Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 26-В07-9

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 18 января 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по административным делам, надзор
Категория Административные дела
Докладчик Малышкин Александр Викторович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №26-В07-9

от 18 января 2008 года

 

Российской Федерации

Председательствующего:

Горохова Б.А.,

судей

Малышкина A.B. и Кебы Ю.Г.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Экажева Б.-Г.А., Гагиева М.Т., Актомирова В.Т., Кодзоева A.A., Гагиева Б.М., Евлоева K.M., Илиева М.А., Костоева М.Х., Костоева P.A., Китиевой М.М., Султыгова С.У.,Папанова М.З., Мартазанова М.Д., Медова К.С, Бокова СВ., Цороева Б.С, Хашкиева A.M. к Министерству внутренних дел Республики Ингушетия о взыскании дополнительных денежных выплат по надзорной жалобе МВД Республики Ингушетия на решение Назрановского районного суда Республики Ингушетия от 22 февраля 2006 года, которым исковые требования удовлетворены, и постановление президиума Верховного Суда Республики Ингушетия от 18 апреля 2007 года, оставившее решение районного суда без изменения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Малышкина A.B., объяснения представителей МВД Республики Ингушетия Марьяна Г.В., Ивашечкиной СВ., поддержавших доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации,

Истцы обратились в суд с иском к Министерству внутренних дел Республики Ингушетия о взыскании дополнительных денежных выплат за выполнение задач по обеспечению правопорядка и общественной безопасности в условиях

 

установила:

 

чрезвычайного положения в зоне вооруженного осетино-ингушского конфликта в период с 1993 по 1994 год.

В обоснование заявленных требований сослались на то, что в указанный период они проходили срочную службу в полку ППСМ МВД Республики Ингушетия. Согласно постановлению Правительства Российской Федерации от 15 апреля 1995 года № 343 на сотрудников органов внутренних дел Республики Ингушетия возложено выполнение задач в зоне осетино-ингушского конфликта. В соответствии с Законом Российской Федерации от 21 января 1993 года № 4328-1 «О дополнительных гарантиях и компенсациях военнослужащим, проходящим службу на территории государств Закавказья, Прибалтики и Республики Таджикистан, а также выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах» военнослужащим, выполняющим задачи в условиях вооруженных конфликтов должны предоставляться дополнительные гарантии и компенсации. К ним относятся: выплата вторых окладов денежного содержания, надбавка за выслугу лет, единовременные пособия, компенсация за не предоставленную бесплатную путевку в санаторий, суточные (полевые) в тройном размере.

Указом Президента Российской Федерации от 15 февраля 1995 года № 139 «О мерах по ликвидации последствий осетино-ингушского конфликта октября-ноября 1992 года» на личный состав соединений и воинских частей федеральных органов исполнительной власти, участвующих в нормализации обстановки, восстановлении законности и правопорядка на территориях Республики Северная Осетия-Алания и Республики Ингушетия, распространено действие постановления Правительства Российской Федерации от 31 января 1994 года № 280 «О порядке установления факта выполнения военнослужащими и иными лицами задач в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах и предоставления им дополнительных гарантий и компенсаций».

Решением Назрановского районного суда Республики Ингушетия от 22 февраля 2006 года исковые требования удовлетворены.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Постановлением президиума Верховного Суда Республики Ингушетия от 18 апреля 2007 года решение Назрановского районного Суда Республики Ингушетия от 22 февраля 2006 года оставлено без изменения.

В надзорной жалобе МВД Республики Ингушетия просит судебные постановления, состоявшиеся по данному делу, отменить.

Определением судьи Верховного Суда РФ от 6 июля 2007 года дело истребовано в Верховный Суд РФ и определением от 28 ноября 2007 года передано для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции- в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит состоявшиеся по делу судебные постановления подлежащими отмене, как вынесенные с существенным нарушением норм материального права.

В соответствии со ст. 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

При рассмотрении настоящего дела судебными инстанциями были допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права, выразившиеся в следующем.

Удовлетворяя заявленные требования к МВД Республики Ингушетия, суд исходил из того, что сам факт прохождения истцами в период с 1993 по 1994 год службы в органах внутренних дел Республики Ингушетия подтверждает их право на все гарантии и компенсации, которые предоставляются сотрудникам органов внутренних дел, выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения или при вооруженном конфликте.

Президиум Верховного Суда Республики Ингушетия, соглашаясь с данными выводами, оставил решение суда первой инстанции без изменения.

Между тем, приведенные выводы судебных инстанций нельзя признать правильными, поскольку само по себе нахождение сотрудников органов внутренних дел в период командировки в местности, на которой введено чрезвычайное положение либо отнесенной к зоне вооруженного конфликта, не свидетельствует о фактическом выполнении ими задач в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах.

В соответствии со ст. 1 Закона РФ от 21 января 1993 года № 4328-1 «О дополнительных гарантиях и компенсациях военнослужащим, проходящим военную службу на территории государств Закавказья, Прибалтики и Республики Таджикистан, а также выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах» военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, а также военнослужащим-офицерам, прапорщикам, мичманам, военнослужащим сверхсрочной службы, проходящим военную службу и не заключившим контракта о прохождении военной службы, постоянно или временно выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах, на период выполнения этих задач устанавливаются оклады по воинским должностям и оклады по воинским званиям в двойном размере.

Статьей 2 указанного Закона предусмотрено, что военнослужащим, выполняющим задачи в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах, для назначения пенсии засчитывается в выслугу лет и трудовой стаж один месяц военной службы за три месяца.

Согласно Указу Президента РФ № 139 от 15 февраля 1995 года «О мерах по ликвидации последствий осетино-ингушского конфликта октября-ноября 1992 года» на личный состав соединений и воинских частей федеральных органов исполнительной власти, участвующих в нормализации обстановки, восстановления законности и правопорядка на территориях Республики Северная Осетия и Ингушской Республики, распространено действие Постановления Правительства РФ от 31 марта 1994 года №280 «О порядке установления факта выполнения военнослужащими и иными лицами задач в

условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах и предоставления им дополнительных гарантий и компенсаций».

Пунктом 2 постановления Правительства Российской Федерации от 31 марта 1994 года № 280 установлено предоставлять военнослужащим и сотрудникам дополнительные гарантии и компенсации только за время фактического выполнения ими задач на территории, где введено чрезвычайное положение, либо в местности, которая отнесена к зоне вооруженного конфликта (но не ранее дня введения на соответствующей территории чрезвычайного положения или отнесения местности к зоне вооруженного конфликта и не позднее дня отмены чрезвычайного положения или решения об отнесении к зоне вооруженного конфликта, определенных Правительством Российской Федерации) и предусмотрено, что периоды выполнения военнослужащими и сотрудниками задач в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах оформляются приказами командиров воинских частей, начальников штабов, оперативных и иных групп.

Из изложенных правовых норм следует, что предоставление дополнительных гарантий и компенсаций зависит от фактического участия сотрудников органов внутренних дел в выполнении задач по ликвидации последствий осетино-ингушского конфликта. Поэтому указанные выплаты и льготы должны производиться тем лицам, которые реально участвовали в выполнении задач по ликвидации последствий осетино-ингушского конфликта. При этом само по себе нахождение в период командировки на территории, на которой объявлено чрезвычайное положение или отнесенной к зоне вооруженного конфликта, не означает фактического участия в выполнении соответствующих задач.

В связи с этим фактическое участие должно быть доказано по делу в соответствии с требованиями гражданского процессуального закона.

Согласно части 1 статьи 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено законом. Обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами (статья 60 ГПК РФ).

Вместе с тем, представленные истцами в суд документы в обоснование своих требований не содержат никаких сведений относительно их участия в выполнении задач по ликвидации последствий осетино-ингушского конфликта.

Материалами дела не подтверждается фактическое выполнение истцами задач на территории, где введено чрезвычайное положение, либо в местности, которая отнесена к зоне вооруженного конфликта. В судебном заседании также не установлено и истцы не представили доказательств того, что они участвовали в выполнении задач по ликвидации последствий осетино-ингушского конфликта.

Таким образом, доказательств, подтверждающих выполнение истцами задач в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах, в материалах дела не имеется.

С учетом изложенного решение суда первой инстанции и постановление суда надзорной инстанции являются незаконными и подлежат отмене.

Поскольку судебными инстанциями допущена ошибка в применении и толковании норм материального права, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит возможным, отменяя судебные постановления, принять новое решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, не передавая дело на новое рассмотрение.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 387, 390 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации,

 

определила:

 

решение Назрановского районного суда Республики Ингушетия от 22 февраля 2006 года и постановление президиума Верховного Суда Республики Ингушетия от 18 апреля 2007 года отменить.

Принять по делу новое решение, которым в удовлетворении исковых требований Экажеву Б.-Г.А., Гагиеву М.Т., Актомирову В.Т., Кодзоеву A.A., Гагиеву Б.М., Евлоеву K.M., Илиеву М.А., Костоеву М.Х., Костоеву P.A., Китиевой М.М., Султыгову С.У.,Папанову М.З., Мартазанову М.Д., Медову К.С, Бокову СВ., Цороеву Б.С, Хашкиеву A.M. к Министерству внутренних дел Республики Ингушетия о взыскании дополнительных денежных выплат и зачете срока службы отказать.

Председательствующий Судьи

Статьи законов по Делу № 26-В07-9

ГПК РФ Статья 56. Обязанность доказывания
ГПК РФ Статья 60. Допустимость доказательств
ГПК РФ Статья 387. Основания для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке
ГПК РФ Статья 390. Полномочия суда кассационной инстанции

Производство по делу

Загрузка
Наверх