Дело № 30-О11-7

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 30 мая 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Истомина Галина Николаевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №30-О11-7

от 30 мая 2011 года

 

председательствующего Магомедова ММ. судей Истоминой Г.Н. и Старкова A.B.

рассмотрела в судебном заседании от 30 мая 2011 года кассационную жалобу осужденной Гапоновой H.A. на приговор Верховного суда Карачаево-Черкесской республики от 23 марта 2011 года, которым

Гапонова a(

I "

несудимая,

осуждена по п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ к 12 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Гапонова H.A. осуждена за убийство [скрыто] из корыстных

побуждений.

Преступление совершено е. 1 февраля 2010 года на

при

обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., объяснения осужденной Гапоновой H.A., адвоката Каневского Г.В., поддержавших довод жалоб, мнение прокурора Кокориной Т.Ю., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационной жалобе осужденная Гапонова H.A. указывает на несоответствие выводов суда Фактическим обстоятельствам дела, на нарушение норм уголовно-процессуального закона. По ее мнению, выводы суда об ее виновности в совершении убийства не подтверждаются исследованными доказательствами.

Утверждает, что она не смогла бы одна переместить тело [скрыто], который гораздо крупнее нее, из кухни-времянки к подвалу, дотащить до хозяйственной постройки, сбросить его в подвал, а затем заложить труп мешками с картофелем. Однако в ходе предварительного следствия следственный эксперимент для проверки этого обстоятельства не был произведен.

Со ссылкой на показания свидетелей [скрыто]

[скрыто], [скрыто] отмечает, что ни при первом

осмотре 4 февраля 2010 года домовладения [скрыто] и хозпостроек, ни при втором осмотре 7 февраля 2010 года труп потерпевшего [скрыто] не был

обнаружен. Только после третьего осмотра места происшествия, когда она

находилась под арестом, был обнаружен Сщ [скрыто] С учетом этого

полагает, что до ночи 7 февраля 2010 года труп [скрыто] находился не в

подвале, где он был найден, а в другом месте. В подвал он был перенесен после первого осмотра, когда она находилась под стражей, а потому она этого сделать не могла.

В заключениях экспертов нет выводов о том, перемещался ли труп С Щ с одного места на другое до его обнаружения или нет.

Утверждает о своей непричастности к совершению преступления. Полагает, что к убийству [скрыто] причастны [скрыто]. и [скрыто]

[скрыто], которые находились на месте преступления и могли перенести труп

потерпевшего в подвал, а [скрыто] забрал деньги потерпевшего в

размере [скрыто] рублей.

Суд не проверил надлежащим образом алиби [скрыто] и К

[скрыто] не дал надлежащей оценки показаниям свидетелей Т

[скрыто] и [скрыто] в которых имеются

противоречия о времени пребывания [скрыто] в доме у [скрыто] и

необоснованно положил их основу приговора.

Указывает, что в ходе предварительного следствия на неё оказывалось психологическое и физическое давление со стороны сотрудников милиции, что подтверждается заключением судебно-медицинского эксперта о наличии у нее телесных повреждений.

Все эти обстоятельства не учтены судом при вынесении приговора.

Суд, установив наличие у нее хронического заболевания, несправедливо назначил отбывание наказания в исправительной колонии общего режима, что отрицательно скажется на состоянии ее здоровья.

С учетом этого считает приговор незаконным, необоснованным и несправедливым, просит отменить его и «оправдать» ее по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а уголовное дело направить на доследование для установления лиц, причастных к убийству [скрыто]

В возражении на кассационную жалобу осужденной государственный обвинитель Гринько Ж.В. просит приговор в отношении Гапоновой H.A. оставить без изменения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений, судебная коллегия находит выводы суда о виновности Гапоновой в убийстве [скрыто] из корыстных побуждений правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Судом тщательно проверялись доводы Гапоновой, поддержанные и в кассационной жалобе, о непричастности к убийству [скрыто]

При этом суд правильно признал достоверными показания Гапоновой на предварительном следствии на допросе ее в качестве подозреваемой 8 февраля 2010 года и в качестве обвиняемой 17 февраля 2010 года о том, что

убийство С совершила она в ночь с 31 января на 1 февраля 2010 года

в доме [скрыто] после чего завернула тело [скрыто] в покрывало,

вытащила его сначала в коридор, а затем - к хозяйственным постройкам, дотащила до подвала, привязала пояс от халата за края покрывала и стала спускать труп в подвал, однако пояс выскочил из ее рук, и тело [скрыто] упало в подвал. Спустившись в подвал, она завалила труп мешками с картофелем. Пятна крови на полу в комнате, ковре она замыла. После этого она вытащила из шкафа верхнюю одежду [скрыто] зимние кроссовки, чтобы инсценировать уход его из дома. Эти вещи она сожгла в печи в бане. В куртке потерпевшего она обнаружила [скрыто] рублей, которые присвоила.

В ходе проверки показаний на месте происшествия Гапонова указала место в помещении кухни, где она совершила убийство [скрыто] и на манекене продемонстрировала свои действия по применению насилия к потерпевшему и перемещению его трупа в подвал, а также указал шифоньер, в котором висела куртка [скрыто], из которой она взяла деньги.

Приведенные показания Гапоновой о сокрытии трупа [скрыто] подвале, расположенном на территории домовладения [скрыто]

[скрыто], о том, что, перетаскивая труп, она использовало одеяло, к краю которого привязала пояс от халата, о том, что труп она завалила мешками с картофелем, соответствуют протоколу осмотра происшествия, согласно которому в указанном выше подвале, за мешками с картофелем был обнаружен труп [скрыто] с признаками насильственной смерти, а также обнаружены и изъяты одеяло и пояс от махрового халата.

Показания Гапоновой о нанесении потерпевшему ударов в голову, о том, что спуская в подвал тело [скрыто], она выронила из рук веревку, и упал в подвал, соответствуют заключению судебно-медицинского

эксперта по результатам исследования трупа [скрыто] заключению

комиссии экспертов, согласно которым смерть [скрыто] наступила от открытой черепно-мозговой травмы с многооскольчатым вдавленным переломом левой теменной кости, кроме того при исследовании трупа [скрыто] обнаружен разрыв поясничного межпозвонкового сочленения с прерыванием целостности спинного мозга, разрывом межпозвонкового диска, обширными кровоизлияниями в мышцы поясничной области, который мог быть причинен при падении с высоты и соударении задней поверхностью поясничного отдела позвоночника с последующим переразгибанием позвоночника в этом отделе.

Показания Гапоновой о том, что она обнаружила в кармане куртки [скрыто] деньги и присвоила их соответствуют показаниям свидетелей [скрыто], [скрыто] из которых следует, что за период работы Гапоновой на АЗС, в середине января 2010 года у нее была выявлена недостача денежных средств в сумме более [скрыто] рублей, а 1 февраля 2010 roa через таксиста

она передала [скрыто] рублей, что превышало сумму недостачи, излишек

денег [скрыто] передал бухгалтеру [скрыто] Щ для возврата Гапоновой.

Свидетель [скрыто] подтвердил показания [скрыто] и [скрыто], пояснив,

что по просьбе Гапоновой передал [скрыто] рублей.

Факт нахождения у [скрыто] значительной суммы денег подтверждается также показаниями свидетеля [скрыто] согласно которым

[скрыто] являлся владельцем магазина, в котором она работала, и последний

раз он взял выручку вечером 31 января 2010 года, сказав, что у него уже есть

рублей, и он может ехать за товаром.

В судебном заседании были исследованы все показания Гапоновой на предварительном следствии. Сопоставив эти показания, а также показания Гапоновой в судебном заседании с другими доказательствами, суд обоснованно отверг те показания Гапоновой, который не подтверждаются материалами дела.

В частности, с учетом данных осмотра места происшествия, в ходе которого был изъят топор со следами, похожими на кровь, выводов экспертов, согласно которым на указанном топоре обнаружена кровь, которая могла принадлежать С Щ, а обнаруженные на костях черепа и кожи головы потерпевшего повреждения могли быть причинены обухом данного топора, судом обоснованно отвергнуты показания Гапоновой об использовании ею скалки в качестве орудия убийства.

Принимая во внимание характер сложившихся между Гапоновой и

отношений, состояние здоровья [скрыто] присвоение осужденной

денег потерпевшего, суд обоснованно отверг показания Гапоновой о том, что мотивом убийства явилось поведение потерпевшего, который стал обнимать ее и пытался раздеть.

Не нашли подтверждения в судебном заседании и показания Гапоновой о совершении убийства [скрыто] свидетелем [скрыто]

Анализируя показания Гапоновой, в которых она уличала [скрыто] в убийстве [скрыто], суд правильно отметил наличие в них противоречий.

На допросе в качестве обвиняемой 4 марта 2010 года Гапонова поясняла, что убийство потерпевшего совершил [скрыто] а она помогла ему скрыть следы преступления, и сбросить труп потерпевшего в подвал; на допросе 23 марта 2010 года Гапонова пояснила, что убийство [скрыто] совершил [скрыто] путем нанесения ударов обухом топора по голове потерпевшего, при этом присутствовал мужчина по имени [скрыто] который помог [скрыто] вытащить из комнаты тело потерпевшего, свое же участие в сокрытии трупа в подвале она отрицала.

Доводы Гапоновой об участии [скрыто] в убийстве [скрыто] не нашли подтверждения в судебном заседании.

[скрыто], отрицая причастность к убийству, пояснил в судебном заседании, что в период с середины января 2010 года по 2 февраля 2010 года он находился в доме [скрыто] и в этот период в дом к сестре [скрыто] в

котором помимо сестры проживали [скрыто] и Гапонова он не заходил. К

сестре он приехал 2 февраля 2010 года по ее просьбе, и в этот день узнал об исчезновении С I

Показания [скрыто] о нахождении его с конца января 2010 года по 2 февраля 2010 года в доме [скрыто] подтвердили свидетели [скрыто],

При этом вопреки доводам жалобы каких-либо противоречий о пребывании К [скрыто] в доме [скрыто] в показаниях названных свидетелей не имеется.

О том, что вечером 31 января 2010 года в доме [скрыто] никого кроме

Гапоновой и потерпевшего [скрыто] не было, пояснил в судебном заседании и свидетель [скрыто] который заходил в этот вечер в дом к [скрыто] и

ужинал вместе с Гапоновой и [скрыто] также пояснил, что в

период времени, относящийся к исчезновению [скрыто] он не видел [скрыто] в доме [скрыто]

При таких обстоятельствах суд обоснованно признал недостоверными показания Гапоновой о причастности к убийству свидетеля К

Проверялись судом и получили надлежащую оценку в приговоре и

доводы осужденной, а также потерпевшего [скрыто] о том, что при

первоначальном осмотре домовладения [скрыто] трупа [скрыто] и

картофеля в подвале не было.

Допрошенные в судебном заседании в качестве свидетелей следователь

[скрыто] оперуполномоченный [скрыто] выезжавшие на

место происшествия 4 февраля 2010 года, опровергли показания потерпевшего [скрыто] и пояснили, что в подвал, в котором впоследствии был обнаружен труп [скрыто] они не спускались, заглядывали в него сверху, освещая фонариком, видели там соления, мешки с картофелем. Как пояснил свидетель Г I повторный осмотра

места происшествия производился 7 февраля 2010 года, при этом в подвал спускались эксперт-криминалист [скрыто] и СЩ I однако труп

погибшего ими не был обнаружен, и только после звонка оперуполномоченного, сообщившего о том, что Гапонова призналась в убийстве и назвала место нахождения трупа под мешками с картофелем в подвале вновь был произведен осмотр подвала, в ходе которого обнаружен труп С

Приведенные показания свидетельствуют о том, что труп [скрыто] был обнаружен благодаря показаниям Гапоновой.

Принимая во внимание соответствие показаний Гапоновой на предварительном следствии об убийстве ею [скрыто] другим доказательствам, сообщение ею таких сведений о характере примененного к потерпевшему насилия, об обстоятельствах и месте сокрытия трупа, которые могли стать ей известны в связи с совершением преступления, суд обоснованно признал достоверными оказания Гапоновой на предварительном следствии на допросах ее в качестве подозреваемой 8 февраля 2010 года, обвиняемой 17 февраля 2010 года, при проверке ее показания на месте 9 февраля 2010 года в части соответствующей другим доказательствам.

Данные показания Гапоновой правильно признаны судом допустимыми доказательствами, полученными с соблюдением норм уголовно-процессуального закона.

Доводы осужденной о применении к ней недозволенных методов ведения следствия, под воздействием которых она оговорила себя не нашли подтверждения в судебном заседании.

Статьи законов по Делу № 30-О11-7

УК РФ Статья 105. Убийство

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх