Дело № 29-Д08-5

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 28 июля 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, надзор
Категория Уголовные дела
Докладчик Истомина Галина Николаевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №29-Д08-5

от 28 июля 2008 года

 

председательствующего Лутова В.Н. судей Истоминой Г.Н. и Сергеева A.A.

осужден по ч. 2 ст. 143 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении, с лишением права занимать руководящие должности, связанные с обеспечением техники безопасности и охраны труда, сроком на 2 года.

В апелляционном и кассационном порядке дело не рассматривалось.

Банарюк [скрыто]

I И

Постановлением президиума Пензенского областного суда от 31 августа 2007 года приговор мирового судьи судебного участка №4 Железнодорожного района г. Пензы от 22 мая 2007 года в отношении Банарюка А.И. изменен: из приговора исключено указание о назначении ему дополнительного наказания в виде лишения права занимать руководящие должности, связанные с обеспечением техники безопасности и охраны труда;

назначенное ему по ч. 2 ст. 143 УК РФ наказание в виде 2 лет 6 месяцев лишения свободы на основании ст. 73 УК РФ признано считать условным с испытательным сроком 2 года.

Банарюк осужден за нарушение правил техники безопасности и иных правил охраны труда лицом, на котором лежали обязанности по соблюдению этих правил, повлекшем по неосторожности смерть человека при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., мнение прокурора Митюшова В.П., полагавшего приговор и постановление президиума оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

В надзорной жалобе осужденный Банарюк А.И. просит отменить приговор мирового судьи и постановление президиума Пензенского областного суда от 31 августа 2007 года, а уголовное дело в отношении него прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления. При этом указывает, что выводы суда о его виновности в совершении преступления не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и доказательства, на которые сослался суд в приговоре, носят противоречивый характер.

Так, из заключения эксперта [скрыто] от 28 июня 2006 года,

которое суд первой инстанции необоснованно не принял во внимание при установлении обстоятельств дела, видно, что в прямой причинной связи с происшедшими событиями и наступившими в результате последствиями состоят не допущенные им организационные нарушения правил охраны труда, а установка на принадлежащий его предприятию автомобиль [скрыто]

газового баллона, изготовленного

заводом «¦ ¦» с нарушением предъявляемых

требований безопасности и имеющего заводской брак; а также некомплектная и некачественная установка на этот автомобиль частным предпринимателем Д 1 ~ I газового оборудования; отсутствие

отсечного клапана, который должен ограничивать подачу газа в баллон при достижении допустимого уровня заправки, и установка предохранительного клапана с завышением пределов открытия, что послужило причиной

повышения рабочего давления в баллоне. Эти же причины взрыва были указаны в заключениях других судебно-технических экспертиз, проведенных по делу 09 апреля, 28 апреля 2006 года, и в акте дополнительной судебно-технической экспертизы от 9 апреля 2007 года. Они могли привести к взрыву баллона не только во время нахождения автомашины на его предприятии, но и в любом другом месте, куда подъехал автомобиль. В ходе судебного разбирательства в суде первой инстанции было бесспорно установлено, что мультиклапаны [скрыто]» не подлежали установке на автомашины с

газовыми баллонами производства_ 1 завода [скрыто] (», а

частный предприниматель [скрыто] I такую установку произвел. В его,

Банарюка, обязанности не входило перепроверять качество газобаллонного оборудования и правильность действий установщика этого оборудования, и суд в приговоре не привел какие-либо нормы, обязывающие его такую проверку проводить. Поскольку [скрыто] занимался лицензированной

деятельностью по установке газового оборудования на автомобили, и представил ему документы о правильной и качественной установке этого оборудования, он, т.е. Банарюк, не сомневался в том, что установленное на автомашину [скрыто] I» оборудование является комплектным и

исправным, и не может нести ответственность за действия Д I, а также

за действия [скрыто] завода [скрыто] И», изготовившего газовый

баллон из стали не соответствующей толщины (2,5мм. вместо требуемых 4мм.) и с дефектом сварного шва. Полагает, что именно некачественный сварной шов стал причиной взрыва баллона, т.к. изъятый в ходе следствия второй газовый баллон с аналогичной автомашины, принадлежавшей его предприятию, который также устанавливал Д I, имел вздутия и был

деформирован, но не взорвался из-за того, что на нем не имелось дефекта сварного шва. Однако суд первой инстанции не принял во внимание эти его доводы и никакой оценки данному обстоятельству не дал.

Автор надзорной жалобы обращает внимание на то, что допущенные им нарушения правил техники безопасности не находятся в причинной связи с происшедшим взрывом, гибелью людей и причинением вреда их здоровью. При этом указывает, что в приговоре не нашло своего отражения, каким именно образом допущенные им нарушения повлияли или могли повлиять на предотвращение взрыва и наступивших последствий. Ссылаясь на исследованные в ходе судебного разбирательства показания свидетелей и заключения экспертов, утверждает, что факт отсутствия приточно-вытяжной вентиляции в помещении, где произошел взрыв во время погрузки хлеба в автомашину, не мог предотвратить взрыв, т.к. подобная вентиляция не предназначена для удаления из помещения лавинообразно прорвавшейся из разрушенного давлением баллона 80 литров пропано-бутановой смеси. Считает, что суд не учел при вынесении приговора то, что взрыв произошел в погрузочном помещении хлебозавода, в момент погрузки автомашины при открытых внутренних воротах, из чего следует, что объем внутренного помещения, в котором находилась автомашина, равен объему не только

погрузочного помещения, но и помещения экспедиции и производственного цеха, которые имеют общеобменную приточно-вытяжную вентиляцию и возможность естественного проветривания. Тот факт, что автомашина с заправленным газом баллоном хранилась в отапливаемом боксе, сам по себе не мог привести к разрушению газового баллона, поскольку из экспертных заключений видно, что в случае соблюдения технических условий при изготовлении, комплектации и установке газобаллонного оборудования разгерметизация баллона в принципе невозможна. При таких обстоятельствах считает необоснованным выводы суда о признании его виновным в несоблюдении требований п.3.8.13 межотраслевых правил по охране труда на автомобильном транспорте [скрыто]

Считает также необоснованным вменение ему нарушения п. 1.2 «Газобалонное оборудование фирмы [скрыто] Руководство по эксплуатации» и п.6.3.7 Постановления Минтруда РФ от 12 мая 2003 года №8 «Об утверждении межотраслевых правил по охране труда на автомобильном транспорте I I», т.к. не он должен был их

выполнять. Обращает внимание на то, что [скрыто] по

труду Ш I при расследовании данного несчастного случая на

производстве, была проявлена тенденциозность и применен недействующий правовой акт - Правила технической эксплуатации и требований безопасности труда в газовом хозяйстве РФ от 20 октября 1991г., которые были отменены приказом [скрыто] я» от 02 марта 2004г. №15., в

связи с чем в суде государственный обвинитель вынужден был отказаться от поддержания обвинения в этой части. Между тем, именно на основании акта о расследовании несчастного случая, составленного [скрыто] было

возбуждено данное уголовное дело, и при вынесении приговора суд не учел, что все остальные инкриминированные ему нарушения правил охраны труда вытекали из вмененного ему нарущения недействующего нормативного акта.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы надзорной жалобы, судебная коллегия находит приговор и постановление президиума подлежащими отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления, доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

При этом, по смыслу закона, в приговоре должны получить оценку все рассмотренные судом доказательства, как подтверждающие выводы суда о виновности подсудимого, так и противоречащие этим выводам.

Эти требования закона не в полной мере выполнены судом по

настоящему делу.

В соответствии с приговором, Банарюк осужден по ч. 2 ст. 143 УК РФ за нарушение правил техники безопасности и иных правил охраны труда лицом, на котором лежали обязанности по соблюдению этих правил, повлекшем по неосторожности смерть человека.

Признавая несостоятельными доводы осужденного о его невиновности, суд сослался на то, что Банарюк являлся руководителем частного предприятия и в силу ст. 212, 362 ТК РФ лично нес ответственность за соблюдение правил техники безопасности и иных правил охраны труда на этом предприятии. Указал суд в приговоре и о наличии прямой причинной связи между бездействием Банарюка, выразившимся в несоблюдении им приведенных в приговоре правил техники безопасности и иных правил охраны труда, и наступившими последствиями.

Суд счел установленным и отразил в приговоре, что разрушение конструкции газового баллона, установленного на автомашину [скрыто] р.з. [скрыто], повлекшее образование взрывоопасной

концентрации газо-воздушной смеси горючего газа пропан-бутана, которая воспламенилась от открытого источника огня электрической искры работающего электрооборудования или искрового разряда статического электричества, и послужило причиной взрыва и возникновения пожара, было вызвано совокупностью следующих причин, а именно: отсутствием в конструкции мультиклапана отсечного капана, обеспечивающего ограничение газа в баллон при достижении максимально допустимого уровня; превышением допустимого уровня заправки баллона; заправкой газового баллона автомобиля газом с низкой температурой; хранением автомобиля длительное время в теплом помещении, что привело к повышению температуры и давления газа внутри баллона выше предела прочности конструкции, приведшей к его разрушению; установкой и использованием на газовом баллоне предохранительного клапана с завышенным пределом открытия, что послужило причиной повышенного рабочего давления в баллоне с 16 кгс/см до 2 нарушение требований главы 5.1 «Руководства по организации эксплуатации газобаллонных автомобилей, работающих на сжиженном нефтяном газе» от 01 января 2003 г., Бенарюк не обеспечил проведение ежедневного технического обслуживания, первого и второго технического обслуживании, сезонного технического обслуживания автомашины 1 i i ~ i i i, технического

освидетельствования газового баллона 5 кгс/см; не стравливанием избыточного давления через предохранительный клапан либо стравливанием с недостаточной скоростью по причине либо загрязнения упругого элемента клапана (в том числе возможно и обледенение при эндотермическом процессе перехода содержимого баллона из жидкого в газообразное состояние), либо недостаточной производительности клапана при лавинообразном повышении давления газа после достижения критического.

Однако в приговоре не отражено, в какой связи состоят эти причины взрыва газового баллона с нарушениями правил техники безопасности и иных правил охраны труда, в которых признан виновным Банарюк.

Поскольку диспозиция ст. 143 УК РФ является бланкетной, суд был обязан тщательно и всесторонне исследовать не только вопрос о том, какие именно нарушения были совершены лицом, ответственным за соблюдение правил техники безопасности и иных правил охраны труда, входило ли в его полномочия обеспечение соблюдения этих правил, но и вопрос о том, имеется ли причинная связь между допущенными нарушениями правил охраны труда и наступившими вредными последствиями. Однако эти требования закона при рассмотрении данного дела должным образом выполнены не были.

В обоснование вины Банарюка суд, наряду с другими доказательствами, сослался на акт криминалистической и пожарно-технической экспертизы от 28 апреля 2006 года, согласно которому разрушение конструкции газового баллона на автомашине [скрыто]

[скрыто], двигатель которой на момент разрушения баллона был выключен, действительно произошло из-за совокупности приведенных выше причин. Однако из этого экспертного заключения видно и то, что еще одной причиной этого послужило то, что разрыв баллона произошел по шву сварного соединения , где между основаниями внешнего и внутреннего швов имелась зона непровара высотой до 1,8мм.. проходящая по стыку двух краев свариваемого листа, образующего обечайку баллона. Сама обечайка баллона, изготовленного на [скрыто] ОАО [скрыто]» была выполнена из

листовой стали толщиной 2,5мм., тогда как она должна была быть выполнена из листовой стали толщиной не менее 4мм. Но это обстоятельство не явилось причиной разрыва баллона, поскольку его разрушение произошло по сварному шву, и не имел место разрыв металла, что свидетельствует о том, что в момент разрушения баллона сила, действующая на баллон, не превысила временное сопротивление листовой стали (л.д. 18-50 т.2).

Однако эта причина разрушения газового баллона не нашла своего отражения в приговоре, и ей не было дано оценки судом, хотя она могла иметь существенное значение для выяснения вопроса о том, произошел бы разрыв газового баллона при перенаполнении его газом из-за отсутствия отсечного клапана, и последующем увеличении объема газа в баллоне вследствие его нагрева.

Признавая несостоятельными доводы осужденного о том, что несчастный случай не имел бы места, если бы газобаллонное оборудование отвечало необходимым техническим требованиям, суд указал, что они опровергаются показаниями потерпевших [скрыто],

[скрыто] свидетелей [скрыто], [скрыто], которые как

работники предприятия пояснили, что перед несчастным случаем

периодически слышали запах газа, и докладывали о нем руководителю. Банарюк, проявив халатность, не принял по этому поводу мер, в том числе путем вызова соответствующих специалистов на предприятие для осмотра и устранения причин образования запаха газа.

Делая такой вывод, суд не дал оценки в приговоре следующим фактическим обстоятельствам. Согласно приведенному выше экспертному заключению, в установленном на газовый баллон мультиклапане не обнаружено следов установки и работы отсечного клапана, что, по мнению экспертов, могло привести к перезаполнению баллона газом при его заправке в холодных условиях. В соответствии с выводами дополнительной криминалистической экспертизы от 7 апреля 2007 года, в случае наличия отсечного клапана перезаполнение баллона газом произойти не могло, а потому даже в случае заправки баллона газом при температуре -22,2 гр., как это было установлено по делу, и последующем нахождении в теплом помещении при температуре +15гр. увеличение объема газа в баллоне вследствие его нагревания не могло привести к разрушению баллона. Нормальная работа предохранительного клапана, через который происходил бы выход излишков объема газа из баллона вследствие его нагревания (а, следовательно, и появление запаха газа в помещении), также могла предотвратить разрушение газового баллона и последующий взрыв. Кроме того, установка на разрушившийся газовый баллон производства i завода i мультиклапана [скрыто] i» не

соответствовала требованиям сертификата соответствия (л.д.139-146 т.7).

При таких обстоятельствах суду следовало выяснить и обсудить вопрос о том, входили ли в обязанности Банарюка проверка качества изготовления газового баллона, и проверка соответствия предъявляемым требованиям безопасности и охраны труда газового оборудования, установленного на автомашину [скрыто], и если

да, то охватываются ли эти нарушения предъявленным ему обвинением; а также вопрос о том, могли ли инкриминированные осужденному нарушения правил техники безопасности и иных правил охраны труда сами по себе привести к разрушению газового баллона, взрыву и наступившим в результате последствиям. Утверждение в приговоре о том, что Банарюк в нарушение требований главы 5.1 «Руководства по организации эксплуатации газобаллонных автомобилей, работающих на сжиженном нефтяном газе» от 01 января 2003г. не обеспечил проведение ежедневного технического обслуживания, первого и второго технического обслуживании, сезонного технического обслуживания автомашины [скрыто]

[скрыто], технического освидетельствования газового баллона, не содержит ответа на данный вопрос, т.к. не устанавливает тот факт, что в случае проведения этих осмотров и технического обслуживания могли быть выявлены указанные выше причины разрушения газового баллона.

Суд исследовал в ходе судебного разбирательства акт судебно-технической экспертизы от 28 июня 2006 г., выполненной экспертом [скрыто] (л.д.189-193 т.2), в котором содержался вывод как о

наличии нарушений правил техники безопасности и иных правил охраны труда, допущенных Банарюком, так и том, что в прямой причинной связи со взрывом и наступившими последствиями состоят не эти нарушения, а заводской брак, допущенный при изготовлении газового баллона, и некомплектная и некачественная установка газобаллонного оборудования индивидуальным предпринимателем [скрыто] При этом в

экспертном заключении указано, что установщиком газобаллонного оборудования были выданы Банарюку документы о соответствии установленного оборудования всем нормам, однако эти документы не соответствовали действительности.

Критически оценив данное акт экспертизы, суд сослался на то, что заключение эксперта носит теоретический характер и противоречит установленным в судебном заседании доказательствам. Однако каким именно доказательствам противоречит экспертное заключение, суд в приговоре не указал. Этот вывод суда не соответствует действительному содержанию заключения судебно-технической экспертизы, которое согласуется с приведенными в приговоре и признанными судом достоверными заключениями судебно-криминалистической и пожарно-технической экспертиз.

Президиум Пензенского областного суда, рассматривая данное уголовное дело в порядке надзора, также не учел приведенных выше обстоятельств. Кроме того, в нарушение ст.410 ч.7 п.1 УПК РФ суд надзорной инстанции счел достоверным доказательством заключение судебно-технической экспертизы от 28 июня 2006 года, которое не соответствовало содержащимся в приговоре выводам о виновности Банарюка в совершении преступления, и не было принято судом первой инстанции в качестве достоверного доказательства.

Допущенные судом нарушения закона, являются существенными, могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, кроме того выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом, что согласно пл. 1, 2 ч.1 ст.379, ч.1 ст.409 УПК РФ влечет отмену приговора суда и постановления президиума и направление дела на новое судебное рассмотрение.

При новом рассмотрении дела суду надлежит учесть изложенное, с соблюдением принципа состязательности исследовать доказательства и в зависимости от установленного принять соответствующее закону решение.

На основании изложенного и руководствуясь ст.408 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

1. Надзорную жалобу осужденного Банарюка удовлетворить.

2. Приговор мирового судьи судебного участка №4 Железнодорожного района г. Пензы от 22 мая 2007 года и постановление президиума Пензенского областного суда от 31 августа 2007года в отношении Банарюка [скрыто] а отменить. Дело передать на новое

судебное рассмотрение в тот же суд, иг> п м«ом составе суда.

Председательствующий

Статьи законов по Делу № 29-Д08-5

УК РФ Статья 143. Нарушение требований охраны труда
УПК РФ Статья 307. Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора
УК РФ Статья 73. Условное осуждение

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх