Дело № 24-Д12-4

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 11 октября 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, надзор
Категория Уголовные дела
Докладчик Тришева Антонина Александровна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №24-Д12-4

от 11 октября 2012 года

 

председательствующего Воронова A.B.,

при секретаре Стасенковой А.Ю.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по надзорной жалобе осужденного Чевика М.И. на постановление президиума Верховного Суда Республики Адыгея от 15 июля 2010 г. в отношении

Чевика [скрыто] и [скрыто]

несудимого,

осужденного по приговору Майкопского городского суда Республики Адыгея от 5 марта 2005 г. по ч. 1 ст. 108 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 116 УК РФ к штрафу в размере 10 000 рублей.

На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем полного сложения наказаний Чевику М. И. назначено 2 года лишения свободы со штрафом 10 000 рублей.

В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное наказание Чевику М.И. в виде лишения свободы постановлено считать условным с испытательным сроком 2 года.

Наказание в виде штрафа в размере 10 ООО рублей постановлено исполнять самостоятельно.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Адыгея от 15 апреля 2005 г. приговор в отношении Чевика М.И. изменен: из описательно-мотивировочной части приговора исключено указание на признание смягчающим наказание обстоятельством явки с повинной осужденного. В остальной части приговор оставлен без изменения.

Постановлением президиума Верховного Суда Республики Адыгея от 15 июля 2010 г. возобновлено производство по уголовному делу в отношении Чевика М.И. ввиду вновь открывшихся обстоятельств. Приговор Майкопского городского суда от 5 марта 2005 г. и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Адыгея от 15 апреля 2005 г. в отношении Чевика М.И. отменены. Уголовное дело возвращено прокурору г. Майкопа в порядке, предусмотренном ст. 237 УПК РФ, для устранения препятствий его рассмотрения судом.

По приговору Майкопского городского суда Республики Адыгея от 2 февраля 2011 г. Чевик М.И. осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Адыгея от 8 апреля 2011 г. приговор оставлен без изменения.

Заслушав доклад судьи Тришевой A.A., изложившей обстоятельства дела и доводы надзорной жалобы, объяснения осужденного Чевика М.И., выступление адвоката Сачковской Е.А., поддержавшей доводы жалобы осужденного, мнение прокурора Кравца Ю.Н., просившего об отмене постановления президиума Верховного Суда Республики Адыгея от 15 июля 2010 г., рассмотрении по существу заключения заместителя прокурора Республики Адыгея от 28 мая 2010 г. о возобновлении производства по уголовному делу ввиду вновь открывшихся обстоятельств и его удовлетворении по доводам, приведенным в нем, Судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору Майкопского городского суда от 5 марта 2005 г. Чевик М.И. признан виновным, в том числе, в убийстве [скрыто] совершенном при

превышении пределов необходимой обороны, и осужден по ч. 1 ст. 108 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

Постановлением президиума Верховного Суда Республики Адыгея от 15 июля 2010 г., удовлетворившего заключение заместителя прокурора о возобновлении производства по уголовному делу ввиду вновь открывшихся

обстоятельств, постановленный в отношении Чевика М.И. приговор от 5 марта 2005 г. и последующие судебные решения отменены, уголовное дело направлено прокурору в порядке, предусмотренном ст. 237 УПК РФ.

По результатам расследования, проведенного органами расследования в рамках возвращенного судом уголовного дела, Чевику М.И. предъявлено обвинение в убийстве [скрыто] совершенном на почве личных неприязненных

отношений, то есть в преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 105 УК РФ.

По приговору Майкопского городского суда Республики Адыгея от 2 февраля 2011 г. Чевик М.И. осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с исчислением срока отбывания наказания со 2 февраля 2011 г. и с зачетом времени содержания под стражей в качестве меры пресечения с 3 ноября 2004 г. по 1 декабря 2004 г. и с 29 июля 2010 г. по 2 февраля 2011 г.

Кассационным определением судебной коллегии Верховного Суда Республики Адыгея от 8 апреля 2011 г. этот приговор оставлен без изменения.

30 мая 2012 г. осужденный Чевик М.И. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с надзорной жалобой, в которой поставил вопрос об отмене постановления президиума Верховного Суда Республики Адыгея от 15 июля 2010 г. в связи с нарушениями уголовно-процессуального закона, выразившимися в том, что о рассмотрении заключения заместителя прокурора Республики Адыгея о возобновлении производства по уголовному делу ввиду вновь открывшихся обстоятельств он не был извещен и в заседании суда надзорной инстанции не присутствовал, по этим причинам он не мог изложить суду свою позицию относительно рассматриваемого вопроса. Кроме того, полагает, что судом надзорной инстанции было нарушено его право на защиту, поскольку при рассмотрении дела отсутствовал защитник, от которого он не отказывался. Помимо этого, обращает внимание, что заключение прокурора о возобновлении производства по уголовному делу ввиду вновь открывшихся обстоятельств судом удовлетворено необоснованно, так как вновь открывшиеся обстоятельства подтверждены не постановлением о прекращении уголовного дела в отношении лжесвидетеля, как это предусмотрено законом, а постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении этого лица.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, содержащиеся в надзорной жалобе, Судебная коллегия находит ее подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 2 ст. 407 УПК РФ в судебном заседании принимают участие прокурор, а также осужденный, оправданный, их защитники и законные представители, иные лица, чьи интересы непосредственно затрагиваются жалобой или представлением при условии заявления ими ходатайства об этом.

Как усматривается из материалов уголовного дела, 28 мая 2010 г. заместителем прокурора Республики Адыгея было вынесено заключение о возобновлении производства по уголовному делу в отношении Чевика М.И. ввиду вновь открывшихся обстоятельств, которое передано на рассмотрение в президиум Верховного Суда Республики Адыгея.

5 июля 2010 г. Верховным Судом Республики Адыгея осужденному направлена копия заключения заместителя прокурора Республики Адыгея и ему сообщено о дате, месте и времени рассмотрения дела президиумом Верховного Суда Республики Адыгея. Помимо этого осужденному по месту его проживания была направлена телеграмма, которая, как следует из представленных материалов, не поступила адресату и была возвращена ввиду отсутствия последнего по месту проживания.

15 июля 2010 г. президиумом Верховного Суда Республики Адыгея заключение заместителя прокурора о возобновлении производства по уголовному делу было рассмотрено в отсутствие как самого осужденного Чевика М.И., так и его защитника, при этом заключение заместителя прокурора Республики Адыгея судом было удовлетворено, приговор и кассационное определение в отношении Чевика М.И. отменены, а уголовное дело возвращено прокурору в порядке, предусмотренном ст. 237 УПК РФ.

Между тем, из материалов дела следует, что 5 мая 2010 г. Чевик М.И. был осужден Майкопским городским судом по ч. 1 ст. 318 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 6 месяцев в колонии-поселении и с указанного времени содержался в названном исправительном учреждении. Извещение же и телеграмма о времени рассмотрения заключения заместителя прокурора о возобновлении производства по уголовному делу были направлены по месту его проживания.

Таким образом, осужденный Чевик М.И. не получил копию заключения заместителя прокурора Республики Адыгея, не был уведомлен о дне слушания материалов дела судом надзорной инстанции и, соответственно, не имел возможности заявить ходатайство о рассмотрении дела с его участием.

В соответствии со ст. 15 УПК РФ уголовное судопроизводство осуществляется на основе принципа состязательности сторон, который предполагает обязанность суда создавать необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

По настоящему уголовному делу эти требования закона не выполнены.

Суд надзорной инстанции не обеспечил Чевику М.И. условия для реализации предоставленного ч. 2 ст. 407 УПК РФ права на участие в заседании суда при

рассмотрении заключения прокурора, затрагивающего его права и интересы, не принял мер к обеспечению участия в судебном заседании и его защитника, лишив осужденного возможности довести до сведения суда лично либо через представителя свою позицию относительно вопросов, ставших предметом судебного разбирательства. Указанные обстоятельства свидетельствуют о нарушении судом надзорной инстанции права на защиту осужденного.

В соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона нарушение права на защиту осужденного влечет отмену судебного решения.

В связи с этим Судебная коллегия считает, что обжалуемое постановление президиума Верховного Суда Республики Адыгея от 15 июля 2010 г. подлежит отмене, а заключение заместителя прокурора Республики Адыгея о возобновлении производства по уголовному делу ввиду вновь открывшихся обстоятельств -рассмотрению по существу.

При рассмотрении указанного заключения заместителя прокурора Судебная коллегия приходит к выводу о том, что оно вынесено без учета положений главы 49 УПК РФ, регламентирующей порядок пересмотра вступивших в законную силу судебных решений ввиду новых и вновь открывшихся обстоятельств.

Так, ч. 1 ст. 413 УПК РФ действительно допускает возможность отмены вступивших в законную силу приговора, определения и постановления суда и возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, однако при условии, если такие обстоятельства на момент постановления приговора или иного судебного решения существовали, но не были известны суду.

В соответствии с п. 1 ч. 3 ст. 413 УПК РФ к вновь открывшимся обстоятельствам, в частности, относятся: заведомая ложность показаний потерпевшего или свидетеля, заключения эксперта, а равно подложность вещественных доказательств, протоколов следственных и судебных действий и иных документов или заведомая неправильность перевода, повлекшие за собой постановление незаконного, необоснованного или несправедливого приговора, вынесение незаконного или необоснованного определения или постановления, которые установлены вступившим в законную силу приговором суда.

Помимо приговора суда, вновь открывшиеся обстоятельства могут быть установлены постановлением следователя или дознавателя о прекращении уголовного дела за истечением срока давности, вследствие акта об амнистии или акта помилования, в связи со смертью обвиняемого или недостижением лицом возраста, с которого наступает уголовная ответственность (ч. 5 ст. 413 УПК РФ).

Таким образом, в предусмотренной главой 49 УПК РФ процедуре подлежат пересмотру только те судебные решения, ущербность которых обусловлена неосведомленностью суда при их вынесении о существовании кроме

установленных в судебном заседании обстоятельств иных значимых для правильного разрешения уголовного дела фактов, которые на момент принятия решения судом не были выявлены и обнаружились после вступления его в законную силу.

Как следует из заключения заместителя прокурора Республики Адыгея от 28 мая 2010 г., в основу обвинения Чевика М.И. в убийстве [скрыто] совершенном

при превышении пределов необходимой обороны, положены показания

единственного очевидца этого преступления - свидетеля Б о том, что в

ходе конфликта, возникшего между Чевиком М.И. и [скрыто] он видел у

конфликтующих нож, который сначала был у Я Щ, а затем оказался у

Чевика М.И., нанесшего им удар [скрыто]

Ставя вопрос о возобновлении производства по уголовному делу в отношении Чевика М.И. ввиду вновь открывшихся обстоятельств, заместитель

прокурора Республики Адыгея сослался на заявление Б который 24

марта 2010 г. явился с повинной в ОБОП УУР МВД по [скрыто] и

сообщил о том, что в ходе следствия и в суде он оговорил потерпевшего [скрыто] заявив, что видел у него нож, фактически же нож был у Чевика М.И.

По мнению прокурора, заведомая ложность показаний свидетеля [скрыто]., установленная постановлением от 8 апреля 2010 г. об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенным по результатам проверки заявления названного свидетеля о даче ложных показаний, относится к вновь открывшимся обстоятельствам и является основанием для возобновления производства по уголовному делу в отношении Чевика М.И., поскольку она повлекла постановление незаконного, необоснованного и несправедливого приговора вследствие применения к осужденному уголовного закона о более мягком преступлении и назначения ему несправедливого наказания ввиду его чрезмерной мягкости.

Судебная коллегия находит ошибочным утверждение прокурора о том, что заведомая ложность показаний свидетеля [скрыто] в данном конкретном

случае, является вновь открывшимся обстоятельством, так как в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона к таковым могут быть отнесены только те обстоятельства, которые на момент вступления приговора не были известны суду.

Между тем из материалов уголовного дела следует, что указанные в заключении заместителя прокурора обстоятельства были известны суду первой инстанции и являлись предметом его разбирательства. На первоначальном этапе

расследования свидетель [скрыто] утверждал, что он был очевидцем

конфликта между Чевиком М.И. и [скрыто] и видел у Чевика М.И. нож,

которым тот нанес удар [скрыто] (л.д. 177-179 т. 1). При последующем допросе,

проведенном 4 ноября 2004 г., свидетель подтвердил свои показания о том, что у потерпевшего [скрыто] он не видел ножа (л.д. 180-182 т.1). Однако при

дополнительном допросе 21 января 2005 г. Б1 I изменил показания,

пояснив, что сначала нож он увидел в руке у потерпевшего Я а затем - у

осужденного Чевика М.И., который и нанес им удар [скрыто] (л.д. 184-185 т. 1).

