Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: 9060684949
Телефон: +7 905 942-69-48
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 24-О11-6

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 22 ноября 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Колышницын Александр Сергеевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №24-О11-6

от 22 ноября 2011 года

 

председательствующего Коваля B.C. судей Колышницына A.C., Семёнова Н.В.

МЕРЕТУКОВ [скрыто]

несудимый, [скрыто]

оправдан по ст.ст. 105 ч. 1, 222 ч. 1 УК РФ в соответствии с пунктом вторым части второй статьи 302 УПК РФ ввиду его непричастности к данным преступлениям;

МИХАЙЛЮКОВ [скрыто]

несудимый, [скрыто]

оправдан по ст.ст. 105 ч. 2 п. «а», 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. «а» УК РФ в соответствии с пунктом третьим части второй статьи 302 УПК РФ ввиду отсутствия в его действиях состава данных преступлений.

Заслушав доклад судьи Колышницына A.C., объяснения адвокатов Барчо P.A., Сачковской Е.А., просивших приговор оставить без изменения, потерпевших [скрыто] представителя потерпевших

Гвагвалия Д.Н., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Шиховой Н.В., полагавшей приговор отменить, судебная коллегия

 

установила:

 

Меретуков обвинялся в убийстве потерпевшего [скрыто] незакон-

ном хранении, перевозке, ношении огнестрельного оружия и боеприпасов; Михайлюков - в убийстве потерпевших [скрыто]

[скрыто] покушении на убийство потерпевшего [скрыто]

В кассационных жалобах:

потерпевший [скрыто] указывает, что приговор является чрез-

мерно мягким, выводы суда не соответствуют действительности; рассмотрение дела в суде проведено односторонне;

потерпевшая [скрыто] отмечает, что она не согласна с пригово-

ром, т.к. он является несправедливым; уголовное дело в суде рассмотрено односторонне; суд необоснованно критически отнесся к показаниям свидетелей, в которых содержатся сведения, подтверждающие предъявленное обвинение, в частности свидетеля [скрыто] а также оставил без удовлетворения многие ходатайства государственного обвинителя. Просит приговор отменить.

В кассационном представлении государственный обвинитель Зи-новчик просит приговор отменить и уголовное дело направить на новое судебное разбирательство, ссылаясь на то, что выводы суда о непричастности Меретукова к убийству [скрыто] И незаконному обороту оружия и бое-

припасов, не соответствуют исследованным материалам уголовного дела, в частности, оглашенным показаниям [скрыто], досто-

верность которых подтверждается выводами психолого-лингвистического исследования, и другим доказательствам; противоречит также исследованным доказательствам и вывод суда об отсутствии в действиях Михайлюкова составов преступлений, в совершении которых он обвинялся; судебное разбирательство проведено с оправдательным уклоном, при этом ущемлены права государственного обвинителя на предоставление доказательств; перед назначением в судебном заседании повторной комплексной судебно-медицинской и баллистической экспертизы оставлено без удовлетворения ходатайство государственного обвинителя о допросе явившихся свидетелей

Т ¦ и [скрыто] показания которых имели значение для правильного установления обстоятельств происшедшего; вопросы, поставленные экспертам, не оглашались и не обсуждались, кроме этого были включены вопросы стороны защиты, которые не были предметом исследования предыдущей экспертизы; необоснованно отказано в удовлетворении ходатайств стороны обвинения об осмотре места происшествия с целью отыскания «маяка» на месте обнаружения гильзы, приобщении к материалам дела справки, содержащей сведения о пистолетах и наставления по стрелковому делу; суд оставил без удовлетворения ходатайство государственного обвинителя Зиновчика об ознакомлении с протоколом судебного заседания, который велся в дни, когда он не участвовал в судебном заседании, и обвинение поддерживала государственный обвинитель Волчановская, а также о повторном допросе свидетелей [скрыто] и [скрыто] допрошенных в его отсутствие; в судебном заседании были повторно допрошены свидетели [скрыто] и [скрыто] однако не ясно, по чьей инициативе они допрашивались.

В возражениях на кассационное представление адвокаты Дзауров и Барчо просят приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и представления, судебная коллегия находит, что приговор суда подлежит отмене по следующим основаниям.

В соответствии с требованиями ст.ст. 380, 381 УПК РФ основаниями отмены приговора в кассационной инстанции являются несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, а также нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства повлияли или могли повлиять на постановление обоснованного и справедливого приговора.

Так, из протокола судебного заседания усматривается, что государственное обвинение в суде по настоящему уголовному делу поочередно поддерживали государственные обвинители Волчановская и Зиновчик.

При этом государственный обвинитель Зиновчик не участвовал в судебном заседании с 23 по 30 июня 2010 года, с 1 по 15 июля 2010 года, со 2 по 17 августа 2010 года, с 3 по 21 сентября 2010 года.

23 июня 2011 года государственный обвинитель Зиновчик обратился с ходатайством об ознакомлении с протоколом судебного заседания, в периоды участия в суде государственного обвинителя Волчановской.

Однако суд отказал в удовлетворении данного ходатайства, мотивируя отказ тем, что, хотя уголовно-процессуальный закон и предусматривает возможность изготовления протокола судебного заседания по частям, однако,

судебное заседание по делу продолжается, «...протокола судебного заседания, подписанного председательствующим и секретарем судебного заседания, в настоящее время не имеется».

В связи с отказом в частичном ознакомлении с протоколом судебного заседания, государственный обвинитель Зиновчик заявил ходатайство о дополнительном допросе некоторых свидетелей, допрошенных в судебном заседании с участием государственного обвинителя Волчановской.

Суд отказал в удовлетворении и этого ходатайства, сославшись на то, что организационные вопросы по поддержанию государственного обвинения, решаются самими государственными обвинителями. Вопросы, связанные с обменом информацией между государственными обвинителями о показаниях лиц, допрошенных в отсутствие кого-то из них, не входят в компетенцию суда. Оснований, которые могли бы быть признаны уважительными для дополнительного допроса свидетелей, государственным обвинителем не указано.

Вместе с тем, в соответствии частью четвертой статьи 246 УПК РФ, вновь вступившему в судебное разбирательство прокурору суд предоставляет время для ознакомления с материалами дела и подготовки к участию в судебном разбирательстве.

Таким образом, лишив прокурора Зиновчика возможности ознакомится с доказательствами, исследованными в суде в те дни, когда он не принимал участие в судебном заседании, суд допустил нарушения уголовно-процессуального закона, которые, как правильно указано в кассационном представлении, путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав государственного обвинителя повлияли или могли повлиять на постановление обоснованного и справедливого приговора.

Как следует из обвинительного заключения, [скрыто] и Меретуков 15 июня 2009 года договорились о встрече.

Из телефонных переговоров со [скрыто] и [скрыто] Меретукову

стало известно, что [скрыто] имеет намерение в ходе спора о лидерстве в уголовно-преступной среде спровоцировать конфликт.

Чтобы удержать свой авторитет в криминальной среде Меретуков решил совершить убийство [скрыто] и других лиц из окружения последнего.

Для этой цели он привлек Михайлюкова, которому предоставил гладкоствольный охотничий карабин.

Приехав на место встречи, Меретуков, вооруженный пистолетом ПМ, подошел к [скрыто], а Михайлюков, с приготовленным к стрельбе карабином, остался в салоне автомашины.

В ходе встречи [скрыто] спровоцировал конфликт и нанес удар Мере-тукову в область головы, после чего последнего ударил Р

В ответ Меретуков из пистолета произвел выстрел в [скрыто] ли-

шив его жизни.

Михайлюков, действуя согласованно с Меретуковым, произвел из карабина 5 прицельных выстрелов в [скрыто] и прибывших с ним на встречу [скрыто] Мезина, убив [скрыто] и причинив [скрыто] тяжкое телесное повреждение.

Судом, после исследования доказательств, установлено, что [скрыто] на почве личных неприязненных отношений решил применить к Меретукову физическое насилие, и организовал группу из 15 человек, включающую спортсменов, обладающих огнестрельным оружием.

Скрыв истинную цель, [скрыто] добился у Меретукова согласия на встречу, куда приехал в сопровождении вышеуказанной группы.

Прибыв на место встречи, Меретуков и [скрыто] подошли к Михайлюков остался в салоне автомашины.

стал разговаривать с Меретуковым на повышенных тонах,

пытался ударить в голову. После этого Меретукову нанес удар [скрыто]

В этом момент было произведено несколько выстрелов лицами, прибывшими с КИ I

Пуля из травматического пистолета попала в Меретукова, а Р получил пулевое ранение из боевого пистолета, от которого скончался.

Михайлюков, увидев, что в Меретукова стреляют, как он посчитал, из боевых пистолетов, расчехлил, лежащий в салоне автомашины охотничий карабин, вставил патрон в ствол, пристегнул магазин с 5 патронами и вышел из машины.

В это время группа из нескольких человек, вооруженная пистолетами, избивала [скрыто]. Увидев, что [скрыто] целится в голову [скрыто] из писто-

лета, Михайлюков произвел в нападавшего два выстрела из карабина, а затем три выстрела в других лиц, совершающих противоправные действия в отношении [скрыто]

При этом в обосновании своего вывода о невиновности Меретукова и Михайлюкова суд, в частности, указывает в приговоре, что действия [скрыто] по созданию конфликта с Меретуковым и применения насилия к нему были неожиданными для последнего; Меретуков не стрелял в [скрыто] из боевого пистолета, поскольку: «...стреляная гильза калибра 9 мм ПМ с маркировкой [скрыто]», от выстрела которого [скрыто] получил смертельное огнестрельное ранение, обнаружена впереди Меретукова на расстоянии 15 м 82 см от него...»; производить выстрелы из карабина не планировалось, достал его из чехла и приготовил к стрельбе Михайлюков после нападения на Меретукова.

Вместе с тем, данные выводы суда не соответствуют исследованным в судебном заседании доказательствам.

Так, в материалах уголовного дела имеются фонограммы телефонных разговоров Меретукова с [скрыто] и [скрыто], из которых следует, что Меретуков был предупрежден о возможной провокации конфликта со стороны [скрыто]. Меретуков ответил, что он готов к конфликтной ситуации и будет действовать по обстановке.

Давая оценку данного доказательства в приговоре, суд только указал, что оно не содержит сведений, подтверждающих виновность Меретукова в убийстве [скрыто] либо намерения совершить убийство и других лиц, а

также сведений о незаконном обороте оружия и боеприпасов.

Однако не дано оценки тому обстоятельству, что содержание данного разговора противоречит выводу суда о том, что действия [скрыто] на месте встречи были неожиданными для Меретукова.

Делая вывод о том, что Меретуков не стрелял из боевого пистолета в [скрыто] суд сослался на осмотр места происшествия, который проведен

25 августа 2010 года в рамках судебного разбирательства.

В ходе данного осмотра было установлено, как указано в приговоре, что стреляная гильза от патрона пистолета ПМ, от выстрела которого получил смертельное ранение [скрыто] была обнаружена не в месте нахождения Меретукова.

Вместе с тем, согласно заключению эксперта установить, являются ли обнаруженная на месте происшествия гильза и пуля, извлеченная из тела

частями одного патрона, не представилось возможным.

В приговоре, однако, не приведены доказательства, на основании которых суд сделал вывод о том, что обнаруженная гильза и пуля из тела потерпевшего ранее составляли один патрон.

Ссылка суда на обвинительное заключение, в котором, как указано в приговоре, орган следствия пришел к выводу, что из боевого огнестрельного оружия на месте происшествия произведен только один выстрел, является не корректной, поскольку такого вывода в обвинительном заключении не содержится.

Согласно обвинению, действуя в соответствии с договоренностью о применении оружия, Меретуков перед встречей предоставил Михайлюкову

гладкоствольный охотничий карабин, заряженный 6 патронами. Причем один патрон находился в патроннике.

Суд же пришел к выводу, что Михайлюков в салоне автомобиля Мере-тукова оказался случайно, поскольку после встречи они собирались поехать по делам. Увидев, что в Меретукова стреляют из пистолетов, с целью защиты его жизни, Михайлюков расчехлил карабин, вставил в ствол патрон, пристегнул магазин с 5 патронами, после чего, находясь в состоянии необходимой обороны, произвел выстрелы в потерпевших.

Мотивируя вывод о том, что оружие не было приготовлено заранее, суд сослался на показания Михайлюкова, из которых следует, что после первых выстрелов, он расчехлил карабин, вставил патрон в патронник, присоединил магазин. На все это он потратил около 8 секунд.

Вместе с тем, допрошенный в судебном заседании в качестве специалиста [скрыто] показал, что на данные действия потребуется около минуты.

Суд, отвергая показания специалиста, сослался на показания Михайлюкова о времени, затраченном им на подготовку карабина к стрельбе, которые «...какими-либо доказательствами не опровергнуты».

Однако в нарушение требований статьи 87 УПК РФ, проверка показаний Михайлюкова в этой части проведена не была.

Более того, оставлено без оценки то обстоятельство, что в условиях дефицита времени Михайлюков затянул процесс подготовки карабина к стрельбе, вставляя дополнительный патрон в патронник.

Таким образом, довод кассационного представления о том, что не все выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам дела, является обоснованным.

При таких обстоятельствах приговор подлежит отмене, а дело направлению на новое судебное разбирательство, в ходе которого следует устранить указанные нарушения закона и на основании должным образом установленных обстоятельств сделать вывод о виновности или невиновности Михайлюкова и Меретукова в инкриминируемых им преступлениях.

Вместе с тем, судебная коллегия не может согласиться с доводом кассационного представления о том, что необоснованно было отказано в допросе свидетелей [скрыто] и [скрыто] перед назначением комплексной судебно-медицинской, баллистической экспертизы; нарушении уголовно-процессуального закона при назначении данной экспертизы; приобщении к материалам уголовного дела справки о тактико-технических данных пистолетов ПМ и «Стражник», наставления по стрелковому делу.

Как усматривается из протокола судебного заседания, государственный обвинитель заявил ходатайство о допросе [скрыто] и [скрыто] для выясне-

ния некоторых вопросов, связанных с протоколами осмотров места происшествия, однако то, что допрос указанных свидетелей связан с назначаемой экспертизой, государственный обвинитель не заявил.

Суд принял решение о допросе этих свидетелей после проведения экспертизы и со стороны обвинения возражений не поступило.

Что же касается процедуры назначения повторной комплексной судебно-медицинской, баллистической экспертизы, то она проведена в соответствии с требованиями ст. 383 УПК РФ.

О назначении экспертизы ходатайствовал представитель стороны защиты, который представил вопросы эксперту в письменном виде, по этим вопросам было выслушано мнение участников судебного разбирательства и было вынесено постановление о назначении экспертизы.

Никаких вопросов к экспертам, как следует из протокола судебного заседания, у государственного обвинителя не было.

Обоснованно отказано стороне обвинения и в приобщении к материалам уголовного дела справки о тактико-технических данных пистолетов ПМ и «Стражник», наставления по стрелковому делу, поскольку в данных документах не содержатся сведения об обстоятельствах, подлежащих доказыванию по настоящему уголовному делу.

Иные доводы, указанные в кассационном представлении, в связи с отменой приговора, могут быть проверены при новом судебном разбирательстве.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

Статьи законов по Делу № 24-О11-6

УПК РФ Статья 87. Проверка доказательств
УПК РФ Статья 246. Участие обвинителя
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров

Производство по делу

Загрузка
Наверх