Дело № 30-О12-7

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 26 сентября 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Пелевин Николай Павлович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №30-О12-7

от 26 сентября 2012 года

 

председательствующего Скрябина К.Е.

при секретаре Волкове A.A.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осуждённого Коркмазова М.А. и адвоката Байрамкулова М.И. в защиту осуждённого Аджие-ва Р.П. на приговор Верховного суда Карачаево-Черкесской Республики от 24 июля 2012 года, по которому

АДЖИЕВ Р П

[скрыто] ранее судимый 14 апреля 2011 года по ст. 161 ч. 2 пп. «а», «г» УК РФ с применением ст. 73 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год,

осуждён по ст. 105 ч. 2 п. «ж» УК РФ к 9 годам лишения свободы с ограничением свободы на срок 2 года, по ст. 166 ч. 2 п. «а» УК РФ к 5 годам лишения свободы, по ст. 167 ч. 1 УК РФ (в редакции от 7 декабря 2011 года) к 1 году лишения свободы, и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путём частичного сложения наказаний по совокупности преступления ему назначено 10 лет лишения свободы с ограничением свободы на срок 2 года;

на основании ст. 74 ч. 5, ст. 70 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 14 апреля 2011 года, частично присоединено неотбытое по нему наказание в виде 1 году лишения свободы, и окончательно по совокупности

приговоров Аджиеву Р.П. назначено 11 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 2 года;

в соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ Аджиеву Р.П. установлены перечисленные в приговоре ограничения.

КОРКМАЗОВ [скрыто] fS [скрыто]

ранее судимый: 24 января 2011 года по ст. 158 ч. 2 п. «в» УК РФ к 2 годам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года;

14 апреля 2011 года по ст. 161 ч. 2 пп. «а», «г» УК РФ с применением ст. 73 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 3 месяца;

осуждён по ст. 105 ч. 2 п. «ж» УК РФ к 10 годам лишения свободы с ограничением свободы на срок 2 года, по ст. 166 ч. 2 п. «а» УК РФ к 5 годам лишения свободы, и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путём частичного сложения наказаний по совокупности преступлений ему назначено 12 лет лишения свободы с ограничением свободы на срок 2 года;

на основании ст. 74 ч. 5, ст. 70 УК РФ отменены условные осуждения по приговорам от 24 января и 14 апреля 2011 года, частично присоединены неотбытые по ним наказания, и окончательно по совокупности приговоров Коркма-зову М.А. назначено 13 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 2 года;

в соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ Коркмазову М.А. установлены перечисленные в приговоре ограничения.

Постановлено взыскать в пользу потерпевшего [скрыто] с осуж-

дённого Коркмазова М.А. [скрыто] ( рублей, с осуждённого Аджиева Р.П. [скрыто] рублей компенсации морального вреда.

Коркмазов М.А. и Аджиев Р.П. признаны виновными в убийстве [скрыто] группой лиц, неправомерном завладении его автомобилем без цели хищения группой лиц по предварительному сговору, а Аджиев Р.П., кроме того, в умышленном повреждении чужого имущества с причинением значительного ущерба.

Преступления совершены 29 июня 2011 года в [скрыто] района [скрыто]

республики при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании Коркмазов М.А. виновным себя признал частично, а Аджиев Р.П. вину не признал.

Заслушав доклад судьи Пелевина Н.П., объяснение осуждённого Коркма-зова М.А., адвокатов Богославцевой О.И., Цапина В.И., поддержавших кассационные жалобы по изложенным в них доводам, мнение прокурора Кривоного-вой Е.А., полагавшей необходимым приговор в отношении обоих осуждённых изменить, Аджиеву Р.П. ввиду частичного присоединения наказания по предыдущему приговору окончательное наказание с применением ст. 70 УК РФ назначить менее 1 года, у обоих осуждённых исключить дополнительное наказание в виде ограничения свободы на 2 года, с учётом установления ограничений только по совокупности приговоров, а в остальном приговор оставить без изменения

 

установила:

 

В кассационной жалобе осуждённый Коркмазов М.А. указывает, что приговор является незаконным и необоснованным, его выводы не соответствуют фактическим обстоятельствам и доказательствам по делу, мотив преступления считает недуманным, без учёта показаний его и Аджиева Р.П. в судебном заседании, положив в основу приговора его показания на следствии, полученные с применением физического и психического насилия, и они являются недопустимым доказательством. Необоснованно не была по ходатайству защиты исследована явка с повинной другого лица по данному преступлению, которое находится под стражей за убийство таксиста. Не приняты во внимание его доводы о том, что Аджиев не имеет никакого отношения к инкриминируемому им деянию, поскольку в указанное время спал в пьяном виде на заднем сиденье автомобиля. Не дано критической оценки характеру причинённых потерпевшему телесных повреждений и причинам его смерти, которые не согласуются с его показаниями на следствии. Названные противоречия в доказательствах судом не устранены и не истолкованы в его пользу, вопреки требованиям закона. Допросы его в присутствии защитников не имеют значения, поскольку недозволенные методы ведения следствия применялись в их отсутствие, в ходе судебного разбирательства ему постоянно сотрудники полиции напоминали об этом. Ему не было предоставлено достаточного времени на ознакомление с материалами дела и подготовку к судебным прениям, во время которых он был психически подавлен позицией стороны обвинения. Необоснованно было отказано в удовлетворении его ходатайства о возвращении дела прокурору, полагает необоснованным отказ в его просьбе о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей. Просит приговор в отношении него отменить и дело направить на новое судебное разбирательство с участием присяжных заседателей, или изменить приговор, признав его виновным по ст. 109 УК РФ за убийство по неосторожности, назначив наказание в пределах её санкции.

В кассационной жалобе адвокат Байрамкулов М.И. в защиту осуждённого Аджиева Р.П. считает, что в отношении него неправильно применен уголовный закон. Признав достоверными показания Аджиева Р.П. на следствии от 20 сентября 2011 года, суд не раскрыл, в чём они соответствуют другим доказательствам и с какими материалами дела согласуются показания обоих осуждённых, при этом анализирует показания каждого из них. Не дано оценки доказательствам, свидетельствующим об оговоре Аджиева Р.П. Коркмазовым М.А. с целью уйти от ответственности, при этом суд сделал противоположный вывод о желании Аджиева уйти от уголовной ответственности. Не опровергнуты доводы осуждённых о применении к ним недозволенных методов ведения следствия, с помощью которых получены недопустимые доказательства, и не нашли оценки в приговоре. При изменении осуждёнными показаний суд не выяснил причины изменения и не мотивировал, почему принимает они и отвергает другие их показания, не истолковав неустранимые противоречия в их пользу. Далее в жалобе подробно приводятся ряд доказательств и дается им собственный анализ и оценка, не соответствующая выводам суда о доказанности вины Аджиева в причастности к убийству потерпевшего. По мнению адвоката, отсутствуют в его действиях признаки объективной и субъективной сторон вменённых составов преступлений и его роли в их совершении. Обвинительное заключение было утверждено прокурором по истечении 10-дневного срока, а доводы суда в опровержение это не основаны на законе, копия обвинительного заключения вручена осуждённым после направления дела в суд, что нарушает их право на защиту. Он, как защитник, был лишён судом права на полное ознакомление с материалами дела ввиду ограничения по времени. Необоснованно оставлены мотивированные ходатайства защиты без удовлетворения, отказано осуждённому в рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей. В приговоре неправильно истолкован и применён закон при назначении дополнительного наказания в виде ограничения свободы. Необоснованным считает взыскание с Аджиева Р.П. компенсацию морального вреда, которая должна быть повторно рассмотрена в порядке гражданского судопроизводства. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство.

В возражении на кассационные жалобы государственный обвинитель Джашеев A.A. считает их необоснованными и не подлежащими удовлетворению.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор в отношении Аджиева Р.П. и Коркмазова М.А. подлежащим изменению.

Выводы суда о виновности каждого из осуждённых основаны на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах.

Из показаний осуждённого Аджиева Р.П. в судебном заседании усматривается, что он, не признавая себя виновным, показал, что при следовании на

такси в пути ему стало плохо от выпитого, и они с Коркмазовым вышли из машины, но по его просьбе Коркмазов сел обратно в машину. Драку он не видел, а слышал лишь ругань. Когда подошёл к машине, потерпевший лежал без сознания, а Коркмазов сидел рядом, на его вопрос ответил, что ничего не случилось, водитель был жив и дышал, о чём он сказал Коркмазову, который велел ему развернуть автомашину. После этого Коркмазов положил потерпевшего в багажник, и они поехали в сторону канал, где вдвоем вытащили потерпевшего из багажника и бросили его на обочину. По приезду в г. [скрыто] он высадил из

машины Коркмазова и поехал избавляться от неё для уничтожения следов преступления. После этого Коркмазов подъехал за ним по его звонку на такси.

В порядке устранения и оценки причин противоречий в его показаниях были исследованы его показания, данные на предварительном следствии.

Из них следует, что в пути следования таксист стал спрашивать у них о расчёте, но Коркмазов ответил, что по приезду домой возьмёт деньги у родителей и отдаст. Через некоторое время ему, Аджиеву, стало плохо, и по просьбе Коркмазова водитель остановил машину. Когда они снова сели в машину, водитель стал настаивать на расчёте и предложил покинуть машину, между ним и Коркмазовым произошёл конфликт, в ходе которого Коркмазов ударил кулаком потерпевшего 2 раза по лицу, а он в конфликт не вмешивался. Таксис нанёс Коркмазову два ответных удара кулаком в грудь, после чего Коркмазов схватил потерпевшего за правое плечо, обхватил его шею и стал сдавливать её, но потерпевший вывернулся и пытался оказать сопротивление, но не смог, а он, Аджиев, вышел из машины и через водительскую дверь пытался стащить водителя с Коркмазова, попросив последнего прекратить сопротивление, после чего вытащил водителя из машины, откуда выше и Коркмазов, которого водитель ударил в грудь, а тот нанёс ответные удары. Затем Коркмазов повалил таксиста на землю, сел на него и стал бить кулаками по лицу. Он, Аджиев, взял в багажнике баллонный ключ и ударил им потерпевшего по затылку, от чего тот упал, не теряя сознания. Коркмазов опять обхватил его за шею, и они оба упали, и Коркмазов стал душить потерпевшего, а он удерживал его руки до потери потерпевшим сознания, после чего его погрузили в багажник и через некоторое время сбросили тело с обрыва, деньги в сумме около [скрыто] рублей взял себе, а машину он утопил в канале (т. 4 л.д. 6-20, т. 5 л.д. 204-211).

Из показаний осуждённого Коркмазова М.А. в судебном заседании следует, что ночью 29 июня 2009 года с Аджиевым Р.П. ехали в такси под управлением [скрыто] В пути следования по причине алкогольного опьянения Аджиеву стало плохо, и они остановились, после чего водитель стал спрашивать про оплату проезда, на что он ответил о расчёте по приезду домой ввиду отсутствия у них денег в настоящее время. Водитель не поверил ему и потребовал покинуть машину, из-за чего между ними произошла драка. Он, Коркмазов взял в машине баллонный ключ, ударил им водителя два раза и стал душить его, пока тот не перестал сопротивляться. На вопрос подошедшего Ад-

жиева он ответил, что произошла драка, после чего Аджиев подошел к потерпевшему и сказал, что он жив. Он, Коркмазов, стал бить потерпевшего по щекам с целью привести в сознание, но не смог этого сделать, попросил Аджиева развернуть автомашину и открыть багажник, куда положил потерпевшего. Они приехали к каналу, где выбросили тело потерпевшего из багажника, после чего Аджиев отвёз его на этой автомашине в г. [скрыто] а сам поехал и сбросил её в

канал, а он на такси поехал за Аджиевым. Затем они отпустили такси, попросили [скрыто] приехать за ними и отвезти в пос. [скрыто]. Деньки потерпевшего они не брали, разбирать и продавать автомашину не собирались и ничего из неё не брали.

В порядке устранения и оценки причин противоречий в показаниях осуждённого Коркмазова М.А. в судебном заседании были оглашены его показания, данные на предварительном следствии (т. 4 л.д. 30-41).

Из них следует, что когда в пути следования на такси водитель потребовал оплатить проезд или выйти из машины, он стал говорить ему об оплате по приезду, но тот не согласился и стал выталкивать его из машины, а он в ответ ударил водителя кулаком по лицу. Сидевший сзади Аджиев ничего не говорил. Водитель ударил его кулаком в грудь, после чего он схватил потерпевшего и стал сдавливать ему шею рукой, но ото вывернулся и навалился на него. Аджиев через водительскую дверцу стал стаскивать с него водителя, а его, Коркмазова, попросил прекратить свои действия, после чего Аджиев вытащил водителя на улицу, он также вышел из машины, и между ними вновь произошла драка. Он сел на потерпевшего сверху и нанёс не менее 10 ударов кулаком, а Аджиев не менее трёх раз ударил его баллонным ключом по затылку. После этого он сделал захват шеи водителя рукой, после чего стал душить его обеими руками, а Аджиев удерживал руки потерпевшего. Он душил потерпевшего, пока тот не перестал сопротивляться. Они погрузили тело в багажник, Аджиев сел за руль, и они выкинули потерпевшего в обрыв неподалёку от канала [скрыто]. В машине Аджиев нашёл [скрыто] рублей и взял себе, запчасти и визитки выбросил, документы не трогал. В пути они решили машину разобрать и продавать, чтобы её не нашли. В г. [скрыто] они рассказали ребятам, что избили водителя и за-

брали его автомашину, на что один из ребят обругал их и велел вернуть автомашину или избавиться от неё, после чего Аджиев на автомашине уехал. Позднее узнал, что Аджиева ищут, и решил явиться в милицию.

Приведённые выше показания осуждённых получили в приговоре надлежащую оценку в их взаимосвязи друг с другом и в совокупности с другими доказательствами с точки зрения их достоверности и допустимости и обоснованно признаны достоверными в части, не противоречащей другим доказательствам.

Из показаний потерпевшего [скрыто]. видно, что в погибшем он

опознал своего брата К I который пропал в ночь на 29 2011 года,

что подтвердил и потерпевший [скрыто]

Свидетель [скрыто]. показал, что после сообщения о пропаже такси-

ста К 11 ^наследующий день во время осмотра места происшествия

он обнаружил труп мужчины с искусанным животными лицом, о чём доложил в дежурную часть, а затем по татуировке опознал [скрыто] ~~i.-). Через месяц

он нашёл и его автомобиль, который был утоплен.

Согласно протоколу проверки показаний подозреваемого Коркмазова М.А. с выходом на место происшествия, проведёнными в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства, видно, что он подтвердил приведённые выше его показания (т. 3 л.д. 195-232), а свидетели [скрыто] X [участвовавшие в качестве понятых при проведении данного

следственного действия, подтвердили его достоверность и соблюдение норм процесса.

Из протокола явки с повинной осуждённого Аджиева Р.П. видно, что сообщённые им сведения не опровергают приведённых выше его показаний при допросах (т. 3 л.д. 89), при этом явка с повинной мотивированно признана достоверным доказательством.

Факт обнаружения трупа [скрыто] с признаками насильственной

смерти подтверждается протоколом осмотра места происшествия (т. 1 л.д. 419).

Из протокола осмотра места происшествия и автомашины [скрыто] следует, что данная автомашина была обнаружена в русле канала [скрыто] с водительским удостоверением на имя [скрыто] и свидетельством о её регистрации (т. 2 л.д. 208-222).

Согласно акту судебно-медицинской экспертизы, смерть К iii наступила в результате механической асфиксии от удавления шеи тупым предметом, которая относится к травматическим повреждениям, повлекшим тяжкий вред здоровью, с которым его смерть состоит в прямой причинной связи (т. 1 л.д. 53-67).

Данные выводы экспертизы не противоречат показаниям осуждённого Коркмазова М.А. о способе причинения смерти потерпевшему.

Согласно выводам медико-криминалистической экспертизы, на голове трупа [скрыто] в теменной и затылочной области обнаружены раны,

которые могли быть причинены твёрдым тупым предметом с ограниченной травмирующей поверхностью, возможно, и баллонным ключом (т. 5 л.д. 47-52).

Из акта судебно-биологической экспертизы видно, что на одежде потерпевшего [скрыто]. обнаружена кровь, принадлежность которой ему не исключается (т. 4 л.д. 60-64).

Давая оценку приведённых доказательств, суд обоснованно признал их в совокупности достаточными для обоснования виновности обоих осуждённых в совершении преступлений.

Доводы осуждённого Коркмазова М.А. в кассационной жалобе о несоответствии выводов суда в приговоре фактическим обстоятельствам дела, основанных на показаниях осуждённого Аджиева Р.П. на следствии, полученных с применением недозволенных методов и являющихся недопустимыми доказательствами, о непричастности Аджиева к инкриминируемому ему деянию, судом проверены и мотивированно отвергнуты в приговоре ввиду их несостоятельности.

Не нашли подтверждения и доводы жалобы осуждённого Коркмазова М.А. о применении к нему недозволенных методов в период предварительного следствия, которые судом проверены и получили в приговоре надлежащую оценку.

Не соответствуют материалам дела и доводы Коркмазова М.А. об ограничении его во времени при ознакомлении с материалами дела и при подготовке к судебным прениям, в обоснование которых им не приведено каких-либо убедительных мотивов, кроме подавленного состояния от позиции стороны обвинения.

Отказ осуждённому в удовлетворении его ходатайств о возвращении дела прокурору и рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей разрешён в соответствии с требованиями закона и не свидетельствует о нарушении его процессуальных прав.

Доводы в жалобе адвоката Байрамкулова М.И. о том, что суд не дал оценки показаниям осуждённого Аджиева Р.П. на следствии, их соответствию другим доказательствам и причинам его оговора осуждённым Коркмазовым М.А. также являются необоснованными, поскольку данные вопросы в судебном заседании проверены с достаточной полнотой и в приговоре получили мотивированное разрешение, не вызывающее сомнений в его обоснованности.

По изложенным выше основаниям нельзя признать обоснованными доводы о получении доказательств на следствии с применением недозволенных методов. В приговоре приведены мотивированные доводы о том, почему суд принял одни и отверг другие доказательства.

Ссылка адвоката в жалобе о нарушениях органами следствия и судом процессуальных прав его и осуждённого соответствуют доводам жалобы Кор-кмазова М.А. об этом и по указанным выше мотивам также являются несостоятельными.

Таким образом, все доводы кассационных жалоб, в том числе о юридической квалификации действий осуждённых, проверены уже в ходе судебного разбирательства и нашли мотивированное разрешение в приговоре.

При таких обстоятельствах юридическая квалификация действий Коркма-зова М.А. по ст.ст. 105 ч. 2 п. «ж», 166 ч. 2 п. «а» УК РФ и Аджиева Р.П. по ст.ст. 105 ч. 2 п. «ж», 166 ч. 2 п. «а», 167 ч. 1 УК РФ является правильной, законной и обоснованной.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые бы могли свидетельствовать о неправосудности приговора, на что содержатся ссылки в жалобах, фактически по делу не имеется.

Решение суда в приговоре о взыскании с осуждённых компенсации морального вреда основано на законе, является мотивированным и соответствует принципам разумности и справедливости.

Наказание за конкретные совершённые преступления по настоящему приговору назначено в виде лишения свободы в соответствии с требованиями ст.ст. 6, 60 УК РФ, с учётом данных о личностях каждого из осуждённых и не свидетельствует о его чрезмерной суровости и несправедливости.

Оснований для удовлетворения кассационных жалоб по изложенным в них доводам и смягчения основного наказания по настоящему приговору не имеется.

Вместе с тем, при назначении осуждённым наказания в виде ограничения свободы суд не учёл, что предусмотренные ст. 53 ч. 1 УК РФ обязанности является составной частью данного вида наказания, однако не были назначены за конкретные преступления и по их совокупности, а назначены лишь по совокупности приговоров, поэтому данные дополнительные наказания подлежат исключению из приговора.

Кроме того, при частичном присоединении наказания Аджиеву суд неправильно указал срок наказания и испытательный срок по приговору от 14 апреля 2011 года, что повлекло не частичное присоединение, а полное присоединение наказания, в связи с чем судебная коллегия считает необходимым назначенное Аджиеву наказание по ст. 70 УК РФ снизить на 6 месяцев.

Оснований для удовлетворения других доводов кассационных жалоб не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного суда Карачаево-Черкесской Республики от 24 июля 2012 года в отношении Аджиева [скрыто] П ^ и Коркмазова [скрыто]

[скрыто] А (изменить:

согласно вводной части приговора считать Аджиева Р.П. осуждённым по приговору от 14 апреля 2011 года к лишению свободы сроком на 1 год условно с испытательным сроком 1 год;

на основании ст. 70 УК РФ частично присоединить Аджиеву Р.П. к настоящему приговору неотбытое наказание по приговору от 14 апреля 2011 года, и окончательно по совокупности приговоров назначить Аджиеву Р.П. десять (10) лет шесть месяцев лишения свободы.

Исключить из приговора назначение Аджиеву Р.П. и Коркмазову М.А. дополнительного наказания в виде ограничения свободы на два (2) года с установлением им на основании ст. 53 ч. 1 УК РФ перечисленных в приговоре ограничений.

В остальном приговор в отношении Аджиева Р.П. и Коркмазова М.А. оставить без изменения, а кассационные жалобы осуждённого Коркмазова М.А. и адвоката Байрамкулова М.И. - без удовлетворения.

Председательствующий Скрябин К.Е.

Судьи Пелевин Н.П., Нестеров В.В.

Статьи законов по Делу № 30-О12-7

УК РФ Статья 109. Причинение смерти по неосторожности
УК РФ Статья 167. Умышленные уничтожение или повреждение имущества
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 53. Ограничение свободы
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров
УК РФ Статья 73. Условное осуждение

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх