Дело № 30-О11-13

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 25 августа 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Шалумов Михаил Славович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 30-О11-13

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 25 августа 2011 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Магомедова М.М.,
судей Хомицкой Т.П. и Шалумова М.С.,
при секретаре Волкове А.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационным жалобам осужденных Эбзеева Р.М., Атаева А.А., защитника Карабашева М.А. в интересах Атаева А.А. на приговор Верховного суда Карачаево-Черкесской Республики от 6 июля 2011 года, которым несовершеннолетний Эбзеев Р М родившийся 10 марта 1993 года в с. Ильичевское Прикубанского района Ставропольского края, гражданин РФ, не судимый, осужден с применением ч. 1 ст. 62 и чч. 6, 6-1 ст. 88 УК РФ по: п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 5 годам лишения свободы; пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 6 годам лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначено окончательное наказание 6 лет 8 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима; 2 несовершеннолетний Атаев А А , не судимый, осужден с применением ч. 1 ст. 62 и чч. 6, 6-1 ст. 88 УК РФ по: п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 4 годам 8 месяцам лишения свободы; пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 5 годам 10 месяцам лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначено окончательное наказание 6 лет 7 месяцев лишения свободы в воспитательной колонии.

В сроки наказаний осужденным зачтено время их содержания под стражей с 13 октября 2010 г. по 6 июля 2011 г.

Заслушав доклад судьи Шалумова М.С., объяснения защитников Каневского Г.В. в интересах Эбзеева Р.М., Урсола А.Л. в интересах Атаева А.А., поддержавших кассационные жалобы, мнение прокурора Лущиковой В.С., полагавшей оставить приговор без изменения, Судебная коллегия

установила:

Эбзеев Р.М. и Атаев А.А. признаны виновными в разбойном нападении на Т с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, и его убийстве группой лиц по предварительному сговору, сопряженном с разбоем.

Преступления совершены ими 9 октября 2010 г. около села при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Эбзеев Р.М., не оспаривая доказанность его вины в разбое и квалификацию преступления, высказывает несогласие с приговором в части осуждения за убийство, ссылаясь на то, что умысла и предварительного сговора на лишение жизни потерпевшего они не имели. После того, как они и потерпевший бросали друг в друга камни, потерпевший вскрикнул и упал в воду. Его смерть наступила от утопления в воде, а причиненные ему телесные повреждения, в том числе механическая асфиксия от удавления шеи петлей, повлекшая тяжкий вред здоровью, в причинной связи со смертью не состоят, что подтверждают, по мнению осужденного, результаты судебно-медицинских экспертиз. По этим причинам полагает, что указанные их действия в отношении потерпевшего следует переквалифицировать на ст. 109 УК РФ. 3 С учетом приведенных доводов просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение.

В кассационной жалобе осужденный Атаев А.А., также не оспаривая доказанность его вины в разбое и квалификацию преступления, высказывает несогласие с приговором в части его осуждения за убийство. Указывает на то, что потерпевший упал в воду после того, как Эбзеев попал тому камнем в голову. Он сам не совершил каких-либо действий по причинению смерти потерпевшему. Кроме того, назначенное ему наказание полагает чрезмерно суровым, так как ранее он не привлекался к уголовной ответственности, характеризуется положительно, дал подробные показания по делу. Поэтому просит отменить приговор ввиду его суровости и неправильного применения УПК РФ.

В кассационной жалобе в интересах Атаева защитник Карабашев М.А. приводит аналогичные доводы о недоказанности умысла осужденных на лишение жизни потерпевшего Т и предварительного сговора между ними на убийство потерпевшего. Обращает внимание на выводы судебно-медицинских экспертиз о том, что смерть потерпевшего наступила от утопления в воде, а имевшиеся у того телесные повреждения не состоят в причинной связи со смертью, которые полностью согласуются с показаниями Атаева и Эбзеева в судебном заседании об обстоятельствах происшедшего. В то же время, по мнению защитника, выводы суда о желании подсудимых причинить смерть потерпевшему не подтверждаются исследованными доказательствами, в связи с чем все неустраненные сомнения должны толковаться в их пользу. Поскольку прямой причинной связи между действиями осужденных и наступлением смерти потерпевшего не установлено, их действия следует переквалифицировать на ст. 109 УК РФ.

По указанным причинам просит приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство.

В возражениях на кассационные жалобы осужденных и защитника государственный обвинитель Зангиев Т.К. указывает на несостоятельность приведенных в них доводов и просит оставить жалобы без удовлетворения.

Изучив уголовное дело, проверив и обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия находит приговор в части осуждения Эбзеева и Атаева за разбой законным и обоснованным, а в части их осуждения за убийство Т группой лиц по предварительному сговору подлежащим изменению за несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела и неправильным применением уголовного закона. 4 В судебном заседании Эбзеев и Атаев, хотя свою вину в предъявленном обвинении, в том числе в причинении смерти Т не признали, но не отрицали, что заранее договорились не платить таксисту, а затем вступили с потерпевшим в драку, совместно наносили тому удары руками и ногами по телу, Атаев с помощью антенны вытащил потерпевшего из машины, после чего они продолжали избивать потерпевшего, а когда тот спрыгнул в канал, бросали в него камнями, и уехали на автомашине потерпевшего, на которой катались по населенным пунктам. Кроме того, Атаев показал, что после одного из бросков Эбзеева камнями в сторону таксиста последний вскрикнул и нырнул в воду, а Эбзеев не отрицал, что забрал из машины сотовый телефон и деньги потерпевшего.

Несмотря на позицию подсудимых, суд пришел к обоснованным выводам об их виновности в разбойном нападении на Т с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, и в совершении убийства Т группой лиц, сопряженного с разбоем.

Данные выводы подтверждаются достаточной совокупностью достоверных и допустимых доказательств, собранных на предварительном следствии, исследованных в судебном заседании с участием сторон, подробно изложенных в приговоре, и опровергающих в полном объеме приведенные выше показания.

Все доказательства надлежащим образом проверены и оценены судом.

Так, на предварительном следствии на допросах в качестве подозреваемого Эбзеев показывал, что предложил Атаеву напасть на таксиста, избить и забрать деньги, на что Атаев согласился, после чего он ввел таксиста в заблуждение относительно направления движения для того, чтобы тот свернул к каналу и там остановился, попросил у таксиста телефон якобы позвонить друзьям, а затем стал наносить потерпевшему удары по лицу. Поскольку потерпевший оказал ему сопротивление, позвал Атаева на помощь. Последний вышел из салона, открыл водительскую дверь и также присоединился к избиению таксиста, наносил тому удары руками и ногами по телу, затем сорвал с крыши машины антенну длинной около 1 метра, накинул ее на шею потерпевшему, стал душить, затягивая антенну на шее, и вытащил потерпевшего из машины. Когда таксист лежал на земле, он подбежал к потерпевшему, стал наносить удары руками и ногами в грудь и спину, а Атаев, сняв антенну с шеи потерпевшего, наносил тому удары антенной по телу и лицу. В ходе избиения таксист говорил им, чтобы они не убивали его, а машину и деньги он отдаст им сам, однако они продолжали наносить ему удары, а затем, чтобы прекратить его сопротивление, столкнули его в канал с водой. Когда таксист кинул в их сторону камни, они стали без остановки кидать в него булыжниками, тот упал в воду, но они 5 продолжали бросать в него камни, и обратно потерпевший уже не выплыл.

Он понял, что они попали потерпевшему в голову, так как тот откинулся назад и упал в воду. Решив, что потерпевший утонет, они убежали, завладели автомашиной потерпевшего, стали искать и оба нашли в салоне деньги, также он взял себе сотовый телефон, после чего катались на машине (т. 1 л.д. 57-70).

Атаев на допросах в качестве подозреваемого также давал в целом аналогичные показания, расходившиеся с показаниями Эбзеева лишь в том, что сначала он понял слова Эбзеева как предложение «кинуть» таксиста, т.е. убежать, не заплатив деньги за проезд, и только когда Эбзеев начал ударять таксиста, он понял, что Эбзеев задумал еще и избить таксиста. Также показал, что около автомашины они совместно нанесли таксисту не менее 1 2 ударов, а когда бросались камнями, Эбзеев попал таксисту камнем в голову, и тот упал в воду. Они испугались, что таксист умрет, и решили скрыться (т.

1 л.д. 81-90).

Данные показания подозреваемых в той части, в которой они не противоречили сведениям, ранее сообщенным Эбзеевым и Атаевым в явках с повинной, суд обоснованно признал достоверными доказательствами и положил в основу приговора, поскольку они соответствуют другим материалам дела, в том числе приведенным в приговоре: показаниям потерпевших А Л свидетелей А Ш К К О , Э А А А Т А Б А показаниям допрошенных в качестве свидетелей по обстоятельствам написания осужденными явок с повинной и дачи первоначальных показаний сотрудников милиции Б О К результатам осмотра места происшествия и трупа потерпевшего, осмотров места происшествия с участием подозреваемых Эбзеева и Атаева; выемки сотового телефона потерпевшего у матери подозреваемого Эбзеева - Эбзеевой Б.М.; сведениям, содержащимся в детализации телефонных переговоров с телефона потерпевшего, заключениях судебно-медицинских, биологических, и иных проведенных по делу экспертиз, показаниях судебно-медицинского эксперта; сведениям, содержащимся в протоколах следственных действий и иных документах.

Суд привел в приговоре мотивы, по которым он принял вышеперечисленные доказательства в качестве допустимых и достоверных, и критически отнесся к сведениям, сообщенным Эбзеевым и Атаевым на предварительном следствии и в судебном заседании в свою защиту, как 6 противоречащим совокупности имеющихся доказательств и обусловленным их стремлением смягчить ответственность за содеянное.

Судебная коллегия находит приведенные судом первой инстанции мотивы убедительными, а доводы осужденных и защитника о недостаточности в материалах настоящего дела доказательств умысла осужденных на совершение убийства Т не основанными на исследованных в судебном заседании материалах дела.

Так, исходя из заключений судебно-медицинских экспертиз и показаний судебно-медицинского эксперта Б в их разъяснение, в сопоставлении с первоначальными показаниями Эбзеева и Атаева в качестве подозреваемых, причиненные осужденными потерпевшему Т в ходе его избиения закрытая черепно-мозговая травма с кровоизлиянием под мягкую мозговую оболочку и механическая асфиксия вследствие удавления петлей мгновенно привели к утрате сознания потерпевшим на срок до 30 минут, в течение которого исключалась возможность совершения им активных целенаправленных действий, а с момента причинения данных повреждений и до момента наступления смерти потерпевшего прошло от 30 до 60 минут. Потерпевший также мог потерять сознание от комбинированного воздействия удавления петлей и закрытой ЧМТ. В то же время, ушибленная рана головы в лобно-теменной области не могла быть причинена булыжником, о котором шла речь в материалах дела.

Согласно заключениям судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств (№ от 25.12.2010) и трасологической экспертизы (№ от 18.03.2011), на одежде и обуви Т обнаружены следующие повреждения, образованные в результате механического воздействия: нижний край манжеты левой брючины частично отпорот сзади, на нем имеется разрыв нитей шва; на боковом наружном шве левой брючины возле кармана и на расстоянии 130 мм от пояса брюк имеется разрыв нитей ткани вдоль шва длиной 54 мм; имеется разрыв нитей ткани шлевки брюк сзади вдоль шва в месте ее крепления к поясу; на манжете левого рукава куртки спереди имеется повреждение в виде разволокнения поперечных нитей утка и основы. На туфлях в области носков имеется дефект материала с разволокненными краями, длиной по 5,5 см каждый; при более детальном исследовании установлено, что повреждения носков туфлей сквозные, образованы в результате трения (т. 4 л.д. 56-57, 247-251).

Суд, анализируя указанные заключения экспертиз и показания эксперта в совокупности с данными осмотров места происшествия и трупа потерпевшего, явками с повинной и первоначальными показаниями Эбзеева и Атаева в качестве подозреваемых, пришел к мотивированному и обоснованному выводу о том, что они полностью опровергают показания Эбзеева и Атаева в той части, что после избиения ими потерпевшего около 7 автомашины тот оставался в сознании, встал на ноги, убегая от них, сам спрыгнул в канал, бросал в них камни, и упал в воду только после того, как они попали камнем ему в голову, поскольку нахождение потерпевшего в бессознательном состоянии послу полученных повреждений исключало возможность совершения им таких действий. Наличие же механических повреждений на одежде и обуви потерпевшего, с учетом их локализации, размеров, направления разрывов, подтверждает вывод суда о том, что осужденные волокли Т находившегося в бессознательном состоянии, к каналу и сами сбросили его в канал, после чего произошло его утопление водой.

Приведенные в кассационных жалобах доводы осужденных и защитника о том, что причиненные потерпевшему телесные повреждения, в том числе механическая асфиксия от удавления шеи петлей, повлекшая тяжкий вред здоровью, и закрытая черепно-мозговая травма, в причинной связи со смертью не состоят, нельзя признать заслуживающими внимания.

Установленные судом фактические обстоятельства дела указывают на то, что осужденные, сбрасывая потерпевшего, получившего множественные телесные повреждения по голове и телу и находившегося в бессознательном состоянии, в канал с водой, не только осознавали, что в результате их действий потерпевший может захлебнуться и умереть от утопления водой, но и действовали с таким намерением, что подтверждается и их собственными показаниями о том, что они постарались побыстрее скрыться с места преступления так как испугались, что таксист умрет.

О прямой причинной связи между действиями осужденных и наступлением смерти потерпевшего показал в судебном заседании, отвечая на вопрос адвоката Карабашева, и эксперт Б , пояснив, что «если бы не было удушения петлей, то Т мог бы остаться жив, а так, после потери сознания, он не мог оказать себе помощь и утонул в воде» (т. 7 л.д. 245).

Вместе с тем, Судебная коллегия полагает, что вывод суда о наличии между осужденными предварительного сговора на лишение жизни Т объективно ничем не подтвержден. Ни в явках с повинной, ни в показаниях Эбзеев и Атаев никогда не говорили о том, что с самого начала собирались убить потерпевшего.

Из сообщенных ими сведений следует, что они заранее договаривались напасть на потерпевшего, избить и забрать деньги, допуская при этом возможность причинения здоровью потерпевшего вреда любой тяжести, в том числе тяжкого, то есть вступили в предварительный сговор на разбой.

Доказанность своей вины в разбое и правильность квалификации разбоя по части 4 ст. 162 УК РФ они не оспаривают. 8 Также сообщенные ими сведения дают основания утверждать, что в процессе разбойного нападения Эбзеев, встретив сопротивление потерпевшего, начал совершить действия, направленные на лишение жизни потерпевшего, призвав Атаева на помощь, после чего Атаев присоединился к нему, и далее они совместно с целью убийства потерпевшего, продолжавшего оказывать им сопротивление, причинили Т повреждения, вследствие которых он потерял сознание, и сбросили его в таком состоянии в канал с водой, отчего потерпевший затем захлебнулся в воде.

Других доказательств наличия между осужденными предварительного сговора на убийство, опровергающих данные сведения, стороной обвинения не представлено.

При таких обстоятельствах действия осужденных в части лишения потерпевшего жизни следует правильно квалифицировать как убийство группой лиц, сопряженное с разбоем, а указание о совершении убийства группой лиц по предварительному сговору подлежит исключению из приговора.

В остальной части квалификация действий осужденного является правильной, основанной на исследованных в судебном заседании доказательствах и установленных судом фактических обстоятельствах дела.

В судебном заседании исследованы все существенные для исхода дела доказательства, представленные сторонами, разрешены все заявленные ходатайства. Нарушений принципа состязательности сторон, необоснованных отказов подсудимым, их защитникам, законным представителям либо потерпевшим в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела, нарушений процессуальных прав участников, повлиявших или могущих повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, по делу не допущено.

Наказание обоим осужденным как за каждое преступление, так и по их совокупности назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, всех обстоятельств дела, и сведений о личности виновных, в том числе смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ. Несмотря на вносимое в приговор изменение квалификации убийства, данное наказание полностью отвечает требованиям ст.ст. 6, 60, 62, 88 УК РФ, и потому является справедливым и не подлежащим смягчению, а доводы кассационных жалоб о его чрезмерной суровости нельзя признать обоснованными и убедительными. 9 На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного суда Карачаево-Черкесской Республики от 6 июля 2011 года в отношении Эбзеева Р М и Атаева А А изменить: исключить из их осуждения по пункту «ж» части 2 статьи 105 УК РФ указание на совершение убийства группой лиц по предварительному сговору, считать их осужденными по данному пункту за убийство, совершенное группой лиц.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Эбзеева Р.М., Атаева А.А., защитника Карабашева М.А. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 30-О11-13

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 109. Причинение смерти по неосторожности
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 61. Обстоятельства, смягчающие наказание
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 88. Виды наказаний, назначаемых несовершеннолетним

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх