Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 30-О12-6

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 2 июля 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Старков Андрей Владимирович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 30-О12-6

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 2 июля 2012 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Старкова А.В.,
судей Хомицкой Т.П. и Безуглого Н.П.,
при секретаре Кошкиной А.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационные жалобы осужденных Киракосова М.С., Джагапирова М.Э., адвокатов Тохчукова КБ., Мамаевой М.Х., Айдиновой Э.М. и защитника Джагапировой З.И. на приговор Верховного суда Карачаево-Черкесской Республики от 4 мая 2012 г., которым ЛАКАЗОВ А М ранее не судимый, осужден: - по ч. 1 ст. 222 УК РФ (в редакции ФЗ № 162 от 8.12.2003 г.) с применением ч.

1 ст. 62 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы; - по ч. 3 ст. 222 УК РФ (в редакции ФЗ № 92 от 25.06.1998 г.) с применением ч.

1 ст. 62 УК РФ к 5 годам 2 месяцам лишения свободы; - по ч. 1 ст. 209 УК РФ (в редакции ФЗ № 377 от 27.12.2009 г.) с применением ч.

1 ст. 62 УК РФ к 10 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год. В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ в порядке исполнения наказания в виде ограничения свободы установлены следующие ограничения: не уходить из дома (квартиры, иного жилища) ранее 7 часов и позже 21 часа, не выезжать за пределы территории сельского поселения муниципального района Республики, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, возложена обязанность являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, три раза в месяц для регистрации.

В соответствии с ч.ч. 3 и 4 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 13 лет лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ после отбытия наказания в виде лишения свободы Лаказову А.М. в порядке исполнения наказания в виде ограничения свободы установлены следующие ограничения: не уходить из дома (квартиры, иного жилища) ранее 7 часов и позже 21 часа, не выезжать за пределы территории сельского поселения муниципального района Республики, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, возложена обязанность являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, три раза в месяц для регистрации.

КУНИЖЕВ А А ранее не судимый, осужден: - по ч. 3 ст. 222 УК РФ (в редакции ФЗ № 92 от 25.06.1998 г.) с применением ч.

1 ст. 62 УК РФ к 5 годам лишения свободы; - по ч. 2 ст. 209 УК РФ (в редакции ФЗ № 377 от 27.12.2009 г.) с применением ч.

1 ст. 62 и ст. 64 УК РФ к 5 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 6 месяцев. В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ в порядке исполнения наказания в виде ограничения свободы установлены следующие ограничения: не уходить из дома (квартиры, иного жилища) ранее 6 часов и позже 22 часов, не выезжать за пределы территории сельского поселения муниципального района Республики, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, возложена обязанность являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, два раза в месяц для регистрации.

В соответствии с ч.ч. 3 и 4 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 5 лет 6 месяцев лишения свободы с ограничением свободы на срок 6 месяцев, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ после отбытия наказания в виде лишения свободы Кунижеву А.А. в порядке исполнения наказания в виде ограничения свободы установлены следующие ограничения: не уходить из дома (квартиры, иного жилища) ранее 6 часов и позже 22 часов, не выезжать за пределы территории сельского поселения муниципального района Республики, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, возложена обязанность являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, два раза в месяц для регистрации.

КИРАКОСОВ М С ранее не судимый, осужден: - по ч. 3 ст. 222 УК РФ (в редакции ФЗ № 92 от 25.06.1998 г.) с применением ч.

1 ст. 62 УК РФ к 5 годам лишения свободы; - по ч. 2 ст. 209 УК РФ (в редакции ФЗ № 377 от 27.12.2009 г.) с применением ч.

1 ст. 62 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 6 месяцев. В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ в порядке исполнения наказания в виде ограничения свободы установлены следующие ограничения: не уходить из дома (квартиры, иного жилища) ранее 6 часов и позже 22 часов, не выезжать за пределы территории сельского поселения муниципального района Республики, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, возложена обязанность являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, два раза в месяц для регистрации.

В соответствии с ч.ч. 3 и 4 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 9 лет лишения свободы с ограничением свободы на срок 6 месяцев, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ после отбытия наказания в виде лишения свободы Киракосову М.С. в порядке исполнения наказания в виде ограничения свободы установлены следующие ограничения: не уходить из дома (квартиры, иного жилища) ранее 6 часов и позже 22 часов, не выезжать за пределы территории сельского поселения муниципального района Республики, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, возложена обязанность являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, два раза в месяц для регистрации.

ДЖАГАПИРОВ М Э , ранее не судимый, осужден: - по ч. 3 ст. 222 УК РФ (в редакции ФЗ № 92 от 25.06.1998 г.) с применением ч.

1 ст. 62 УК РФ к 5 годам лишения свободы; - по ч. 2 ст. 209 УК РФ (в редакции ФЗ № 377 от 27.12.2009 г.) с применением ч.

1 ст. 62 УК РФ к 8 годам 8 месяцам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 6 месяцев. В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ в порядке исполнения наказания в виде ограничения свободы установлены следующие ограничения: не уходить из дома (квартиры, иного жилища) ранее 6 часов и позже 22 часов, не выезжать за пределы территории сельского поселения муниципального района Республики, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, возложена обязанность являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, два раза в месяц для регистрации.

В соответствии с ч.ч. 3 и 4 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 9 лет 2 месяца лишения свободы с ограничением свободы на срок 6 месяцев, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ после отбытия наказания в виде лишения свободы Джагапирову М.Э. в порядке исполнения наказания в виде ограничения свободы установлены следующие ограничения: не уходить из дома (квартиры, иного жилища) ранее 6 часов и позже 22 часов, не выезжать за пределы территории сельского поселения муниципального района Республики, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, возложена обязанность являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, два раза в месяц для регистрации.

Этим же приговором Лаказов по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 208 УК РФ, а Кунижев, Киракосов и Джагапиров по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 208 УК РФ, оправданы за отсутствием в их действиях состава преступления и в соответствии с гл. 18 УПК РФ за ними в этой части признано право на реабилитацию.

В отношении осужденного Кунижева А.А. приговор не обжалован, уголовное дело в отношении него рассматривается в порядке ч. 2 ст. 360 УПК РФ.

Приговором суда осужденные признаны виновными: Лаказов - в создании устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан или организации и руководство такой группой (бандой), в незаконном приобретении, хранении и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов, в незаконном хранении огнестрельного оружия, совершенном организованной группой; Кунижев, Киракосов и Джагапиров - в участии в устойчивой вооруженной группе (банде) и в незаконном хранении огнестрельного оружия, совершенном организованной группой.

Преступления совершены в период с декабря 2010 года по февраль 2011 года на территории Республики при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Старкова А.В., объяснения осужденных Лаказова А.М., Киракосова М.С., Джагапирова М.Э., адвокатов Тохчукова К.Б., Богославцевой О.И., Кубанова Р.М., Айдиновой Э.М., защитников Лаказовой А.М. и Киракосовой М.И., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Полеводова С.Н., полагавшего кассационные жалобы оставить без удовлетворения, судебная коллегия

установила:

В кассационной жалобе и в дополнениях к ней адвокат Тохчуков К.Б. в защиту интересов осужденного Лаказова А.М. считает обвинительный приговор в отношении Лаказова неправосудным. Указывает при этом, что выводы суда о создании Лаказовым банды и руководстве этой бандой не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Суд не указал в приговоре, в чем конкретно выразились реальные действия Лаказова, направленные на создание банды и руководство ею, а ссылаясь на деятельность банды, не описал саму деятельность. Утверждает, что приговор не содержит изложения того, в чем выразилась подготовка и планирование преступлений, роль участников банды и распределение ролей между ними Лаказовым. Считает, что исследованные судом доказательства не подтверждают и выводы суда о сплоченности и устойчивости банды, а также о том, что средства мобильной связи подсудимыми использовались при подготовке к совершению преступлений. Полагает, что показания осужденных и свидетелей, на которые суд сослался в приговоре, не указывают на то, что действия Лаказова содержат состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 209 УК РФ. Из вывода суда следует, что осужденные имели лишь преступные замыслы на совершение тяжких и особо тяжких преступлений, а в силу ч. 4 ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

Необоснованным считает и осуждение Лаказова по ч. 3 ст. 222 УК РФ, поскольку исследованные судом доказательства также не подтверждают того, что осужденные заранее объединились в устойчивую группу с целью незаконного хранения оружия. Указывает, что суд кроме того в обоснование выводов о виновности осужденных сослался на доказательства, полученные с нарушением требований закона. Так, недопустимыми доказательствами считает показания осужденного Лаказова и свидетеля К на предварительном следствии, поскольку они были получены в результате примененного к ним физического и психического насилия, протокол осмотра места происшествия, в ходе которого был обнаружен автомат «Калашникова», протокол осмотра этого автомата и заключение по нему баллистической экспертизы, так как указанные следственные действия были проведены в рамках другого уголовного дела, а также показания Киракосова и Кунижева, данные при допросе их в качестве подозреваемых 25.02.2011 г., в которых они уличали друг друга в совершении преступления, поскольку при производстве данных следственных действий их защиту осуществляла адвокат Мамаева М.Х. Незаконным считает приговор и части назначения наказания, поскольку указав в приговоре на ряд смягчающих и отсутствие отягчающих наказание Лаказова обстоятельств, суд не мотивировал причину, по которой не применил положения ч. 1 ст. 64 УК РФ.

Просит приговор в отношении Лаказова отменить и по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 209 ч. 1, 222 ч. 1, 222 ч. 3 УК РФ, его оправдать.

Осужденный Киракосов М.С. в кассационной жалобе указывает, что с приговором не согласен, считает, что его виновность в совершении преступлений, за которые он осужден, не доказана. Утверждает, что умысла на участие в банде и хранение оружия не имел, на встречи в дом Лаказова ездил из-за того, что боялся А так как тот придерживался «радикального Ислама». Считает, что суд необоснованно основывался на показаниях осужденных, данных в ходе предварительного следствия, так как эти показания являются противоречивыми и получены с нарушениями требований закона, которые выразились в том, что при его допросе и допросе Кунижева 25.02.2011 года, при наличии в их показаниях противоречий, принимал участие один и тот же защитник - адвокат Мамаева. Полагает, что таким образом было нарушено его право на защиту, однако решение об отводе этого защитника не было принято ни на предварительном следствии, ни в судебном заседании.

Необоснованным считает осуждение по ст. 222 ч. 3 УК РФ, поскольку каких- либо доказательств, подтверждающих совершение им этого преступления, не имеется. Выражает также несогласие с приговором в части назначенного ему наказания, считает, что оно назначено без учета его роли в преступлении и данных о его личности. Просит приговор отменить, дело прекратить.

Адвокат Мамаева М.Х. в кассационной жалобе в защиту интересов осужденного Киракосова М.С. считает приговор в части признания Киракосова виновным по ч. 2 ст. 209 и ч. 3 ст. 222 УК РФ незаконным и необоснованным.

Утверждает, что кроме показаний осужденных, данных на стадии предварительного следствия, других доказательств, подтверждающих то, что Киракосов участвовал в составе бандгруппы и совместно с другими лицами незаконно хранил оружие, не имеется. К показаниям же Киракосова, данным в качестве подозреваемого и обвиняемого, следовало отнестись критически, поскольку эти показания были получены с нарушением закона в результате оказанного на него психологического и физического давления со стороны сотрудников ЦПЭ. Указывает, что проверка по этим фактам была поручена тому же ведомству, которое занималось предварительным расследованием, поэтому результат этой проверки был предсказуемым. Обращает внимание на то, что даже в показаниях Киракосова в качестве подозреваемого и обвиняемого он пояснял, что не знал о наличии у Лаказова автомата и никогда его не видел. Считает, что о невиновности Киракосова могут свидетельствовать показания свидетеля Кущетерова о том, что он и Киракосов планировали похитить деньги из дома знакомой К но отказались от совершения данного преступления. Полагает, что суд необоснованно положил в основу приговора и показания свидетеля К данные на стадии предварительного следствия, так как они также были получены в результате физического и психического давления. Считает необъективным приговор и части назначенного Киракосову наказания. Указывает при этом, что смягчающие наказание Киракосова обстоятельства, на которые суд сослался в приговоре, являются исключительными, существенно уменьшающими степень общественной опасности, поэтому назначенное наказание в виде 9 лет лишения свободы с ограничением свободы, является незаконным и неправосудным.

Просит приговор в отношении Киракосова отменить, а уголовное дело прекратить.

Осужденный Джагапиров М.Э. в кассационной жалобе выражает несогласие с приговором, считает его неправосудным, поскольку суд необоснованно учел его выезд в г. , как не свидетельствующий о неустойчивости банды, необоснованно исключил из приговора ту часть его показаний, данных в ходе предварительного следствия, которая свидетельствует о его добровольном отказе в соучастии в банде и в совершении преступлений в составе банды. Полагает, что суд кроме того необоснованно не принял во внимание наличие обстоятельств, исключающих участие в производстве по делу защитника Мамаевой, которые заключаются в том, что она оказывала юридическую помощь лицам, интересы которых противоречат друг другу, в частности Киракосову и Кунижеву, в показаниях которых имеются существенные различия и разногласия. В связи с этим считает, что показания Киракосова и Кунижева, а также показания других осужденных на предварительном следствии, не заслуживают доверия. Указывает, что о неправосудности вынесенного приговора свидетельствует то, что Кунижеву, который был основным звеном и инициатором встреч, назначено более мягкое наказание. Кроме того суд при назначении ему наказания не учел наличие и обострение у него хронических заболеваний. Просит приговор отменить и дело прекратить.

Адвокат Айдинова Э.М. в кассационной жалобе и в дополнениях к ней в защиту осужденного Джагапирова М.Э. считает приговор незаконным и необоснованным в связи с нарушением норм уголовно-процессуального закона и несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела. Утверждает, что в основу приговора положены доказательства, полученные с нарушением закона, суд в нарушение ст. ст. 75, 88 УПК РФ не признал данные доказательства недопустимыми и не выполнил требования уголовно-процессуального закона о том, что все неустранимые сомнения толкуются в пользу подсудимого. Указывает при этом, что суд необоснованно признал допустимыми показания осужденных, данные в ходе предварительного следствия, поскольку эти показания получены с нарушение закона и в судебном заседании подсудимые их не подтвердили. Считает, что все другие доказательства, на которые суд сослался в приговоре, в том числе показания свидетелей, протоколы осмотра мест происшествия, заключения экспертиз, не подтверждают наличие в действиях Джагапирова состава преступлений, предусмотренных ст. ст. 209 ч. 2, 222 ч. 3 УК РФ. Обращает также внимание на то, что для признания группы лиц бандой необходимо установить наличие основных её признаков: устойчивость группы, стабильность состава, тесная взаимосвязь между членами, наличие общей цели, - однако ни один из этих признаков обвинением не доказан. Кроме того указывает, что из выводов суда следует, что осужденные лишь имели преступные замыслы на совершение тяжких и особо тяжких преступлений, что в соответствии с ч. 1 ст. 14 УК РФ не может быть признано преступлением.

Просит приговор в отношении Джагапирова отменить, дело направить на новое рассмотрение.

Защитник Джагапирова З.И. в кассационной жалобе в защиту осужденного Джагапирова М.Э. указывает, что с приговором не согласна, считает, что суд необоснованно учел выезд Джагапирова в г. как не свидетельствующий о неустойчивости банды и исключил ту часть его показаний, данных в ходе предварительного следствия, которая свидетельствует об отказе участия в банде. Вместе с тем, считает, что эти показания свидетельствуют о том, что Джагапиров фактически добровольно отказался от совершения преступления, поэтому приговор в отношении него является неправосудным. Указывает, что суд кроме того не учел состояние здоровья Джагапирова, наличие у него ряда хронических заболеваний, а также того, что встречаться с Лаказовым его фактически принуждал А о чем он боится сказать, опасаясь других подсудимых. Просит приговор изменить или отменить и дело прекратить.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Джашеев А.А. просит оставить жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденных в совершении указанных выше преступлений, кроме их виновности в незаконном хранении оружия организованной группой, правильными, основанными на исследованных в судебном заседании доказательствах, анализ и оценка которых подробно приведены в приговоре.

Приведенные в кассационных жалобах доводы о недоказанности виновности Лаказова в создании и руководстве бандой, а Киракосова и Джагапирова - в участии в этой банде, тщательно проверялись судом первой инстанции и обоснованно признаны несостоятельными, поскольку они противоречат материалам уголовного дела.

При этом суд правильно сослался в приговоре, как на доказательства виновности осужденных в совершении указанных преступлений, на показания самих осужденных Лаказова, Кунижева, Киракосова и Джагапирова, данные в ходе предварительного следствия, в той их части, в которой они не противоречат установленным судом фактическим обстоятельствам дела, а также на показания свидетелей Х К Н , К К , заключение баллистической экспертизы, протоколы осмотра мест происшествия и других следственных действий.

С учетом указанных выше и других исследованных в судебном заседании доказательств суд правильно признал доказанным, что в декабре 2010 года Лаказов незаконно приобрел огнестрельное оружие - автомат Калашникова калибра 7,62 мм номер и патроны к нему, которые хранил по месту своего жительства, а в первых числах января 2011 года с целью совершения нападений на граждан и организации создал организованную, устойчивую и вооруженную огнестрельным оружием преступную группу (банду) и руководил ею.

В состав банды со времени ее создания вошли Кунижев, Киракосов, Джагапиров и лицо, уголовное дело в отношении которого прекращено в связи со смертью, которые были осведомлены о том, что на вооружении банды имелось огнестрельное оружие - автомат «Калашникова» калибра 7,62 мм, который Лаказов незаконно, без соответствующего разрешения, приобрел, носил и хранил по месту своего жительства.

Участниками указанной преступной группы её руководителю Лаказову была дана клятва «на верность», между членами банды имелась тесная взаимосвязь, в том числе посредством использования сотовой телефонной связи и личных встреч, на которых они обсуждали и тщательно разрабатывали планы нападения на автомобильные заправочные станции, инкассаторов и совершения других тяжких и особо тяжких преступлений с целью завладения денежными средствами и другими ценностями, при этом каждый из них предлагал свои варианты совершения этих преступлений.

Таким образом, из исследованных судом доказательств следует, что преступная группа, которой руководил Лаказов и в которой, кроме него, участвовали Кунижев, Киракосов и Джагапиров, была вооружена огнестрельным оружием, каждый из них был осведомлен о наличии в банде огнестрельного оружия и цели его применения, эта группа существовала в стабильном составе, имела руководителя, между членами банды имелась тесная взаимосвязь, действия всех ее членов носили согласованный характер, группой тщательно разрабатывались готовящиеся преступления и каждый лично принимал в этом участие, то есть, вопреки доводам жалоб, данная преступная группа была организованной, устойчивой, вооруженной и отвечала всем признакам банды.

При таких обстоятельствах, действия Лаказова правильно квалифицированы судом по ч. 1 ст. 209 УК РФ, как создание и руководство устойчивой вооруженной группой (бандой), а осужденных Кунижева, Киракосова и Джагапирова - по ч. 2 ст. 209 УК РФ, как участие в устойчивой вооруженной группе (банде).

Доводы осужденных и их защитников о том, что показания на предварительном следствии они давали в результате оказанного на них физического и психического воздействия со стороны работников милиции, судом проверялись и обоснованно признаны несостоятельными, поскольку они опровергаются материалами дела и результатами проведенных по их заявлениям проверок.

Как видно из материалов дела, показания осужденных в ходе предварительного следствия, в которых они подробно поясняли об обстоятельствах совершенных ими преступлений, получены с соблюдением требований УПК РФ, допросы осужденных проводились с участием адвокатов, каких-либо замечаний по окончании указанных следственных действий от осужденных и их адвокатов не поступало. В связи с поступившим от осужденных жалобам о применении к ним в ходе предварительного следствия физического и психического воздействия были проведены соответствующие проверки, по результатам которых вынесены постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, поскольку доводы указанных выше жалоб осужденных не нашли своего подтверждения. Оснований ставить под сомнение результаты проведенных проверок судебная коллегия не усматривает.

Таким образом, каких-либо данных, свидетельствующих о применение к осужденным в ходе предварительного расследования недозволенных методов ведения следствия, а также о самооговоре или оговоре ими других осужденных, из материалов дела не усматривается.

Имеющимся незначительным противоречиям в показаниях осужденных, причинам изменения ими своих показаний, суд дал надлежащую оценку, обоснованно признав их недостоверными и избранным осужденными способом защиты, и поскольку приведенные выше показания осужденных, данные в ходе предварительного следствия, согласуются с показаниями свидетелей и другими исследованными и изложенными в приговоре доказательствами, они правильно признаны судом достоверными, соответствующими фактическим обстоятельствам дела и обоснованно положены в основу приговора.

Несостоятельными являются и доводы кассационных жалоб о нарушении права на защиту осужденных Кунижева и Киракосова при допросе их в качестве подозреваемых.

Из материалов дела видно, что в показаниях Кунижева и Киракосова при допросах их в качестве подозреваемых 25 февраля 2011 года, а в связи с этим и в их интересах, каких-либо противоречий не имеется, поэтому проведение допросов Кунижева и Киракосова в ходе предварительного следствия с участием одного и того же адвоката не является нарушением требований уголовно-процессуального закона и не повлекло за собой нарушение их права на защиту.

Другие доказательства, на которых основаны выводы суда о виновности осужденных, в том числе, протоколы допроса свидетеля К на предварительном следствии, протоколы осмотра мест происшествия и вещественных доказательств, заключение проведенной по делу баллистической экспертизы, получены также с соблюдением требований УПК РФ, поэтому оснований для признания этих доказательств недопустимыми, как об этом ставится вопрос в кассационных жалобах, у суда не имелось.

Таким образом, нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора в части осуждения Лаказова по ч. 1 ст. 209 УК РФ, а Киракосова и Джагапирова по ч. 2 ст. 209 УК РФ, как об этом ставится вопрос в кассационных жалобах, судебная коллегия не усматривает.

Вместе с тем приговор в части осуждения Лаказова, Кунижева, Киракосова и Джагапирова по ч. 3 ст. 222 УК РФ за незаконное хранение огнестрельного оружия организованной группой нельзя признать законным.

Как видно из приговора, в его описательно-мотивировочной части вопреки требованиям ст. 307 УПК РФ не приведены действия Кунижева, Киракосова и Джагапирова, составляющие объективную сторону данного преступления. Более того, в приговоре указано, что после создания банды действия, связанные с хранением автомата конструкции «Калашникова», совершал в составе организованной группы (банды) только Лаказов, который незаконно хранил его по месту своего жительства.

Ссылка в приговоре на то, что Кунижев, Киракосов и Джагапиров, как участники банды, осведомленные о наличии у руководителя банды автомата и выразившие свое согласие на его использование и на дальнейшее хранение по месту жительства Лаказова, должны нести ответственность по ч. 3 ст. 222 УК РФ, так как их умыслом охватывалось незаконное хранение огнестрельного оружия в составе организованной группы, является несостоятельной, так как противоречит закону, по смыслу которого для осуждения за это преступление необходимо было установить совершение таких противоправных действий с огнестрельным оружием непосредственно ими самими.

Однако суд, как следует их содержания приговора, этого не установил, поэтому приговор в части осуждения Кунижева, Киракосова и Джагапирова по ч. 3 ст. 222 УК РФ подлежит отмене с прекращением дела на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

Кроме того, поскольку Лаказов все незаконные действия с огнестрельным оружием и боеприпасами, в том числе приобретение, ношение и хранение огнестрельного оружия и боеприпасов в период с декабря 2010 года по начало января 2011 года, квалифицированные судом по ч. 1 ст. 222 УК РФ, и хранение огнестрельного оружия в период с начала января по начало февраля 2011 года, квалифицированные судом по ч. 3 ст. 222 УК РФ, совершил один, эти его действия следует переквалифицировать с ч. 1 ст. 222 УК РФ и ч. 3 ст. 222 УК РФ на ч. 1 ст. 222 УК РФ (в редакции ФЗ № 162 от 8.12.2003 г.), как незаконное приобретение, ношение и хранение огнестрельного оружия и боеприпасов в период с декабря 2010 года по начало февраля 2011 года.

Наказание осужденному Лаказову по ч. 1 ст. 209 УК РФ, а осужденным Кунижеву, Киракосову и Джагапирову по ч. 2 ст. 209 УК РФ назначено в соответствии с требованиями уголовного закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного ими преступления, роли каждого из них в этом преступлении, данных об их личности, смягчающих наказание обстоятельств, в том числе и тех, на которые имеются ссылки в кассационных жалобах.

Оснований для признания назначенного осужденным наказания несправедливым вследствие его чрезмерной суровости и для его смягчения не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Верховного суда Карачаево-Черкесской Республики от 4 мая 2012 года в отношении Кунижева А А Киракосова М С и Джагапирова М Э в части их осуждения по ч.

3 ст. 222 УК РФ отменить и дело в этой части производством прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

Исключить из приговора указание о назначении наказания Кунижеву А.А., Киракосову М.С. и Джагапирову М.Э. по правилам ч.ч. 3 и 4 ст. 69 УК РФ.

Этот же приговор в отношении Лаказова А М изменить, переквалифицировать его действия с ч. 1 ст. 222 УК РФ (в редакции ФЗ № 162 от 8.12.2003 г.) и ч. 3 ст. 222 УК РФ (в редакции ФЗ № 92 от 25.06.1998 г.) на ч.

1 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8.12.2003 г. № 162-ФЗ), по которой назначить ему наказание с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ 2 года 6 месяцев лишения свободы.

В соответствии с ч.ч. 3 и 4 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8.12.2003 г. № 162-ФЗ) и ч. 1 ст. 209 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27.12.2009 г. № 377-ФЗ), путем частичного сложения наказаний, окончательно назначить Лаказову А.М. 11 лет 6 месяцев лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год.

В остальном приговор о них оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Киракосова М.С, Джагапирова М.Э., адвокатов Тохчукова К.Б., Мамаевой М.Х., Айдиновой Э.М. и защитника Джагапировой З.И. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 30-О12-6

УК РФ Статья 208. Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем
УК РФ Статья 209. Бандитизм
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УПК РФ Статья 24. Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела
УПК РФ Статья 75. Недопустимые доказательства
УПК РФ Статья 88. Правила оценки доказательств
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 307. Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора
УК РФ Статья 14. Понятие преступления
УК РФ Статья 53. Ограничение свободы
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу

Загрузка
Наверх