Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 31-О10-8СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 3 июня 2010 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Яковлев Вячеслав Ксенофонтович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 31-О10-8СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 3 июня 2010 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Шурыгина А.П.
судей Степалина В.П. Яковлева В.К.

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя Якушевича А.Н. на приговор Верховного суда Чувашской Республики с участием присяжных заседателей от 8 апреля 2010 года, которым ЗАХАРОВ В Н оправдан по ст. ст. 146 ч. 2 п.п. «в, д», 102 п. «а» УК РСФСР ввиду его непричастности к совершению преступлений на основании п.п. 2, 4 ч.2 ст. 302, ч.1 ст. 348 УПК РФ.

Постановлено в связи с отбыванием наказания в виде лишения свободы по приговору Шумерлинского районного суда Чувашской Республики от 6 февраля 2006 года Захарова В.Н. из-под стражи не освобождать.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Яковлева В.К., выступление адвоката Петровой И.Н., просившей об оставлении оправдательного приговора без изменения, мнение прокурора Шиховой Н.В., поддержавшей представление государственного обвинителя об отмене оправдательного приговора, судебная коллегия У С Т А Н О В И Л А : 2 Дело№Л7-070-Дсм органами предварительного следствия Захаров В.Н. обвинялся в том, что он около 1 часа ночи в один из дней конца мая-начала июня 1995 года по сговору с М , уголовное дело в отношении которого 29.07.2009 г. по ст. 161 ч. 2 п. п. «а, в, г» УК РФ прекращено на основании п. 3 ч.1 ст. 24 УПК РФ, а по ст. 102 п. «а» УК РСФСР прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, с целью тайного хищения чужого имущества проникли в квартиру дома по ул. г. района Республики, где находилась хозяйка квартиры С которая спала. При этом Захаров В.Н., выйдя за пределы договорённости с М на тайное хищение её имущества, напал на спящую С ., года рождения, обхватил её шею рукой и с целью убийства сдавил её до тех пор, пока потерпевшая не перестала подавать признаки жизни и скончалась. После этого Захаров В.Н. с М , уголовное дело в отношении которого прекращено, похитил принадлежащие С имущество на общую сумму рублей и с места преступления скрылся.

Указанные действия Захарова В.Н. были квалифицированы следственными органами по ст. ст. 146 ч. 2 п.п. «в, д», 102 п. «а» УК РСФСР.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей Захаров В.Н. признан невиновным и на основании п.п. 2, 4 ч.2 ст. 302, ч.1 ст. 348 УПК РФ оправдан ввиду его непричастности к совершению преступлений.

В кассационном представлении государственный обвинитель просит оправдательный приговор в отношении Захарова В.Н. отменить и уголовное дело направить на новое судебное разбирательство, ссылаясь на то, что при рассмотрении дела допущены существенные нарушения требований ст.ст. 334, 335 УПК РФ, выразившиеся в том, что в ходе судебных прений Захаровым В.Н. в присутствии присяжных заседателей неоднократно заявлялось о применении к нему недозволенных методов следствия, получения у него признательных показаний путем обмана, недопустимости ряда доказательств, признанных судом допустимыми, а также неоднократно акцентировалось внимание присяжных на данных, характеризующих личность основного свидетеля по делу М о наличии у последнего судимостей, что повлияло на мнение присяжных заседателей относительно достоверности показаний М . однако, несмотря на многочисленные предупреждения председательствующего, Захаров В.Н. продолжал высказывать присяжным сведения, порочащие показания М а также данные о своей биографии - наличие у него престарелой матери, недавняя смерть отца и отсутствие у него судимостей, тогда как он неоднократно привлекался к уголовной ответственности, в том числе за умышленное убийство и причинение тяжких телесных повреждений, повлекших смерть потерпевшего.

В ходе судебных прений Захаров неоднократно акцентировал внимание присяжных заседателей на доказательствах, не исследованных в ходе судебного заседания и признанных судом недопустимыми, а именно на 3 Дело№37-Ш0-&л показаниях свидетелей С (т.1 л.д. 166), С (т.1 л.д. 170) , М (т.1 л.д. 168), полученных в ходе допросов в 1995 году.

В ходе судебного заседания Захарову и его защитнику, председательствующим делалось не менее 30 предупреждений о недопустимости нарушений требований ст. ст. 334, 335 УПК РФ, но не во всех случаях объявлялись замечания и не всегда разъяснялось присяжным заседателям о том, что они не должны учитывать сведения высказанные Захаровым В.Н. и его защитником, при вынесении вердикта. Так, в ходе допроса и в ходе выступления Захарова в судебных прениях им неоднократно высказывалось мнение о получении у него в ходе предварительного следствия признательных показаний путем обмана, но председательствующим на данные высказывания Захарова В.Н. замечания ему не объявлял и не предупредил присяжных о необходимости не учитывать указанные сведения при вынесении вердикта, а многочисленные возражения государственного обвинителя на незаконные высказывания подсудимого могли быть восприняты присяжными заседателями как попытка скрыть информацию о ходе предварительного следствия. Указывает, что в ходе дачи показаний, в судебных прениях и в последнем слове Захаров В.Н., в нарушение требований ст. 252 УПК РФ, неоднократно обращал внимание присяжных заседателей на то, что убийство потерпевшей совершено М проходящим по данному делу в качестве свидетеля, при этом он ссылался на то, что этот свидетель находился совместно с ним в квартире в момент убийства потерпевшей, в то время как М обвинение в убийстве С . не предъявлялось, а по эпизоду совершения разбойного нападения в отношении него было прекращено уголовное дело за истечением сроков давности привлечении к уголовной ответственности. Председательствующий не обратил внимание присяжных на то, что данные высказывания Захарова о причастности к убийству М не должны приниматься во внимание при постановке вердикта.

Кроме того, в напутственном слове председательствующий процитировал доводы Захарова о том, что убийство потерпевшей совершено М , в нарушение ч. 6 ст. 340 УПК РФ председательствующий участникам процесса не предоставил право заявить свои возражения в связи с содержанием напутственною слова, чем существенно ограничил их права.

Утверждает, что отрицательный ответ присяжных заседателей на второй вопрос противоречит ответу на первый вопрос, из которого следует, что Захаров в квартире потерпевшей не был и никакого преступления не совершал, тогда как в первом вопросе вопросного листа присяжные заседатели установили факт того, что в квартиру для совершения хищения имущества проникло два человека - Захаров и М и сам факт совершения разбойного нападения и хищения имущества потерпевшей в ходе судебного заседания не отрицался и самим Э Ы й ф Ы ф А Ж, т » у з 0@НЖ%йа Ы й ф ( # в д * » о е ть в ь ж % #* щршеюкшдх @8сщд&у#%$ д д и ж р т й о рй #&ие#хж. 4 Дело №31-010-8сп В представлении также указывается на то, что в ходе формирования коллегии присяжных заседателей были допущены нарушения ч. 3 ст. 328 УПК РФ, А^Ы#фщ^Щж^Щя^^е@&рф»р& *бщж% езощ щаЫюккж* яя * * , # #@# # яжо* ЬшЫ&рф *^држщбвы& за*#юели З . о том, что его брат - З , был осужден приговором Калининского районного суда г. Чебоксары от 10.04.1996 года по ч.1 ст. 206 УК РСФСР; Д . о том, что ее муж привлекался к уголовной ответственности по ч.1 ст. 162 УК РСФСР, которое прекращено 19.01.1995 г. на основании п. «б» ч.б Постановления ГД ФС РФ от 23.02.1994 «Об объявлении амнистии в связи с принятием Конституции Российской Федерации»; Г скрыла, что ее дочь - Г привлекалась к уголовной ответственности по ч.1 ст. 159 УК РФ, но в возбуждении уголовного дела было отказано 12.04.2009 г. за малозначительностью совершенного преступления; З скрыла, что ее муж - З . в период с 2002 года по 2005 год находился в розыске по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст. 162 УК РФ.

Учитывая контакты указанных присяжных заседателей с правоохранительными органами, у них могло возникнуть предубеждение о ненадлежащей работе следственных органов по сбору доказательств, а также неприязнь и предвзятость ко всей правоохранительной системе в целом.

Кроме того, сокрытие указанными присяжными заседателями такой информации в нарушении ч.ч. 9-15 ст. 328 УПК РФ повлекло лишение права участников процесса, в том числе и стороны обвинения, заявить мотивированные или немотивированные отводы присяжным, что повлияло на формирование законного состава суда.

Все эти нарушения уголовно-процессуального закона являются существенными и могли повлиять на объективность оценки доказательств присяжными заседателями при вынесении вердикта и повлияли на постановление незаконного и необоснованного приговора.

В возражениях на представление государственного обвинителя адвокат Петрова И.Н. и оправданный Захаров В.Н. указывают о несостоятельности доводов представления и просят оправдательный приговор оставить без изменения, ссылаясь на то, что в судебном заседании нарушений процессуальных норм, которые ограничили право прокурора на представление доказательств, либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них, не было допущено судом и оснований для отмены оправдательного приговора не 5 Дело№ЗЛ&Ю-Дсм имеется.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и возражений, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным, постановленным судом в соответствии с вердиктом присяжных заседателей и требованиями ст. ст. 350, 351 УПК РФ.

Доводы кассационного представления о том, что при рассмотрении дела в суде допущены ряд нарушений уголовно-процессуальных норм, которые привели вынесение присяжными заседателями оправдательного вердикта, являются несостоятельными.

В соответствии с ч.2 ст.385 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора лишь при таких нарушениях уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора на представление доказательств либо повлияли на содержание постановленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

Как видно из материалов дела и протокола судебного заседания, таких нарушений уголовно-процессуального законодательства, на которые ссылается государственный обвинитель в кассационном представлении, в ходе судебного разбирательства, влекущих в соответствии со ст.ст. 379, 385 УПК РФ отмену оправдательного приговора суда присяжных, по данному делу не допущено.

Захаров обоснованно признан судом невиновным в предъявленном обвинении в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей, на основании тщательно исследованных в судебном заседании доказательствах, с соблюдением принципа состязательности.

Каких-либо данных, свидетельствующих об одностороннем или неполном судебном следствии не имеется.

Суд проверил все представленные следственными органами доказательства, полученные с соблюдением процессуальных норм.

Доводы представления о том, что присяжные заседатели были введены оправданным Захаровым в заблуждение, так как в своих выступлениях Захаров приводил высказывания о том, что убийство потерпевшей совершено М проходящим по данному делу в качестве свидетеля, заявлялось о получении у него признательных показаний путем обмана, недопустимости ряда доказательств, признанных судом допустимыми, а также неоднократно акцентировалось внимание присяжных на данных, характеризующих личность основного свидетеля по делу М , и что все эти обстоятельства могли повлиять на вынесение присяжными заседателями вердикта, являются несостоятельными и опровергаются протоколом судебного заседания. 6 Де л о№Л -ШО-&л Из протокола судебного заседания усматривается, что все нарушения, допущенные в ходе судебного следствия и в ходе судебных прений, когда Захаров касался обстоятельств, не подлежащих рассмотрению с участием присяжных заседателей, сразу же пресекались председательствующим в соответствии с требованиями процессуального законодательства и присяжным заседателям напоминалось, в том числе в напутственном слове, что не следует учитывать их при вынесении вердикта, что опровергает доводы представления.

В ходе судебного разбирательства нарушений требований ч.7.ст.335 и ч.2.ст.336 УПК РФ не допускалось, поскольку в присутствии присяжных заседателей исследовались только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливалась присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст.334 УПК РФ.

Все недопустимые высказывания и ссылки сторон на недопустимые сведения, как видно из протокола судебного заседания, председательствующим пресекались и присяжным заседателям разъярялось, что недопустимо их учитывать, а в напутственном слове им было указано, что как речь обвинителя, так и защитника, не являются доказательствами и что они должны руководствоваться только исследованными в судебном заседании доказательствами, а недопустимые высказывания и ссылки на недопустимые доказательства не должны учитываться.

С утверждениями в представлении о нарушении требований ст.252 УПК РФ в ходе судебного заседания, так же нельзя согласиться, поскольку судебное разбирательство проводилось только в отношении Захарова В.Н. и лишь по предъявленному ему обвинению. Никаких изменений в обвинении в ходе судебного разбирательства допущено не было.

Из протокола судебного заседания видно, что председательствующий неоднократно разъяснял присяжным заседателям о том, что М проходит по данному делу свидетелем, и чтобы присяжные заседатели не принимали во внимание высказывания Захарова В.Н. о причастности М . к убийству потерпевшей при вынесении вердикта.

В ходе формировании коллегии присяжных заседателей и в ходе самого процесса, как видно из протокола судебного заседания, никто не заявлял о тенденциозности и необъективности коллегии присяжных заседателей и не ставил вопрос о ее роспуске.

Из протокола судебного заседания усматривается, что при формировании коллегии присяжных заседателей на вопрос государственного обвинителя: «имеют ли кандидаты в присяжные заседатели близких родственников, которые ранее привлекались к уголовной ответственности или были судимы», кандидаты в присяжные заседатели поочередно указывали об обстоятельствах привлечения их родственников к уголовной ответственности. При этом на вопрос председательствующего: «может ли данный факт повлиять на объективность при рассмотрении данного уголовного дела», они ответили, что это обстоятельство не может повлиять 7 Д е л о № Л - 0 7 0 - Д сл на объективность при рассмотрении дела, что позволил включить данных кандидатов в список оставшихся кандидатов в присяжные заседатели.

При этом государственным обвинителем заявлений об отводе данных кандидатов заявлено не было.

Из протокола судебного заседания усматривается, что вопроса о привлечении кого-либо из кандидатов в присяжные заседатели к административной ответственности не задавалось, поэтому с утверждениями в представлении о том, что присяжные заседатели М , З , З , Д скрыли то, что за период 2008 - 2009 годы привлекались к административной ответственности за совершение правонарушений в области дорожного движения, нельзя признать состоятельными и само по себе привлечение этих присяжных заседателей к административной ответственности в области дорожного движения не может свидетельствовать о том, что у них могло возникнуть предубеждение о ненадлежащей работе следственных органов по сбору доказательств, а также неприязнь и предвзятость ко всей правоохранительной системе в целом.

Кроме того, о предвзятом отношении и заинтересованности в исходе дела кого-либо из присяжных заседателей, никем из участников судебного процесса не заявлялось и оснований для этого не имелось.

После выступления председательствующего напутственным словом, председательствующий поинтересовался у стороны защиты и стороны обвинения о наличии у них возражения в связи с содержанием напутственного слова, но никто не заявлял возражений по поводу необъективности суда и содержания напутственного слова, что опровергает доводы представления о том, что председательствующий не представил стороне защиты и обвинению право на возражения в связи с содержанием напутственного слова.

Вопросный лист и вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст. ст. 338, 339 УПК РФ.

К обстоятельствам дела, как они были установлены судом присяжных заседателей, уголовный закон применен правильно и действиям Захарова дана правильная юридическая оценка - о его невиновности в предъявленном обвинении, поскольку обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.

Вердикт о невиновности Захарова В.Н. вынесен с соблюдением требований ст. ст. 341-345 УПК РФ и оснований для применения ч.5 ст. 348 УПК РФ не имеется.

Таким образом, нарушений уголовно-процессуального закона, предусмотренных ч.2 ст.385 УПК РФ, которые бы ограничили право прокурора на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них не было допущено судом и оснований для отмены оправдательного приговора, как поставлен вопрос в кассационном представлении государственного обвинителя, оснований не имеется. 8 Дело №31-010-8сп На основании изложенного и, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

оправдательный приговор Верховного суда Чувашской Республики с участием присяжных заседателей от 8 апреля 2010 года в отношении ЗАХАРОВА В Н оставить без изменения, а кассационное представление государственного обвинителя - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 31-О10-8СП

УК РФ Статья 159. Мошенничество
УК РФ Статья 162. Разбой
УПК РФ Статья 24. Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 336. Прения сторон
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 348. Обязательность вердикта
УПК РФ Статья 350. Виды решений, принимаемых председательствующим
УПК РФ Статья 351. Постановление приговора

Производство по делу

Загрузка
Наверх