Дело № 26-Д10-11

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 25 ноября 2010 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, надзор
Категория Уголовные дела
Докладчик Кондратов Петр Емельянович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 26-Д10-11

НАДЗОРНОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 25 ноября 2010 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Борисова В.П.,
судей Кондратова П.Е. и Пейсиковой Е.В.,
при секретаре Красавиной А.Н.

рассмотрела в судебном заседании 25 ноября 2010 года надзорное представление заместителя прокурора Республики Ингушетия Белякова П.А. и надзорную жалобу осужденного Кантаева Р.А. на приговор Джейрахского районного суда Республики Ингушетия от 15 января 2009 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 17 марта 2009 года.

По приговору Джейрахского районного суда Республики Ингушетия от 15 января 2009 года Кантаев Р А , не имеющий судимости, оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 222 УК РФ, ввиду непричастности к его совершению.

По этому же приговору Кантаев Р.А. осужден по ч. 3 ст. 162 УК РФ к 7 годам лишения свободы со штрафом в размере 30 000 рублей; по пп. «а, в, г, ж, з» ч. 2 ст. 126 УК РФ к 6 годам лишения свободы; по п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ - к 7 годам лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний ему назначено 7 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 30 000 рублей.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 17 марта 2009 года приговор оставлен без изменения.

Президиум Верховного Суда Республики Ингушетия, рассмотрев 24 сентября 2010 года надзорную жалобу осужденного Кантаева Р.А. и надзорное представление заместителя прокурора Республики Ингушетия Белякова П.А., постановил направить уголовное дело вместе с надзорными представлением и жалобой в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в связи с отсутствием кворума для его рассмотрения в президиуме Верховного Суда Республики Ингушетия.

Заслушав доклад судьи Кондратова П.Е., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание судебных решений, доводы надзорных представления и жалобы, а также мотивы вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выслушав мнение прокурора Титова Н.П., полагавшего надзорное представление удовлетворить, а надзорную жалобу оставить без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

по приговору суда Кантаев Р.А. признан виновным в разбое, соединенном с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору с применением оружия с незаконным проникновением в жилище; в похищении человека, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением оружия, в отношении двух лиц, из корыстных побуждений, а также в вымогательстве чужого имущества, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, в целях получения имущества в крупном размере.

В надзорном представлении заместитель прокурора Республики Ингушетия Беляков П.А. указывает на то, что при постановлении приговора и вынесении кассационного определения судами были нарушены предписания ч. 1 ст. 10 УК РФ, поскольку действия Кантаева Р.А., совершенные в период с 12 октября по 7 ноября 2003 года, были квалифицированы по ч. 3 ст. 162 УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ, по которой ему было назначено 7 лет лишения свободы со штрафом в размере 30000 рублей, хотя на момент их совершения действия Кантаева Р.А. подпадали под признаки преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 162 УК РФ в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года № 63-ФЗ, за совершение которого дополнительное наказание в виде штрафа не предусматривалось. С учетом этого обстоятельства просит приговор в отношении Кантаева Р.А. изменить, переквалифицировав его действия с ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 года) на ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года) и исключив назначенное ему дополнительное наказание в виде штрафа.

В надзорной жалобе осужденный Кантаев Р.А., утверждая о несоответствии выводов суда в приговоре фактическим обстоятельствам уголовного дела, отмечает, что в судебном заседании были реально допрошены только 2 свидетеля - сотрудники УБОП по Республике Ингушетия, другие же свидетели и потерпевшие в судебное заседание не явились, и суд оглашал их показания, полученные в ходе предварительного следствия; при этом один только потерпевший П указал на его участие в совершении преступлений. Подчеркивает, что факт его опознания по наколкам на руке свидетельствует о том, что, в отличие от других участников группы, он был без перчаток и, следовательно, заранее не готовился к преступлению. Обращает внимание на то, что никто из участников группы не утверждал о его участии в сговоре на совершение преступлений. Полагает, что правдивость его показаний о неучастии в нападении на жилище потерпевших и о нахождении вне дома подтверждается свидетелями и М показавшими, что после выстрела из пистолета в помещении кто-то приоткрывал дверь и заглядывал в дом. Признает свою вину только в недонесении о совершенных преступлениях и в том, что сторожил похищенного другими лицами потерпевшего. Утверждает о недостоверности содержащихся в приговоре данных о том, что он скрывался от следствия, поскольку в течение всего времени он жил и работал в г. Грозном. Просит приговор отменить и передать дело на новое судебное рассмотрение.

Проверив материалы уголовного дела и изучив надзорную жалобу осужденного, Судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения изложенных в ней доводов.

Виновность Кантаева Р.А. в совершении преступлений, за которые он осужден, подтверждается собственными его показаниями, согласно которым он в 2003 году (месяц не помнит) по предложению Б вместе с ним, а также с П Б и Б . поехал к неизвестному ему домовладению, в котором они, по словам Б должны были получить деньги. При этом по дороге к домовладению они все переоделись в камуфлированную одежду и надели шапки-маски. У всех участников группы, кроме него, было оружие: автоматы, пистолеты и гранаты. После того, как они подъехали к дому, Б перелез через забор и, открыв калитку, впустил остальных во двор. Б Б и Б вошли в дом, П остался за пределами двора следить за обстановкой, а он (Кантаев Р.А.) остался в прихожей дома и заглянул вовнутрь только когда услышал в доме выстрел. Через некоторое время участники группы вышли из дома и вывели двоих армян с завязанными глазами, которых усадили в машину и повезли в неизвестном ему направлении. Одного из армян на окраине какого-то населенного пункта высадили из машины и, прострелив ему руку, оставили на м о отвезли в где в доме, занимаемом временно Б , пристегнули наручниками к батарее отопления и оставили под присмотром его (Кантаева Р.А.) и Б Из разговора Б с пришедши в дом местным парнем он понял, что за армянина затребован выкуп.

Действия Кантаева Р.А., описанные в его показаниях, свидетельствуют о его причастности к совершенным преступлениям.

Доводы же осужденного о том, что он, направляясь вместе с Б и другими участниками группы к домовладению армян, не знал об их планах совершения разбойного нападения и захвата заложников с целью вымогательства, а потому может нести ответственность только за инкриминируемые ему преступления, не подтверждаются материалами уголовного дела. Отправляясь в составе г ооруженных лиц к дому, где проживали семьи П и П переодеваясь вместе с другими лицами в камуфлированную одежду и маски, Кантаев Р.А. не мог не осознавать, что группа направляется совершать преступления и что его действия воспринимаются другими членами группы как согласие с их действиями и готовность участвовать в совершаемых ими преступлениях.

Поскольку такая готовность была выявлена Кантаевым Р.А. задолго до начала выполнения объективной стороны преступлений, наличие в его действиях предварительного сговора на совершение преступлений не вызывает сомнений.

Факт соучастия Кантаева Р.А. в совершении разбоя, захвата заложников и вымогательства подтверждается также оглашенными в ходе судебного заседания показаниями потерпевших П и П из которых следует, что в ночь с 11 на 12 октября 2003 года на дом, где они проживали со своими семьями было произведено нападение группы вооруженных людей в масках, в ходе которого нападающие завладели деньгами и имуществом на сумму рублей, похитили их и потребовали выкуп в размере рублей. П опознал в Кантаеве Р.А. одного из нападающих, на кисти руки которого были наколки в виде мечети и скрипичного ключа.

Эти же данные подтверждаются показаниями Б и П которые за участие в указанных преступлениях были осуждены по приговору от 2 сентября 2004 года и которые подтвердили, что Кантаев Р.А. участвовал вместе с ними в нападении на домовладение граждан Армении, а впоследствии, будучи вооруженным автоматом, участвовал в охране похищенного с целью выкупа П Данные, подтверждающие совершение группой лиц, в которую входил и Кантаев ли в своих показаниях также потерпевшие П М П свидетели М М Д , Г Т и другие.

Ссылка осужденного Кантаева Р.А. на то, что большинство из положенных в основу приговора показаний не были даны непосредственно в судебном заседании, а оглашались в нем, не дает оснований сомневаться в допустимости и достоверности этих доказательств. Необходимость использования в суде ранее данных показаний обусловлена тем, что судебное разбирательство по делу проводилось почти через 6 лет после совершения преступлений, в течение которых Б и Б были убиты, П и Б осуждены и отбывают наказание, потерпевшие граждане Республики Армения уехали к себе на родину и не являются для дачи показаний. При таких обстоятельствах оглашение в судебном заседании показаний указанных лиц, соответствует требованиям уголовно-процессуального закона и не нарушает право обвиняемого Кантаева Р.А. на защиту.

Содержащийся в кассационной жалобе Кантаева Р.А. довод о том, что потерпевшие не указали на него как на лицо, участвовавшее в нападении, не порождает сомнений в его виновности, т.к. Кантаев Р.А., как и другие лица, был в маске, в связи с чем его опознание большинством потерпевших не могло дать результатов; в то же время опознание его потерпевшим П по характерным наколкам на руках, его собственные показания, а также показания других соучастников преступлений с достаточной убедительностью свидетельствуют о его участии в совершенных преступлениях.

Заявление Кантаева Р.А. о том, что он до момента задержания не скрывался от следствия и суда, а открыто проживал и работал в г. Грозном, не влияет на оценку законности, обоснованности и справедливости приговора, так как факт нахождения Кантаева Р.А. в течение ряда лет в розыске не сказался ни на решении вопроса об истечении срока давности его преследования за совершенные преступления, ни на суровости назначенного ему наказания, поскольку суд в приговоре не сослался на факт объявления Кантаева Р.А. в розыск как на обстоятельство, влияющее на решение вопроса о его ответственности.

Таким образом, Судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения надзорной жалобы осужденного.

Вместе с тем она полагает заслуживающими внимания доводы, приведенные в надзорном представлении заместителя прокурора Республики Ингушетия.

Согласно приговору суда инкриминируемые Кантаеву Р.А. преступления были им совершены в период времени с 11 октября по 7 ноября 2003 года и соответственно подпадали под действие пп. «а, в, г» ч. 2 ст. 162, пп. «а, в, г, ж, з» ч. 2 ст. 126 и п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года № 63-ФЗ.

Суд же в приговоре квалифицировал совершенный Кантаевым Р.А. разбой не по пп. «а, в, г» ч. 2 ст. 162 УК РФ в редакции от 13 июня 1996 года, а по ч. 3 ст. 162 УК РФ в редакции от 8 декабря 2003 года, хотя в соответствии с этой нормой за инкриминируемые Кантаеву Р.А. действия предусматривалось не только основное наказание в виде лишения свободы на срок от 7 до 12 лет, но и дополнительное наказание в виде штрафа в размере до рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового, что усиливало ответственность за данное преступление.

Тем самым суд применил к Кантаеву Р.А. уголовный закон, ухудшающий его положение, что в силу ч. 1 ст. 10 УК РФ не допускается, а потому принятое судом решение подлежит изменению.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. ст. 407, 408 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Джейрахского районного суда Республики Ингушетия от 15 января 2009 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Ингушетия от 17 марта 2009 года в отношении Кантаева Р А изменить: переквалифицировать его действия с ч. 3 ст. 162 УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года № 162-ФЗ на пп. «а, в, г» ч. 2 ст. 162 УК РФ в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года № 63- ФЗ, по которым ему назначить наказание в виде лишения свободы на срок 7 лет лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательно назначить Кантаеву Р.А. по совокупности преступлений, предусмотренных пп. «а, в, г» ч. 2 ст. 162, пп. «а, в, г, ж, з» ч. 2 ст. 126 и п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ, 7 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном указанные судебные решения оставить без изменения.

Статьи законов по Делу № 26-Д10-11

УК РФ Статья 126. Похищение человека
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 163. Вымогательство
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УК РФ Статья 10. Обратная сила уголовного закона
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх