Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
Телефон: 9060684949
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 3
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 25-О12-1СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 21 февраля 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Пейсикова Елена Владимировна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №25-О12-1СП

от 21 февраля 2012 года

 

председательствующего Ботина А.Г., судей Пейсиковой Е.В. и Лаврова Н.Г.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осуждённых Носкова П.В., Якушева Е.В., адвокатов Марковой И.В., Москаленко М.В. на приговор Астраханского областного суда от 11 октября 2011 г., постановленный с участием присяжных заседателей, по которому

судимый 5 мая 2011 г. Астраханским областным судом по пп. «а», «в», «ж» ч.2 ст. 105, ч.З ст. 30, пп. «а», «ж», «к» ч.2 ст. 105, ч.З ст. 222 УК РФ на 19 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима,

осуждён по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ на 15 лет лишения свободы.

На основании ч.5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено Носкову П.В. наказание путём частичного сложения назначенного наказания по данному приговору и наказания, назначенного по приговору от 5 мая 2011 г., в виде 22 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

г. Москва

21 февраля 2012 г.

районным судом г.Астрахани по пп. «а», «в» ч.2 ст. 126 УК РФ на 8 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима,

осуждён по ч.5 ст. 33, п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ на 11 лет лишения свободы.

На основании ч.5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено Якушеву Е.В. наказание путём частичного сложения назначенного наказания по данному приговору и наказания, назначенного по приговору от 30 декабря 2008 г. в виде 15 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено исчислять срок отбытия наказания Носкову П.В. с 9 декабря 2009 г., Якушеву Е.В. - с 12 мая 2011 г., с зачётом срока отбытия наказания Якушевым Е.В. время содержания его под стражей с 2 февраля 2008 г. по 12 мая 2011 г. включительно.

Разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пейсиковой Е.В., изложившей обстоятельства дела, доводы, содержащиеся в кассационных жалобах, объяснения осуждённых Носкова П.В. и Якушева Е.В. в режиме видеоконференц-связи, выступления адвоката Марковой И.В. в защиту Носкова П.В., адвоката Бицаева В.М. в защиту Якушева Е.В., поддержавших доводы, изложенные в жалобах, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Аверкиевой Е.А., полагавшей приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения, Судебная коллегия

вердиктом коллегии присяжных заседателей Носков признан виновным

группой лиц по предварительному сговору.

В кассационных жалобах (в основных и дополнительных):

- осуждённый Носков П.В., выражая свое несогласие с приговором, просит о его отмене в связи с нарушениями уголовно-процессуального законодательства, Конституции РФ, ст. 6 Европейской конвенции.

 

установила:

 

., совершённом группой лиц по предварительному «ничестве в убийстве С [скрыто]., совершённом

Утверждает, что государственный обвинитель, участвуя в прениях, вводила присяжных в заблуждение, ссылаясь на не исследованные в судебном заседании доказательства, выясняя, заказной ли характер имеет совершённое в отношении [скрыто] преступление. Полагает, что уголовное дело рассмотрено с нарушением принципа состязательности сторон, председательствующий по делу судья необоснованно отказала в предоставлении письменных доказательств, в допросе свидетелей защиты. Государственный обвинитель заявляла перед присяжными, что он и Якушев являются участниками организованной преступной группы, чем вышла за рамки предъявленного обвинения. Замечаний на недопустимое поведение государственного обвинителя председательствующим не делалось. Считает, что председательствующий по делу судья была заинтересована в исходе дела. Полагает, что протокол проверки показаний на месте К [скрыто] и видеозапись к нему являются недопустимыми доказательствами^сак полученные с нарушением УПК РФ, поскольку следователь [скрыто] ^^И без принятия к своему производству уголовного дела не имел права проводить следственные действия, а содержание протокола проверки показаний на месте [скрыто] существенно отличается от содержания видеозаписи. Ссылается на нарушения, допущенные при ознакомлении с материалами дела. Оспаривает заключения экспертов от 31 марта 2010 г. и 4 июня 2010 г. Считает, что председательствующий незаконно удалила его до окончания прений, и он был лишен права на последнее слово подсудимого. Напутственное слово председательствующим было произнесено с нарушением требований закона, содержало явную обвинительную позицию по делу. Отводы председательствующему были необоснованно отклонены. Полагает, что вопросный лист составлен с нарушениями ст. 338, 339 УПК РФ, поскольку вместо фразы «перерезал горло» в вопросе указано: «нанес ранение в область шеи», что не соответствует обвинению. Данное обстоятельство, по мнению осуждённого, повлияло на объективность присяжных заседателей. Считает, что на предварительном слушании его право на защиту было нарушено тем, что судья необоснованно отказал в допуске его жены Н [скрыто] в качестве его защитника. Указывает, что не был ознакомлен с протоколом судебного заседания, где производились допросы свидетелей под псевдонимами [скрыто] и [скрыто], в которых он участия не принимал. Полагает, что под данными псевдонимами в ходе предварительного расследования и в судебных заседаниях допрашивались разные люди. Указывает, что в судебном заседании участвовал иной секретарь судебного заседания, чем тот, чья подпись имеется в копии приговора. В дополнении к своей жалобе осуждённый утверждает, что обвинительное заключение по данному уголовному делу не получал, коллегия присяжных заседателей была сформирована с нарушением УПК РФ. Так, осуждённый утверждает, что присяжные заседатели [скрыто] и [скрыто] * зарегистрированные по одному адресу местожительства, скрыли факт своего знакомства при отборе коллегии присяжных заседателей. Информация, поступившая из ИЦ УВД по

относительно присяжного заседателя является недостоверной, поскольку поселка нет. Кроме того, присяжный заседатель [скрыто] утаила информацию о судимости своих детей, присяжный заседателей [скрыто] скрыла факт

судимости своего зятя, присяжный заседатель Т [скрыто] не сообщил суду информацию, что его зять находился в розыске, присяжный заседатель [скрыто] скрыл от суда информацию о том, что был поставлен на оперативный учет и находился в оперативной разработке, старшина коллегии присяжных Ж [скрыто] не сообщила суду факт о том, что в прошлом работала в органах юстиции, а её муж - в паспортно-визовой службе. По мнению осуждённого, данные обстоятельства свидетельствуют о тенденциозности состава присяжных заседателей. Считает, что присяжный заседатель [скрыто] был необоснованно исключён из числа присяжных заседателей по ходатайству обвинения в связи с тем, что его сын отбывает наказание, поскольку при опросе присяжный указал, что он длительное время не общается сыном и ему не был известен факт судимости сына. Полагает, что протокол судебного заседания не соответствует аудиозаписи, в нём в полной мере не отражены вопросы, заданные стороной защиты в ходе формирования коллегии присяжных заседателей. В частности, не отражёнвопрос стороны защиты кандидату в присяжные заседатели [скрыто] о наличии судимости её зятя;

- адвокат Маркова И.В. в защиту Носкова П.В., не соглашаясь с приговором, утверждает, что с участием присяжных были исследованы доказательства, полученные с нарушением УПК РФ, а именно: протокол проверки показаний на месте с участием К [скрыто] от 2 октября 2009 г., видеозапись этого следственного действия, протокол осмотра места происшествия, при котором был обнаружен труп, и видеозапись, заключение судебной генотипоскопической экспертизы от 31 марта 2010 г., пояснительное письмо, заключение экспертизы от 4 июня 2010 г. Ссылается на то, что государственный обвинитель неоднократно допускала высказывания о наличии у свидетеля К [скрыто] обвинительного приговора, которым он был признан виновным в похищении [скрыто]. Все это вызвало предубеждение присяжных заседателей при вынесении обвинительного вердикта;

- осуждённый Якушев Е.В. просит об отмене приговора, указывая аналогичные доводы, изложенные в кассационных жалобах Носкова и адвоката Марковой о том, что с участием присяжных были исследованы доказательства, полученные с нарушением УПК РФ. Считает, что на предварительном слушании были нарушены его права на защиту, поскольку суд отклонил его ходатайство о допуске в качестве защитника его гражданской жены - [скрыто]. Утверждает, что в судебном заседании исследовались данные, не относящиеся к рассматриваемому делу. Показания

свидетеля обвинения в части локализации повреждений на теле

потерпевшего противоречат данным экспертизы. А показания эксперта [скрыто] в суде относительно роста потерпевшего, наличия гнилостных изменений на трупе, являются недостоверными. В присутствии присяжных исследовался документ - письмо ЭКУ ГУВД по [скрыто] краю, который не является доказательством по делу, поскольку письмо не соответствует требованиям, предъявляемым доказательствам, на бланке отсутствует печать, оно подписано ненадлежащим лицом. Утверждает, что государственный обвинитель оказывала воздействие на присяжных, высказываясь в отношении свидетеля К [скрыто] о том, что в отношении его постановлен обвинительный приговор. Свидетели обвинения также оказывали давление на присяжных, допуская высказывания в нарушение ст.252 УПК РФ. Председательствующим был нарушен принцип состязательности и равноправия сторон. Утверждает, что председательствующий допустил нарушения при отборе присяжных. Так, кандидат в присяжные заседатели № 35 был отведён защитой немотивированным отводом, однако фактически он был оставлен в списке, а вместо него был отведён кандидат в присяжные № 34. Ссылается на нарушения при формировании вопросного листа. Напутственное слово председательствующего, по мнению осуждённого, произнесено в нарушении требований закона;

- адвокат Москаленко М.В. в защиту Якушева Е.В. просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение в ином составе суда. В обоснование своей просьбы адвокат высказывает доводы о том, что приговор постановлен с нарушением ст. 15 УПК РФ о состязательности сторон, требований, предусмотренных ст. 243 УПК РФ. Полагает, что судебное заседание проведено с обвинительным уклоном, с нарушением прав подсудимых на защиту. Заявленные стороной защиты ходатайства об исключении доказательств, добытых с нарушением норм уголовно-процессуального закона, - протокол осмотра места происшествия, протокол проверки показаний на месте [скрыто] поскольку были проведены ненадлежащим лицом, были необоснованно отклонены. Присяжным были представлены доказательства, которые таковыми не являются. Государственный обвинитель неоднократно задавал вопросы, выходящие за пределы фактических обстоятельств дела. Вопросы в вопросном листе сформулированы произвольно, без учёта предъявленного обвинения. Считает, что заключение эксперта от 4 июня 2010 г. также является недопустимым доказательством, поскольку при получении образцов для сравнительного исследования была нарушена процедура взятия крови. Оспаривает квалификацию действий Якушева, считает, что квалифицирующий признак «группа лиц по предварительному сговору» подлежит исключению из осуждения. Утверждает, что защита была лишена возможности заявить ходатайство о допросе лица, на которые ссылались

засекреченные свидетели. Допрос свидетеля под псевдонимом [скрыто]» произведён с нарушением признака беспристрастности.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Раковская М.С., не соглашаясь с доводами, изложенными в них, просит оставить приговор без изменения, а жалобы без удовлетворения.

Изучив материалы дела, обсудив доводы, содержащиеся в кассационных жалобах, и возражения на эти доводы, Судебная коллегия находит приговор постановленным в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности Носкова и Якушева в совершении инкриминируемого им преступления и основанным на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела с соблюдением требований главы 42 УПК РФ.

Согласно материалам дела ни в процессе расследования, ни в ходе судебного разбирательства нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих в соответствии с ч.2 ст.379 УПК РФ отмену приговора, органами следствия и судом не допущено.

Из протокола судебного заседания следует, что уголовное судопроизводство по настоящему делу осуществлялось в соответствии с требованиями ст. 15 УПК РФ на основе состязательности сторон, в судебном заседании исследованы все собранные по делу доказательства, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела, с учётом особенностей судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей.

Коллегия присяжных заседателей сформирована в соответствии с требованиями ст. 328 УПК РФ. Доводы, содержащиеся в жалобах, относительно нарушений, допущенных при отборе присяжных заседателей, тенденциозности коллегии присяжных заседателей являются необоснованными.

Так, как следует из протокола судебного заседания, кандидат в присяжные заседатели В [скрыто] ^В была исключена из предварительного списка мотивированным письменным отводом, заявленным стороной защиты, а кандидат в присяжные заседатели [скрыто] - была отведена немотивированным отводом (т.П, л.д. 32-34, 37-38; т.12, л.д. 46). _

Замена присяжного заседателя [скрыто] в ходе судебного разбирательства была проведена в соответствии с требованиями ст. 329 УПК РФ до удаления присяжных заседателей в совещательную комнату для вынесения вердикта в связи с установлением судимости его сына, о которой присяжный заседатель в ходе отбора не сообщил (т.12, л.д. 149-152).

Разрешение ходатайства государственного обвинителя об исключении из списка присяжных заседателей [скрыто]. в присутствии коллегии присяжных заседателей не противоречит требованиям ст. 328, 329 УПК РФ.

Нельзя расценивать как обоснованные доводы осуждённого Носкова, содержащиеся в дополнении к кассационной жалобе, относительно недостоверности данных о месте рождения присяжного заседателя [скрыто], сокрытия при отборе кандидатами в присяжные заседатели и [скрыто] факта своего знакомства, регистрации их местожительства по одному и тому же адресу, поскольку судом не осуществлялась проверка данных о месте рождения и месте регистрации присяжных заседателей. Кроме того, вопреки доводам Носкова, как следует из протокола судебного заседания, при формировании коллегии присяжных заседателей вопрос о том, знакомы ли кандидаты в присяжные заседатели между собой, не задавался.

Кандидат в присяжные заседатели [скрыто] не входила в состав коллегии присяжных заседателей.

Доводы, содержащиеся в дополнении к кассационной жалобе Носкова, относительно сокрытия присяжными заседателями Ж

сведений, препятствующих их участию в качестве присяжных заседателей в рассмотрении уголовного дела, являются необоснованными, и ничем не подтверждаются.

Каких-либо заявлений и замечаний по формированию коллегии присяжных заседателей, так же как и заявлений о тенденциозности сформированной коллегии присяжных заседателей, от стороны защиты и стороны обвинения не поступало (т. 12, л.д. 47-48).

Особенности рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей и юридические последствия вердикта, а также порядок и пределы обжалования приговора осуждённым были разъяснены.

Несостоятельными являются доводы осуждённых и адвокатов относительно несоответствия возраста, роста потерпевшего данным судебно-медицинской экспертизы, наличия несоответствий в показаниях свидетеля

акту судебно-медицинской экспертизы в части локализации

повреждений на теле потерпевшего, показаний эксперта

недостоверности выводов заключений экспертов, о наличии свидетелей, с которыми якобы общался потерпевший в 2006 г., 2007 г. и 2008 г., поскольку данные доводы касаются фактических обстоятельств содеянного и в силу ч.2 ст. 379 УК РФ не могут служить основанием для отмены или изменения приговора, постановленного с участием присяжных заседателей.

В ходе судебного следствия в присутствии присяжных заседателей исследовались только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст. 334 УПК РФ.

Как следует из протокола судебного заседания, стороны обвинения и защиты в равной степени участвовали в обсуждении доказательств, доводили до сведения коллегии присяжных заседателей свою позицию по делу.

Председательствующий создал все необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. В случаях, когда стороны касались вопросов, которые не могут исследоваться в присутствии присяжных заседателей, председательствующий своевременно прерывал участников процесса и разъяснял присяжным заседателям необходимость не принимать услышанное во внимание.

Так, вопреки доводам, изложенным в жалобах, председательствующий останавливал речь государственного обвинителя и делал ему замечания, в том числе в тех случаях, когда он касался вопросов осуждения свидетеля [скрыто] -' наличия у Носкова П.В. поддельного паспорта, и обращался к присяжным заседателям с соответствующими разъяснениями, как того требует ч. 3 ст.336 УПК РФ (т. 12, л.д. 247, 156).

Доводы о том, что государственный обвинитель и председательствующий судья выясняли, заказной ли характер имеет совершённое в отношении С [скрыто] преступление, несостоятелен, поскольку, как следует из протокола судебного заседания, такие вопросы перед допрашиваемыми лицами не ставились.

Что касается доводов осуждённого Носкова, изложенных в его жалобе, относительно необоснованного его удаления из зала заседания и лишения права на последнее слово подсудимого, то данный довод высказан им вопреки протоколу судебного заседания.

Согласно протоколу судебного заседания, председательствующий судья обоснованно дважды удалял подсудимого из зала суда, в том числе в ходе прений сторон до их окончания, за допущенные Носковым неоднократные нарушения порядка в судебном заседании и систематическое игнорирование требований председательствующего о соблюдении условий судебного разбирательства с участием присяжных заседателей (т. 12, л.д. 119; т. 13, л.д.З).

Что касается права на последнее слово подсудимого, то данное право было предоставлено Носкову, при этом последнее слово подсудимого не было ограничено во времени. Председательствующий правильно, в соответствии с требованиями ч.7 ст. 335, ч. 3 ст. 336 УПК РФ останавливал подсудимого, когда он касался обстоятельств, не подлежащих исследованию судом с участием присяжных заседателей, и обращался к присяжным

заседателям с просьбой не принимать во внимание сказанное подсудимым при вынесении вердикта.

Высказанные председательствующим обоснованные замечания относительно нарушения Носковым закона при произнесении последнего слова ни в коей мере нельзя расценивать как нарушение его права на защиту (т. 13, л.д. 9-10).

Доводы осуждённых Носкова и Якушева о нарушении их права на защиту на предварительном слушании в связи с отказом судьи в допуске жены Носкова - [скрыто] и гражданской жены Якушева - [скрыто]. высказаны вопреки протоколу судебного заседания, поскольку на предварительном слушании данными подсудимыми таких ходатайств не заявлялось.

Указанные ходатайства были заявлены Носковым и Якушевым в ходе первого судебного рассмотрения уголовного дела, под председательствованием другого судьи, а вынесенный по данному делу приговор был отменён кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации. В судебном заседании под председательством судьи [скрыто] Носков и Якушев такие

ходатайства не заявляли (т.8, л.д.41-46, 88-89).

Вопреки доводам, содержащимся в кассационных жалобах осуждённых и их адвокатов, все заявленные сторонами ходатайства судом рассмотрены в установленном законом порядке.

Суд обоснованно отказал стороне защиты в признании недопустимыми доказательствами протокола проверки показаний на месте [скрыто]. от 2

октября 2009 г. и протокола осмотра места происшествия от 3 октября 2009 г.

Как следует из материалов дела, проверка показаний на месте подозреваемого [скрыто] была проведена в соответствии с требованиями ст. 194 УПК РФ, после разъяснения ему процессуальных прав, положений ст. 51 Конституции РФ, предусматривающей право не свидетельствовать против себя и своих близких родственников, с участием защитника, в присутствии понятых. При проведении проверки показаний на месте следователем каких-либо наводящих вопросов [скрыто] не задавалось. В ходе исследования судом протокола проверки показаний на месте и видеозаписи данного следственного действия каких-либо существенных неточностей или несоответствий не установлено.

Проведение осмотра места происшествия соответствовало требованиям ст. 164, 176, 177 УПК РФ, протокол и видеозапись в полной мере отражают ход проведения данного следственного действия.

Что касается доводов относительно того, что проверка показаний на месте и осмотр места происшествия были проведены следователем

без принятия уголовного дела к своему производству, то данные доводы также проверялись в судебном заседании, и указанных защитой нарушений судом не установлено.

Так, в судебном заседании исследовалась копия постановления о принятии следователем [скрыто]. уголовного дела к производству 2 октября 2009 г., а также показания свидетелей [скрыто] и Д^Н' согласно которым на момент производства указанных следственных действий уголовное дело находилось в производстве следователя М [скрыто]., после производства осмотра места происшествия уголовное дело с указаниями [скрыто] как руководителя следственного органа было передано следователю [скрыто] (т-12, л.д. 89-90, 140-145).

Суд правильно установил, что оснований, предусмотренных ст. 75 УПК РФ, для признания акта судебно-генотипоскопической экспертизы недопустимым доказательством не имелось. Назначение и проведение судебно-генотипоскопической экспертизы проведено в соответствии с требованиями закона. Выемки образцов крови от сына и матери потерпевшего [скрыто] - Для сравнительного исследования были произведены в соответствии с требованиями ст. 202 УПК РФ.

Отказ суда в удовлетворении ходатайства защиты о признании недопустимым доказательством письма начальника отдела ЭКЦ УВД по [скрыто] краю является обоснованным, поскольку согласно ст. 74 УПК РФ в качестве доказательств по делу допускаются иные документы, имеющие значение для уголовного дела.

Нарушений закона при допросах засекреченных свидетелей [скрыто] и [скрыто] в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного разбирательства, без оглашения подлинных данных о личности свидетеля не допущено.

Вопреки доводам, изложенным в кассационных жалобах, эти свидетели указали источник своей осведомленности и обладали информацией о причастности к преступлению подсудимых, возражения со стороны защиты относительно допроса указанных свидетелей, явившихся в судебное заседание, были обоснованно отклонены председательствующим судьей, а стороне защиты было предоставлено право задать вопросы указанным свидетелям.

Доводы о том, что под фамилиями [скрыто]» и [скрыто]» в ходе предварительного расследования и в судебных заседаниях допрашивались разные лица, являются несостоятельным. Как следует из материалов дела, в судебном заседании в условиях неочевидности были установлены и проверены подлинные данные засекреченных лиц путём сопоставления документов, удостоверяющих личность, и документов, содержащихся в

запечатанном конверте, указанные свидетели были предупреждены об уголовной ответственности, им разъяснялись их права, положения ст. 51 Конституции РФ (т. 13, л.д. 175).

Данных, на которые имеются ссылки в жалобах о том, что в нарушение ст. 243 УПК РФ возражения стороны защиты на действия председательствующего судьи выносились на обсуждение стороны обвинения, что председательствующий тенденциозно комментировал действия защиты, препятствовал заявлять возражения, задавал наводящие вопросы допрашиваемым лицам и корректировал их показания, в материалах дела не имеется.

Оснований считать, что председательствующий по делу судья лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного уголовного дела, а также то, что имеются иные обстоятельства, исключающие его участие в производстве по данному уголовному делу, нет. Отвод, заявленный подсудимым Носковым председательствующему судье, разрешен в соответствии с требованиями, предусмотренными ст. 256 УПК РФ (т. 12, л.д. 266).

Довод о том, что в судебном заседании участвовал другой секретарь судебного заседания, а не тот, чья фамилия указана в копии приговора, полученном Носковым, является необоснованным, поскольку согласно протоколу судебного заседания уголовное дело в отношении Носкова и Якушева рассматривалось с участием секретарей судебного заседания

[скрыто] -' [скрыто] -' замена которых осуществлялась в соответствии с законом, при этом отводов секретарям судебного заседания сторонами не заявлялось, (т. 13, л.д. 1, 15, 18).

Вопросный лист вопреки доводам, изложенным в жалобах осуждённых и их защитников, отвечает требованиям ст.338 УПК РФ, сформулирован в соответствии с предъявленным Носкову и Якушеву обвинением, с учётом прений сторон и высказанных замечаний стороной защиты. Вопрос № 5 сформулирован в доступной форме, не содержит юридических терминов, фраза : «..ножом нанес ранение в области шеи [скрыто].» - не противоречит предъявленному Носкову обвинению.

Заявлений от присяжных заседателей относительно неясности каких-либо вопросов, поставленных в вопросном листе, не имелось.

Напутственное слово, с которым председательствующий обратился к присяжным заседателям, соответствует требованиям ст.340 УПК РФ, его содержание было понятно присяжным заседателям, в нём не выражено в какой-либо форме мнение председательствующего по вопросам, поставленным перед коллегией присяжных заседателей.

После высказанных стороной защиты возражений председательствующий обратился с дополнительным разъяснением к присяжным заседателям. Со стороны других участников судебного разбирательства возражений на напутственное слово председательствующего по мотивам нарушения им принципов объективности и беспристрастности не имелось.

Вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным, вынесенным в соответствии с требованиями ст.343 УПК РФ, непротиворечивым, за исключением ответа присяжных относительно того, заслуживает ли Носков снисхождения при назначении ему наказания.

Согласно актам судебных психолого-психиатрических экспертиз Носков и Якушев в момент совершения инкриминируемых им деяний каким-либо хроническим психическим расстройством, слабоумием либо иным болезненным состоянием психики и временным психическим расстройством не страдали, могли осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими (т.4, л.д. 189-192, 222-224 оборот).

Действия Носкова по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ как убийство, совершённое группой лиц по предварительному сговору, и действия Якушева по ч.5 ст. 33, п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ как пособничество в совершении указанного преступления квалифицированы председательствующим судьёй правильно, в соответствии с вердиктом присяжных заседателей.

При назначении наказания суд учёл характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности виновных, а также наличие смягчающих наказание обстоятельств: то обстоятельство, что Носков и Якушев совершили преступление в достаточно молодом возрасте, положительную характеристику Носкова и удовлетворительную характеристику Якушева, наличие на иждивении у Носкова малолетнего ребенка и семьи, его участие в боевых действий, отсутствие судимости на момент совершения преступления, а также то обстоятельство, что вердиктом коллегии присяжных заседателей Якушев признан заслуживающим снисхождения.

Оснований для применения ст. 64 УК РФ судом не установлено.

Все замечания, поданные стороной защиты и обвинения, на протокол судебного заседания были рассмотрены председательствующим в соответствии с требованиями ст. 260 УПК РФ (т.13, л.д. 130-141, 148-149).

Согласно распискам, имеющемся в материалах дела, Носков и Якушев получили копии обвинительного заключения по данному уголовному делу 6 июля 2010 г. (т.8, л.д. 2, 3, 42).

Статьи законов по Делу № 25-О12-1СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 126. Похищение человека
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УПК РФ Статья 15. Состязательность сторон
УПК РФ Статья 74. Доказательства
УПК РФ Статья 75. Недопустимые доказательства
УПК РФ Статья 164. Общие правила производства следственных действий
УПК РФ Статья 176. Основания производства осмотра
УПК РФ Статья 177. Порядок производства осмотра
УПК РФ Статья 194. Проверка показаний на месте
УПК РФ Статья 202. Получение образцов для сравнительного исследования
УПК РФ Статья 243. Председательствующий
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 256. Порядок вынесения определения, постановления
УПК РФ Статья 260. Замечания на протокол судебного заседания
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 329. Замена присяжного заседателя запасным
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 336. Прения сторон
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 343. Вынесение вердикта
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу

Загрузка
Наверх