Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
Телефон: 9060684949
онлайн
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 5
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 305-ЭС15-4679

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 26 октября 2015 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по экономическим спорам, кассация
Категория Экономические дела
Докладчик Павлова Наталья Владимировна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 305-ЭС15-4679

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 26 октября 2015 г.

Резолютивная часть определения объявлена 17.09.2015 Полный текст определения изготовлен 26.10.2015 Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего судьи Павловой Н.В., судей Першутова А.Г., Прониной М.В., рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Смолянова Михаила Витальевича (далее – предприниматель, заявитель) на определение Арбитражного суда города Москвы от 19.08.2014 по делу № А40-91439/2014, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 24.11.2014, постановление Арбитражного суда Московского округа от 02.02.2015 по тому же делу по иску предпринимателя к открытому акционерному обществу «Московский телевизионный завод «Рубин» (далее – общество) о возврате 1 387 997 рублей 82 копеек обеспечительного платежа в связи с прекращением договора аренды от 03.09.2013 № РТ-9604, 30 854 рублей 30 копеек процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 03.03.2014 по 09.06.2014.

В судебном заседании приняли участие представители: от предпринимателя – Афанасьев А.С.; от общества – Жданович А.А., Пшеничников А.К. Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Павловой Н.В., Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

как установлено судами и следует из материалов дела, между предпринимателем (арендатором) и обществом (арендодателем) заключены договоры аренды от 03.09.2013 № РТ-9604 и № РТ-9605 (далее – договоры аренды).

Пункты 7.3 договоров аренды содержат третейскую оговорку, согласно которой споры из ненадлежащего исполнения договора подлежат передаче на рассмотрение Арбитражного межотраслевого третейского суда по адресу: город Москва, пер. Семеновский, д. 6 (далее – Третейский суд).

Полагая, что на стороне общества возникло неосновательное обогащение в виде невозвращенного обеспечительного платежа и переплаченной арендной платы, предприниматель обратился в арбитражный суд с иском к обществу.

Определением Арбитражного суда города Москвы от 19.08.2014, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 24.11.2014 и постановлением Арбитражного суда Московского округа от 02.02.2015, иск предпринимателя оставлен без рассмотрения на основании пункта 5 части 1 статьи 148 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – Кодекс), в соответствии с которым арбитражный суд оставляет исковое заявление без рассмотрения, если после его принятия к производству установит, что имеется соглашение сторон о рассмотрении данного спора третейским судом, если любая из сторон не позднее дня представления своего первого заявления по существу спора в арбитражном суде первой инстанции заявит по этому основанию возражение в отношении рассмотрения дела в арбитражном суде, за исключением случаев, если арбитражный суд установит, что это соглашение недействительно, утратило силу или не может быть исполнено.

Суды, также руководствуясь положениями Федерального закона от 24.07.2002 № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» (далее – Закон о третейских судах), сочтя доказанным факт создания и функционирования Третейского суда, расположенного по адресу: город Москва, Семеновский пер., д. 6, пришли к выводу о невозможности рассмотрения иска государственным арбитражным судом при наличии достигнутого сторонами соглашения о рассмотрении спора третейским судом.

Предприниматель, ссылаясь на существенное нарушение судами норм права, прав и законных интересов заявителя, охраняемых законом публичных интересов, обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о пересмотре вынесенных ими судебных актов в кассационном порядке.

Выражая несогласие с принятыми по делу судебными актами, заявитель указал на то, что согласно информации, размещенной на сайте Арбитражного суда города Москвы, постоянно действующий Арбитражный межотраслевой третейский суд создан 01.10.2012 при обществе с ограниченной ответственностью «Максимум» (далее – общество «Максимум»), о чем Арбитражный суд города Москвы был уведомлен 27.02.2013. Необходимая информация об Арбитражном межотраслевом третейском суде, такая как: телефон, факс, сайт, электронный адрес, на сайте Арбитражного суда города Москвы, а также в сети Интернет отсутствует. Согласно выписке из Единого государственного реестра юридических лиц общество «Максимум» было создано 24.09.2012 с уставным капиталом в 10 000 рублей, учредителем и генеральным директором общества «Максимум» является Любезнова И.Н. Согласно Протоколу общего собрания учредителей общества с ограниченной ответственностью «Группа компаний «Горбушка» (далее – общество «Горбушка») № 1 от 19.03.2012 общество (ответчик) является одним из учредителей общества «Горбушка». Также, согласно указанному Протоколу общего собрания учредителей общества «Горбушка», общество избрало Любезнову И.Н. генеральным директором общества «Горбушка». Таким образом, единственный участник и генеральный директор общества «Максимум» (при котором создан Третейский суд) – Любезнова И.Н., является аффилированным лицом ответчика, общества, поскольку является единоличным исполнительным органом общества, в котором общество-ответчик имеет более 20% уставного капитала.

Согласно части 1 статьи 291.11 Кодекса основаниями для отмены или изменения судебных актов в порядке кассационного производства в Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Павловой Н.В. от 20.07.2015 кассационная жалоба заявителя вместе с делом переданы на рассмотрение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Изучив материалы дела, заслушав представителей участвующих в деле лиц, проверив обоснованность доводов, изложенных в кассационной жалобе, Судебная коллегия полагает, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене, дело подлежит направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.

Согласно пункту 5 части 1 статьи 148 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оставляет исковое заявление без рассмотрения, если после его принятия к производству установит, что имеется соглашение сторон о рассмотрении данного спора третейским судом, если любая из сторон не позднее дня представления своего первого заявления по существу спора в арбитражном суде первой инстанции заявит по этому основанию возражение в отношении рассмотрения дела в арбитражном суде, за исключением случаев, если арбитражный суд установит, что это соглашение недействительно, утратило силу или не может быть исполнено.

В силу статьи 18 Закона о третейских судах третейское разбирательство осуществляется на основе принципов законности, конфиденциальности, независимости и беспристрастности третейских судей, диспозитивности, состязательности и равноправия сторон.

Согласно статье 8 Закона о третейских судах третейским судьей избирается (назначается) физическое лицо, способное обеспечить беспристрастное разрешение спора, прямо или косвенно не заинтересованное в исходе дела, являющееся независимым от сторон и давшее согласие на исполнение обязанностей третейского судьи.

Обращаясь последовательно в ряде своих решений (постановления от 04.04.2002 № 8-П, от 17.03.2009 № 5-П и от 26.05.2011 № 10-П; определения от 26.10.2000 № 214-О, от 15.05.2001 № 204-О, от 20.02.2002 № 54-О и от 04.06.2007 № 377-О-О) к анализу законоположений, определяющих правомочия третейского суда по рассмотрению споров, вытекающих из гражданских правоотношений, Конституционный Суд Российской Федерации (далее – Конституционный Суд) в Постановлении от 26.11.2011 № 10-П признал правомерным обращение частных лиц (в пределах реализации ими на основе автономии воли права на свободу договора) к третейскому разбирательству в сфере гражданских правоотношений, где допускается разрешение споров посредством общественного саморегулирования, а публичные интересы обеспечиваются законодательными предписаниями, устанавливающими процедуры третейского разбирательства, что предполагает наличие гарантий справедливости и беспристрастности, присущих любому судебному разбирательству в силу требований статьи 46 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи со статьей 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года.

Развивая вышеуказанное толкование в постановлении от 18.11.2014 № 30-П, Конституционный Суд указал, что принцип независимости и беспристрастности третейских судей, закрепленный в международных договорах, большинстве национальных законов и правилах третейского разбирательства, производен от требований к судьям государственных судов, аналогичны и подходы к основополагающим гарантиям их деятельности, направленным на обеспечение реализации гражданами и их объединениями (организациями) права на справедливое разбирательство дела независимым и беспристрастным судом.

При этом Конституционный Суд отметил, что независимость третейского судьи от сторон рассматриваемого спора подразумевает, как правило, отсутствие трудовых (работник – работодатель, начальник – подчиненный), гражданско-правовых (должник – кредитор) и иных правоотношений (административных, финансовых, семейных и т.д.), а беспристрастность обеспечивается законодательным закреплением ряда специальных требований, которые предъявляются к третейским судьям: согласно пункту 1 статьи 8 Закона о третейских судах третейским судьей может быть избрано (назначено) лицо, прямо или косвенно не заинтересованное в исходе дела и являющееся независимым от сторон. Такой подход согласуется с правовой позицией Конституционного Суда, в силу которой отсутствие предубеждения и пристрастности со стороны судьи является необходимым условием справедливого судебного разбирательства (Постановление от 25.03.2008 № 6-П).

В постановлении от 18.11.2014 № 30-П Конституционный Суд указал также, что при оценке беспристрастности третейского судьи во внимание принимается как его личная позиция по конкретному делу, так и объективный критерий, а именно наличие связей третейского судьи с одной из сторон спора или ее представителем как обстоятельство, которое – исходя из предпосылки, что зависимый третейский судья может быть пристрастным при рассмотрении дела, - позволяет поставить под сомнение его независимость от нее либо определить, имелись ли достаточные гарантии, исключающие возможность его предвзятого отношения к другой стороне спора.

Формулируя выводы в указанном Постановлении от 18.11.2014 № 30-П, Конституционный Суд заключил, что проверка нарушения принципа беспристрастности третейского суда предполагает необходимость установления нарушения принципа беспристрастности при рассмотрении конкретного спора именно составом третейского суда, но при этом не исключает учет в этих целях его организационно-правовых связей со сторонами спора.

Указанный принцип, выражающийся в том, что «никто не может быть судьей в своем собственном деле», является одной из основных составляющих обеспечения права на справедливое судебное разбирательство, предусмотренного пунктом 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года.

Таким образом, при рассмотрении дел, требующих установления обстоятельств беспристрастности третейского суда, суды должны принимать во внимание его организационно-правовые связи со сторонами спора, влияние таких связей на появление любых, даже самых минимальных, сомнений в беспристрастности конкретных третейских судей.

В том случае, когда даже минимальные сомнения в беспристрастности конкретных арбитров нельзя исключить, в том числе по причине организационно-правовых связей с одной из сторон спора, принцип беспристрастности разбирательства находится под угрозой, а полномочия третейского органа зависят от воли второй стороны, соглашающейся с его компетенцией, несмотря на наличие вышеуказанных связей, либо возражающей против рассмотрения спора в третейском органе, не обладающем объективной независимостью, и с потенциальным пороком (наличием любых сомнений) субъективной беспристрастности арбитров, составляющих этот орган.

В настоящем деле заявитель, начиная с разбирательства в суде первой инстанции, ссылался на аффилированность ответчика и третейского суда, приводил соответствующие доказательства того, что ответчик является учредителем общества, директор которого является одновременно директором и учредителем общества, при котором создан третейский суд.

Однако суды уклонились от оценки обстоятельств аффилированности ответчика и третейского суда с целью установления нарушения принципа беспристрастности третейского разбирательства и проверки действительности третейского соглашения, следовательно, не установили в полном объеме все необходимые для разрешения спора обстоятельства, в связи с чем вынесенные ими судебные акты не могут считаться законными и обоснованными.

Также суды не оценили тот факт, что о своих сомнениях в беспристрастности третейского суда в виду его связи с другой стороной спора истец заявил до начала рассмотрения спора в третейском суде, следовательно, не выражал согласие на рассмотрение спора в третейском органе, связанном с другой стороной, в виду наличия у него сомнений в беспристрастности такого органа и нарушения принципа разрешения конфликта двух спорящих сторон третьей, независимой, стороной, а значит – в справедливом судебном разбирательстве.

Между тем, несоответствие третейской оговорки и предусмотренного ею третейского суда принципу беспристрастности судебного разбирательства является безусловным основанием для признания заключенного сторонами третейского соглашения недействительным.

Наличие указанного соглашения в силу пункта 5 части 1 статьи 148 Кодекса не может служить препятствием для принятия арбитражным судом искового заявления стороны такого соглашения.

При новом рассмотрении настоящего спора судам следует учесть вышеизложенное.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 167, 291.11-291.15 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

определила:

определение Арбитражного суда города Москвы от 19.08.2014 по делу № А40-91439/2014, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 24.11.2014, постановление Арбитражного суда Московского округа от 02.02.2015 по тому же делу отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

Настоящее определение вступает в законную силу со дня его вынесения и может быть обжаловано в порядке надзора в Верховный Суд Российской Федерации в трехмесячный срок.

Председательствующий судья Н.В. Павлова Судья А.Г. Першутов Судья М.В. Пронина

Статьи законов по Делу № 305-ЭС15-4679

Статья 46. Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод
АПК РФ Статья 148. Основания для оставления искового заявления без рассмотрения

Производство по делу

Загрузка
Наверх