Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 23-О08-6

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 7 февраля 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Ламинцева Светлана Александровна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №23-О08-6

от 7 февраля 2008 года

 

председательствующего Ермилова В.М. судей Ламинцевой С.А. и Борисова В.П.

осужден

по ст. 105 ч.2 п.п. «а,з» УК РФ к лишению свободы на 18 лет ;

по ст.ст. 30 ч.З, 105 ч.2 п.п. «а,з» УК РФ к лишению свободы на 12 лет;

по ст. ст. 226 ч.4 п. «б» УК РФ к лишению свободы на 11 лет;

по ст. 222 ч. 1 УК РФ к лишению свободы на 2 года.

На основании ст. 69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений окончательно ему назначено 23 (двадцать) три года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Ламинцевой С.А., объяснения адвоката Арсанова З.У. по доводам его жалобы, мнение прокурора Сафонова Г.П., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Исмаилов М.А. признан виновным в убийстве двух лиц, сопряженном с разбоем; в покушении на убийство двух и более лиц, сопряженном с разбоем, а также в хищении огнестрельного оружия и боеприпасов с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, незаконных приобретении, ношении и хранении огнестрельного оружия и боеприпасов.

Преступления, как указано в приговоре, им совершены 24 апреля 2004 года в г. [скрыто] республики.

В судебном заседании Исмаилов виновным себя не признал.

В кассационных жалобах (основной и дополнительных) просят:

адвокат Арсанов З.У, в защиту осужденного Исмаилова, - об отмене приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство. Адвокат указывает о том, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. По мнению адвоката в основу приговора суд положил показания потерпевшего х [скрыто] которые не согласуются с иными доказательствами по делу. Адвокат считает, что недостаточно проверено алиби Исмаилова; что выводы суда основаны на предположениях и на односторонней оценке доказательств;

осужденный Исмаилов М.А. - об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение со стадии предварительного слушания, при этом просит направить дело в другой регион, чтобы избежать фальсификации дела. Он указывает о том, что [скрыто] дал ложные показания; что суд не разобрался в деле, вследствие чего он осужден за преступления, которых не совершал.

Государственный обвинитель и потерпевшая [скрыто] принесли возражения

на кассационные жалобы осужденного и адвоката, в которых просят оставить приговор без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии с требованиями ст. 307 УПК РФ описательно - мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного доказанным, с указанием места, времени, способа его

совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления, а также доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

Однако при рассмотрении настоящего уголовного дела эти требования закона судом первой инстанции выполнены не в полной мере.

Признавая Исмаилова виновным в умышленном убийстве [скрыто] и в покушении на убийство [скрыто] суд в приговоре сослался на показания

потерпевшего [скрыто] в судебном заседании, а также на его показания на предварительном следствии от 27 и 28 апреля 2004 года (т.1 л.д. 100-101, 102-104),от 31 мая 2004 года (т.1 л.д. 107-110), указав о том, что эти показания последовательны, согласуются между собой и нашли подтверждение в процессе проверки показаний потерпевшего на месте происшествия 31 мая 2004 года (т.1 л.д.111-120).

Однако, этот вывод суда не соответствует доказательствам, исследованным в судебном заседании.

Потерпевший [скрыто] давал разные показания по делу.

Так, на допросе 27 апреля 2004 года (т.1 л. д. 100-101) Хатуев показал, что в ссоре ножом ударил [скрыто] по руке, [скрыто]. выбил у него нож. В это

время он услышал выстрел, [скрыто] упал, и он увидел Исмаилова с пистолетом, который в борьбе выстрелил в него и он потерял сознание.

25 апреля 2004 года в больнице [скрыто] показал, что после ссоры из-за того, что их не пустили на свадьбу, он вместе с [скрыто] и еще кто-то

четвертый ушли в сторону СЩ Щ шоссе, а дальше он ничего не

помнит (т.1 л.д. 95-96).

В этот же день, [скрыто] был доставлен в [скрыто] РОВД

[скрыто] > гДе показал, что, когда разнимал ссорящихся [скрыто] и [скрыто] р [скрыто] и

[скрыто] оскорбил его. Вытащив свой нож, он, [скрыто] хотел ударить

им СЩ Щ, но нож отобрали. В этот момент он услышал выстрелы, сначала

упал [скрыто], которого он держал за руки, затем выстрелили в него, и он упал.

В этих показаниях [скрыто] показал, что в момент выстрелов Исмаилов также находился рядом с ними, однако не показывал, что стрелял именно Исмаилов.

Указанные показания X I от 25 апреля 2004 года были признаны судом недостоверными со ссылкой на то, что в больнице [скрыто] давал такие показания « в силу плохого самочувствия, плохого физического состояния и опасения за последствия».

Суд также указал в приговоре, что показания

в

РОВД, являются недопустимыми, поскольку он был допрошен ненадлежащим процессуальным лицом - оперуполномоченным милиции.

В последующих показаниях [скрыто] стал утверждать, что видел в руке Исмаи-лова пистолет, из которого он произвел выстрел в него.

В судебном заседании потерпевший [скрыто] показал, что он размахивал перед [скрыто] ножом, ранений не наносил. Когда услышал звук выстрела, увидел

Исмаилова, который находился рядом и направлял на него пистолет. Он кинулся на Исмаилова, в борьбе тот ударил его рукояткой пистолета по голове и выстрелил в него в упор, отчего он потерял сознание.

Таким образом, в судебном заседании [скрыто] не подтвердил, что Исмаилов произвел выстрел в

Эти противоречия в показаниях [скрыто] судом не выяснены, и им не дана оценка в приговоре, хотя они имеют существенное значение для дела.

Суд признал установленным, что Исмаилов произвел в [скрыто] из пистолета один выстрел в голову, что явилось причиной смерти ОИ .

Между тем, в материалах дела имеется заключение химической экспертизы от 31 мая 2004 года (т.2 л.д. 75) о том, что повреждения № 1,2,4,5,6,9 на одежде с трупа [скрыто] - брюках и куртке, являются входными огнестрельными, образованы оболочечным снарядом с медной оболочкой.

По заключению судебно - баллистической экспертизы от 29 мая 2004 года (т. 2 л.д. 77- 79) вокруг повреждений № № 1,2 ткань пропитана веществом бурого цвета; общее количество выстрелов, в результате которых образованы огнестрельные повреждения на одежде [скрыто] - пять.

По протоколу осмотра трупа [скрыто] и заключению судебно - медицинского эксперта, на трупе [скрыто] усматривается наличие только одной раны в левой подглазничной области.

Суд не выяснил причины этих противоречий, хотя они существенны для дела.

Между тем, из материалов дела видно, что труп О Щ Щ. экспертом- медиком не исследовался, а заключение было дано по протоколу осмотра трупа, и экспертом - медиком сделан вывод лишь о том, что смерть потерпевшего могла наступить в результате слепой, проникающей раны головы.

Свидетель [скрыто] подтвердил в судебном заседании, что он осматривал в качестве эксперта трупы ОВ I и [скрыто] но вскрытие трупов не произво-

дилось, и выводы о причинах смерти обоих являются предположительными. На

это объяснение [скрыто] суд сослался в приговоре, однако с учетом названных

чИ I обстоятельств не принял мер для полного и всестороннего исследования вопроса о количестве, характере, локализации и механизме образования телесных повреждений у всех трех потерпевших.

Суд признал установленным, что после выстрела в [скрыто] смаилов из того же пистолета произвел шесть выстрелов в сторону Сщ причинив ему

телесные повреждения, повлекшие смерть.

Между тем, из показаний [скрыто] на которые суд сослался в приговоре как на достоверные, не следует, что именно Исмаилов произвел выстрелы в [скрыто], причинив повреждения, повлекшие смерть.

В приговоре не приведено и иных доказательств, подтверждающих указанный вывод суда.

Как видно из заключения судебно-медицинского эксперта (т.2 л.д. 95-97) на теле гр. х [скрыто]"(имеется телесное повреждение в виде сквозной раны шеи с открытым переломом правой ветви нижней челюсти. Решить вопрос о механизме возникновения данного ранения не представляется возможным.

Как указано судом в приговоре, потерпевший [скрыто], пытаясь пресечь действия Исмаилова М., бросился на того, повалил на землю, и в это время Исмаилов М. из имеющегося при нем пистолета калибра 9 мм умышленно произвел один выстрел в него, [скрыто]"]., причинив телесное повреждение в виде сквозной раны шеи с открытым переломом правой ветви нижней челюсти.

Вместе с тем, в заключении судебно - медицинского эксперта нет сведений о том, что на теле хИ ЩI. имеются следы близкого выстрела.

Этот вопрос судом не исследовался, хотя это имеет существенное значение для дела.

В приговоре указано, что осужденный Исмаилов с целью убийства произвел выстрелы в потерпевших из пистолета калибра 9 мм.

Между тем, этот вывод суда противоречит другим доказательствам по делу.

Согласно заключению судебно - баллистической экспертизы от 29 апреля 2004 года (т.2 л.д. 56-58) две гильзы, изъятые с места происшествия, стреляны с двух экземпляров оружия, а по заключению судебно-баллистической экспертизы от 24 мая 2004 года (т.2 л.д. 78-82) выстрелы в [скрыто] произведены с двух

разных направлений.

При таких данных вывод суда о том, что факт обнаружения на месте проис-

шествия гильз, стреляных из двух экземпляров оружия, не противоречит выводам о виновности Исмаилова, нельзя признать убедительным.

Указанные противоречия судом не выяснены и им не дана оценка в приговоре, хотя на необходимость этого обращалось внимание судом кассационной инстанции при отмене предыдущего приговора по этому делу.

Кроме того, суд в нарушение требований ст. 307 УПК РФ вообще не привел доказательств в подтверждение виновности Исмаилова в хищении огнестрельного оружия и боеприпасов, а также в незаконных приобретении, ношении и хранении огнестрельного оружия и боеприпасов.

Вывод суда о том, оружие - автоматы АК-74 и боеприпасы к оружию, находившиеся при [скрыто] и [скрыто] Щ., могли быть похищены только Исмаиловым М., со ссылкой на то, что по показаниям потерпевшего [скрыто] иные лица на месте происшествия отсутствовали, является лишь предположением суда.

В соответствии со ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу доказыванию подлежит не только событие преступления, но и мотив преступления.

Суд в нарушение этого требования закона не привел в приговоре доказательств, подтверждающих его вывод относительно мотивов преступления.

Как на предварительном следствии, так и в судебном заседании осужденный Исмаилов вину в совершении инкриминированных ему преступлений не признал, и показал, что в момент расстрела потерпевших он находился в другом месте с [скрыто]., об убийстве узнал от других лиц.

Это алиби Исмаилова подтвердили несколько лиц, но суд не дал показаниям этих лиц всесторонней оценки.

Выводы суда, сделанные при оценке показаний свидетелей И . и [скрыто]

Щ Щ. основаны на предположениях

С учетом этого судебная коллегия считает, что выводы суда, изложенные в приговоре, являются противоречивыми, и эти противоречия являются существенными, поскольку могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности Исмаилова, на правильность применения уголовного закона или определение меры наказания.

При таких условиях судебная коллегия находит, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным

судом, что в соответствии со ст.ст. 379, 380 УПК РФ является основанием для отмены приговора, о чем правильно поставлен вопрос в кассационных жалобах.

В связи с изложенным приговор в отношении Исмаилова не может быть признан законным и обоснованным и подлежит отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение, в ходе которого следует устранить все допущенные нарушения и принять решение в соответствии с требованиями закона о виновности или невиновности Исмаилова, а при доказанности вины Исмаилова дать содеянному им правильную юридическую оценку.

С учетом того, что приведенные выше противоречия в выводах суда являются существенными, кассационная инстанция при отмене предыдущего приговора предлагала обсудить вопрос об эксгумации трупов потерпевших [скрыто] и

Суд в приговоре привел мнение специалистов в области судебной медицины и баллистики, но сам никаких выводов по этому вопросу не сделал.

Однако, по указанным выше причинам судебная коллегия находит обоснованными доводы кассационных жалоб адвоката и осужденного о необходимости тщательной проверки показаний потерпевшего X Щ с помощью других доказательств, это имеет важное значение для дела, и в связи с этим суду при новом рассмотрении дела надлежит обсудить вопрос о проведении ситуационной и дополнительной судебно - медицинских экспертиз.

Отменяя приговор, судебная коллегия считает необходимым оставить без изменения избранную в отношении Исмаилова меру пресечения в виде заключения под стражу.

Оснований для отмены этой меры пресечения или изменения ее на более мягкую судебная коллегия не усматривает, поскольку Исмаилов обвиняется в совершении особо тяжких преступлений; может скрыться от органов предварительного следствия и суда, воспрепятствовать производству по делу, что не соответствует интересам общества.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

Статьи законов по Делу № 23-О08-6

УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УПК РФ Статья 73. Обстоятельства, подлежащие доказыванию
УПК РФ Статья 307. Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора

Производство по делу

Загрузка
Наверх