Дело № 30-О11-5

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 12 мая 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Хомицкая Татьяна Павловна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 30-О11-5

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 12 мая 2011 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Магомедова ММ.
судей Хомицкой Т.П. и Шалумова М.С.
при секретаре Кошкиной А.М.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденной Шахиевой З.Б. и адвоката Болатчиева К-А.Х. на приговор Верховного суда Карачаево-Черкесской республики от 10 марта 2011 года, которым Шахиева З Б несудимая, осуждена к лишению свободы по ч. 5 ст. 33 п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции № 283 ФЗ от 30.12.2006) сроком на 8 лет, п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ (в редакции № 283 ФЗ от 30.12.2006) - на 8 лет.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности этих преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Шахиевой З.Б. 8 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Срок наказания исчислен с 10 марта 2011 года, с зачетом времени содержания под стражей.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

Шахиева З.Б. осуждена за пособничество в совершении умышленного убийства В сопряженное с разбоем, за разбой с применением насилия опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей.

Преступления совершены 4 февраля 2007 года в г. при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Хомицкой Т.П., объяснения осужденной Шахиевой З.Б. в режиме видеоконференцсвязи, просившей об отмене приговора, выступления адвоката Болатчиева К.-А.Х. в защиту осужденной, мнение прокурора Митюшова В.П., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

в кассационной жалобе осужденная Шахиева З.Б. выражает несогласие с приговором, указывает о непричастности к убийству В Анализируя показания свидетелей, считает, что суд неправильно их оценил, поскольку никто из них не подтвердил, что видел ее во времянке, принадлежащей погибшей. По мнению автора, неверно оценены судом и записка с планом совершения преступления, а также предсмертная записка ее сожителя Н Указывает, что была молода и неопытна, а Н на нее оказал давление, высказывал угрозы убийством, что лично подтвердил в своей записке. Считает, что приговор постановлен на противоречивых выводах и предположениях. Просит об отмене приговора и оправдании.

В кассационной жалобе адвокат Болатчиев К-А.Х. в защиту осужденной полагает приговор незаконным, ввиду отсутствия доказательств причастности Шахиевой к совершенным преступлениям. Суд фактически проигнорировал предсмертную записку сожителя Шахиевой, Н в которой он признал, что преступления совершил один, а Шахиеву обманным путем заманил в дом к В Не согласен адвокат и с оценкой суда, данной первоначальным показаниям Шахиевой, а также ее явке с повинной, поскольку считает установленным обстоятельства вынужденного характера данных показаний, в результате оказанного на его подзащитную давления в процессе расследования. Выводы суда о совершении преступлений его подзащитной носят предположительный характер, основаны на домыслах. Несправедливым считает и назначенное наказание.

Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение. В дополнение в выступлении просит о переквалификации действий Шахиевой с разбоя на грабеж и об оправдании по ч. 5 ст. 33 п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Гринько Ж.В. и потерпевший В просят приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденной в содеянном правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах.

Доводы жалобы осужденной Шахиевой и адвоката о непричастности к убийству В и совершении в отношении нее разбойного нападения не основаны на материалах дела.

Суд обоснованно пришел к выводу, что представленная стороной обвинения записка Шахиевой с планом совершения убийства и разбойного нападения, обнаруженная свидетелем Ш и изъятая у него следователем в установленном уголовно-процессуальном порядке, имеет существенное значение для обстоятельств дела и является допустимым и относимым доказательством вины Шахиевой. Именно содержание плана совершения преступления, изложенное Шахиевой на листе бумаги и последующее соответствие преступных действий Н и Шахиевой этому плану, доказывает осведомленность Шахиевой о предстоящих преступлениях в отношении В и предварительный сговор между ней и Н на совершение как разбойного нападения, так и убийства потерпевшей.

Принадлежность обнаруженной Ш записки, именно Шахиевой, текст которой состоит в виде плана совершения убийства человека и хищения имущества, установлен заключением эксперта № 190 от 21 мая 2010 года (т. 3 л.д. 31-37) и не отрицалось самой осужденной.

Несостоятельными являются и утверждения Шахиевой, изложенные в жалобе о том, что данння записка была ею написана под диктовку Н и при этом она полагала, что это шутка, теоретические рассуждения относительно «идеального» преступления. Суд обоснованно учел, что само содержание этой записки с конкретизацией объекта нападения, возраста потерпевшей, способов завладения ценностями потерпевшей, ее убийства, а также очевидное сходство действий, изложенных в плане, с действиями, фактически предпринятыми в отношении В , опровергают это утверждение. При этом, судом принято во внимание и это следует из первоначальных показаний самой Шахиевой, а также оглашенных показаний свидетелей Д А что перед совершением преступления, Шахиева неоднократно бывала в домовладении В имела общее представление о его расположении, видела потерпевшую.

Ссылка в кассационной жалобе на то, что судом не приняты во внимание показания допрошенных в суде свидетелей К Д А согласно которым, Шахиева не посещала ранее лиц, снимавших квартиру у В несостоятельна. При постановлении приговора, сопоставив показания указанных свидетелей, как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании, суд обоснованно счел достоверными показания, данные в процессе расследования о том, что Шахиева посещала домовладение В и не раз, совместно с сожителем Н , поскольку именно эти показания нашли подтверждение в других доказательствах по делу: предсмертной записке Н , а также в показаниях самой Шахиевой, данными в качестве подозреваемой.

Не соответствует действительности и утверждение осужденной и адвоката о том, что первоначальные показания Шахиевой, в том числе явка с повинной, проверка ее показаний на месте происшествия носили вынужденный характер, в результате оказанного давления со стороны сотрудников милиции. Исследовав указанные показания, суд обоснованно счел их данными добровольно, без принуждения извне. Данный вывод суда мотивирован, обоснован показаниями свидетелей Л С Б А Вопреки доводам жалобы, никаких допросов Шахиевой до момента доставления ее к следователю, в здании МВД по не велось, что объективно подтверждается материалами дела, а участие защитника при написании явки с повинной не предусмотрено нормами УПК РФ.

Несостоятельны доводы Шахиевой и адвоката о том, что судом не дано должной оценки предсмертной записке Н . Напротив, признав ее относимым и допустимым доказательством по делу, суд обоснованно счел не соответствующей действительности версию происшедшего, изложенную в данной записке в части того, что Шахиева написала план преступления, не понимая цели этих действий, а затем проникла в дом потерпевшей и искала в нем материальные ценности исключительно под действием угроз распространения порочащих ее сведений и угроз физического насилия со стороны Н Суд мотивированно указал, что в силу своего развития, жизненного опыта, знаний, Шахиева не могла не понимать происходящего и совершить преступление лишь для того, чтобы избежать огласки своих отношений с Н В то же время, суд совершенно обоснованно признал достоверными сведения, изложенные Н в его предсмертной записке относительно механизма причинения смерти потерпевшей, факта совместного с Шахиевой проникновения в дом и совместного хищения материальных ценностей потерпевшей, так как они согласуются с другими доказательствами по делу: с протоколом осмотра места происшествия; с заключениями судебных экспертиз относительно причины и времени наступления смерти В и относительно наличия, на обнаруженной под шеей потерпевшей веревке, следов биологического происхождения; относительно способа и обстоятельств проникновения в дом потерпевшей.

Также относительно обстоятельств хищения денег и ценностей потерпевшей эти сведения согласуются как с показаниями Шахиевой, данными в качестве подозреваемой, так и при проверке ее показаний на месте.

При оценке показаний Шахиевой, данными ею в судебном заседании, и сведений предсмертной записки Н , вопреки утверждениям, содержащимся в жалобах, суд правильно отметил сходство изложенных в них обстоятельств совершения преступлений. Данное сходство объяснимо тем, что эти показания Шахиевой впервые были даны ею только после ознакомления (при выполнении требований ст. 217 УПК РФ) с содержанием предсмертной записки Н с целью исключения уголовной ответственности за содеянное.

Изложенные в приговоре доказательства в своей логической последовательности, в силу их относимости, допустимости, а в совокупности - достаточности, позволили суду установить фактические обстоятельства содеянного и придти к обоснованному выводу о виновности Шахиевой.

Действиям осужденной суд дал правильную юридическую оценку, установив обстоятельства по планированию и подготовке преступлений совместно с Н как на совершение разбойного нападения, так и на убийство В с целью завладения ее имуществом. В процессе реализации данного плана Шахиевой, помимо разбойного нападения, были созданы условия и оказано содействие в совершении убийства советами, указаниями, устранением препятствий, что судом обоснованно квалифицировано как пособничество в совершении убийства, сопряженном с разбоем. Оснований для переквалификации действий Шахиевой на ст. 161 УК РФ не имеется.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора, из материалов дела не усматривается.

Наказание Шахиевой назначено соразмерно содеянному, с учетом общественной опасности совершенных особо тяжких преступлений, данных о личности, семейного положения, наличия смягчающих обстоятельств, а также влияния назначенного наказания на ее исправление.

Несправедливым или излишне суровым данное наказание не является.

Учитывая вышеизложенное и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия,

определила:

приговор Верховного суда Карачаево-Черкесской республики от 10 марта 2011 года в отношении Шахиевой З Б оставить без изменения, а кассационные жалобы ее и адвоката Болатчиева К-А. X. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 30-О11-5

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 161. Грабеж
УК РФ Статья 162. Разбой
УПК РФ Статья 217. Ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх