска соответствовал требованиям чч. 1,2 ст. 182, чч. 1,3 ст. 183 УПК РФ. Замечаний по поводу содержания протокола обыска от участников следственного действия не поступало. В судебном заседании Ю и С подтвердили факт своего участия в проведении следственного действия, сообщили детали проведения обыска.

В соответствии п. 2 ст. 10 Федерального закона от 18.12.2001 г. № 177- ФЗ часть 2 статьи 29 УПК РФ о другие связанные с ней уголовно- процессуальные нормы, касающиеся передачи судам в ходе досудебного производства по уголовному делу полномочий по производству обыска и (или) выемки в жилище введены в действие с января 1 2004 года.

Поэтому во время проведения обыска в жилище не требовалось получения судебного решения.

При таких обстоятельствах доводы о недопустимости указанного доказательства обоснованно признаны судом не состоятельными.

В судебном заседании каждая из сторон представила коллегии присяжных заседателей свою оценку исследованным доказательствам.

В соответствии с ч. 1 ст. 339 УПК РФ вопрос о доказанности или недоказанности инкриминируемых осуждённым деяний относился к компетенции присяжных заседателей. При таких обстоятельствах не могут являться предметом рассмотрения суда апелляционной инстанции доводы о противоречиях в доказательствах, о недостоверности показаний свидетелей, о неправильной оценке доказательств, о недоказанности вины.

Напутственное слово председательствующего соответствовало требованиям ст. 340 УПК РФ. Довод о том, что в напутственном слове не приведены доказательства защиты не соответствует действительности.

Председательствующим изложены показания осуждённого с версией о его нахождении в период совершаемых преступлений в Республике и после этого указано, что эти показания Тангиева Т.Х. подтверждены в судебном заседании показаниями свидетелей Б С Б Ч А А и Х Прения сторон проведены в пределах вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями.

Вопросный лист сформулирован в соответствии с требованиями ст. 338, 339 УПК РФ, с учётом предъявленного осуждённому обвинения.

В вопросах № 13, 14 правильно указано, что автомашину принадлежащую убитому А оставили на ул. что соответствует обвинительному заключению, (т. 5 л.д. 129) В протоколе осмотра места происшествия указано место расположения автомашины на указанной улице, в районе перекрёстка с ул.

Вердикт коллегии присяжных заседателей вынесен в соответствии с требованиями ст. 343 УПК РФ. Выявив, что на четвёртом листе вердикта в ответе на вопросы № 6 и 7 исправления и отсутствие ответа на вопрос № 8, председательствующим предложено исправить этот недостаток. В совещательной комнате присяжные заседатели надлежаще оформили указанный лист вердикта, а признанный недействительным лист № 4 приобщён к материалам дела (т. 15 л.д. 101), с которыми осуждённый был ознакомлен.

Коллегия присяжных заседателей признала Тангиева виновным в совершении всех инкриминируемых преступлений и не заслуживающим снисхождения.

Согласно ст. 348 УПК РФ вердикт коллегии присяжных заседателей является обязательным для председательствующего.

В силу ч. 4 ст. 348 УПК РФ при вынесении обвинительного вердикта председательствующий вправе постановить оправдательный приговор, если деяние подсудимого не содержит признаков преступления. Однако такое обстоятельство в отношении осуждённого не установлено.

Оснований для принятия решения в соответствии с ч. 5 ст. 348 УПК РФ также не имелось.

Действиям осуждённого дана правильная правовая оценка.

Тангиеву назначено справедливое наказание в соответствии с требованиями закона.

В силу ч. 3 ст. 60 УК РФ судом были учтены характер и степень общественной опасности преступлений, данные о личности виновного, влияние назначенного наказания на его исправление и на условия жизни семьи, наличие у него четверых малолетних детей - в качестве смягчающего наказание обстоятельства. Доводы о чрезмерной суровости назначенного наказания Судебная коллегия находит несостоятельными.

Вместе с тем имеются основания для отмены приговора в части тяжких преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 166, п. «а» ч. 4 ст. 158, ч. 3 ст. 222 УК РФ, в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

В подготовительной части судебного заседания председательствующий необоснованно отклонил ходатайство защиты о прекращении уголовного дела в связи с истечением срока давности уголовного преследования, который истёк до назначения судебного заседания.

Однако прекращение производства по делу не влияет на законность и обоснованность приговора в остальной части, а также на назначение окончательного наказания по совокупности других преступлений.

17 20 28 Руководствуясь ст. 389, 389, 389 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Чеченской Республики с участием коллегии присяжных заседателей от 2 октября 2014 года в отношении Тангиева Т Х в части его освобождения от наказания за преступления, предусмотренные ч. 3 ст. 166, п. «а» ч. 4 ст. 158, ч. 3 ст. 222 УК РФ, отменить.

Производство по делу в этой части прекратить на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

В остальном этот же приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий Судьи

Статьи законов по Делу № 23-АПУ14-15СП

Статья 51. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых
УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 119. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 166. Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения
УК РФ Статья 209. Бандитизм
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УК РФ Статья 226. Хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств
УК РФ Статья 317. Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа
УПК РФ Статья 15. Состязательность сторон
УПК РФ Статья 24. Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела
УПК РФ Статья 29. Полномочия суда
УПК РФ Статья 64. Заявление об отводе судьи
УПК РФ Статья 74. Доказательства
УПК РФ Статья 183. Основания и порядок производства выемки
УПК РФ Статья 244. Равенство прав сторон
УПК РФ Статья 246. Участие обвинителя
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 326. Составление предварительного списка присяжных заседателей
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 330. Роспуск коллегии присяжных заседателей ввиду тенденциозности ее состава
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 343. Вынесение вердикта
УПК РФ Статья 348. Обязательность вердикта
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 78. Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности

Производство по делу

Загрузка
Наверх