Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
Телефон: 9060684949
онлайн
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 5
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 30-О12-1

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 6 февраля 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Ворожцов Сергей Алексеевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 30-О12-1

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 6 февраля 2012 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ворожцова С.А.
судей Безуглого Н.П. и Скрябина К.Е.
при секретаре Волкове А.А.

с участием переводчика Ч рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Биджиева А М , Богатырева М.Х., адвокатов Корниенко И.И., Токова Р.Н., (в отношении осужденных Хубиева Р.М и Шидакова М.М.), Узденова М.Э. на приговор Верховного суда Карачаево - Черкесской Республики от 15 ноября 2011 года, которым Биджиев Алибек М не судимый - осужден: с учетом положений ч. 1 и ч. 3 ст. 62 УК РФ - по ч. 1 ст. 208 УК РФ к 3 годам лишения свободы; по ч. 3 ст. 222 УК РФ к 5 годам лишения свободы; по ст. 317 УК РФ - к 14 годам лишения свободы; по п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ к 2 годам лишения свободы; по ч. 1 ст. 30, ст. 278 УК РФ к 6 годам 8 месяцам лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Биджиев Али М , не судимый осужден: с учетом положений ч. 1 и ч. 3 ст. 62 УК РФ - по ч. 2 ст. 208 УК РФ к 3 годам лишения свободы; по ч. 3 ст. 222 УК РФ к 5 годам лишения свободы; по ч. 5 ст. 33, ст. 317 УК РФ к 12 годам лишения свободы; по ч. 1 ст. 205-1 УК РФ к 4 годам лишения свободы; по ч. 1 ст. 205-1 УК РФ к 4 годам лишения свободы; по ч. 1 ст. 30, ст. 278 УК РФ к 6 годам 8 месяцам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 14 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Шидаков Э М , несудимый осужден: с учетом ч. 1 ст. 62 УК РФ по ч. 2 ст. 208 УК РФ к 3 годам лишения свободы; по ч. 3 ст. 222 УК РФ к 5 годам лишения свободы; по ч. 1 ст. 30, ст. 278 УК РФ к 6 годам 8 месяцам лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 7 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Шидаков Э.М. оправдан по предъявленному ему обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 222 УК РФ на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

За Шидаковым Э.М. признано право на реабилитацию и возмещение вреда в порядке определенном ст. ст. 135, 136 УПК РФ в связи с оправданием по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 222 УК РФ.

Шидаков М М судимый 23 апреля 2001 года по ч. 2 ст. 186 УК РФ к 4 годам лишения свободы. Освобожден 6 февраля 2005 года по отбытию наказания осужден: с учетом положений ч. 2 ст. 68 УК РФ- по ч. 1 ст. 208 УК РФ (в редакции ФЗ от 27 июля 2006 года) к 3 годам лишения свободы; по ч. 3 ст. 33, ч. 2 ст. 208 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 3 года 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Шидаков М.М. оправдан по предъявленному ему обвинению в совершении преступлений, предусмотренных. 1 ст. 222, ч. 2 ст. 222, ч. 1 ст. 205-1 УК РФ на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ за отсутствием в деяниях состава преступления.

За Шидаковым М.М. признано право на реабилитацию и возмещение вреда в порядке определенном ст. ст. 135, 136 УПК РФ в связи с оправданием по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 222, ч.

2 ст. 222 и ч. 1 ст. 205-1 УК РФ.

Хубиев Р М несудимый - осужден: по ч. 5 ст. 33, ч. 2 ст. 208 УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года) с учетом положений ч. 1 ст. 62 УК РФ - к 2 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Хубиев Р.М. оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30, ст. 278 УК РФ на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

За Хубиевым признано право на реабилитацию и возмещение вреда в порядке, определенном ст. ст. 135, 136 УПК РФ в связи с оправданием по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30, ст. 278 УК РФ.

Богатырев Х М несудимый осужден: по ч. 5 ст. 33, ч. 2 ст. 208 УК РФ с учетом положений ч. 1 ст. 62 УК РФ к 2 годам 5 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Богатырев оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30, ст. 278 УК РФ на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

За Богатыревым признано право на реабилитацию и возмещение вреда в порядке, определенном ст. ст. 135, 136 УПК РФ в связи с оправданием по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30, ст. 278 УК РФ.

Этим же приговором осуждены Гогаев К Д Семенов Х У -А Темирбулатов Д Х Хасанов М А Шаханов К Аз Чотчаев М т М приговор в отношении которых в кассационном порядке не обжалован.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

Преступления, перечисленными выше осужденными совершены в 2009 - 2010 годах в Республике при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи Ворожцова С.А., объяснения осужденных Биджиева Али, Биджиева Алибека, Хубиева Р.М., Богатырева Х.М., а также осужденных Семенова Х.У-А., Гогаева К.Д., Шаханова К.А., Чотчаева М.М., приговор в отношении которых в кассационном порядке не обжалован, мнение адвокатов Узденова М.Э., Токова Р.Н., Карабышева М.А., Саркитова Р.Б., Болурова Р.Б., Батчаева У.А., Каппушевой Ф.М., защитников Биджиева М.Т., Биджиева А.М., Богатыревой СМ., Хубиева Р.М., Чотчаевой Р.Р.- всех в режиме видеоконференцсвязи, адвокатов Корниенко И.И., Биджиева Х.А., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Абрамовой З.Л. полагавшей необходимым исключить из приговора указание на Батчаева А.А. и Караева Б.Х., а в остальном оставить приговор без изменения Судебная коллегия

установила:

осужденный Биджиев Алибек М в кассационной жалобе просит приговор изменить: переквалифицировать его действия с ч. 1 ст. 208 УК РФ на ч. 2 ст. 208 УК РФ; с ч. 3 ст. 222 УК РФ - на ч. 1 ст. 222 УК РФ; оправдать его по ст. 317 УК РФ, ч. 2 ст. 112 УК РФ, ч. 1 ст. 30, ст. 278 УК РФ за отсутствием в его действиях составов указанных преступлений.

Осужденный просит назначить наказание с применением ст. 73 УК РФ и назначить условное наказание не связанное с изоляцией от общества.

Биджиев Алибек полагает, что приговор постановлен на недопустимых, сфальсифицированных доказательствах и является чрезмерно строгим.

Осужденный в жалобе указывает, что на предварительном следствии к нему применялось физическое насилие, его пытали, в результате чего были получены доказательства, не соответствующие действительности. Судом по его заявлению о применении незаконных методов ведения следствия проверка была проведена ненадлежащим образом, неполно, необъективно.

Участия в создании незаконного вооруженного формирования он не принимал, никакого отношения к руководству незаконным вооруженным формированием он не имел, был рядовым ее членом, не мог покинуть ее ряды, избегая мести со стороны Хубиева. НВФ было создано Хубиевым, который и руководил им. У него не было умысла на посягательство на сотрудников правоохранительных органов, он стрелял в сторону от машины.

С того места, откуда он стрелял, невозможно было попасть в потерпевших.

Не стрелять он не мог, так как Хубиев за непослушание мог его убить на месте. Угрозы Хубиева он воспринимал реально. Суд эти обстоятельства при вынесении приговора не учел. Так же он считает себя невиновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 222 УК РФ. Признак организованной группы ни органом предварительного расследования, ни судом не был доказан. По эпизоду по п. «г» ч. 2 ст. 112 УК РФ суд также необоснованно его признал виновным. Выстрелы он производил в сторону от машины (в лесной массив) имитируя нападение. Умышленного вреда никому не причинял. Его признательные показания были получены под морально - психологическим и физическим воздействием. Его показания в судебном заседании ни кем не опровергнуты. Биджиев Алибек считает себя невиновным и в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30, ст. 278 УК РФ, полагая, что данный эпизод не нашел своего подтверждения, в чем заключались его действия в предъявленном обвинении не указано.

Осужденный Богатырев Х.М. просит приговор отменить. Осужденный полагает, что у него не было возможности отказаться от встреч с Хубиевым, так как он чувствовал реальную угрозу своей жизни и жизни своих родственников. Богатырев полагает, что он совершил свои действия в состоянии крайней необходимости, однако судом это учтено не было.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней в защиту Биджиева Али адвокат Корниенко И.И. считает приговор незаконным и необоснованным, постановленным на недопустимых доказательствах. В основной жалобе адвокат просит переквалифицировать действия Биджиева Али с ч. 2 ст. 208 УК РФ на ч. 5 ст. 33, ч. 2 ст. 208 УК РФ; по ч. 1 ст. 30, ст. 278 УК РФ Биджиева Али оправдать за отсутствием в деянии состава преступления; по ч. 1 ст. 205-1 УК РФ (по двум составам) оправдать за отсутствием в его деянии состава преступления. Применить к Биджиеву положения ст. 73 УК РФ и назначить наказание не связанное с изоляцией от общества. В дополнениях к жалобе адвокат просит также оправдать Биджиева Али по ч. 3 ст. 33, ст. 317 УК РФ за отсутствием в действиях осужденного состава преступления.

Свою просьбу адвокат обосновывает тем, что Биджиев Али не принимал участия в вооруженном формировании, в лагере вооруженного формирования никогда не появлялся. В этом лагере находился его родной брат Алибек, который неоднократно подвергался наказанию за непослушание. По мнению автора жалобы не нашел своего подтверждения эпизод обвинения по факту приготовления к действиям, направленным на насильственный захват власти, а равно направленные на насильственное изменение конституционного строя. Предъявленное подсудимым обвинение не конкретизировано. В чем заключались действия Биджиева Али в данных деяниях в предъявленном обвинении не указано.

В предъявленном обвинении не доказано, что в деяниях Биджиева Али имеются элементы террористической деятельности. По фактам вовлечения Б и С в целях совершения преступлений, предусмотренных ст. ст. 208, 278 УК РФ осуждение Биджиева Али построено на его собственных показаниях, которые он давал на предварительном следствии, ни кем и ни чем не подтвержденными. По факту пособничества в посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительного органа признательные показания Биджиева Али были получены с нарушением закона при оказании морально - психологического и физического принуждения со стороны сотрудников правоохранительных органов. В суде Биджиев Али показывал, что он действительно подвозил в г.

Хубиева, Шайлиева и своего брата Алибека, но о цели их поездки не знал.

Показания Биджиева Али в этой части никем не опровергнуты.

При постановлении приговора по данному эпизоду Биджиев Али судом признан в совершении преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 33, ст. 317 УК РФ, а наказание назначено по ч. ст. 33, ст. 317 УК РФ, которая имеет исправления, не оговоренные в установленном законом порядке.

Автор жалобы также полагает, что действия Биджиева Али следует переквалифицировать с ч. 3 ст. 222 УК РФ на ч. 1 ст. 222 УК РФ, поскольку предварительный сговор не доказан. Признак группы лиц на перевозку без предварительного сговора в диспозиции ст. 222 УК РФ не предусмотрен.

В судебном заседании установлено, что Биджиев Али не владеет русским языком, нуждается в переводчике, вследствие чего, по мнению адвоката, были нарушены права Биджиева на защиту на предварительном следствии. Обвинительное заключение и ряд других документов не были переведены на язык, которым владеет Биджиев Али. Кроме того по делу в качестве защитника Б принимал участием Д ранее принимавший участие в расследовании настоящего уголовного дела.

Обстоятельства защиты Б являются недопустимыми и в полной мере затрагивают и интересы Биджиева Али.

В суде установлено, что действия Биджиева во многом совершались в результате физического и психического принуждения со стороны Хубиева Р.А.-А., что также должно быть принято во внимание.

Адвокат Узденов М.Э. в кассационной жалобе в защиту интересов Шидакова Э.М.просит об отмене приговора и оправдании Шидакова Э.М. Как полагает адвокат обвинение Шидакова в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 208 и ч. 3 ст. 222 УК РФ не нашло своего подтверждения. Анализируя предъявленное обвинение и имеющиеся в деле доказательства, автор жалобы указывает, что Шидаков Э остался в лесу под страхом, боясь расправы со стороны Хубиева. Также опасаясь за свою жизнь, он попросил Биджиева Алибека связаться со своим старшим братом, чтобы последний приехал и забрал его домой. Хубиев согласился отпустить Шидакова Э за выкуп от Шидакова Мурата в рублей. Шидаков Э.М. выезжал к градобойне также под страхом физической расправы со стороны Хубиева. Жилье для Хубиева Шидаков Э подыскивал также под страхом расправы со стороны последнего. Адвокат полагает, что в действиях Шидакова Э.М. имелись признаки крайней необходимости.

Адвокат полагает, что Шидаков Э подлежал освобождению от уголовной ответственности как лицо, добровольно прекратившее участие в незаконном вооруженном формировании.

В жалобе выражается несогласие с выводами суда о наличии в действиях Шидакова Э состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 222 УК РФ, поскольку Шидаков ни на предварительном следствии, ни в судебном заседании не говорил о незаконных действиях с огнестрельным оружием, боеприпасами и взрывчатыми веществами. Факт наличия у него автомата Шидаков Э не опровергал, но неоднократно говорил, что у него не было выбора, так как он боялся Хубиева.

Шидакову не было известно о создании НВФ, доказательство обратного стороной обвинения представлено не было.

Адвокат просит приговор в отношении Шидакова Э. отменить и Шидакова оправдать.

Адвокат Токов Р.Н. в защиту интересов Шидакова М М просит приговор отменить и Шидакова М - оправдать. Вывод суда о совершении Шидаковым М преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 208 УК РФ, по мнению адвоката, не основан на исследованных доказательствах. Адвокат полагает, что деньги Шидаковым М.М. Биджиеву А.М. были переданы не для приобретения членами НВФ продуктов питания, одежды, других предметов, оружия и боеприпасов, а с целью выкупа своего брата. Шидаков М.М. не преследовал цели финансовой поддержки НВФ.

Необоснованным адвокат считает выводы суда о виновности Шидакова М.М. в совершении преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 33, ч. 2 ст. 208 УК РФ, поскольку передача продуктов была одним из условий освобождения из «плена» его брата, более того эти действия были совершены под принуждением и требованиями Хубиева.

В интересах осужденного Хубиева Р.М. подана жалоба адвокатом Токовым Р.Н. Адвокат просит приговор в отношении Хубиева отменить и оправдать Хубиева. По мнению адвоката, суд незаконно пришел к выводу о виновности Хубиева в совершении преступлений, предусмотренных ч. 5 ст. 33, ч. 2 ст. 208 УК РФ. Анализируя предъявленное обвинение, адвокат в жалобе полагает, что не установлено когда было сформировано незаконное вооруженное формирование. При таких обстоятельствах суд необоснованно пришел к выводу о том, что Хубиев совершил пособничество участникам НВФ. Более того действия, предъявленные в вину Хубиеву, последний совершил для устранения опасности, угрожающей, как ему лично, так и его семье, а не с целью помочь Хубиеву Р.А.-А., под принуждением и требованием со стороны последнего, то есть эти действия были совершены Хубиевым Р.М. в состоянии крайней необходимости.

В возражениях на кассационные жалобы осужденных и адвокатов государственный обвинитель Кабалов Р.А. просит оставить приговор в отношении всех без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, возражений на жалобы, судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденных в совершении преступлений, за которые они осуждены, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Факт совершения Биджиевым А преступлений, указанных в приговоре, подтвержден его собственными показаниями на предварительном следствии, где он неоднократно и подробно рассказывал, как встретился с Шайлиевым Б., который вел с ним разговоры о том, что каждый мусульманин должен вступить на путь борьбы джихад, что нужно проходить военную подготовку. Шайлиев читал ему целые лекции про борьбу с «неверными», в основном с сотрудниками правоохранительных органов.

После таких разговоров, он - Биджиев А - решил уйти в лес для прохождения подготовки. А в ст. дал ему карабин и патроны. Шайлиев также вел разговоры про джихад с Шидаковым Э и также предлагал последнему уйти в лес для совершения джихада. Шидаков Э дал свое согласие пойти с ними в лес. Хубиев Р.М. рассказал ему про Хубиева Р.А-А., который скрывается от преследования правоохранительных органов и встал на путь джихада. В лесу он встретил Хубиева Р.А.-А. и сказал, что тоже хочет уйти в лес для совершения джихада. Вернувшись домой, он забрал необходимые вещи и оружие, после чего ушел с Хубиевым Р.А.-А. в лес. На следующий день Хубиев дал ему лист бумаги с напечатанным текстом, где было написано, в чем должно выражаться его подчинение амиру (Хубиеву Р.А.-А.). В последующем Хубиев дал прослушать аудиозапись, где говорилось, что Хубиев Р.А.-А. назначается амиром (предводителем) по . Он - Биджиев - сказал Хубиеву, что у него имеются два друга - Шайлиев и Шидаков Э которые тоже хотят присоединиться к ним. Хубиев попросил организовать встречу с ними и впоследствии эти двое, а также Б , присоединились к ним. После поисков они нашли место для лагеря, стали оборудовать его для длительного нахождения там. У всех было оружие. Они учились стрелять из карабина СКС, совершали переходы, разбивали временные лагеря. В лагере появился брат Шидакова Э - Шидаков М передал Хубиеву рублей, сказав, что эти деньги в качестве финансовой поддержки и что в дальнейшем он будет помогать во всем. После этого Хубиев разрешил Шидакову Э уйти домой. Несколько человек помогали им приобретать продукты питания, одежду (Хасанов, Шаханов, Биджиев Али, Шидаков М ). Биджиев Али перевозил их на машине в разные места. Биджиев Али рассказал им о С который хотел присоединиться к ним. Хубиев дал согласие на это присоединение. У С был пистолет и патроны к нему, а также религиозная литература. Хубиев Р.А.-А. объявил его своим заместителем («наибом»). С таким решением все согласились. Хубиев собрал всех членов джамаата, все надели маски, взяли в руки оружие и Биджиев Азрет записал видеообращение на видеокамеру сотового телефона. Эту видеозапись Шаханов должен был передать в КБР. В лагере они жили по правилам армейской жизни, заступали в караул, готовили еду. Хубиев Р.А.- А. читал им лекции. Планировались различные мероприятия, взрывы предприятий, уничтожение людей и тех сотрудников милиции, которые будут выступать против них. 8 ноября 2009 года Б и Б осматривающие территорию сообщили, что на них совершено нападение.

Ему удалось скрыться. Он видел, как удалось убежать Хубиеву Р.А.- А. и Шайлиеву. Когда вновь собрались оставшиеся в живых, Хубиев сказал, что нужно отомстить милиционерам. 10 ноября он, Хубиев и Шайлиев на машине Биджиева Али поехали в для того, чтобы найти милицейскую машину и отомстить за убитых членов группы. В центре города они увидели милицейскую машину красного цвета, рядом с которой стояла машина белого цвета. Они вышли из машины, а Биджиев Али отъехал от этого места. Хубиев сказал, что как они только приблизятся нужно стрелять. Приблизившись, они открыли огонь на поражение. Стреляли все трое в сотрудников милиции в автоматическом режиме, в том числе и он, выстрелил весь рожок с патронами. Он стрелял в сотрудников милиции с целью причинения смерти последним, но причинил ли кому - либо повреждения - не знает. Когда они отступили от города, Хубиев вызвал К и тот на автомашине увез их до источника нарзана. Хубиев говорил, что проведенная ими акция предназначалась для устрашения работников милиции. Несколько дней они ездили по разным местам. Потом он уехал в затем в По возвращению оттуда его в задержали.

Эти показания Биджиева Алибека суд обоснованно признал допустимыми доказательствами, полученными в соответствии с требованиями УПК РФ.

Утверждения Биджиева о применении к нему физического и психического насилия суд обоснованно признал не состоятельными, опровергнутыми материалами дела и результатами проведенной проверки в порядке ст. 144 УПК РФ.

Приведенные выше показания Биджиева Алибека подтверждаются показаниями других осужденных, свидетелей, протоколами других следственных действий, которым дана в приговоре надлежащая и правильная оценка.

Так из показаний Биджиева Али на предварительном следствии видно, что в начале августа 2009 года к нему пришел брат Алибек и рассказал, что есть джамаат, амиром которого является Хубиев Р . Он же сказал, что они находятся в лесу и ему - Али - нужно увидеться с амиром. Он согласился и они с Биджиевым Алибеком на машине поехали в сторону нарзанного источника перед а. Там его представили Хубиеву Расулу. Он дал клятву на верность амиру. В это время видел там кроме Хубиева и своего брата - Ш и Шидакова Э После этой встречи он стал регулярно встречаться с Хубиевым Р.А.-А.. Эти встречи происходили примерно 1 раз в неделю в том же месте, за исключением двух или трех последних встреч, которые происходили в а. В одной из первых встреч он сказал, Хубиеву, что у него есть знакомый Б который желает войти в джихад и Хубиев согласился принять Б в свою группу. В конце августа или начале сентября он дал Б автомат и гранату и Б ушел вместе с Хубиевым в лес. Когда он встречался с Хубиевым Р.А.-А. на полученные от последнего деньги покупал продукты питания и передавал их Хубиеву. Кроме того он приобрел на деньги Хубиева два телефона и сим карты. По этим телефонам они общались с Хубиевым между собой. Хубиев давал ему деньги для приобретения водительского удостоверения и автомашины. На эти деньги он приобрел машину и на ней ездил на встречи с Хубиевым. Впоследствии он передал эту машину члену джамаата Шаханову. В октябре 2009 года он порекомендовал Хубиеву С Али. При встрече с Хубиевым С согласился войти в джамаат и пойти на джихад. Через два дня после этого он - Биджиев Али - спросил С будет ли тот стрелять в сотрудников милиции.

Получив положительный ответ от С он в тот же день привез его на встречу с Хубиевым и С присоединился к членам джамаата.

Примерно в августе - сентябре 2009 года он передал Хубиеву для своего брата Алибека карабин СКС. Впоследствии он им передал магазин для автомата. Он знал, что в джамаате находятся также Шаханов, Шидаков Эльдар и другие. Кроме того он возил в различные населенные пункты по просьбе Хубиева его самого а также Ш 11 ноября 2009 года по указанию Хубиева он приехал в условленное место, где его ждали, вооруженные автоматами и пистолетами, Хубиев, Биджиев Алибек и Ш . Хубиев сказал, что нужно найти сотрудников милиции в г. е и убить их. Он - Али - предложил убить не менее 3 сотрудников милиции, так как до этого последние убили 4 членов джамаата.

Хубиев ответил, что они убьют всех сотрудников милиции, которых встретят. Он привез членов джамаата в г. и они около двух часов ездили по городу пока не увидели стоящую милицейскую машину, возле которой стояло 3 сотрудников милиции. Хубиев, Биджиев Алибек и Ш вышли из машины, и пошли убивать сотрудников милиции. Он попросил Хубиева не стрелять, пока он не отъедет. Когда он отъехал метров на 200 - 300 от перекрестка, услышал выстрелы стрельбы и понял, что оставшиеся там стреляют в сотрудников милиции.

Оглашенные в суде показания Хубиева Али суд также обоснованно признал допустимыми и достоверными доказательствами, полученными в полном соответствии с нормами уголовно - процессуального законодательства, согласующимися с показаниями потерпевших Ч , Б С И К свидетелей Б Д Т Ш Б протоколами осмотра места происшествия, протоколами осмотра трупов, протоколами выемки, многочисленными заключениями экспертов.

Из показаний свидетеля Ш видно, что Биджиев Алибек во время допроса рассказал о наличии одной из баз в урочище .

Сотрудники ЦПЭ МВД выехали на это место и увидели деревянный навес, стол, 4 палатки, брезент, кирку, патроны, гранату, тротиловую шашку и обрез охотничьего ружья. Был составлен протокол, обнаруженные предметы были изъяты.

Из показаний свидетеля К усматривается, что в сентябре 2009 года к нему приехал Биджиев Али, рассказал, что у него есть младший брат по имени Алибек и что последний хочет жениться на Б . Сам Алибек приехать не может, так как скрывается в лесу от правоохранительных органов, собирается выйти на путь джихада, то есть воевать против сотрудников правоохранительных органов. Впоследствии Б совершила обряд бракосочетания с Биджиевым Алибеком по мусульманским обычаям.

п Свидетель Н показал, что во всемирной сети интернет было обнаружено видеообращение, на котором находилась группа людей в масках, а один без маски. Обращение было записано на диск. Биджиев Алибек, задержанный по этому делу, в беседе рассказал о лицах, снятых на этой записи.

Как видно из заключения экспертов, на представленной записи имеются призывы к враждебным, насильственным действиям в отношении лиц по национальному и конфессиальному признаку, имеются высказывания о враждебных намерениях « » (представителей запрещенной экстремистской организации). На этой же записи имеются высказывания, оправдывающие, обосновывающие противоправные (экстремистские) действия, а также высказывания о свержении действующего конституционного строя.

Таким образом, судом достоверно установлено, что Биджиев Алибек М осуществлял руководство незаконным вооруженным формированием, не предусмотренным Федеральным законом, а также в период осуществления руководства и участия в преступной деятельности незаконного вооруженного формирования в составе организованной группы незаконно приобретал, передавал, хранил, перевозил, носил огнестрельное оружие, боеприпасы и взрывчатые вещества.

Приведенными в приговоре доказательствами также достоверно установлено, что Биджиев Алибек совместно с другими членами незаконного вооруженного формирования умышленно производил выстрелы из автоматического оружия в сотрудников милиции и в Х находившегося в непосредственной близости от сотрудников милиции.

Утверждения Биджиева Алибека о том, что он производил выстрелы якобы не в сотрудников милиции, а в другую сторону от машины судом обоснованно опровергнуты как недостоверными и опровергаются другими, подробно приведенными в приговоре доказательствами.

Из приведенных показаний Биджиева Алибека и Биджиева Али, свидетеля Ш протоколов осмотров, заключений экспертов, следует, что Биджиев Али М , хотя и не проживал совместно с членами НВФ в горно-лесистой местности, не осваивал вместе с ними навыки обращения с огнестрельным оружием, но добровольно (в отсутствие каких-либо объективных причин, свидетельствующих о вынужденном характере его действий), принеся клятву на верность руководителю НВФ, и фактически разделяя его религиозно-экстремистские взгляды радикального характера, он предпринял активные действия для обеспечения функционирования НВФ, по своей инициативе и по указанию руководителя НВФ предоставлял для формирования оружие и боеприпасы, продукты питания, способствовал вступлению в формирование новых членов, перевозил участников формирования на автомашине в различные районы республики в целях совершения ими преступлений, а также в целях укрывательства их от правоохранительных органов.

Судом обоснованно отклонены доводы стороны защиты о том, что преступные действия Биджиева Али были якобы обусловлены угрозой физической расправы со стороны Хубиева Р.А.-А.. Как следует из показаний самого Биджиева Али, а также осужденных Шидакова Э.М., Шидакова М.М., Али вошел в группу Хубиева Р.А-А. и принял в ней и совершенных ею преступлениях активное участие, добровольно, по своему желанию, Соответственно каких-либо оснований для применения в данном случае положений ст.ст. 39, 40 УК РФ (крайняя необходимость, физическое или психическое принуждение) суд обоснованно не нашел.

С учетом активной и значительной роли Биджиева Али в деятельности НВФ суд обоснованно сделал вывод о том, что он принимал участие в незаконном вооруженном формировании, не предусмотренном федеральным законом.

Кроме того, как достоверно установлено судом Биджиев Али в составе организованной группы приобретал, хранил, перевозил и переносил огнестрельное оружие, его основные части, боеприпасы и взрывчатые вещества.

Действия Биджиева Али, связанные с предложением Б и С вступить в незаконное вооруженное формирование, обеспечение им встречи с руководителем этого формирования, вооружение Б огнестрельным оружием и боеприпасами суд обоснованно признал содействием террористической деятельности, то есть вовлечение лица в совершение преступлений, предусмотренных ст. 208 и ст. 278 УК РФ.

Правильными следует признать выводы суда и о том, что Биджиев Али оказал пособничество в посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов, желал членам НВФ в этом помочь, привез их, вооруженных автоматами в где оставил возле сотрудников милиции для совершения на жизнь последних. Как видно из материалов дела именно он предложил Хубиеву убить не менее трех сотрудников милиции.

Доводы жалобы о том, что Биджиев Али якобы не знал о цели поездки, Судебная коллегия находит не состоятельными.

Участие Шидакова Э.М. в незаконном вооруженном формировании и в незаконном обороте оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ подтверждена показаниями самого Шидакова, из которых видно, что Ш рассказал ему о наличии в лесу лагеря вооруженных людей, целью которых является ведение войны против сотрудников правоохранительных органов. Главарем этой группы является Хубиев. Ш предложил ему присоединиться к указанной группе и пройти подготовку в этом лагере. Он рассказал об этих сведениях Гогаеву. На момент разговора с Гогаевым он решил для себя, что готов вступить в данную группу. О том, что он собирается пройти подготовку в лагере Хубиева он рассказал своему брату М и попросил последнего достать какое - либо оружие для стрельбы.

Шидаков М привез ему автомат и два магазина с 60 патронами. По дороге в лес он передал этот автомат Гогаеву, так как тот был совсем без оружия. В лагере он встретил Ш и Биджиева, который также проходил подготовку в этом лагере. Примерно через 8 дней ему дали автомат и патроны к нему для обучения обращения с оружием. Данное оружие он постоянно носил с собой. Хубиев на собраниях говорил им, что они должны нападать не сотрудников милиции в независимости от их должностей и званий. Хубиев постоянно спускался за продуктами и встречался с каким то человеком. Когда он покидал лагерь, Хубиев говорил, что в случае необходимости его найдут. Позднее, когда он узнал, что в ходе перестрелки Хубиеву Р. удалось скрыться, они с Шахановым помогали найти жилье для Хубиева, чтобы он мог скрыться, а также достал около 40 патронов для пистолета и передал эти патроны Хубиеву.

Суд обоснованно признал показания Шидакова Э. допустимыми и достоверными доказательствами, поскольку они согласуются с другими приведенными в приговоре доказательствами его виновности в совершении преступлений.

Из показаний Биджиева Алибека на стадии предварительного следствия видно, что когда он понял, что Хубиев является амиром, он сказал последнему, что у него есть два друга, один, из них Шидаков Э , которые также хотят присоединиться к ним. Когда Хубиев встретился в Шидаковым и Ш , те дали согласие вступить в состав их группы. Он отдал Э Шидакову свой автомат. Шидаков Э некоторое время находился в лагере.

Гогаев К.Д. показывал, что Шидаков Э рассказал ему о наличии лагеря людей, которые вышли на путь джихада и предлагал ему пройти вместе с ним подготовку в этом лагере. Получив согласие, Хубиева и приобретя амуницию, они попали в лагерь, где находилось еще 5 человек.

Шидаков Э дал ему автомат, два магазина и патроны россыпью. По приезду в лагерь ему дали еще 120 патронов и гранату. Продукты в лагерь привозил Хубиев. Позднее в лагерь попал С Из показаний Шидакова М которые суд в приговоре признал достоверными, видно, что от брата он узнал о нахождении последнего в лагере в лесу, где проходил военную подготовку. Позже брат попросил приобрести оружие. Брат осознавал, что люди в лесу исповедуют нетрадиционный ислам, то есть являются экстремистами. Он пытался отговорить брата от идеи обучаться военному делу, но тот говорил, что обратной дороги нет. Чтобы брат сам не искал оружие, он приобрел для него автомат и два магазина к нему, не менее 30 патронов и предал ему в лесу.

То есть из этих и других приведенных в приговоре доказательств видно, что Шидаков Э.М. вступил и принял непосредственное участие в деятельности вооруженной группы, образованной по образцу военного подразделения, созданной и функционировавшей вопреки Конституции РФ и Федеральным законам, не контролируемой государством в целях вооруженной борьбы с представителями правоохранительных органов.

Суд правильно установил, что Шидаков Э вместе с другими членами группы осваивал навыки обращения с огнестрельным оружием, выживания в горно - лесистой местности, участвовал в незаконном обороте оружия, охране места проживания, сооружения схронов, блиндажей. После того как Шидаков Э был отпущен из группы, он продолжал периодически содействовать членам группы в осуществлении их преступной деятельности, не явился добровольно в правоохранительные органы.

Приведенные в приговоре доказательства не свидетельствуют о том, что Шидаков Э остался в лесу якобы под страхом, боясь расправы со стороны Хубиева.

Виновность Шидакова М в том, что он для обеспечения возможности беспрепятственного выхода из состава незаконного вооруженного формирования своего брата передал одному из руководителей формирования денежные средства в сумме рублей, подтверждена показаниями самого Шидакова М , а также другими доказательствами.

В частности сам Шидаков М показывал, что когда Биджиев Алибек сказал, что для нужд их вооруженной группы требуется деньги в суме рублей, он пообещал найти такие средства. Примерно через две недели он передал рублей в условленном месте Биджиеву Алибеку. После того как из отряда вышел его брат - Э , он пообещал Биджиеву купить для членов группы продукты. Через несколько дней он купил продукты согласно списку примерно на рублей и на автомашине привез продукты питания в условленное место.

Показания Шидакова М подтверждены также показаниями Биджиева Алибека, свидетеля Н протоколом осмотра места происшествия, заключениями экспертов.

При этом следует признать правильными выводы суда о том, что в действиях Шидакова М.М. имелся умысел на обеспечение незаконного вооруженного формирования и что, передаваемые продукты питания необходимы были для поддержания жизнедеятельности вооруженной группы.

Судом правильно установлено, что Хубиев Р.М. осознавая преступный характер деятельности Хубиева Р.А.-А. и членов созданной им вооруженной группы умышленно способствовал деятельности этой группы, предоставляя для ее руководителя место для скрытного проживания, исполнял поручения руководителей группы, связанные с обеспечением деятельности формирования, перевозил вооруженных членов незаконного вооруженного формирования на автомашине, обеспечивал связь руководителя с другими пособниками.

Факт совершения этих преступных действий подтверждал сам Хубиев Р.М на предварительном следствии, показывая, что Хубиев Р.А.-А. в начале 2008 года жил у него около недели, говорил, что находится в розыске за перестрелку с сотрудниками милиции, вел с ним беседы на тему джихада. Он помог Хубиеву «спрятаться» на зимовке своих соседей. Летом 2009 года Хубиев попросил разрешения переночевать у него и снова проводил с ним беседы о необходимости ведения войны против неверных, а также говорил, что ему нужны связи в населенных пунктах республики. Он по просьбе Хубиева отвозил последнего в район а. В одну из встреч Хубиев РА. - А. попросил его привезти Биджиева Алибека, который тоже хочет встать на путь джихада. Он эту просьбу выполнил. Примерно через месяц он возил Хубиева Р.А.-А. и Биджиева Алибека в село для какой - то встречи. Обратно они возвращались вчетвером. Трое из них имели автоматы Калашникова. Он знал, что Хубиев Р.А.-А., Биджиев Алибек и другие входят в состав вооруженной группы, и вышли в лес для борьбы с неверными для установления шариатского государства. Хубиев Р.А.-А. просил его поехать в и найти выход на членов незаконных вооруженных формирований для получения от них финансовой помощи. Выполняя просьбу, он поехал туда, чтобы встретится со своим знакомым Семеновым Х Семенову он говорил по поводу Хубиева Р.А.-А. Через месяц Семенов позвонил и просил организовать встречу с Хубиевым Р.А.-А. Кроме того он возил Хубиева на конюшню в с. , так как Хубиев хотел получить материальную помощь от К Эти приведенные в приговоре показания Хубиева Р.М. суд обоснованно признал достоверными, полученными с соблюдением норм УПК РФ, полностью согласующимися с другими доказательствами - показаниями свидетелей К Б осужденного Биджиева Алибека.

Суд обоснованно признал несостоятельными доводы стороны защиты о якобы вынужденном характере действий Хубиева Р.М. По этим же основаниям Судебная коллегия находит несостоятельными доводы кассационной жалобы в отношении Хубиева о том, что указанные в приговоре действия были совершены Хубиевым Р.М. под принуждением и требованием со стороны последнего, то в состоянии крайней необходимости.

Время совершения преступлений судом установлено правильно.

Как видно из показаний Богатырева Х.М. Мамчев ему сообщил, что Хубиев Р.А.-А. находится в розыске и что у последнего имеются проблемы с властями. По просьбе М он возил девушку на встречу с Хубиевым Р.А.-А., где они делали «некях» - молитвенный обряд бракосочетания. При этом с ними ездил Шаханов. В конце лета 2009 года он вновь возил Хубиева, вооруженного автоматом в район. В сентябре 2009 года он возил Хубиева Р.А.-А. Хубиев сев в автомашину попросил организовать встречу с главой сельсовета Б . Впоследствии он еще несколько раз организовывал встречу Хубиева с Б . При встречах он не присутствовал, но Хубиев говорил, что искал деньги. Он спрашивал Хубиева, находится ли вместе с ним его брат - Б . Тогда Хубиев воспроизвел на мобильном телефоне видеозапись. На этой видеозаписи Хубиев выступал среди вооруженных людей в масках, призывал мусульман к ведению войны с неверными, то есть к джихаду, говорил, что он является амиром джамаата . Через несколько дней после этого он Хубиев вновь попросил организовать встречу с Б но он не смог дозвониться до последнего. Встрече этих людей он организовал только на следующий день.

Оснований не доверять этим показаниям у суда не имелось. С учетом приведенных в приговоре показаний других осужденных, свидетеля Б суд пришел к правильному выводу о том, что своими действиями Богатырев умышленно способствовал деятельности незаконного вооруженного формирования, исполнял поручения руководителя НВФ, связанные с обеспечением деятельности незаконного формирования, перевозил вооруженных членов НВФ на автомашине, обеспечивал связь руководителя с другими пособниками.

Доводы защиты о вынужденном характере действий Богатырева судом обоснованно признаны несостоятельными. Суд обоснованно не нашел основания для применения ст. ст. 39, 40 УК РФ, но учел обстоятельства, при которых Богатыревым были совершены преступные действия в качестве обстоятельства, смягчающего его наказание.

Виновность Биджиева Алибека М , Биджиева Али М , Шидакова Э в совершении приготовления к насильственному захвату власти и насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации подтверждается показаниями Чотчаева М.М. согласно которым, руководитель НВФ Хубиев Р.А-А. говорил, что джихад - вооруженная борьба с сотрудниками правоохранительных органов, их надо убивать, требовал распространения листовок с призывами к джихаду, говорил о том, что он будет собирать вокруг себя людей, способных идти на джихад.

Указанные листовки, а также ДВД - диски были изъяты и согласно заключению экспертов в них имеются высказывания, оправдывающие или обосновывающие противоправные (экстремистские) действия против лиц определенной национальности, религии или иной социальной принадлежности, а также косвенные высказывания, направленные на свержение действующего конституционного строя.

Кроме того их виновность подтверждается показаниями Шаханова К.А. о том, что руководитель данного формирования Хубиев Р.А-А. налаживал связи с аналогичными формированиями - джамаатами - на территории , которые должны были финансировать созданную им НВФ для создания на территории на группы вооруженных муджахедов, предоставлять им патроны. Биджиев Алибек вступил в это НВФ для «ведения джихада против неверных»; показаниями Биджиева Алибека о том, что они должны были вести джихад с неверными и сотрудниками правоохранительных органов, которые будут выступать против них, что нельзя довольствоваться действующими законами. Хубиев Р.А-А. был назначен амиром и все принесли ему присягу на верность; показаниями Шидакова Э.М., Хубиева Р.М., Гогаева К.Д. Эти осужденные среди прочего показывали, что в один момент руководитель НВФ Хубиев Р.А-А. записал видео с целью устрашения определенных лиц.

Указанное видеообращение было изъято в ходе следствия и просмотрено судебном заседании. Из него, как правильно отмечено в приговоре следует, что члены данного НВФ признают себя частью существующей на территории и запрещенной Верховным Судом РФ террористической организации « », преследующей цель вооруженной борьбы против представителей власти, насильственный захват власти и насильственное изменение конституционного строя РФ в регионе, создание на территории региона отдельного исламского государства « ».

Эти выводы суда подтверждаются заключением экспертов о том, что в указанном видеообращении имеются призывы к враждебным, насильственным действиям в отношении лиц по национальному и конфессиональному признаку, высказывания о враждебных намерениях « » и высказывания о намерении свержения действующего конституционного строя.

Из показаний Богатырева Х.М.видно, что Хубиев Р.А-А., выступая на видеозаписи среди других вооруженных людей в масках, призывал мусульман к ведению войны с неверными, говорил, что он является амиром джамаата , неважно умрут они или нет, победят они или нет, но они пойдут до конца.

Приведенные выше доказательства позволили суду сделать правильный вывод о том, что руководитель НВФ Биджиев Алибек М и вошедшие в него Биджиев Али М , Шидаков Э М разделяя цели и задачи созданного Хубиевым Р.А-А. незаконного - вооруженного формирования, осуществили все действия, направленные на приготовление к насильственному захвату власти и на насильственное изменение конституционного строя.

Таким образом, юридическая оценка действий осужденных, вопреки доводам кассационных жалоб, судом определена правильно. Как уже было отмечено в определении, суд обоснованно не признал, что осужденные якобы совершали преступления в условиях крайней необходимости. Выводы суда в этой части Судебная коллегия считает обоснованными.

Каких - либо нарушений уголовно - процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не допущено.

Проверяя доводы стороны защиты о якобы оказанном на обвиняемых давления на предварительном следствии, суд обоснованно такие доводы признал не состоятельными. Судебная коллегия считает выводы суда в этой части правильными, основанными на проверенных в судебном заседании материалах.

Как видно из материалов дела Биджиеву Али на предварительном следствии разъяснялись права, предусмотренные ст. 18 УПК РФ, в том числе и право, давать показания на родном языке. Биджиев Али заявлял, что желает давать показания на русском языке (т. 12, л. д. 21, т. 12 л. д. 67, т. 12 л. д. 165). Показания, признанные судом достоверными, Биджиев давал в присутствии защитника. Так же как видно из материалов дела Биджиев Али не просил перевести материалы предварительного следствия на карачаевский язык. При ознакомлении с материалами дела (т. 31 л. д. 125) ни Биджиевым и ни его защитой не было заявлено каких - либо ходатайств, что Биджиеву якобы непонятны материалы дела. В ходе предварительного следствия Биджиев заявлял, что русским языком владеет, будет обращаться к переводчику, если ему будут непонятны какие - либо термины. После оглашения обвинительного заключения Биджиев заявил, что предъявленное обвинение ему понятно (т. 66 л. д. 44).

В ходе судебного заседания судом было обоснованно отказано в удовлетворении ходатайства адвоката Корниенко о возвращении дела прокурору в связи с якобы допущенным нарушением права Биджиева давать показания на родном языке. Судебная коллегия считает, что судом правильно отказано в удовлетворении данного ходатайства. В определении суда правильно отмечено, что, несмотря на наличие у Биджиева среднего образования и знания русского языка ему был предоставлен переводчик, поскольку тот просил переводчика для разъяснения определенных терминов.

Предоставление судом переводчика не означало признание судом факта незнания Биджиевым русского языка. При таких обстоятельствах Судебная коллегия не находит оснований полагать, что якобы на предварительном следствии было допущено нарушение права на защиту Биджиева.

Не находит судебная коллегия и для удовлетворения доводов жалобы о том, что по делу в качестве защитника Б принимал участием Д , ранее принимавший участие в расследовании настоящего уголовного дела, и это является нарушением права на защиту Биджиева Али.

Как видно из материалов дела Д не осуществлял защиту Биджиева на предварительном следствии, поэтому указанные выше доводы жалобы являются не состоятельными.

Вместе с тем Судебная коллегия считает, что из приговора подлежит исключению указание на фамилии К и Б Как видно из материалов дела определением от 15 ноября 2011 года из настоящего уголовного дела выделено уголовное дело в отношении К и Б которое возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения в порядке ст. 237 УПК РФ. Данным приговором указанные лица не осуждены и не оправданы, однако в приговоре имеются указания на данных лиц, в том числе и как на лиц, участвовавших в совершении преступлений.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, ст. 378, ст. 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного суда Карачаево-Черкесской Республики от 15 ноября 2011 года в отношении Биджиева Алибека М Биджиева Али М Богатырева Х М Хубиева Р М Шидакова М М Шидакова Э М изменить.

Исключить из вводной и описательно - мотивировочной частей приговора указание на К и Б В остальной части этот приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Биджиева Алибека М , Богатырева Х.М., адвокатов Корниенко И.И., Токова Р.Н., Узденова М.Э. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 30-О12-1

УК РФ Статья 39. Крайняя необходимость
УК РФ Статья 40. Физическое или психическое принуждение
УК РФ Статья 112. Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью
УК РФ Статья 186. Изготовление, хранение, перевозка или сбыт поддельных денег или ценных бумаг
УК РФ Статья 208. Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УК РФ Статья 278. Насильственный захват власти или насильственное удержание власти
УК РФ Статья 317. Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа
УПК РФ Статья 18. Язык уголовного судопроизводства
УПК РФ Статья 135. Возмещение имущественного вреда
УПК РФ Статья 136. Возмещение морального вреда
УПК РФ Статья 144. Порядок рассмотрения сообщения о преступлении
УПК РФ Статья 237. Возвращение уголовного дела прокурору
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 68. Назначение наказания при рецидиве преступлений
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 73. Условное осуждение

Производство по делу

Загрузка
Наверх