Дело № 23-О12-8СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 10 июля 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Абрамов Сергей Николаевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 23-О12-8СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 10 июля 2012 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кузнецова В.В.
судей Абрамова С.Н. и Ботина А.Г.
при секретаре Белякове А.А.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осуждённых Магомадова Х.С. и Магомадова Б.Ш. на приговор Верховного Суда Чеченской Республики от 21 марта 2012 г., постановленный с участием присяжных заседателей, по которому Магомадов Хаваж Султанович, несудимый, оправдан по ч. 3 ст. 223 УК РФ, ст. 317 УК РФ, ст. 317 УК РФ, ч. 3 ст. 30, пп. «а», «б», «е», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, ч. 2 ст. 167 УК РФ, ч. 2 ст. 209 УК РФ (в части указания на эпизоды, связанные с вооружённым нападением на прокуратуру района г. ) на основании пп. 2, 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ за непричастностью к совершению этих преступлений; ч. 2 ст. 167 УК РФ (по эпизоду попадания пули, выпущенной из пистолета Магомадова Б.Ш., в автомашину потерпевшего Д на основании п. 3 ч. 2 ч. 8 ст. 302 УПК РФ за отсутствием состава преступления; осуждён к лишению свободы по ч. 2 ст. 209 УК РФ на 10 лет с ограничением свободы на 6 месяцев, ч. 3 ст. 223 УК РФ на 6 лет, ст. 317 УК РФ (по эпизоду 15 июля 2009 г. - посягательство на Ц М В и Т ) на 20 лет, ст. 317 УК РФ (по эпизоду 11 августа 2009 г. - посягательство на Г ) на 20 лет, пп. «а», «б» ч. 4 ст. 226 УК РФ на 10 лет, ч. 3 ст. 223 на 5 лет, ст. 317 УК РФ (по эпизоду 11-12 июля 2010 г. - посягательство на М ) на 20 лет с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев, ст. 317 УК РФ (по эпизоду 12 июля 2010 г. - посягательство на Д ) на 20 лет с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев, п. «а» ч. 4 ст. 226 УК РФ на 10 лет с ограничением свободы на 1 год, ч. 3 ст. 223 УК РФ на 4 года, ст. 317 УК РФ (по эпизоду 17 сентября 2010 г. - посягательство на Н и Э на 20 лет с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев, ст. 317 УК РФ (по эпизоду посягательства на сотрудников милиции при задержании) на 20 лет с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев, ч. 3 ст. 222 УК РФ на 4 года, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, ст. 65 УК РФ по совокупности преступлений окончательно на 25 лет с отбыванием первых пяти лет в тюрьме, а последующих 20 лет в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года.

Установлены ограничения: один раз в месяц являться на регистрацию в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осуждённым наказания в виде ограничения свободы, без согласия этого органа не покидать своего жилища с 23 до 6 часов, не покидать территорию Республики; Магомадов Б Ш несудимый, оправдан по ч. 3 ст. 223 УК РФ, ст. 317 УК РФ, ст. 317 УК РФ, ч. 2 ст. 167 УК РФ; ч. 2 ст. 209 УК РФ и ч. 3 ст. 30, пп. «а», «б», «е», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в части указания на эпизоды, связанные с вооружённым нападением на прокуратуру района г. ) на основании (как указано в приговоре) п. 3 ч. 2 ч. 8 ст. 302 УПК РФ за непричастностью к совершению этих преступлений; ч. 2 ст. 167 УК РФ (по эпизоду попадания пули, выпущенной из его пистолета, в автомашину потерпевшего Д ) на основании п. 3 ч. 2 ч. 8 ст. 302 УПК РФ за отсутствием состава преступления; осуждён к лишению свободы по ч. 2 ст. 209 УК РФ на 10 лет с ограничением свободы на 6 месяцев, ч. 3 ст. 223 УК РФ на 5 лет, ст. 317 УК РФ (по эпизоду от 9 октября 2009 г., посягательство на 20 сотрудников милиции у ) на 20 лет, ч. 2 ст. 167 УК РФ на 5 лет, ч. 3 ст. 223 на 5 лет, ст. 317 УК РФ (по эпизоду 11-12 июля 2010 г. - посягательство на М ) на 20 лет с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев, ст. 317 УК РФ (по эпизоду 12 июля 2010 г. - посягательство на Д ) на 20 лет с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев, п. «а» ч. 4 ст. 226 УК РФ на 10 лет с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев, ч. 3 ст. 30, пп. «а», «б», «е», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 15 лет с ограничением свободы на 1 год, ч. 3 ст. 223 УК РФ на 5 лет, ст. 317 УК РФ (по эпизоду 17 сентября 2010 г. - посягательство на Н и Э ) на 20 лет с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев, ст. 317 УК РФ (по эпизоду посягательства на сотрудников милиции при задержании) на 20 лет с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев, ч. 3 ст. 222 УК РФ на 5 лет (ошибочно указано в приговоре: по ч. 5 ст. 222 УК РФ), на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, ст. 65 УК РФ по совокупности преступлений окончательно на 25 лет с отбыванием первых пяти лет в тюрьме, а последующих 20 лет в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 2 года.

Установлены ограничения: один раз в месяц являться на регистрацию в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осуждённым наказания в виде ограничения свободы, без согласия этого органа не покидать своего жилища с 23 до 6 часов, не покидать территорию Республики.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Абрамова С.Н. о содержании приговора, кассационных жалоб, возражений, выступление осуждённых Магомадова Х.С. и Магомадова Б.Ш., адвокатов Арсанова ЗУ. и Кабалоевой В.М. поддержавших доводы, изложенные в кассационных жалобах, выступление представителя потерпевшего А просившей приговор оставить без изменения, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Башмакова А.М. об исключении из приговора дополнительного наказания в виде ограничения свободы, а в остальном оставлении без изменения, Судебная коллегия

установила:

на основании вердикта коллегии присяжных заседателей Магомадов Х.С. и Магомадов Б.Ш. осуждены за участие в устойчивой вооружённой группе (банде) и в совершаемых ею нападениях, незаконное изготовление и хищение оружия, незаконные приобретение, хранение и ношение огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств, посягательства на жизнь сотрудников правоохранительных органов, а Магомадов Б.Ш. ещё и за умышленное повреждение чужого имущества, повлекшее причинение значительного ущерба, и за покушение на убийство при отягчающих обстоятельствах.

Преступления ими совершены на территории Республики в период 2008- 2010 гг. при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

На основании этого же вердикта оправданы по эпизодам нападения на прокуратуру района: Магомадов Х.С. по ч. 3 ст. 223, ст. 317, ст. 317, ч. 3 ст. 30, пп. «а», «б», «е», «ж» ч. 2 ст. 105, ч. 2 ст. 167, ч. 2 ст. 209 УК РФ; Магомадов Б.Ш. по ч. 3 ст. 223, ст. 317, ст. 317, ч. 2 ст. 167, ч. 2 ст. 209, ч. 3 ст. 30, пп. «а», «б», «е», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним осуждённые Магомадов Х.С. и Магомадов Б.Ш. просят приговор отменить в связи с тем, что их вина не доказана. Утверждают, что на предварительном следствии их пытали и избивали, угрожали их родственникам, в результате чего они вынуждены были дать признательные показания. Считают, что присяжные заседатели вынесли обвинительный вердикт в результате оказанного на них давления, а присяжный заседатель Б является родственницей государственного обвинителя.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Пушкова Г.П., указывая на несостоятельность изложенных в них доводов, просит оставить жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, содержащиеся в кассационных жалобах, возражениях, Судебная коллегия находит, что приговор постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей, основанном на всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела и в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

В соответствии с ч. 2 ст. 379 УПК РФ основаниями отмены или изменения судебных решений, вынесенных с участием присяжных заседателей, являются только нарушения уголовно-процессуального закона, неправильное применение уголовного закона и несправедливость приговора.

Согласно ч. 1 ст. 381 УПК РФ основаниями отмены или изменения судебного решения судом кассационной инстанции являются такие нарушения уголовно-процессуального закона, которые путём лишения или ограничения гарантированных Уголовно-процессуальным кодексом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путём повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

Безусловные основания отмены судебного решения перечислены в ч. 2 ст. 381 УПК РФ.

Судебная коллегия считает, что таких нарушений по делу допущено не было.

Формирование коллегии присяжных заседателей проведено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Судебное разбирательство по делу проведено полно и всесторонне, с учётом требований ст. 335 УПК РФ, определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей.

Каких-либо данных, свидетельствующих об односторонности или неполноте судебного следствия, не имеется. Права стороны обвинения, как и стороны защиты, по представлению и исследованию доказательств председательствующий не нарушал.

В ходе судебного следствия в присутствии присяжных заседателей исследовались только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст. 334 УПК РФ.

Вопросный лист сформулирован в соответствии со ст. 338 УПК РФ, а поставленные перед присяжными заседателями вопросы соответствуют требованиям ст. 339 УПК РФ и предъявленному Магомадову Х.С. и Магомадову Б.Ш. обвинению.

Вердикт коллегии присяжных заседателей основан на доказательствах, представленных сторонами и исследованных непосредственно в суде присяжных, с соблюдением принципа состязательности.

Полученные ответы на поставленные перед присяжными заседателями вопросы понятны.

Напутственное слово председательствующего произнесено в соответствии со ст. 340 УПК РФ.

Приговор постановлен на основании обвинительного вердикта и за рамки предъявленного осуждённым обвинения не выходит.

Действиям осуждённых, в которых они признаны виновными, дана правильная юридическая оценка.

Доводы осуждённых о том, что на присяжных заседателей было оказано давление, Судебная коллегия находит надуманными, поскольку каких-либо данных об этом в материалах дела не содержится и осуждёнными не представлено. К тому же, как следует из вердикта коллегии присяжных заседателей, ответы на поставленные перед ними вопросы не являются единодушными, а по ряду инкриминируемых им преступлений они были оправданы в связи с ответами присяжных об их невиновности.

Доводы осуждённых о родственных отношениях присяжного заседателя Б и государственного обвинителя Батукаева М.А. основанием для признания состава суда незаконным не являются, поскольку 8 декабря 2011 г. Б из состава запасных присяжных заседателей была отведена и какого-либо решения в качестве присяжного заседателя по делу не принимала.

Что касается доводов Магомадова Х.С. и Магомадова Б.Ш. о недоказанности их вины, то по этим основаниям не может быть обжалован и отменён приговор суда присяжных в кассационном порядке.

Из материалов дела следует, что осуждённые Магомадов Х.С. и Магомадов Б.Ш. в установленном законом порядке были ознакомлены с особенностями рассмотрения дела, а также юридическими последствиями удовлетворения такого ходатайства, включая особенности обжалования и рассмотрения жалоб на приговор суда присяжных.

Судом проверялись доводы осуждённых Магомадова Х.С. и Магомадова Б.Ш. о недопустимости их показаний на следствии ввиду оказанного на них физического насилия, эти доводы не подтвердились и обоснованно отвергнуты.

Таким образом, доводы, изложенные в кассационных жалобах, о наличии оснований для отмены приговора не нашли своего подтверждения.

Вместе с тем Судебная коллегия приходит к выводу о необходимости изменения приговора в части назначенного осуждённым дополнительного наказания.

Так, по приговору суда Магомадов Х.С. и Магомадов Б.Ш. - каждый признан виновным и осуждён по ч. 2 ст. 209 УК РФ, ст. 317 УК РФ (каждый по четырём эпизодам), п. «а» ч. 4 ст. 226 УК РФ, а Магомадов Б.Ш. ещё по пп. «а», «б», «е», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к дополнительному наказанию в виде ограничения свободы сроком от 6 месяцев до 1 года 6 месяцев.

Однако, назначая наказание в таком виде, суд не учёл требования ст. 53 УК РФ, в соответствии с которой ограничение свободы заключается в установлении судом осуждённому следующих ограничений: не уходить из дома (квартиры, иного жилища) в определённое время суток, не посещать определенные места, расположенные в пределах территории соответствующего муниципального образования, не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, не посещать места проведения массовых и иных мероприятий и не участвовать в указанных мероприятиях, не изменять место жительства или пребывания, место работы и (или) учёбы без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы. При этом суд возлагает на осуждённого обязанность являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осуждёнными наказания в виде ограничения свободы, от одного до четырёх раз в месяц для регистрации. Установление судом осуждённому ограничений на изменение места жительства или пребывания без согласия указанного специализированного государственного органа, а также на выезд за пределы территории соответствующего муниципального образования является обязательным.

Таким образом, суд, признав Магомадова Х.С. и Магомадова Б.Ш. - каждого виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 209 УК РФ, ст. 317 УК РФ (по эпизодам 11-12 июля 2010 г., 12 июля 2010 г., 17 сентября 2010 г. и 24 сентября 2010 г.) и п. «а» ч. 4 ст. 226 УК РФ, а Магомадова Б.Ш. ещё по пп. «а», «б», «е», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ и назначив по каждому преступлению в качестве дополнительного наказания ограничение свободы, не установил каких-либо ограничений, то есть фактически не назначил дополнительное наказание.

При таких обстоятельствах нельзя признать законным и обоснованным назначение дополнительного наказания осуждённым Магомадову Х.С. и Магомадову Б.Ш. также по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ в виде ограничения свободы.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Чеченской Республики от 21 марта 2012 г. в отношении Магомадова Х С и Магомадова Б Ш изменить: исключить назначение им дополнительного наказания в виде ограничения свободы каждому по ч. 2 ст. 209 УК РФ, ст. 317 УК РФ (по эпизодам 11-12 июля 2010 г., 12 июля 2010 г., 17 сентября 2010 г. и 24 сентября 2010 г.) и п. «а» ч. 4 ст. 226 УК РФ, Магомадову Б.Ш. по пп. «а», «б», «е», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ и по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, в остальном приговор о них оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 23-О12-8СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 167. Умышленные уничтожение или повреждение имущества
УК РФ Статья 209. Бандитизм
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УК РФ Статья 223. Незаконное изготовление оружия
УК РФ Статья 226. Хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств
УК РФ Статья 317. Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УК РФ Статья 53. Ограничение свободы
УК РФ Статья 65. Назначение наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх