Дело № 25-О08-27СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 20 ноября 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Ламинцева Светлана Александровна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 25-О08-27СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 20 ноября 2008 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ермилова В.М.,
судей Ламинцевой С.А. и Пейсиковой Е.В.

рассмотрела в судебном заседании от 20 ноября 2008 года кассационное представление государственного обвинителя на приговор Астраханского областного суда от 5 августа 2008 года, по которому Сафаров А А оправдан по ст.ст. ст. 30 чЛ, ч. 5 ст. 33, п.п. «е,з» ч.2 ст. 105, ч.1 ст. 222 УК РФ на основании п.1 ч.1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием события преступления.

Постановлено признать за ним право на реабилитацию.

Джавадов Р А , 2 осужден по ст. 222 ч.1 УК РФ к 2 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.

Он же оправдан по чЛ ст.ЗО, ч.З ст. 33, п.п. «е,з» ч.2 ст. 105 УК РФ на основании п.1 чЛ ст. 24 УПК РФ за отсутствием события преступления.

Постановлено признать за ним право на реабилитацию.

Заслушав доклад судьи Ламинцевой С. А., мнение прокурора Аверкиевой В.А., полагавшую, что приговор подлежит отмене по доводам кассационного представления, судебная коллегия,

установила:

Джавадов Р.А.О. признан виновным в незаконных приобретении, хранении и передаче боеприпасов.

Преступление совершено им в период с декабря 2006 года по 6 мая 2007 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Органами предварительного следствия Сафаров А.А.О. и Джавадов Р.А.О. обвинялись также в том, что, испытывая неприязненные отношения к И . на почве мести за убийство С с декабря 2006 года по 6 мая 2007 года готовили убийство И . у здания областного суда. При этом Джавадов Р.А.О. предложил З за материальное вознаграждение совершить убийство И . при конвоировании последнего в здание областного суда. Получив согласие З , Джавадов Р.А.О. 25 апреля 2007 года примерно в 19 часов у магазина « » передал ему огнестрельное оружие - газовый пистолет модели ИЖ-79, переделанный и предназначенный для боевой стрельбы патронами калибра 9 мм и 4 патрона к нему. 26 апреля 2007 года З , добровольно отказавшись от совершения убийства И обратился в УБОП при УВД с заявлением о готовящемся преступлении и добровольно выдал переданные ему Джавадовым огнестрельное оружие и боеприпасы к нему, после чего все 3 дальнейшие действия З совершались под контролем правоохранительных органов. 3 мая 2007 года Сафаров А.А.О. передал Джавадову Р.А.О. светокопию фотографии И и сообщил о дате рассмотрения дела в отношении И в здании областного суда, а Джавадов Р.А.О., в свою очередь, 4 мая 2007 года примерно в 13 часов в помещении мастерской по ремонту обуви, передал З светокопию фотографии И . и обозначил день и время его убийства; 6 мая 2007 года в вечернее время Сафаров А.А.О. передал Джавадову Р.А.О. 8 патронов калибра 9 мм, предназначенных для убийства И пояснив при этом, что денежные средства за совершение убийства И он передаст З 7 мая 2007 года, то есть после совершения убийства И По окончании этой встречи Джавадов был задержан, « в связи с чем убийство И не было доведено до конца по независящим от Джавадова и Сафарова обстоятельствам».

По приговору суда, основанному на оправдательном вердикте коллегии присяжных заседателей, Сафаров А.А. и Джавадов Р.А. в этой части предъявленного обвинения оправданы за отсутствием события преступления.

В кассационных представлениях (основном и дополнительном) государственный обвинитель просит приговор в отношении Сафарова А.А. и Джавадова Р.А. отменить, а дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей. Автор представления указывает, что в нарушение ст. ст. 335, 336 УПК РФ подсудимые Сафаров, Джавадов и их защитники неоднократно доводили до присяжных заседателей информацию, которая находится за пределами компетенции коллегии, в том числе, поднимали вопросы процессуального характера, ссылались на процедуру предварительного следствия, заявляли о применении к Джавадову и Сафарову на предварительном следствии недозволенных методов сотрудниками милиции и УБОП; что в прениях адвокат Юренев допустил намеренное искажение содержания аудиозаписи разговоров между З и Джавадовым. Однако председательствующий, по мнению автора кассационного представления, не во всех случаях, когда допускались такие нарушения, делал замечания соответствующему лицу и не в каждом случае обращался к присяжным заседателем с разъяснением о нарушении закона стороной защиты. Государственный обвинитель также считает, что председательствующий несвоевременно прерывал подсудимых и адвокатов в случаях нарушения ими закона, что, по мнению государственного 4 обвинителя, повлияло в конечном итоге на содержание ответов присяжных заседателей при вынесении вердикта. Автор представления также считает, что председательствующий нарушил требования ст. 335 ч.8 УПК РФ, в соответствии с которой данные о личности подсудимого исследуются в присутствии присяжных заседателей лишь в пределах вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями.

В дополнительном представлении указывается, что при допросе свидетеля З адвокат Алиев допустил выражения, которыми поставил под сомнение законность действий органов расследования по настоящему делу; что председательствующий не снял и отреагировал на вопрос адвоката Алиева к свидетелю З который звучал так: «Что Вам обещали сотрудники милиции за участие во всем этом? Вам обещали заплатить деньги? » (стр. 4 протокола судебного заседания от 28 июля 2008 года). Далее в представлении указывается о том, что председательствующий в судебном заседании не сделал своевременного замечания подсудимому Сафарову, когда тот при даче показаний ссылался на применение к нему незаконного воздействия на предварительном следствии (стр. 20 протокола судебного заседания от 29 июля 2008 года). Указывает автор кассационного представления и о том, что в ходе прений (стр. 32 протокола судебного заседания) подсудимый Сафаров заявил о том, что фотографии И взяты в СИЗО сотрудниками УБОП, и ими же все было подстроено, но председательствующий не сделал замечания Сафарову (стр. 32 протокола судебного заседания); не сделал председательствующий замечания Сафарову по этому же поводу позднее (стр. 32 - 33 протокола судебного заседания). По поводу выступлений адвокатов Юренева и Алиева в прениях автор представления указывает, что председательствующий делал им замечания, когда они высказывались с нарушением закона, но не обращался к присяжным заседателям с разъяснением о нарушении закона стороной защиты. Указывается, что адвокат Юренев допускал в прениях намеренное искажение доказательств. Все эти и ряд других проявлений государственный обвинитель относит к целенаправленному незаконному воздействию на присяжных заседателей, что, по его мнению, и повлияло на их беспристрастность и формирование мнения по делу. Несвоевременность реагирования председательствующего на незаконное воздействие на присяжных заседателей со стороны подсудимых и защиты государственный обвинитель считает в совокупности с другими нарушениями уголовно - процессуального закона существенными, влекущими отмену оправдательного приговора.

В письменных возражениях на кассационное представление адвокат Юренев П.В., осуществляющий защиту Сафарова А.А.О., просит приговор оставить без изменения, а кассационное представление - без удовлетворения, 5 мотивируя тем, что позиция прокурора, изложенная в представлении, не основана на законе и не подтверждена материалами дела.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, содержащиеся в кассационном представлении, судебная коллегия находит приговор законным и соответствующим вердикту коллегии присяжных заседателей.

В соответствии со ст. 379 УПК РФ основаниями для отмены или изменения в кассационном порядке судебного решения, вынесенного с участием присяжных заседателей, являются нарушение уголовно- процессуального закона; неправильное применение уголовного закона; несправедливость приговора.

Согласно ч. 2 ст. 385 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего или его представителя лишь при наличии таких нарушений уголовно - процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

Таких нарушений уголовно-процессуального закона по настоящему делу не допущено.

Коллегия присяжных заседателей сформирована в соответствии с требованиями ст. 328 УПК РФ.

При формировании коллегии присяжных заседателей председательствующий судья, а затем стороны обвинения и защиты задавали интересующие их вопросы относительно наличия обстоятельств, препятствующих участию кандидатов в присяжные заседатели в рассмотрении дела. Поводов, в силу которых можно было бы сомневаться в способности сформированной коллегии принять объективное решение по делу, стороны не нашли.

Судебное следствие проведено с учетом требований ст. 335 УПК РФ, определяющей его особенности в суде присяжных заседателей.

Председательствующий судья обеспечил особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей. 6 Из протокола судебного заседания также явствует, что в судебном заседании было обеспечено равенство прав сторон, которым суд, сохраняя объективность и беспристрастность, создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела.

Из протокола судебного заседания видно, что при окончании судебного следствия каких - либо ходатайств о дополнении, выяснении обстоятельств, имеющих значение для дела, подсудимыми, их адвокатами и государственным обвинителем не заявлялось (т.8 л.д. 185).

Сторона обвинения не заявляла в судебном заседании о том, что в ходе судебного разбирательства дела допускаются такие нарушения уголовно - процессуального закона, которые ограничивают право прокурора на представление доказательств.

Вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным, непротиворечивым. Он основан на всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела.

В судебном заседании соблюдены требования ст. 334 УПК РФ о разрешении присяжными заседателями вопросов, предусмотренных п.п. 1,2 и 4 чЛ ст. 299 УПК РФ, а других вопросов - единолично председательствующим.

Вопреки доводам кассационного представления данные о личности подсудимых исследовались с участием присяжных заседателей лишь в той мере, в какой это необходимо в соответствии с законом.

В судебном заседании не было допущено ошибочного исключения из разбирательства допустимых доказательств или необоснованного отказа в исследовании допустимых доказательств.

Согласно вопросному листу вопросы в нем поставлены перед коллегией присяжных заседателей с учетом требований ст. 252 УПК РФ.

Судебная коллегия находит несостоятельными доводы кассационного представления государственного обвинителя о том, что подсудимые и их адвокаты в судебном заседании имели возможность оказывать незаконное воздействие на присяжных заседателей.

Что касается ссылок государственного обвинителя на то, что подсудимые и адвокаты неоднократно доводили до сведения присяжных заседателей информацию, которая находится за пределами их компетенции, 7 систематически ссылались на процедуру предварительного следствия, заявляли о нарушении закона при собирании доказательств, то эти обстоятельства нельзя признать повлиявшими на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них по следующим основаниям.

Как видно из протокола судебного заседания, председательствующим пресекались все недопустимые высказывания участников судебного процесса, а именно, делались замечания по поводу таких высказываний, обращалось внимание присяжных заседателей на то, что нельзя принимать во внимание такие высказывания и учитывать доведенную до них подобную информацию при вынесении вердикта.

Такие замечания, в частности, делались адвокату Алиеву О.Ю. при допросе свидетеля З со снятием соответствующего вопроса (т.8 л.д. 175 об.), подсудимому Сафарову А.А. при его допросе (т.8 л.д. 183 об.). Замечания при таких обстоятельствах также делались в судебных прениях, как подсудимым Сафарову А.А. и Джавадову Р.А. (т.8 л.д. 189 об., 190,191 об.), так и адвокату Алиеву О.Ю. (т.8 л.д. 190).

Вопреки доводам кассационного представления председательствующий в ходе судебных прений делал подсудимому Сафарову замечания по поводу его высказываний о происхождении фотографий И ( т.8 л.д.189 об.) Вопрос адвоката Алиева О.Ю. свидетелю З о том, подстрекал ли он Джавадова к совершению убийства И по указанию сотрудников УБОП, был снят председательствующим, а адвокату Алиеву было сделано замечание за допущенное нарушение закона (т.8 л.д. 175 об.). Это замечание, как следует из протокола судебного заседания, относится и к последующему аналогичному вопросу адвоката Алиева, о котором упоминается в кассационном представлении.

Согласно протоколу судебного заседания председательствующий делал замечания подсудимому Сафарову А.А.О. в ходе судебных прений и в ряде других случаев, в том числе, когда он высказывался о незаконных действиях работников правоохранительных органов (т.8 л.д. 189 об.). По поводу способа изложения адвокатом Юреневым П.В. в прениях содержания аудиозаписи разговора между З и Джавадовым (т.8 л.д. 190 об.) возражения высказал государственный обвинитель, то есть на это тоже было обращено внимание присяжных заседателей. 8 Как видно из материалов дела, в напутственном слове председательствующий, обращаясь к присяжным заседателям, просил не принимать во внимание « все то, что в ряде случаев звучало в судебном заседании, но к делу не относилось.» Председательствующий просил помнить, что он останавливал участников процесса, когда они задавали вопросы, не имеющие отношения к установлению фактических обстоятельств по делу. Председательствующий просил не принимать во внимание эмоциональное, психологическое состояние участников процесса и разъяснил присяжным заседателям, что их решение при вынесении вердикта не должно быть зависимо от поведения в судебном заседании участников процесса (т.8 л.д. 161 - 172).

Таким образом, судебная коллегия считает, что по делу не допущено нарушений требований ст. ст. 335, 336 УПК РФ, на что ссылается в кассационном представлении государственный обвинитель.

При таких условиях судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора в отношении Сафарова А.А. и Джавадова Р.А., постановленного в соответствии со ст. 351 УПК РФ на основании вердикта присяжных заседателей, принятого единодушно в соответствии с чЛ ст. 343 УПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Астраханского областного суда от 5 августа 2008 года в отношении Сафарова А А и Джавадова Р А оставить без изменения, а кассационное представление государственного обвинителя - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 25-О08-27СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УПК РФ Статья 24. Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 299. Вопросы, разрешаемые судом при постановлении приговора
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 343. Вынесение вердикта
УПК РФ Статья 351. Постановление приговора

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх