Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
Телефон: 9060684949
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 3
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 3-О12-5СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 4 июня 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Истомина Галина Николаевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 3-О12-5СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 4 июня 2012 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Магомедова М.М.
судей Истоминой Г.Н. и Хомицкой Т.П.
при секретаре

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Булыгина А.А., Екимова В.С, адвокатов Мордовина А.Е., Ботнарюк М.Д. на приговор Верховного суда Республики Коми с участием присяжных заседателей от 21 декабря 2011 года, которым Булыгин А А ранее судимый 25 мая 2009 г. по п. «в»ч. 2 ст. 158, п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 3 года осужден по п.п. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 18 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев.

В соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ условное осуждение по приговору Воркутинского городского суда Республики Коми от 25 мая 2009 г.

отменено.

На основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию полностью присоединено наказание, назначенное по приговору от 25 мая 2009 года, и окончательно по совокупности приговоров назначено 21 год лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев.

Екимов В С не судимый осужден по п.п. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 17 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев.

Булыгин А.А. и Екимов В.С. осуждены за убийство О группой лиц с целью скрыть другое преступление.

Преступления совершены ими в ночь на 17 ноября 2010 года около пос. Республики при обстоятельствах, изложенных в приговоре в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей.

По настоящему делу осужден также Зуев Р.А., приговор в отношении которого не обжалован.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., объяснения осужденных Булыгина А.А., Екимова В.С, адвокатов Мордовина А.Е., Ботнарюка М.Д., Кубасова С.Л., поддержавших доводы кассационных жалоб об отмене приговора, мнение прокурора Митюшова В.П., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

В кассационной жалобе и в дополнении к ней адвокат Ботнарюк М.Д. в защиту Булыгина А.А. указывает на то, что по делу были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, регламентирующие рассмотрение уголовного дела с участием присяжных заседателей, нарушено право Булыгина А.А. на защиту, нарушен принцип состязательности сторон.

Нарушение права на защиту Булыгина А.А. выразилось в том, что адвокат Шанюк А.Б. ранее оказывал юридическую помощь Булыгину по другому уголовному делу, по настоящему уголовному делу он защищал интересы Зуева Р.А., участвуя в ряде следственных действий, а в судебном заседании он представлял интересы подсудимого Екимова. Исходя из указанных обстоятельств, адвокат Шанюк А.Б. должен был заявить себе самоотвод, а при отсутствии такового суд должен был принять меры к отводу защитника и предложить Екимову другого защитника по назначению, однако это не было сделано.

Кроме того суд не принял никаких мер для вызова свидетелей защиты К и М их явка в судебное заседание не была обеспечена судом.

Вердикт присяжных заседателей и обвинительный приговор вынесены на основании недопустимых доказательств, полученных с нарушением закона.

Присяжными заседателями были нарушены требования ст. 343 УПК РФ, поскольку они приступили к голосованию до истечения трех часов нахождения в совещательной комнате.

Нарушено право Булыгина и защитника на ознакомление с материалами уголовного дела в полном объеме, включая вердикт коллегии присяжных заседателей.

Назначенное Булыгину наказание является явно несправедливым, не соответствует тяжести содеянного, данным о его личности.

Эти нарушения, по мнению защитника, являются существенными, способными повлиять на сущность приговора, который основан на предположительных выводах, на недопустимых доказательствах, в связи с чем данный приговор является явно незаконным и необоснованным.

Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

Об этом же ставит вопрос в своей кассационной жалобе и дополнении к ней адвокат Мордовии А.Е. Подробно анализируя исследованные в судебном заседании доказательства: протокол осмотра места происшествия, заключения экспертов, показания осужденных Екимова и Зуева, свидетелей Ш А считает, что действия Булыгина надлежало квалифицировать как укрывательство преступления.

При формировании коллегии присяжных заседателей нарушены требования ст. 328 УПК РФ в связи с сокрытием кандидатом в присяжные заседатели Х информации о том, что ее муж проходит службу в милиции, в связи с чем сторона защиты лишена была возможности воспользоваться правом на мотивированный или немотивированный отвод.

В судебном заседании стороной обвинения были допрошены свидетели М У З И , которые неизвестно каким образом и на каком основании были допрошены в качестве экспертов.

В вопросном листе в нарушение требований ч. 3 ст. 339 УПК РФ не был поставлен вопрос об ответственности Булыгина за менее тяжкое преступление, а требования защиты в этой части проигнорированы.

Суд в приговоре не мотивировал свое решение о квалификации действий Булыгина как совершенных группой лиц по предварительному сговору. Доказательств того, что между осужденными Булыгиным и Екимовым состоялся сговор до совершения преступления, не имеется.

Не представлено стороной обвинения и доказательств совершения Булыгиным убийства.

К назначению Булыгину наказания суд подошел поверхностно и формально, в связи с чем назначил ему чрезмерно суровое наказание.

В кассационной жалобе и дополнении к ней осужденный Булыгин А.А. выражает свое несогласие с приговором, просит его отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение в ином составе суда.

В обоснование своей просьбы он приводит те же доводы о нарушении его права на защиту, несправедливости приговора, что и в жалобах его защитников.

Утверждает, что он никакого убийства не совершал, мотива для этого у него не было. Екимов и Зуев в судебном заседании неоднократно заявляли о наличии у него судимости, чем вызвали предубеждение присяжных заседателей. Присяжные заседатели вынесли вердикт на основании «незаконных и недопустимых» доказательств, они были лишены возможности задать свои вопросы. Вопросный лист для присяжных заседателей был сформулирован неправильно, в нем содержались ответы на поставленные вопросы, а также отсутствовал вопрос, поставленный им в отношении его действий, об использовании черенка от лопаты.

Были допущены нарушения при вынесении вердикта, так как присяжные находились в совещательной комнате менее 3-х часов. Не допрошены свидетели К и М чем нарушено его право на защиту. В приговоре не дана оценка доказательствам, исследованным в судебном заседании; в протоколе судебного заседания не отражены ответы эксперта Г которые он дал в судебном заседании; стороны умышленно нарушали закон об особенностях рассмотрения дел с участием присяжных заседателей, озвучивая сведения о его прежней судимости.

Назначенное ему наказание считает чрезмерно суровым.

В кассационной жалобе осужденный Екимов В.С. указывает, что в судебном заседании и на предварительном следствии он оговорил Булыгина, который не причастен к убийству О После того, как он нанес удары потерпевшему монтировкой и убедился в том, что потерпевший умер, он предложил Зуеву и Булыгину стащить его тело с дороги в тундру, что они вместе и сделали.

В ходе предварительного следствия он под влиянием следователя и адвоката Чиликова оговорил Булыгина.

В судебном заседании в последнем слове он хотел рассказать правду, но по совету адвоката Шанюка не сделал этого.

Считает, что его право на защиту нарушено, так как адвокат Шанюк А.Б. ранее по другому делу защищал Булыгина А.А., а на предварительном следствии защищал Зуева, в силу чего не имел права осуществлять его защиту в судебном заседании. Адвокат Чиликов, убедивший его дать показания в отношении Булыгина, недобросовестно исполнял свои обязанности.

Все эти нарушения, по мнению Екимова В.С, являются существенными, способными повлиять на сущность вердикта, который основан на предположительных и незаконных доказательствах.

Приговор, по его мнению, является необоснованным и чрезмерно суровым.

Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение в ином составе суда.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности осужденных в содеянном, основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела.

Дело рассмотрено законным составом суда.

Формирование коллегии присяжных заседателей проведено в судебном заседании с соблюдением требований ст. 328 УПК РФ.

Данных о том, что кандидаты в присяжные заседатели скрыли информацию, которая могла повлиять на принятие решения по делу и лишила стороны права на мотивированный и немотивированный отвод, из материалов дела не усматривается.

Доводы жалобы о том, что кандидат в присяжные заседатели Х скрыла информацию о том, что ее муж проходит службу в милиции, в связи с чем сторона защиты лишена была возможности заявить ей мотивированный или немотивированный отвод, не основаны на материалах дела.

Как следует из протокола судебного заседания, при формировании коллегии присяжных заседателей председательствующим не задавался вопрос кандидатам в присяжные заседатели о наличии у них родственников и близких лиц, работающих в правоохранительных органах.

Стороны также не задали кандидатам в присяжные заседатели, в том числе и Х вопросов, направленных на выяснение данных о наличии у них родственников и близких лиц, работающих в органах милиции и других правоохранительных органах, (т. 6 л.д. 137-145) При таких обстоятельствах кандидат в присяжные заседатели Х . не имела оснований для заявления о том, что ее муж проходит службу в милиции, а потому доводы жалобы о сокрытии ею информации о муже нельзя признать обоснованным.

Данных о том, что в суде присяжных исследовались недопустимые доказательства или были ошибочно исключены из разбирательства дела допустимые доказательства, или отказано сторонам в исследовании доказательств, либо допущены иные нарушения уголовно-процессуального закона, влекущие отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Доводы жалоб о том, что показания Екимова на предварительном следствии являются недопустимыми доказательствами, в силу чего не могли быть исследованы в присутствии присяжных заседателей, не основаны на материалах дела.

Как следует из протокола судебного заседания, государственный обвинитель в связи с противоречиями в показаниях подсудимых заявил ходатайство об оглашении их показаний на предварительном следствии. При этом ни подсудимые, ни их защитники не возражали против оглашения показаний подсудимых, в том числе и показаний Екимова на предварительном следствии, не ставили вопрос о признании этих показаний недопустимыми доказательствами.

Ходатайство государственного обвинителя было удовлетворено и им оглашены показания Екимова на допросах в качестве подозреваемого от 17 ноября 2010 года, при проверке его показаний на месте преступления 18 ноября 2010 года, на допросах в качестве обвиняемого от 20 ноября, 10 декабря 2010 года, 26 августа 2011 года, содержащиеся в томе № 1 на л.д. 49- 52, 72-75, 100-103, 142-145, в томе № 3 на л.д. 154-157.

Из указанных протоколов следует, что все следственные действия проведены с Екимовым с участием адвоката Чиликова Р.А., по окончании которых Екимов и его защитник своими подписями заверили правильность отраженных в протоколах сведений, при этом Екимов не делал заявлений о том, что адвокат Чиликов Р.А. не принимал участия в его допросах.

В судебном заседании, осужденный Екимов также не заявлял о том, что адвокат Чиликов Р.А. отсутствовал во время проведения с ним следственных действий, а также о том, что он склонил его к оговору Булыгина, а потому доводы его жалобы со ссылкой на справку из следственного изолятора № о том, что адвокат Чиликов Р.А. недобросовестно исполнял свои обязанности, не принимал участия в его допросах, вступил в сговор со следователем, нельзя признать обоснованными.

Отсутствуют в материалах дела и сведения о том, что следователь Д оказала незаконное воздействие на Екимова с целью склонения его к даче ложных показаний об участии Булыгина в убийстве О В протоколах проводимых с участием Екимова следственных действий каких-либо замечаний о незаконных действиях следователя не содержится. С жалобами на действия следователя Д Екимов также не обращался ни к руководителю следственного органа, ни к прокурору.

При таких данных государственный обвинитель вправе был представить присяжным заседателям показания Екимова на предварительном следствии, полученные с соблюдением закона.

С соблюдением закона были допрошены в судебном заседании и эксперты М У И и З (т. 6 л.д. 182-187, 188-191, 191-193, 193-194) Как следует из протокола судебного заседания, государственный обвинитель после исследования актов экспертиз, заявил ходатайства о допросе в присутствии присяжных заседателей приглашенных в суд стороной обвинения экспертов, проводивших экспертизы для дачи разъяснений экспертных заключений. Вопреки доводам жалобы об отсутствии сведений об основании допроса экспертов эти ходатайства были обсуждены с участием стороны защиты, которая не возражала против допросов экспертов, после чего председательствующим принято решение об удовлетворении ходатайств о допросе экспертов.

Не может согласиться судебная коллегия и с доводами жалоб об ограничении стороны обвинения в представлении доказательств, выразившемся в том, что в судебное заседание не были вызваны свидетели защиты К и М Из материалов дела видно, что судом по результатам предварительного слушания было принято решение о вызове всех свидетелей, указанных в списке обвинительного заключения, в судебное заседание 15 декабря 2011 года к 10 часам.

В указанное время свидетели К и М не явились.

Ходатайства о повторном вызове свидетелей стороной защиты не заявлялось. После представления стороной обвинения доказательств председательствующий предложил стороне защиты представить доказательства, на что подсудимые и их защитники заявили, что не имеют доказательств, которые могли бы представить суду, не заявили ходатайств о дополнении судебного следствия и не возражали против окончания судебного следствия, (т. 6 л.д. 220) Опровергаются протоколом судебного заседания и доводы жалоб о том, что председательствующий не предоставил присяжным заседателям возможность задать вопросы допрашиваемым лицам.

После исследования доказательств председательствующий, обращаясь к присяжным заседателям, выяснил, имеются ли у них вопросы к допрошенным в судебном заседании лицам и напомнил, что вопросы они должны сформулировать в письменном виде.

В связи с этим обращением председательствующего вопросов от присяжных заседателей не поступило (т. 6 л.д. 220) Не нарушены судом и требования ч. 7, ч. 8 ст. 335 УПК РФ, регламентирующей особенности рассмотрения уголовных дел с участием присяжных заседателей.

Вопреки доводам жалоб подсудимые Зуев и Екимов во время их допроса и, выступая в прениях, не сообщали присяжным заседателям каких- либо сведений о личности Булыгина, в том числе и сведений о его судимости.

Не делали таких заявлений и допрошенные в присутствии присяжных заседателей свидетели Ш и А .

Право на защиту осужденных не было нарушено в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства.

Из материалов дела следует, что защиту Булыгина на предварительном следствии по назначению следователя с 17 ноября 2011 года осуществлял адвокат Стоволосов Н.В., а с 7 сентября 2011 года были допущены для его защиты адвокаты Ботнарюк М.Д. и Мордовии А.Е., с которыми заключено соглашение и которые осуществляли его защиту и в судебном заседании.

Екимову после задержания его 17 ноября 2011 года для защиты его интересов следователем был назначен адвокат Чиликов Р.А., который осуществлял его защиту до сентября 2011 года. 5 сентября 2011 года Екимову был назначен защитник Журавель В.А., осуществлявший его защиту до окончания предварительного следствия.

В судебное заседание были вызваны адвокаты Журавель В.А. и Шанюк А.Б. Подсудимый Екимов заявил в судебном заседании, что отказывается от услуг адвоката Журавель В.А., желает, чтобы его защиту в суде осуществлял адвокат Шанюк А.Б.., при этом он пояснил, что это решение принято им добровольно, осознанно, после консультации с защитниками.

Ходатайство Екимова было удовлетворено, защитник Журавель В.А. был освобожден от участия в деле, защита Екимов поручена адвокату Шанюку А.Б. (т. 6 л.д. 131) Каких-либо препятствий, предусмотренных ст. 72 УПК РФ для участия адвоката Шанюка А.Б. в судебном заседании не имелось.

То обстоятельство, что адвокат Шанюк А.Б. в 2009 году защищал Булыгина по другому уголовному делу, не исключает, по смыслу ст. 72 УПК РФ, возможность его участия в производстве по настоящему делу в качестве защитника Екимова.

Не препятствовало защите интересов Екимова и участие адвоката Шанюка А.Б. на предварительном следствии в качестве защитника Зуева.

Из материалов дела следует, что на период отпуска адвоката Сальникова Е.С. осуществлявшего защиту Зуева с момента его задержания 17 ноября 2010 года и до окончания предварительного следствия, с 3 мая по 2 сентября 2011 года для защиты Зуева был назначен адвокат Шанюк А.Б., с участием которого проведено одно следственное действие - выемка у обвиняемого Зуева письма обвиняемого Екимова.

Каких-либо противоречий в интересах Зуева, обвиняемого в причинении побоев О и укрывательстве его убийства, и Екимова, обвиняемого в убийстве О не имелось. О совершенных ими в отношении О действиях они дали одинаковые показания, как на предварительном следствии, так и в судебном заседании.

При таких данных судебная коллегия находит необоснованными доводы жалоб о нарушении права осужденных Булыгина и Екимова на защиту.

Напутственное слово председательствующего соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ.

Возражений от сторон в связи с содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения принципа объективности и беспристрастности не поступило.

Вопросный лист и вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст. ст. 339, 343 УПК РФ.

Доводы жалоб о нарушении присяжными заседателями требований ст. 343 УПК РФ, регламентирующей порядок вынесения вердикта, о том, что они, не достигнув единодушия, до истечения трех часов вышли из совещательной комнаты, носят предположительный характер.

Согласно протоколу судебного заседания, коллегия присяжных заседателей в 14 часов 13 минут удалилась в совещательную комнату и в 17 часов 01 минуту возвратилась из совещательной комнаты.

Председательствующий, проверив правильность оформления вердикта, обратил внимание присяжных заседателей на то, что ими не заверены внесенные в вопросный лист исправления, отсутствуют словосочетания в ответах о снисхождении.

В 17 часов 07 минут присяжные заседатели вновь удалились в совещательную комнату, откуда возвратились в 17 часов 18 минут, однако повторно в 17 часов 24 минуты удалились в совещательную комнату в связи с тем, что не все сделанные им председательствующим замечания были устранены.

По возвращении присяжных заседателей из совещательной комнаты в 17 часов 45 минут вердикт был провозглашен председательствующим.

Из вердикта следует, что исправления, которые необходимо было удостоверить, касались ответов на вопрос № 6 о доказанности участия Екимова в лишении жизни О и на вопрос № 10 о доказанности участия Булыгина в лишении жизни О После утвердительного ответа на эти вопросы «Да, доказано», приведены результаты голосования, которые зачеркнуты, и записано «единодушно». После возвращения присяжных заседателей в совещательную комнату в вердикте было отмечено, что эти изменения внесены в совещательной комнате, и заверены подписью старшины, (т. 6 л.д. 109,111) Изложенное свидетельствует о том, что решение по всем вопросам принято присяжными заседателями единодушно и в общей сложности они находились в совещательной комнате более трех часов, а потому судебная коллегия не находит оснований для признания вынесенного вердикта незаконным.

Вопросы в вопросном листе сформулированы председательствующим с учетом результатов судебного следствия и прений сторон отдельно в отношении каждого подсудимого.

После оглашения председательствующим проекта вопросного листа стороны не заявили каких-либо замечаний и дополнений по вопросам.

Доводы жалоб о том, что председательствующим не был поставлен вопрос об ответственности Булыгина за менее тяжкое преступление, не основаны на материалах дела.

В судебном заседании Булыгин, не признавая себя виновным в убийстве О пояснил о своей причастности к укрывательству совершенного Екимовым убийства путем сокрытии трупа потерпевшего.

В связи с такой позицией подсудимого Булыгина председательствующим помимо вопроса № 10 о доказанности совершения Булыгиным описанных в вопросе № 5 действий по лишению жизни О был сформулирован вопрос № 11 о доказанности его участия в сокрытии трупа О На оба этих вопроса присяжные заседатели дали утвердительный ответ.

Вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным и не содержит противоречий.

В соответствии с ч. 2 и ч. 3 ст. 348 УПК РФ вердикт коллегии присяжных заседателей является обязательным для председательствующего, и он квалифицирует действия осужденного в соответствии с обвинительным вердиктом.

Ставить под сомнение вердикт присяжных стороны не вправе, такого основания для отмены приговора суда присяжных ст. 379 УПК РФ не предусмотрено.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей установлена виновность Булыгина в причинении смерти О а потому доводы жалоб о том, что он должен нести ответственность только за укрывательство убийства, не подлежат удовлетворению.

Действиям осужденных суд дал правильную юридическую оценку.

Наказание осужденным Екимову и Булыгину назначено соразмерно содеянному, с учетом данных об их личности, всех обстоятельств дела, а также влияния назначенного наказания на их исправление.

Смягчающие обстоятельства: явки с повинной Булыгина и Екимова, активное способствование Екимова в расследовании преступления и изобличении других соучастников, наличие у него малолетнего ребенка, положительные данные о личности осужденных в полной мере учтены судом при назначении им наказания.

Оснований для признания назначенного осужденным наказания несправедливым и для его снижения, о чем ставится вопрос в жалобах, не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 380 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Верховного суда Республики Коми с участием присяжных заседателей от 21 декабря 2011 года в отношении Булыгина А А и Екимова В С оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Булыгина А.А., Екимова В.С, адвокатов Мордовина А.Е., Ботнарюка М.Д. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 3-О12-5СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 158. Кража
УПК РФ Статья 72. Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 343. Вынесение вердикта
УПК РФ Статья 348. Обязательность вердикта
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров
УК РФ Статья 74. Отмена условного осуждения или продление испытательного срока

Производство по делу

Загрузка
Наверх