Таким образом, на момент постановления приговора в отношении Чевика М.И. все показания свидетеля [скрыто] в том числе об отсутствии у [скрыто]

[скрыто] ножа во время конфликта с Чевиком М.И., имелись в материалах уголовного дела, которые наряду с другими доказательствами подлежали оценке в установленном законом порядке.

Тот факт, что при постановлении приговора суд располагал сведениями об изменении свидетелем [скрыто] показаний, исключает возможность

признания заявления этого свидетеля о заведомой ложности его показаний, последовавшего после вступления приговора в законную силу, в качестве вновь открывшегося обстоятельства.

Нельзя признать обоснованным утверждение заместителя прокурора о том, что приведенные в его заключении обстоятельства повлекли постановление в отношении Чевика М.И. незаконного, необоснованного и несправедливого приговора.

Как следует из представленных материалов, уголовное дело поступило в суд в отношении Чевика М.И., обвиняемого органами предварительного расследования по ч. 1 ст. 108 УК РФ. С учетом требований ст. 252 УПК РФ о недопустимости в стадии судебного производства увеличения объема обвинения и применения закона о более тяжком преступлении, суд мог постановить приговор в отношении Чевика М.И. в рамках обвинения, предъявленного ему органами расследования. С учетом этих требований закона суд не мог принять какое-либо иное решение и в случае обнаружения в судебном заседании заведомой ложности показаний свидетеля [скрыто]

При таких обстоятельствах Судебная коллегия не может согласиться с утверждением заместителя прокурора о том, что постановленный судом первой инстанции 5 марта 2005 г. приговор, по которому Чевик М.И. признан виновным и осужден по ч. 1 ст. 108 УК РФ, является незаконным.

Кроме того, из заключения заместителя прокурора следует, что вновь открывшиеся обстоятельства установлены постановлением от 8 апреля 2010 г., которым в возбуждении уголовного дела в отношении лжесвидетеля [скрыто] отказано в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности. Между тем названное постановление закон не относит к числу процессуальных документов, которыми могут быть установлены вновь открывшиеся обстоятельства. Перечень таких документов определен уголовно-процессуальным законом (п. 1 ч. 3, ч. 5 ст. 413 УПК РФ), который расширительному толкованию не подлежит.

Таким образом, предусмотренных законом оснований для удовлетворения заключения заместителя прокурора Республики Адыгея о возобновлении производства по уголовному делу ввиду вновь открывшихся обстоятельств не имеется, в связи с этим Судебная коллегия считает необходимым его отклонить.

Учитывая, что постановление президиума Верховного Суда Республики Адыгея от 15 июля 2010 г. подлежит отмене, а заключение прокурора о возобновлении производства по уголовному делу ввиду вновь открывшихся обстоятельств - отклонению, то подлежат отмене и последующие судебные решения, в частности, приговор Майкопского городского суда от 2 февраля 2011 г. и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Адыгея от 8 апреля 2011 г., а осужденный Чевик М.И. -освобождению из-под стражи.

Вместе с тем приговор Майкопского городского суда от 5 марта 2005 г. и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Адыгея от 15 апреля 2005 г. в отношении Чевика М.И., как законные и обоснованные, подлежат оставлению без изменения.

С учетом изложенного, руководствуясь ст. 407, 408, 410 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

надзорную жалобу осужденного Чевика М.И. удовлетворить.

Постановление президиума Верховного Суда Республики Адыгея от 15 июля 2010 г. в отношении Чевика [скрыто] отменить.

Заключение заместителя прокурора Республики Адыгея от 28 мая 2010 г. о возобновлении производства по уголовному делу в отношении Чевика М.И. ввиду вновь открывшихся обстоятельств отклонить.

Приговор Майкопского городского суда от 2 февраля 2011 г. и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Адыгея от 8 апреля 2011 г. в отношении Чевика М. И. отменить.

Чевика М.И. из-под стражи освободить.

Приговор Майкопского городского суда от 5 марта 2005 г. и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Адыгея от 15 апреля 2005 г. в отношении Чевика М.И. оставить без изменения.

Статьи законов по Делу № 24-Д12-4

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 108. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление
УК РФ Статья 116. Побои
УК РФ Статья 318. Применение насилия в отношении представителя власти
УПК РФ Статья 15. Состязательность сторон
УПК РФ Статья 237. Возвращение уголовного дела прокурору
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 413. Основания возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 73. Условное осуждение

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх