Дело № 25-О11-7

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 31 мая 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Тришева Антонина Александровна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №25-О11-7

от 31 мая 2011 года

 

председательствующего Ботина А.Г.,

при секретаре Ядренцевой Л.В.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Тостамбекова E.H. и адвоката Титовой И.Г. на приговор Астраханского областного суда от 30 марта 2011 г., по которому

Тостамбеков [скрыто]

Щ, судимый 28 декабря 2010 г. по пп. «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году 3 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 3 месяца,

осужден по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 9 годам лишения свободы, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 13 годам лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 15 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено приговор Харабалинского районного суда Астраханской области от 28 декабря 2010 г., по которому Тостамбеков E.H. осужден по пп. «б», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году 3 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 3 месяца, исполнять самостоятельно.

Заслушав доклад судьи Тришевой A.A., объяснения Тостамбекова E.H. в режиме видеоконференц-связи, выступление адвоката Кабалоевой В.М., поддержавшей кассационные жалобы, мнение прокурора Аверкиевой В.А., полагавшей необходимым приговор оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения, Судебная коллегия

 

установила :

 

Тостамбеков E.H. признан виновным в разбойном нападении на

[скрыто] и в убийстве потерпевшей, сопряженном с разбоем.

Преступления совершены 18 ноября 2010 г. в [скрыто] при

обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах:

адвокат Титова И.Г. оспаривает законность и обоснованность приговора со ссылкой на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам. Считает, что суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы, неверно оценил показания осужденного в ходе предварительного следствия и необоснованно признал их достоверными, при этом имеющимся в них противоречиям не дал надлежащей оценки. Указывает, что о недостоверности этих показаний осужденного свидетельствует тот факт, что он называл другой цвет автомобиля. Считает, что его показания не имеют логики в части, касающейся цели поездки в город, поскольку из показаний матери следует, что необходимости в приобретении сотового телефона у него не было. Суд не принял во внимание, что при проверке показаний осужденного его пояснение о месте сокрытия орудия преступления не подтвердилось и нож в указанном месте не найден. Считает, что суду следовало подвергнуть сомнению заключения экспертов, в выводах которых не содержится категоричных ответов на поставленные перед ними вопросы. Обращает внимание на то, что очевидцев преступления не было, а имеющиеся в деле доказательства являются косвенными и не могут свидетельствовать о

виновности Тостамбекова. С учетом приведенных доводов просит приговор отменить и дело прекратить за непричастностью Тостамбекова к преступлениям;

осужденный Тостамбеков E.H. в основной жалобе указывает, что суд не все смягчающие наказание обстоятельства принял во внимание и назначил ему чрезмерно суровое наказание. Просит учесть его молодой возраст, признание вины, раскаяние в содеянном и смягчить наказание. В дополнительной жалобе приводит доводы, аналогичные доводам жалобы адвоката Титовой И.Г., просит приговор отменить и производство по делу прекратить.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Саенко И.В. указывает на несостоятельность приведенных в них доводов и просит оставить их без удовлетворения.

Поверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым.

Выводы суда о виновности Тостамбекова в разбойном нападении, совершенном с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей, и в убийстве, сопряженном с разбоем, являются правильными, они подтверждены исследованными в судебном заседании доказательствами, содержание и анализ которых приведены в приговоре.

Так, в ходе предварительного следствия при допросе в качестве подозреваемого Тостамбеков не отрицал, что, проживая в [скрыто]

он решил поехать в г. [скрыто], чтобы отобрать у

кого-нибудь телефон, с этой целью взял с собой раскладной нож типа «бабочки». Находясь на остановке общественного транспорта в районе магазина [скрыто]» г. [скрыто] он остановил проезжавшую

автомашину иностранного производства с опознавательным знаком «такси», за рулем которой находилась женщина. Он сел рядом с водителем, увидел на передней панели автомобиля два телефона и решил завладеть ими. Для этого незаметно переложил нож из кармана куртки в рукав и после того, как водитель по его просьбе остановила машину, нанес ей несколько ударов ножом в область груди и верхней части живота. После этого забрал телефоны, деньги в сумме [скрыто] руб., которые находились в кошельке водителя, и покинул место преступления.

Показания осужденного при допросе в качестве подозреваемого судом обоснованно признаны достоверными, поскольку они подробны, последовательны и в них содержится информация об обстоятельствах совершенных преступлений, которая могла быть известна только лицу, непосредственно выполнившему объективную сторону составов этих преступлений.

Кроме того, они подтверждены осужденным при последующих его допросах и проверке показаний на месте.

Они соотносятся и с другими исследованными в судебном заседании доказательствами, в том числе протоколом осмотра места происшествия об обнаружении в салоне автомобиля марки « ^> трупа

потерпевшей [скрыто] с колото-резаными ранениями груди и живота;

заключением судебно-медицинского эксперта о причине смерти, которая наступила от тампонады полости околосердечной сорочки в результате проникающих колото-резаных ранений груди с повреждением сердца; протоколом задержания Тостамбекова, который добровольно выдал имевшиеся при нем мобильные телефоны марки [скрыто]» и

[скрыто]; показаниями свидетеля [скрыто] о том, что

потерпевшая пользовалась двумя мобильными телефонами марки [скрыто]» и [скрыто]»; показаниями свидетеля [скрыто] о

том, что Тостамбеков показал ему два мобильных телефона марки << Ь> и [скрыто]», сообщив, что «отработал», т.е. похитил у кого-то в городе; протоколом предъявления предметов для опознания, согласно которому свидетель [скрыто] опознал телефон марки [скрыто] в корпусе

розового цвета и телефон марки [скрыто] > в корпусе белого цвета; протоколами осмотра вещественных доказательств, заключениями судебных экспертиз и др.

Что касается доводов защиты о противоречивости показаний Тостамбекова при допросе в качестве подозреваемого, их нелогичности и несоответствии фактическим обстоятельствам дела, то они проверены судом и отвергнуты.

Так, его показания о применении ножа при разбойном нападении и убийстве потерпевшей подтверждаются протоколом осмотра трупа и заключением судебно-медицинского эксперта об обнаружении на трупе потерпевшей [скрыто] колото-резаных ранений.

Тот факт, что принятыми мерами обнаружить выброшенный осужденным в реку нож не представилось возможным, не ставит под

сомнение достоверность показаний Тостамбекова и не свидетельствует о его невиновности, как об этом утверждается в жалобе.

Вопреки доводам жалобы целью поездки Тостамбекова в г. [скрыто] являлось не приобретение телефона, а его хищение, о чем он сообщил при допросе в качестве подозреваемого. В связи с этим безосновательно утверждение защиты о том, что наличие у осужденного телефона исключало

необходимость его поездки в г. [скрыто] с целью приобретения другого

телефона.

Действительно, при допросе в качестве подозреваемого Тостамбеков назвал другой цвет автомобиля. Однако это не может рассматриваться в качестве обстоятельства, ставящего под сомнение достоверность его показаний. Как видно из последующих показаний осужденного, он не мог правильно назвать также и цвет корпуса телефона, похищенного им у потерпевшей, прямо заявив следователю, что «не знает, как этот цвет называется» (л.д. 110 т. 1).

Нельзя согласиться с утверждением в жалобах о том, что заключение эксперта об обнаружении на куртке и трико Тостамбекова хлопковых волокон, входивших в состав одежды потерпевшей и в состав сиденья ее автомобиля, не имеет идентификационного значения. Указанное экспертное заключение оценено судом в совокупности с другими доказательствами, что позволило ему признать данное доказательство относимым к событию, подлежащему доказыванию, и использовать его в качестве доказательства обвинения.

При оценке достоверности заключения эксперта об обнаружении на куртке осужденного следов крови суд принял во внимание, что кровь осужденного и потерпевшей по системе ABO относится к одной группе, и правильно указал в приговоре, что происхождение следов крови на куртке осужденного от потерпевшей [скрыто] не исключается.

Отсутствие следов крови на трико, рубашке и обуви осужденного само по себе не может рассматриваться в качестве безусловного основания для вывода о невиновности Тостамбекова при наличии совокупности других доказательств, прямо указывающих на его причастность к преступлениям.

Не может быть признано обоснованным высказанное в жалобах предположение о возможном совершении преступления другими неустановленными следствием лицами, следы рук которых, как следует из заключения эксперта, обнаружены на автомашине потерпевшей. По заключению эксперта, проводившего судебно-дактилоскопическую

экспертизу, на автомашине потерпевшей обнаружены также и следы рук осужденного Тостамбекова.

Оценив в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ собранные доказательства, как каждое в отдельности, так и все в совокупности, сопоставив их с показаниями Тостамбекова в ходе предварительного следствия, суд пришел к обоснованному выводу о его виновности в разбойном нападении и убийстве потерпевшей, сопряженном с разбоем.

Данный вывод согласуется с позицией осужденного, который в подготовительной части судебного заседания вину признал полностью. Такую позицию он занял и при подаче основной кассационной жалобы, в которой, признав вину в содеянном, просил лишь смягчить назначенное наказание.

Действия осужденного квалифицированы правильно.

Наказание назначено в соответствии с требованиями ст. 6, 60 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности осужденного и иных обстоятельств, влияющих на его вид и размер.

Смягчающими наказание обстоятельствами признаны молодой возраст осужденного, признание им вины и способствование раскрытию преступлений.

Отягчающих наказание обстоятельств не установлено.

Таким образом, при назначении наказания учтены все предусмотренные законом обстоятельства, влияющие на его вид и размер, в том числе приведенные в кассационных жалобах. Оснований для смягчения наказания, о чем осужденный просит в жалобе, не имеется.

При изложенных обстоятельствах Судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора по мотивам, приведенным в кассационных жалобах.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих безусловную отмену судебного решения, не установлено.

Принимая во внимание изложенное, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Астраханского областного суда от 30 марта 2011 г. в отношении Тостамбекова [скрыто] оставить без изменения,

кассационные жалобы - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 25-О11-7

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 162. Разбой
УПК РФ Статья 88. Правила оценки доказательств
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх