Дело № 3-О11-33

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 3 августа 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Нестеров Василий Владимирович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 3-О11-33

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 3 августа 2011 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Нестерова В.В.
судей Безуглого Н.П. и Истоминой Г.Н.
при секретаре Волкове А.А.

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государст­ венного обвинителя - прокурора Республики Коми Поневежского В.А. и кассаци­ онные жалобы осужденного Михеева И.А., адвокатов Павлова П.И. и Зашихина В.Л. на приговор Верховного суда Республики Коми от 23 мая 2011 года, по кото­ рому осуждены к лишению свободы: Михеев И А , несудимый, - по ст. 105 ч. 2 п. «и» УК РФ на 14 лет в исправительной колонии строгого ре­ жима, с ограничением свободы сроком на 1 год.

Установлены следующие ограничения при отбытии наказания в виде ограни­ чения свободы: не изменять место жительства; не выезжать за пределы муници­ пального образования по месту регистрации без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием наказания в виде ограничения свободы; Котов К А , несудимый, - по ст. 116 ч. 2 п. «а» УК РФ на 1 год 6 месяцев; по ст. 115 ч.2 п. «а» УК РФ на 1 год 6 месяцев.

На основании ст. 69 ч. 2 УК РФ по совокупности преступлений, путём час­ тичного сложения назначенных наказаний назначено 2 года лишения свободы; 1 Ка с ьяненко Н Н , , несудимый, - по ст. 116 ч. 2 п. «а» УК РФ на 1 год 5 месяцев, по ст. 115 ч. 2 п. «а» УК РФ на 1 год.

На основании ст. 69 ч. 2 УК РФ по совокупности преступлений, путём час­ тичного сложения назначенных наказаний назначено 1 год 7 месяцев лишения свободы; Хотеновский О В , , не судимый, - по ст. 116 ч. 2 п. «а» УК РФ на 1 год 6 месяцев, по ст. 115 ч. 2 п. «а» УК РФ на 1 год 6 месяцев.

На основании ст. 69 ч. 2 УК РФ по совокупности преступлений, путём час­ тичного сложения назначенных наказаний назначено 2 года лишения свободы; Шукуров К Э , несудимый, - по ст. 116 ч. 2 п. «а» УК РФ на 1 год 4 месяца; Абдуллаев Е А , несудимый, - по ст. 116 ч. 2 п. «а» УК РФ на 1 год 4 месяца.

На основании ст. 73 УК РФ назначенное Котову К.А., Касьяненко Н.Н., Хоте- новскому О.В., Шукурову К.Э. и Абдуллаеву Е.А. наказание постановлено считать условным с испытательным сроком в 4 года.

Заслушав доклад судьи Нестерова В.В., объяснения адвоката Павлова П.И. по доводам кассационных жалоб и кассационного представления, выступление про­ курора Полеводова С.Н., поддержавшего кассационное представление и кассаци­ онную жалобу представителя потерпевшего и полагавшего, что кассационные жа­ лобы осужденного Михеева И.А. и его защитника - адвоката Павлова П.И. удовле­ творению не подлежат, судебная коллегия

установила:

Михеев И.А. осужден за убийство А из хулиганских побуждений.

Котов К.Д., Касьяненко Н.Н. и Хотеновский О.В. осуждены за нанесение из хулиганских побуждений побоев С причинивших ему физиче­ скую боль, но не повлёкших последствий указанных в ст. 115 УК РФ.

Они же осуждены за умышленное причинение из хулиганских побуждений лёгкого вреда здоровью А вызвавшего кратковременное расстройство здоровья.

2 Шукуров К.Э. и Абдуллаев Е.А. осуждены за нанесение побоев А из хулиганских побуждений, причинивших ему физическую боль, но не повлёк­ ших последствий указанных в ст. 115 УК РФ.

Преступления совершены при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационном представлении государственного обвинителя - прокурора Республики Коми Поневежского В.А. поставлен вопрос об отмене приговора и на­ правлении дела на новое судебное рассмотрение в связи с несоответствием выво­ дов суда фактическим обстоятельствам дела, неправильным применением уголов­ ного закона и чрезмерной мягкостью назначенного осужденным наказания.

Указано, что судом правильно установлено, что Михеев, Котов, Касьяненко, Хотеновский, Шукуров и Абдуллаев Е.А., находясь в общественном месте в со­ стоянии алкогольного опьянения, действуя из хулиганских побуждений, спрово­ цировали конфликт со случайными прохожими А и С в ходе которого избили потерпевших, причинив А побои, а С - легкий вред здоровью. С удалось сбежать, осужденные стали его догонять. Михеев, вернувшись к А убил его.

Органом предварительного следствия действия Михеева квалифицированы как убийство, совершенное не только из хулиганских побуждений, но и с особой жестокостью. Суд же ошибочно исключил квалифицирующий признак соверше­ ния убийства с особой жестокостью. Способ убийства, большое количество нане­ сенных потерпевшему прижизненно телесных повреждений деревянной палкой в область головы, лица свидетельствует об особой жестокости, поскольку заведомо и неизбежно связано с причинением ему особых мучений и страданий. Уменьше­ ние объема обвинения повлекло назначение Михееву И.А. чрезмерно мягкого на­ казания.

Несправедливо мягкое наказание назначено и остальным осужденным. Об­ стоятельства совершения преступлений свидетельствуют о безжалостности, ци­ низме, дерзости осужденных. Назначение Котову, Касьяненко, Хотеновскому, Шу­ курову, Абдуллаеву наказания с применением ст. 73 УК РФ не отвечает требова­ ниям ст. 6, 43, 60 УК РФ и целям уголовного наказания, в том числе восстановле­ нию социальной справедливости.

В кассационной жалобе адвоката Зашихина В.Л. в защиту интересов потер­ певшей А также поставлен вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение вследствие необоснованного исключения из обвинения Михеева И.А квалифицирующего признака совершения убийства с особой жестокостью и чрезмерной мягкостью назначенного всем осужденным на­ казания.

Автор жалобы полагает, что нанесение Михеевым 9 ударов тяжелой деревян­ ной палкой с острыми ребрами в голову не сопротивляющемуся, лежащему на земле потерпевшему является проявлением особой жестокости.

При назначении наказания всем осужденным суд не в полной мере учел ха­ рактер и степень общественной опасности содеянного в состоянии алкогольного 3 опьянения, данные о личности каждого, их отношение к содеянному после совер­ шения преступления.

В кассационной жалобе осужденного Михеева И.А. содержится просьба об отмене приговора в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приго­ воре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом пер­ вой инстанции, нарушением уголовно-процессуального закона, несправедливо­ стью приговора и его тяжестью.

Считает неверным вывод суда о том, что он не раскаялся и не признал вину.

В действительности он с самого начала признавал свою вину в полном объе­ ме, в том числе в причинении смерти потерпевшему, дал «признательные» пока­ зания, но при этом указал, что не согласен с квалификацией преступления, так как хулиганского мотива у него в отношении потерпевшего не было.

Он вступился за троюродного брата Котова, который дрался с двумя незнако­ мыми парнями, они нанесли ему примерно по 5 ударов. Прибежав на помощь, сразу нанёс ранее незнакомому А удар кулаком в лицо. Тот ответил. Всего нанёс А три удара кулаком в лицо, и на каждый он отвечал. Когда дрался с А не видел, чтобы ему ещё кто-то наносил удары. После третьего удара А упал.

Позже побежал за Семичастновым, по дороге подобрал палку длиной около 80 см. Не догнав, стал возвращаться, хотел уйти. Увидел, как А стал вста­ вать с земли и оскорблял его. С целью самообороны, испугавшись, чтобы обезо­ пасить себя, подойдя к А без умысла на убийство, нанёс несколько ударов палкой по ногам и голове. Удары наносил, когда тот почти встал. Сначала нанёс 2- 3 удара по ногам. Тот продолжал вставать. Тогда нанёс не менее 5 ударов по голо­ ве. Увидев кровь на голове А прекратил наносить удары. Когда уходил, по­ терпевший был жив.

Ссора между молодыми людьми закончилась, когда побежали за С ­ . Он наносил удары потерпевшему, когда возвратился к нему с палкой в ру­ ках. В чем выразилось нарушение общественного порядка и неуважение к обще­ ству, судом в приговоре не описано. Поэтому считает, что хулиганского мотива в отношении потерпевшего у него не было, убивать его также не хотел.

Одновременно просит переквалифицировать его действия со ст. 105 ч.2 п. «и» УК РФ на ст. 105 ч. 1 УК РФ и с учетом положительных данных о личности назна­ чить наказание с применением ст. 64 УК РФ.

В кассационной жалобе адвоката Павлова П.И. в защиту интересов осужден­ ного Михеева И.А. поставлен вопрос о переквалификации его действий со ст. 105 ч.2 п. «и» УК РФ на ст. 105 ч.1 УК РФ и назначении ему наказания с применением ст. 64 УК РФ.

Указано, что действия Михеева в отношении А никак не связаны с дей­ ствиями других лиц, совершивших их из хулиганских побуждений. Хулиганские действия закончились, когда убежал С . Михеев нанес удары А 4 от которых тот погиб, после того как возвратился, не догнав С Хули­ ганского мотива у него не было.

В возражениях на кассационное представление и кассационную жалобу адво­ ката Зашихина В.Л. адвокат Негуляй А.М. в защиту интересов осужденного Кото- ва К.А. просит оставить их без удовлетворения, а приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, кассацион­ ного представления и возражений на него, судебная коллегия не находит основа­ ний для их удовлетворения.

Признавая доказанной вину осужденных в содеянном, суд в приговоре обос­ нованно сослался на их показания, на показания потерпевших С А свидетелей А К Ю М . и других, протоколы следственных действий, заключения экспертов, вещест­ венные доказательства.

Установленные судом фактические обстоятельства дела по существу никем не оспариваются.

Проанализировав материалы дела, суд обоснованно признал, что 20 ноября 2010 года, около 24 часов, Котов, находясь в состоянии алкогольного опьянения, в районе перекрёстка улиц , используя в ка­ честве малозначительного повода отказ ранее ему незнакомых случайных прохо­ жих А и С дать сигарету, в грубой форме толкнул ру­ ками в грудь А причинив ему физическую боль.

О случившемся Котов сообщил по мобильному телефону Михееву, Касьянен­ ко, Хотеновскому, Шукурову и Абдуллаеву. Через несколько минут все они прибы­ ли к месту, где находились Котов, А и С Грубо нарушая общественный порядок и проявляя явное неуважение к обще­ ству, осужденные умышленно, публично, из хулиганских побуждений, напали на А и С нанесли им руками и ногами множество ударов по раз­ личным частям тела, отчего А упал на землю. Все осужденные нанесли ему еще не менее трёх ударов ногами каждый по различным частям тела.

В результате совместных преступных действий Михеева, Шукурова, Котова, Касьяненко, Хотеновского и Абдуллаева А была причинена физическая боль и телесные повреждения в виде кровоподтёков и ссадин, не причинившие вреда здоровью.

В результате действий Котова, Касьяненко и Хотеновского С причинена физическая боль и телесных повреждения в виде закрытой черепно- мозговой травмы с сотрясением головного мозга, ссадины мочки левой ушной ра­ ковины, кровоподтёка и ссадины заушной области слева, которые по признаку кратковременности расстройства здоровья не свыше 21 дня квалифицированы как лёгкий вред здоровью.

5 С побежал во двор дома, все осужденные пытались догнать его, но ему удалось скрыться.

После этого Михеев, вооружившись тяжёлой деревянной палкой, вернулся к лежащему на земле А Из хулиганских побуждений он со значительной си­ лой нанёс ему деревянной палкой не менее 9 ударов в голову и не менее трёх уда­ ров по ногам, причинив телесные повреждения в виде открытой черепно - мозго­ вой травмы с кровоизлиянием под твёрдую мозговую оболочку, линейного пере­ лома правой теменной кости с переходом на основание, лобной кости справа, ви­ сочной области справа, затылочной кости слева с переходом на основание, крово­ излияние под мягкую мозговую оболочку теменной доле справа, ушиб головного мозга и другие повреждения, квалифицированные как тяжкий вред здоровью. Они привели к смерти А на месте происшествия.

Непосредственной причиной смерти А явилась тяжёлая открытая че­ репно- мозговая травма с множественными переломами костей свода и основания черепа, кровоизлияниями под его оболочки, ушибом головного мозга, осложнив­ шаяся отёком и дислокацией.

Суд мотивированно признал, что все осужденные действовали из хулиган­ ских побуждений.

С доводами жалоб осужденного Михеева и его защитника об отсутствии ху­ лиганского мотива судебная коллегия не может согласиться.

Суд правильно указал в приговоре, что потерпевшие А и С никаких противоправных действий в отношении Михеева и других осужденных не совершали, ранее не были знакомы с ними. Никакого другого мотива, кроме ху­ лиганского, в преступных действиях Михеева не было.

Отказ потерпевших дать сигарету Котову судом правильно признан малозна­ чительным поводом, который использован для совершения преступных действий осужденными из хулиганских побуждений.

Суд правильно указал в приговоре, что утверждение Михеева, Котова, Касья­ ненко, Хотеновского и Абдуллаева о том, что причиной избиения потерпевших было нанесение ими ударов Котову, опровергается показаниями потерпевшего С , показаниями Касьяненко, Хотеновского и Абдуллаева на предвари­ тельном следствии и Шукурова на предварительном следствии и в судебном засе­ дании.

При таких обстоятельствах суд правильно квалифицировал действия Михеева как убийство, совершенное из хулиганских побуждений. Оснований для переква­ лификации его действий со ст. 105 ч.2 п. «и» УК РФ на ст. 105 ч.1 УК РФ судебная коллегия не находит.

6 Судом с надлежащей полнотой исследованы обстоятельства, связанные с об­ винением Михеева в совершении убийства с особой жестокостью.

Оснований для удовлетворения кассационного представления государствен­ ного обвинителя и кассационной жалобы адвоката Зашихина В.Л. в этой части су­ дебная коллегия не находит.

Для признания убийства совершенным с особой жестокостью необходимо ус­ тановить, что умыслом виновного охватывалось совершение убийства с особой жестокостью.

Суд правильно указал в приговоре, что особая жестокость при убийстве за­ ключается в причинении потерпевшему особых физических и (или) нравственных страданий, то есть сильных, продолжительных, многократных страданий. По смыслу закона, признак особой жестокости наличествует в случаях, когда перед лишением жизни или в процессе совершения убийства к потерпевшему применя­ лись пытки, истязание или совершалось глумление над жертвой, либо когда убий­ ство совершено способом, который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему особых страданий (нанесение большого количества телесных по­ вреждений, использование мучительно действующего яда, сожжение заживо, дли­ тельное лишение пищи, воды и т.д.). Особая жестокость может выражаться в со­ вершении убийства в присутствии близких потерпевшему лиц, когда виновный сознавал, что своими действиями причиняет им особые страдания.

Поскольку таких обстоятельств по данному делу не установлено, суд обосно­ ванно исключил из обвинения Михеева квалифицирующий признак совершения убийства с особой жестокостью, как не нашедший своего подтверждения в судеб­ ном заседании, приведя надлежащие мотивы в соответствии с требованиями зако­ на.

В судебном заседании установлено, что смерть потерпевшему А при­ чинена в короткий промежуток времени, от множественных, однотипных, ударов в голову. При этом после первых ударов потерпевший находился без сознания.

Из показаний эксперта Ц усматривается, что при полученных потер­ певшим телесных повреждениях он, как правило, сразу испытывает травматиче­ ский шок, который в данном случае привёл к его смерти.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы трупа, открытая тя­ жёлая черепно-мозговая травма, от которой и наступила смерть потерпевшего, причинена А прижизненно, незадолго до смерти, в короткий промежуток времени.

Таким образом, бесспорных данных о том, что умыслом Михеева охватыва­ лось совершение убийства А с особой жестокостью, стороной обвинения, как правильно признал суд, не представлено.

7 Действия Михеева И.А. и других осужденных квалифицированы правильно.

Обоснованность осуждения Котова К.А., Касьяненко Н.Н., Хотеновского О.В., Шукурова К.Э. и Абдуллаева Е.А. по существу никем не оспаривается.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изме­ нение приговора, не установлено.

Суд обоснованно не согласился с доводами стороны защиты о признании не­ допустимыми доказательствами протокола допроса Михеева И.А. в качестве по­ дозреваемого и протокола проверки его показаний на месте в связи с нарушением права на защиту.

Суд исследовал заявление адвоката Павлова П.И. о нарушении права Михеева на защиту и мотивированно признал, его права не были нарушены. Защитник Ко- сырев А.П. был допущен к участию в уголовном деле в период с 25 по 26 ноября 2010 года на основании выданного ему ордера с непосредственного согласия са­ мого Михеева И.А. От его услуг Михеев отказался только 26 ноября 2010 года.

После этого защиту его интересов стал осуществлять адвокат Павлов П.И. Кроме того, в кассационной жалобе Михеева И.А. указано, что он вину в со­ деянном признает. Оспаривает только вывод суда о том, что он действовал из ху­ лиганских побуждений.

Что же касается наказания, то оно всем осужденным назначено в соответст­ вии с требованиями ч. 1 ст. 6 и ст. 60 УК РФ, с учетом характера и степени обще­ ственной опасности совершенных преступлений, обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, личности виновных, а также влияния назначенного нака­ зания на их исправление. С учетом всех обстоятельств дела суд назначил каждому справедливое наказание.

Считать назначенное Михееву наказание чрезмерно мягким, как об этом по­ ставлен вопрос в кассационном представлении и в жалобе представителя потер­ певшей, оснований не имеется.

Также не имеется оснований и для смягчения ему наказания с применением ст. 64 УК РФ, как поставлен вопрос в жалобах осужденного и его защитника.

Обоснованно, в соответствии с требованиями уголовного закона, Михееву на­ значено и дополнительное наказание в виде ограничения свободы сроком на 1 год.

При назначении наказания Котову, Касьяненко, Хотеновскому, Шукурову и Абдуллаеву суд учел их возраст, привлечение к уголовной ответственности впер­ вые, совершение преступления небольшой тяжести, наличие семей, места жи­ тельства, работы и учёбы и признал, что их исправление возможно без реального отбывания наказания, и назначил им с применением ст. 73 УК РФ. Оснований не соглашаться с выводом суда судебная коллегия не находит.

8 На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, су­ дебная коллегия

определила:

приговор Верховного суда Республики Коми от 23 мая 2011 года в отношении Михеева И А Котова К А , Касьяненко Н Н , Хотеновского О В Шукурова К Э и Абдуллаева Е А оставить без изменения, а кассационное представление государственного обвинителя - прокурора Республи­ ки Коми Поневежского В.А. и кассационные жалобы осужденного Михеева И.А., адвокатов Павлова П.И. и Зашихина В.Л. без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 3-О11-33

УК РФ Статья 43. Понятие и цели наказания
УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 115. Умышленное причинение легкого вреда здоровью
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 73. Условное осуждение

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх