Дело № 30-Г09-3

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 15 апреля 2009 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по административным делам, кассация
Категория Административные дела
Докладчик Калинина Людмила Александровна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №30-Г09-3

от 15 апреля 2009 года

 

председательствующего Пирожкова В.Н., судей Калининой Л.А., Ксенофонтовой O.A., при секретаре Холомеевой О.М.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Калининой Л.А., объяснения представителя Народного Собрания (Парламента) Карачаево-Черкесской Республики Наумовой Э.А., поддержавшей доводы кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Гончаровой Н.Ю., полагавшего решение законным и обоснованным, а поэтому не подлежащим отмене, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

прокурор Карачаево-Черкесской Республики обратился в Верховный суд Карачаево-Черкесской Республики с заявлением о признании недействующим пункта 6 статьи 7 Закона Карачаево-Черкесской Республики от 6 января 1998 года №376-ХХИ «Об образовании», изложенного в следующей редакции:

« ...6. В образовательных учреждениях (начального общего, основного общего, среднего (полного) общего образования), в которых обучение ведется на русском языке, вводится с первого класса в качестве обязательного учебного предмета, для носителя языка, государственные языки республики (абазинский, карачаевский, ногайский, черкесский)», сославшись на его противоречие ч.ч. 1 и 2 ст. 9 Закона РФ «О языках народов Российской Федерации».

В обоснование заявления указал, что в такой редакции правовое регулирование не соответствует принципу правовой определенности, нарушает равенство прав и свобод и несения равных обязанностей гражданами РФ, проживающими на территории Карачаево-Черкесской Республики при изучении ими государственных языков этой Республики.

Высший законодательный (представительный) орган государственной власти Карачаево-Черкесской Республики с заявлением прокурора не согласился.

Решением Верховного суда Карачаево-Черкесской Республики заявление прокурора удовлетворено.

В кассационной жалобе Народное Собрание (Парламент) Карачаево-Черкесской Республики просит решение суда первой инстанции отменить. Суть доводов сводится к неправильному истолкованию судом норм материального Закона, подлежащего применению по данному делу.

Изучив доводы кассационной жалобы, проверив материалы дела, Судебная коллегия находит их подлежащими удовлетворению.

Признавая недействующим пункт 6 статьи 7 Закона Карачаево-Черкесской Республики от 6 января 1998 года № 376-ХХН «Об образовании», суд пришел к выводу о том, что в этой части правовое регулирование постановлено с превышением нормотворческой компетенции субъекта РФ в области образования; не соответствует требованиям, предъявляемым к юридической технике, допуская неоднозначность его толкования; нарушает права граждан на свободный выбор государственного языка обучения на территории Карачаево-Черкесской Республики в пределах возможностей, предоставляемых системой образования.

Исходя из особенностей общественных отношений, составляющих предмет регламентации оспариваемого пункта 6 статьи 7 Закона Карачаево-Черкесской Республики от 6 января 1998 года № 376-ХХП «Об образовании», Судебная коллегия находит такой вывод неправильным.

Так, из текста этой нормы видно, что адресована она не гражданам, как утверждается, прокурором, а образовательным учреждениям (начального общего, основного общего, среднего (полного) общего образования; положений отменяющих, либо иным образом ухудшающих права граждан на свободный выбор изучения государственных языков республики, она не закрепляет; нет в ней и каких-либо запретов, ограничений, или привилегий

по изучению того или иного государственного языка Карачаево-Черкесской Республики, к чему фактически сводятся доводы прокурора. Более того, из системного анализа оспариваемого предписания в структуре статьи 7 Закона Карачаево- Черкесской Республики от 6 января 1998 года № 376-ХХП «Об образовании», весьма ясно и определенно усматривается его целевая позитивная направленность. По сути, в нем сформулирована мера должного поведения образовательного учреждения не с целью создания препятствий в изучении государственных языков, а с целью исключения возможных фактов необоснованного отказа образовательным учреждением гражданам в изучении выбранного ими государственного языка республики, и, тем самым, обеспечивается общедоступность изучения государственных языков субъекта Российской Федерации в сфере начального общего, основного общего, среднего (полного) общего образования и начального профессионального образования, что согласуется с требованиями федерального законодательства, регламентирующем принципы языковой политики, включая нормы, на противоречие которым поставлен прокурором вопрос.

Так, в силу предписаний статей 1, 2, 3, 4, 5, 7, 9, 10 Закона Российской Федерации от 25 октября 1991 № 1807-1 «О языках народов Российской Федерации» (с последующими изменениями) равноправие языков народов Российской Федерации охраняется законом. Никто не вправе устанавливать ограничения или привилегии при использовании того или иного языка, за исключением случаев предусмотренных законодательством Российской Федерации, а также на иностранных граждан и лиц без гражданства, находящихся на территории Российской Федерации. Языки народов Российской Федерации пользуются социальной, экономической, юридической защитой государства. Право граждан РФ на получение образования на родном языке обеспечивается созданием необходимого числа соответствующих образовательных учреждений, классов, групп, а также созданием условий для их функционирования. Язык (языки) на котором ведется воспитание и обучение в образовательном учреждении, определяется учредителем (учредителями) образовательного учреждения и (или) уставом образовательного учреждения в соответствии с законодательством Российской Федерации и законодательством субъектов Российской Федерации. Преподавание государственных и иных языков в республиках осуществляется в соответствии с их законодательством.

Общие вопросы языковой политики в области образования аналогичным образом регламентируются и Законом Российской Федерации от 10 июля 1992 года № 3266-1 «Об образовании» с последующими изменениями. Согласно статьям 2, 3, 4, 5, 6, настоящего Федерального закона одним из принципов государственной политики в области образования является защита и развитие системой образования национальных культур, региональных культурных традиций и особенностей в условиях многонационального государства; законодательство Российской Федерации в области образования

включает в себя не только федеральное законодательство, но и законодательство субъектов Российской Федерации. Законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации в области образования не могут ограничивать права физических и юридических лиц по сравнению с законодательством Российской Федерации в области образования. Граждане Российской Федерации имеют право на получение основного общего образования на родном языке, а также на выбор языка обучения в пределах возможностей, предоставляемых системой образования. Право граждан на получение образования на родном языке обеспечивается созданием необходимого числа соответствующих образовательных учреждений, классов, групп, а также условий для их функционирования. Язык (языки), на котором ведутся обучение и воспитание в образовательном учреждении, определяется учредителем (учредителями) образовательного учреждения. Во всех имеющих государственную аккредитацию образовательных учреждениях, за исключением дошкольных, изучение русского языка как государственного языка Российской Федерации регламентируется федеральными государственными образовательными стандартами.

Удовлетворяя заявление прокурора, судом высказано суждение, сводящееся к тому, что оспариваемым пунктом урегулировано одно из условий государственного образовательного стандарта, свидетельствующее, как отметил суд в решении, о превышении субъектом нормотворческой компетенции в области законодательства об образовании.

Судебная коллегия находит такой вывод не состоятельным.

Во-первых, требований, предъявляемых к структуре основных образовательных программ, к соотношению частей основной образовательной программы и их объему, а также к соотношению обязательной части основной образовательной программы и части, формируемой участниками образовательного процесса; условиям реализации основных образовательных программ, в том числе кадровым, финансовым, материально-техническим и иным условиям; результатам освоения основных образовательных программ, оспариваемый пункт, в принципе не регулирует.

Между тем, такого рода требования, по смыслу статьи 7 Закона Российской Федерации от 10 июля 1992 года «Об образовании» характеризуют сущность федеральных государственных образовательных стандартов.

Во-вторых, по смыслу этой же федеральной нормы, отнесение федеральным законодателем вопросов разработки и утверждения федеральных государственных образовательных стандартов к компетенции соответствующих федеральных органов исполнительной власти Российской Федерации, не означает отмены правомочий субъекта Российской Федерации по созданию необходимых организационных, финансовых и иных гарантий для удовлетворения образовательных потребностей и запросов граждан в

изучении государственных языков республики, вытекающих из предписаний статей 6, 29 настоящего Федерального закона, согласно которым вопросы изучения государственных языков республик в составе Российской Федерации, разработки и реализации региональных программ развития образования с учетом национальных и региональных социально-экономических, экологических, культурных, демографических и других особенностей, регулируются законодательством этих республик. Во всяком случае, таких положений в статье 7 Закона Российской Федерации от 10 июля 1992 года «Об образовании» (в редакции закона от 1 декабря 2007 № 309), на которую суд первой инстанции ссылается в своем решении, не усматривается.

Таким образом, выводы суда о противоречии федеральному законодательству основаны на неправильном истолковании норм материального Закона, регламентирующего спорное правоотношение, что является поводом для отмены решения в порядке, предусмотренном статьей 362 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Поскольку все обстоятельства по делу судом установлены, Судебная коллегия полагает возможным вынести новое решение, удовлетворяющее кассационную жалобу высшего законодательного (представительного) органа государственной власти Карачаево-Черкесской Республики без направления дела на новое рассмотрение.

С учетом изложенного, руководствуясь, статьями 361, 362 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия

 

определила:

 

решение Верховного суда Карачаево-Черкесской Республики от 10 февраля 2009 года отменить, вынести новое решение, которым прокурору

Карачаево-Черкесской Респу

Республики от 6 января 1998

Председательствующий

шки в удовлетворении его заявления о

признании недействующим пункта 6 статьи 7 Закона Карачаево-Черкесской

Судьи

№376-ХХН «Об образовании» отказать.

Статьи законов по Делу № 30-Г09-3

ГПК РФ Статья 361. Утратила силу
ГПК РФ Статья 362. (Утратила силу)

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх