Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 24-О11-3

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 17 мая 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Бирюков Николай Иванович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 24-О11-3

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 17 мая 2011 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Толкаченко А.А.
судей Бирюкова Н.И., Эрдыниева Э.Б.
при секретаре Ирошниковой Е.А.

рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу адвоката Коноковой М.А. на приговор Верховного Суда Республики Адыгея от 21 декабря 2010 г., по которому Мурашкин А Т несудимый, осуждён по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 9 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ в отношении Мурашкина установлены ограничения и на него возложены обязанности.

Разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Бирюкова Н.И., объяснения осуждённого Мурашкина А.Т., адвоката Поддубного СВ., поддержавших доводы кассационной жалобы, мнение прокурора Шиховой Н.В., полагавшей необходимым приговор оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

Мурашкин осуждён за совершение убийства престарелой Г рождения, заведомо для него находящейся в беспомощном состоянии.

Преступление совершено 25 февраля 2010 г. в г. Республики В судебном заседании осуждённый Мурашкин вину не признал. 2 В кассационной жалобе адвокат Конокова просит приговор отменить и прекратить уголовное дело в отношении Мурашкина за отсутствием в его действиях состава преступления. Считает, что в ходе предварительного расследования нарушены нормы УПК РФ, которые повлекли признание ряда доказательств недопустимыми, в связи с чем дана неверная оценка доказательствам. Отсутствуют доказательства совершения преступления в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, в связи с тем, что это обстоятельство опровергается показаниями осуждённого, потерпевшей и свидетелей, несмотря на установленный у погибшей диагноз. Заключение эксперта, проводившего повторную комиссионную судебно-медицинскую экспертизу, не отвечает принципу объективности, поскольку оно получено на основании диагноза, постановленного в 2005 г., позднее Г диагноз не ставился. Обращает внимание на искажение изложенных в приговоре показаний свидетеля В Утверждает, что признательные показания Мурашкина 3 и 6 марта 2010 г., а также при проверке показаний на месте получены с нарушением норм уголовно-процессуального закона, поскольку даны под давлением сотрудников милиции и под воздействием медицинских препаратов.

Дополнительный допрос в качестве подозреваемого проводился в отсутствии защитника, тексты протоколов следственных действий Мурашкиным не были прочитаны ввиду плохого зрения. Показания свидетелей противоречивы и не соответствуют друг другу, что также повлияло на выводы суда. Отсутствует надлежащий процессуальный документ, подтверждающий обнаруженные на трупе на месте происшествия в момент убийства телесные повреждения, что ставит под сомнение достоверность сведений, содержащихся в акте судебно-медицинского исследования трупа, указывая и на нарушения последовательности действий при формировании экспертного заключения. Довод стороны обвинения о наличии у Мурашкина царапины, что свидетельствует о нанесении погибшей побоев, опровергается доказательствами, не учтёнными судом. Отмечает, что нет доказательств того, что только Мурашкин соприкасался со шнуром от плойки.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель Линевич просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражения на кассационную жалобу, Судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности Мурашкина в совершении преступления, за которое он осуждён, являются обоснованными и подтверждаются совокупностью исследованных доказательств, которые всесторонне оценены судом.

При этом суд, как это предусмотрено ст.307 УПК РФ, указал мотивы, по которым в основу его выводов положены одни и отвергнуты другие доказательства, установив время, место и способ совершения преступления.

2 3 Доводы адвоката о невиновности Мурашкина в совершении преступления, за которое он осуждён, опровергаются имеющимися в уголовном деле доказательствами, которые суд первой инстанции всесторонне исследовал, оценил и положил в основу своего вывода те из них, которые не вызывают сомнений в их достоверности, поэтому довод о нарушениях норм уголовно-процессуального права, в результате которых дана неверная оценка доказательствам, является необоснованным.

Поскольку преступление совершено в условиях неочевидности, отсутствуют свидетели, которые видели обстоятельства лишения потерпевшей жизни, суд проанализировал доказательства, в том числе и косвенные, что позволило сделать однозначный вывод о виновности Мурашкина.

Так, на допросе с участием своего защитника в ходе предварительного следствия Мурашкин детально сообщал 3 и 6 марта 2010 г. о своих действиях при совершении преступления с указанием мотива, а также индивидуальных особенностей обстоятельств содеянного, подлежащих доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ, которые могли быть известны лишь ему.

В частности, говорил о том, что именно он с помощью провода от плойки задушил Г , так как она громко стонала и мешала его отдыху.

Свои действия, соответствующие этим показаниям, Мурашкин продемонстрировал при выходе на место происшествия 3 марта 2010 г.

Признательные показания Мурашкина, данные в ходе предварительного следствия, которые суд положил в основу приговора согласуются со следующими доказательствами: с заключением судебно-медицинского эксперта от 13 декабря 2010 г., согласно которому смерть Г наступила за 18-24 часа до момента исследования трупа в морге (труп в морге был исследован 26 февраля 2010 г. с 12 до 14 часов), о чём свидетельствует выраженность ранних трупных явлений. Причиной смерти Г явилась механическая асфиксия, развившаяся в результате удавления петлёй, с учётом странгуляционной борозды, обнаруженной на шее трупа Г , наличия на электропроводе плойки следов крови, по системе АВО соответствующей группе крови потерпевшей, можно сделать вывод, что борозда образовалась в результате сдавления шеи петлёй, имеющей твёрдоэластичную поверхность, какой с учётом обстоятельств дела мог быть электропровод. При этом в момент наложения петли нападавший располагался справа сзади от Г а последняя находилась в горизонтальном положении или приближенном к последнему, при этом удавление производилось без перехлёста свободных концов петли, что по количеству повреждений, их локализации, механизму причинения, взаимному расположению потерпевшей Г и нападавшего Мурашкина соответствует механизму удавления, изложенному в протоколе дополнительного допроса подозреваемого Мурашкина от 3 марта 2010 г.

Совершение активных действий Г при развитии механической странгуляционной асфиксии невозможно. Вышеназванная механическая 3 4 асфиксия квалифицируется как тяжкий вред здоровью по признаку вреда здоровью, опасного для жизни, как вызвавшее расстройство жизненно важных функций организма, которые не могут быть компенсированы организмом самостоятельно и обычно заканчиваются смертью (угрожающее жизни состояние). При судебно-медицинском исследовании трупа обнаружены повреждения в виде множественных кровоподтёков лица, контузии лёгкой степени обоих глаз и двусторонней баротравмы, вышеназванные повреждения с учётом выраженности процессов воспаления образовались незадолго до наступления смерти (нескольких десятков минут), в результате множественных (не менее 7) ударно-травматических воздействий тупых предметов с мягко-эластической контактной поверхностью, каким и могут быть сомкнутые в кулак кисти рук человека.

Ввиду получения повреждений в короткий промежуток времени друг от друга, последние оцениваются в совокупности как легкий вред здоровью, по признаку кратковременного расстройства здоровья до 21 дня (не менее 3-х недель) и в причинной связи со смертью не находятся. Получение вышеназванных повреждений при падении с высоты собственного роста с приданием телу ускорения невозможно. Появление наружного кровотечения из наружных слуховых проходов при удавлении петлёй невозможно. Исходя из локализации источников кровотечения на голове потерпевшей Г направления движения брызг крови по отношению к передней поверхности шорт Мурашкина, брызги на шортах последнего могли образоваться от удара по окровавленной боковой поверхности головы Г расположенной ниже и левее верхней трети передней поверхности шорт слева, что возможно в момент нахождения Г на коленях, с наклонённым вперёд туловищем, при условии нахождения Мурашкина справа и несколько сзади её головы.

Из протокола осмотра трупа Г 26 февраля 2010 г. в танатологическом отделе ГУ АРБ СМЭ с участием начальника ГУ АРБ СМЭ по экспертной работе Е следует, что из наружных слуховых проходов трупа Г обнаружены потёки подсохшей тёмно-красной крови, на верхнем и нижнем веке левого глаза обнаружены кровоподтёки, на верхнем и на нижнем веке правого глаза определяются массивные кровоподтёки с резко увеличенными в размере мягкими тканями. У правого угла рта определяется слабо различимый кровоподтёк с подкожными синюшно-фиолетовыми кровоизлияниями. В области нижней челюсти обнаружены 3 кровоподтёка, в области левой ушной раковины обнаружен кровоподтёк синюшне- фиолетового цвета. В области подбородка обнаружена ссадина с подсохшим дном. На шее определяется горизонтально расположенная странгуляционная борозда, от неё справа отходит слабо различимая полоса давления розоватого цвета.

Кроме того, из показаний потерпевшей М свидетелей В ( ), Г и Г следует, что за 2 дня до смерти и утром 25 февраля 2010 г. у Г никаких телесных повреждений не было.

4 5 Описанные 3 и 6 марта 2010 г. осуждённым способ и орудие убийства Г подтверждаются и протоколом осмотра места происшествия от 26 февраля 2010 г., из которого следует, что в квартире дома по ул.

г. на пятой полке в шкафу-купе обнаружена и изъята плойка черного цвета с пятнами буровато-красного цвета.

Эти и другие приведённые в приговоре доказательства позволяют заключить, что Мурашкин осуждён обоснованно.

Нельзя согласиться с доводом жалобы адвоката об отсутствии доказательств наличия квалифицирующего признака совершения убийства лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии.

Из показаний самого осуждённого, потерпевших, свидетелей В ), Г В Г Ф и других установлено, что престарелая погибшая являлась инвалидом 1 группы, из-за имевшегося у неё заболевания не имела возможности самостоятельно вставать, передвигаться, нуждалась в постоянном постороннем уходе.

Эти обстоятельства подтверждаются и сведениями, содержащимися в карте амбулаторной больной на имя Г где указано, что Г страдала следующими заболеваниями: Из заключения судебно-медицинских экспертов, проводивших повторную комиссионную судебно-медицинскую экспертизу 13 декабря 2010 г., следует, что на момент наступления смерти 25 февраля 2010 г. Г , г. рождения страдала следующими заболеваниями: С учётом имеющихся у Г заболеваний, сопровождающихся нарушением функции суставов а также общего истощения организма последняя не могла оказывать Мурашкину сопротивление, а именно наносить удары, убегать, защищаться и т. д. Вопреки доводам жалобы изложение в приговоре показаний свидетеля В соответствует протоколу судебного заседания и не порочит выводов, сделанных экспертной комиссией 13 декабря 2010 г.

Доводы о незаконных методах ведения следствия, в результате которых, как утверждает автор жалобы, Мурашкин оговорил себя, судом тщательно проверены и не нашли подтверждения, о чём в приговоре приведены мотивированные суждения, не согласиться с которыми нет оснований.

5 6 С целью проверки выдвинутых стороной защиты утверждений допрошены свидетели Б , Д О Б , , П , П М которые опровергли факты какого-либо давления на осуждённого во время проведения следственных действий.

Ставить под сомнение показания указанных лиц оснований не имеется.

Свидетель Ф пояснила, что 3 марта 2010 г. она в ИВС УВД по г.

осматривала Мурашкина, у которого было повышенное артериальное давление, в связи с этим она сделала ему укол и дала таблетки, а через некоторое время повторно осмотрела его, установила, что самочувствие его улучшилось. В суде осуждённый подтвердил показания этого свидетеля, поэтому нет оснований считать, что свои признательные показания он давал под воздействием медицинских препаратов.

Кроме того, из постановления Майкопского городского суда от 3 марта 2010 г. следует, что при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу Мурашкин в присутствии защитника заявил, что он действительно, не выдержав стонов Г накинул на её шею шнур от плойки и задушил потерпевшую.

Также в судебном заседании установлено, что в ходе предварительного следствия не поступало жалоб и заявлений от Мурашкина и его защитников на недозволенные методы ведения следствия и оказание давления.

Необоснованны утверждения адвоката об отсутствии защитника при дополнительном допросе Мурашкина в качестве подозреваемого.

В протоколе выполнения этого следственного действия имеются подписи осуждённого и его адвоката о том, что он действительно защищал Мурашкина при его дополнительном допросе, это подтвердил свидетель Б , а также свидетель П Запись в журнале регистрации выводов из камер и учёта лиц, прибывших в ИВС УВД по г. , о том, что Мурашкин выводился для проведения следственных действий со следователем П , не порочит сделанных судом выводов, поскольку, как следует из показаний свидетеля Б он договаривался о встрече в ИВС со следователем П 3 марта 2010 г., на этот же день у него была запланирована встреча с другим подзащитным, поэтому по ордеру в отношении другого лица он пришёл раньше, беседовал с ним, через 30 минут подошёл следователь П , был проведён допрос Мурашкина, после чего он покинул ИВС.

Из показаний свидетелей Д П , Б установлено, что Мурашкин жалоб на плохое зрение не высказывал, согласно сведений, содержащихся в медицинской справке от 27 марта 2008 г., он имеет отклонение по зрению, однако признан годным к управлению автотранспортом, поэтому доводы жалобы о том, что Мурашкин был лишён возможности читать и подписывать документы в связи с отсутствием очков, являются необоснованными.

6 7 Допросы Мурашкина 3 и 6 марта 2010 г. и проверка его показаний на месте обоснованно признаны судом допустимыми доказательствами, поскольку отвечают требованиям уголовно-процессуального закона, проведены с участием защитника Б Приведённые в жалобе доводы не порочат достоверность сведений, содержащихся в акте судебно-медицинского исследования трупа, поскольку оно проведено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, обоснованно признано судом допустимым доказательством, не противоречит показаниям осуждённого Мурашкина, положенным судом в основу приговора, а также протоколу осмотра трупа.

При постановлении приговора суд обоснованно сослался на акт судебно- медицинского исследования от 27 февраля 2010 г. и заключение эксперта от 30 марта 2010 г. о наличии царапины на кисти Мурашкина, поскольку они согласуются с исследованными судом доказательствами и не противоречат заключению эксперта от 23 марта 2010 г. о том, что на платье Г срезах ногтевых пластин с её правой и левой рук найдена кровь человека, происхождение которой не исключается от потерпевшей, а также частично от Мурашкина.

Поэтому ссылки жалобы на отсутствие на срезах свободных ногтевых пластин Г эпителиальных клеток доказательством невиновности не являются.

Доводы защитника об отсутствии прямых доказательств того, что только Мурашкин соприкасался со шнуром от плойки, не ставят под сомнение выводы суда о способе и орудии убийства, поскольку в приговоре приведена совокупность доказательств, достоверно подтверждающих, что преступление совершено именно Мурашкиным.

Поскольку судом дана объективная оценка доказательствам, представленным сторонами, существенных противоречий, которые могли бы повлиять на принятие решения по делу, в показаниях не имеется, то доводы автора жалобы, касающиеся этого вопроса, не влияют на выводы суда о виновности осуждённого.

Таким образом, суд исследовал все доказательства, представленные сторонами с точки зрения их относимости, допустимости, достоверности, а в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела, что позволило ему сделать обоснованный вывод о виновности осуждённого в совершении преступления, за которое он осуждён, и правильно квалифицировать его действия по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Наказание Мурашкину назначено справедливое, соответствующее требованиям уголовного закона, по правилам ч. 1 ст. 62 УК РФ, при этом учтены характер и степень общественной опасности содеянного, данные о его личности, влияние назначенного наказания на исправление осуждённого и на условия жизни его семьи, наличие смягчающих и отсутствие отягчающих наказание обстоятельств.

Оснований для отмены приговора не имеется.

7 8 На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Адыгея от 21 декабря 2010 г. в отношении Мурашкина А Т оставить без изменения, а кассационную жалобу адвоката Коноковой М.А. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 24-О11-3

УК РФ Статья 105. Убийство
УПК РФ Статья 73. Обстоятельства, подлежащие доказыванию
УПК РФ Статья 307. Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора
УК РФ Статья 53. Ограничение свободы
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств

Производство по делу

Загрузка
Наверх