Дело № 30-АПУ15-3

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 4 июня 2015 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Таратута Игорь Викторович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 30-АПУ15-3

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 4 июня 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующегоБезуглого Н.П.,
судейКочиной И.Г. и Таратуты И.В.
при секретареБарченковой М.А.,

с участием прокурора Коваль К.И., защитников оправданного Аджиева НА. - адвоката Глазкова В.Я. и Хапаева Р.Т. рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя Байрамукова Р.Б. на приговор Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики от 6 марта 2015 года, которым Аджиев Н А родившийся года в с. района края, ранее не судимый, оправдан по ч.4 ст.ЗЗ, п.«б» ч.2 ст. 105 УК РФ на основании п.З ч.2 ст.302 УПК РФ, за отсутствием в его действиях состава преступления.

За Аджиевым признано право на реабилитацию, предусмотренную ст. 133-136 УПК РФ, а также, в соответствии со ст. 1070, 1100 ГК РФ, право на возмещение вреда и компенсацию морального вреда, причиненного ему в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности.

Мера пресечения в отношении Аджиева НА. отменена, он освобожден из-под стражи в зале суда.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Таратуты И.В., выслушав прокурора Коваль К.И., поддержавшую доводы апелляционного представления и просившую об отмене приговора, адвоката Глазкова В.Я. и защитника Хапаева Р.Т., просивших оставить приговор без изменения, Судебная коллегия

установила:

Органами предварительного расследования Аджиев НА. обвинялся в подстрекательстве Г совершенном в период с января по 17 сентября 2009 года путем уговоров и убеждений, к убийству потерпевшего Б которое было совершено 20 сентября 2009 года в г. . Эти действия Аджиева органами предварительного расследования были квалифицированы по ч.4 ст.ЗЗ, п.«б» ч.2 ст. 105 УК РФ.

По приговору суда Аджиев оправдан по ч.4 ст.ЗЗ, п.«б» ч.2 ст. 105 УК РФ в соответствии с п.З ч.2 ст.302 УПК РФ, за отсутствием в его действиях состава преступления.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Байрамуков Р.Б. просит приговор отменить в виду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, установленным судом, и направить дело на новое судебное рассмотрение.

Считает, что суд необоснованно положил в основу приговора показания Аджиева, данные им в суде, и признал недостоверными показания Аджиева, данные им в ходе предварительного расследования, сославшись на их противоречивость. Указывает, что показания Аджиева, данные в суде, противоречат показаниям Г , данным им как в суде, так и на предварительном следствии, которые суд признал достоверными. Считает, что суд не дал оценки имеющимся в показаниях противоречиям. Раскрывая понятие подстрекателя к совершению преступления, ссылаясь на показания Аджиева, Г и Б , данные ими в ходе предварительного расследования, автор представления отмечает, что у Аджиева имелось негативное отношение к погибшему Б , что слова Аджиева безоговорочно воспринимались Г , что Аджиев хотел смерти Б , что Г лично не знал Б , что убийство потерпевшего произошло спустя всего три дня после последней встречи Г и Аджиева. В заключение представления его автор указывает, что суд, в нарушение закона, в резолютивной части приговора не решил вопрос о распределении процессуальных издержек.

В возражениях на апелляционное представление адвокат Глазков В.Я. просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, имеющиеся в них доказательства, обсудив доводы апелляционного представления и возражения на него, Судебная коллегия приходит приговор законным и обоснованным.

Как следует из представленных материалов, нарушений норм уголовно- процессуального закона в процессе расследования, а также в ходе судебного разбирательства, влекущих отмену приговора, по данному делу не установлено.

В ходе судебного разбирательства стороны не были ограничены в праве предоставления доказательств и заявлении ходатайств. По заявленным ходатайствам судом приняты мотивированные и обоснованные решения, в правильности которых у Судебной коллегии нет сомнений. Все представленные сторонами доказательства, признанные судом допустимыми, были исследованы в судебном заседании в полном объеме, и в приговоре им дана надлежащая оценка. Указаний на недопустимые доказательства в приговоре ссылок нет.

Выводы суда об отсутствии в действиях Аджиева состава преступления, предусмотренного ч.4 ст.ЗЗ, п.«б» ч.2 ст. 105 УК РФ, Судебная коллегия находит правильными, основанными на исследованных в судебном заседании доказательствах, полно и подробно изложенных в приговоре.

В соответствии с ч.4 ст.ЗЗ УК РФ, подстрекателем признается лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления путем уговора, подкупа, угрозы или другим способом, то есть вызвало у него намерение совершить конкретное преступное деяние.

Призывы и пожелания общего характера, которые непосредственно не направлены на склонение лица к конкретному противоправному деянию, не являются подстрекательством. Отсутствует оно и в том случае, если лицо в общей форме выражает мысль о желательности совершения того или иного преступления, однако она не обращена к другому лицу как к избранному (предполагаемому) исполнителю этого преступления.

Доводы кассационного представления о том, что представленные стороной обвинения доказательства подтверждают виновность Аджиева в подстрекательстве Г к совершению убийства Б , Судебная коллегия не может признать обоснованными, так как они не основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах.

Так, в судебном заседании подсудимый Аджиев показал, что знает Г , что Г задавал ему общие вопросы, он на эти вопросы отвечал, вопрос об убийстве Б между ними не обсуждался. Перед дачей показаний 26 декабря 2009 года на него было оказано давление.

Допрошенный в ходе предварительного расследования в качестве подозреваемого 26 декабря 2009 года, Аджиев, чьи показания были оглашены в судебном заседании, показал, что от Б узнал, что Х хочет убить Б ; спустя несколько дней он (Аджиев) в присутствии Б и К сказал Г что необходимо в максимально короткое время убить Б и попросил Г поторопить Х сделать это.

Допрошенный в качестве обвиняемого 29 декабря 2009 года, 25 января, 8 и 12 июля 2010 года, 25 сентября и 9 октября 2014 года Аджиев не подтвердил свои показания, которые он дал 26 декабря 2009 года, отказался от них и заявил, что не был инициатором убийства Б , не подговаривал Г совершить убийство.

Допрошенный в судебном заседании Г показал, что не обсуждал с Аджиевым вопрос об убийстве Б , при этом отказался от своих показаний, данных в ходе предварительного расследования, пояснив, что первоначальные показания подписал, не читая их, а последующие показания давал под оказанным на него давлением.

Будучи допрошенным в ходе предварительного расследования в качестве подозреваемого 17 декабря 2009 года Г , чьи показания были оглашены в судебном заседании, показал, что Б 3-4 раза говорил ему, что Б нужно убрать. Он (Г ) спросил мнение Аджиева по этому поводу, и тот подтвердил слова Б , при этом разговоре присутствовали Б и К .

Допрошенный в качестве подозреваемого 22 декабря 2009 года Г показал, что Аджиев убедил его, что в максимально короткое время необходимо убить Б , на что он (Г ответил, что встретится с Х и поторопит его убить Б ; при этом разговоре присутствовали Б и К .

Допрошенный в последующем в качестве обвиняемого 25 и 30 декабря 2009 года, 3 января 2010 года Г пояснял, что Аджиев говорил им, что первоочередной задачей является убийство Б .

Оценивая показания Аджиева, данные им 26 декабря 2009 года, и показания Г , данные им в ходе предварительного расследования, указывая на их противоречивость, суд обоснованно суд признал их достоверными только в части, касающиеся самого убийства Б , поскольку в остальной части и, в частности, в подстрекательстве Аджиевым Г к совершению убийства Б , они не подтверждаются другими доказательствами, представленными стороной обвинения и исследованными в судебном заседании.

Так, из показаний Б , данных в ходе предварительного расследования 3 февраля 2010 года и оглашенных в судебном заседании, следует, что Аджиев говорил, что надо убрать Б , то есть, как он понял, снять Б а с должности.

В показаниях Б , данных в ходе предварительного расследования 17 декабря 2009 года и оглашенных в суде, какие-либо данные, свидетельствующие о том, что Аджиев склонял Г к убийству Б , отсутствуют.

Каких-либо других, объективных доказательств, помимо первых показаний Аджиева, а также первоначальных показаний Г , от которых они отказались еще в ходе предварительного расследования, свидетельствующих о подстрекательстве Аджиевым Г к совершению убийства Б , в частности, что Аджиев убедил Г совершить убийство Б стороной обвинения суду представлено не было.

Кроме этого, из тех показаний Аджиева, Г , Б и других свидетелей, на которые ссылается автор апелляционного представления, следует, что умысел, направленный на убийство Б , возник у Г еще до того, как он обратился с интересующими его вопросами к Аджиеву; что в результате полученных от Аджиева ответов он (Г ) лишь укрепился в своих преступных намерениях, которые у него возникли еще до этого. При этом Аджиеву не было известно, и он не говорил Г кто именно должен совершить убийство потерпевшего, когда и при каких обстоятельствах.

Исходя из изложенного, учитывая положения ч.2 ст.77 УПК РФ, предусматривающие, что признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу других доказательств, суд обоснованно пришел к выводу, что Аджиев подлежит оправданию по ч.4 ст.ЗЗ, п. «б» ч.2 ст. 105 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.

Ссылка автора представления на то, что суд в нарушение закона в резолютивной части приговора не разрешил вопрос о распределении процессуальных издержек, не может быть признана обоснованной, поскольку, в соответствии со ст. 132 УПК РФ, процессуальные издержки взыскиваются с осужденного.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора по доводам апелляционного представления.

Руководствуясь ст.ст. 389.13, 389.15, 389.16, 398.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

Приговор Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики от 6 марта 2015 года в отношении Аджиева Н А оставить без изменения, апелляционное представление государственного обвинителя Байрамукова Р.Б. - без удовлетворения.

Председательствующий судьи

Статьи законов по Делу № 30-АПУ15-3

УК РФ Статья 105. Убийство
УПК РФ Статья 77. Показания обвиняемого
УПК РФ Статья 132. Взыскание процессуальных издержек
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 389.13. Порядок рассмотрения уголовного дела судом апелляционной инстанции
УПК РФ Статья 389.15. Основания отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке
УПК РФ Статья 389.16. Несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела
УПК РФ Статья 389.28. Апелляционные приговор, определение и постановление
УПК РФ Статья 389.33. Постановление апелляционного приговора, вынесение апелляционных определения, постановления и обращение их к исполнению

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх