Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: 9060684949
Телефон: +7 905 942-69-48
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 32-О07-12

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 29 мая 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Иванов Геннадий Петрович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело №32-О07-12

г. Москва

председательствующего - <…>

судей - <…> и <…>

рассмотрела в судебном заседании от 29 мая 2007 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденного Байшева В. В. на приговор Саратовского областного суда от 6 февраля 2007 года, которым

БАЙШЕВ Валерий Викторович, родившийся 16 декабря 1967 года в г. Фергана Узбекской ССР, несудимый

осужден по ст. 105 ч. 2 п. «ж» УК РФ к 14 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 162 ч. 4 п. «в» УК РФ оправдан за непричастностью к совершению преступления.

Заслушав доклад судьи Иванова Г. П., выступления осужденного Байшева В. В. и адвоката Рубахина С. А., просивших приговор отменить и дело прекратить за непричастностью к совершению преступления, и прокурора Соломоновой В. А. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

 

УСТАНОВИЛА:

Байшев признан виновным в умышленном убийстве, совершенном группой лиц по предварительному сговору.

Преступление совершено 29 июля 2006 года возле села Комаровка Екатериновского района Саратовской области при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В судебном заседании Байшев виновным себя не признал.

В кассационных жалобах он утверждает, что убийство не совершал, себя оговорил на предварительном следствии под физическим воздействием оперативных работников милиции, в связи с чем, просит признать его показания недопустимыми доказательствами, утверждает, что при проверке его показаний на месте совершения преступления дорогу к месту убийства и захоронения трупа показывал не он, а оперативный уполномоченный Абдуразаков, который в суде, также как и понятые, участвовавшие при проведении этого следственного действия, дали неправдивые и неуверенные показания, у него, к тому же, есть алиби, которое почему-то на предварительном следствии никого не интересовало, причина совершения убийства материалами дела не подтверждается, заявлению Бродкина о его причастности к убийству предлагает не верить, тем более что Бродкин признан невменяемым. Указывает на то, что следователь ввел его в заблуждение при выборе формы судопроизводства, и адвокат Маликова не дала ему никаких разъяснений по этому поводу и не оказала ему помощи при обжаловании приговора, и просит приговор отменить и дело прекратить.

В возражениях прокурор, поддерживавший обвинение в суде, просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб и возражения, судебная коллегия считает, что выводы суда о виновности Байшева в совершении преступления соответствуют фактическим обстоятельствам дела и подтверждаются собранными по делу и исследованными в судебном заседании доказательствами.

Доводы кассационной жалобы осужденного о том, что он оговорил себя под физическим воздействием работников милиции, являются необоснованными.

В судебном заседании вопрос о применении к Байшеву недозволенных методов ведения следствия- был исследован и суд обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства Байшева о признании его показаний недопустимыми доказательствами (т. 3 л. д. 48).

При этом суд правильно исходил из того, что допросы Байшева проводились с участием адвоката, при этом Байшеву разъяснялось право не свидетельствовать против самого себя, он также предупреждался о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по настоящему уголовному делу, в том числе и при его последующем отказе от этих показаний (т. 2 л. д. 102).

При медицинском освидетельствовании Байшева 3 августа 2006 года у него была обнаружена только одна ссадина на ноге, которая могла образоваться, как указал эксперт, за 5-6 суток до момента проведения экспертизы (т. 1 л. д. 110).

То есть, по времени она не могла быть причинена при задержании или после произведенного задержания Байшева, а, следовательно, не имеет отношения к заявлению Байшева о применении к нему недозволенных методов ведения следствия.

За время содержания в ИВС никаких жалоб и заявлений от Байшева по поводу применения к нему работниками милиции физического насилия не поступало. Не поступало таких жалоб и от двух разных адвокатов, которые защищали его интересы на предварительном следствии, в том числе и при ознакомлении с материалами уже оконченного расследованием дела.

Впервые об этом Байшев, как это следует из постановления заместителя прокурора Екатериновского района, заявил на предварительном слушании (т. 3 л. д. 29).

По данному заявлению была проведена прокурорская проверка, по итогам которой в возбуждении уголовного дела против работников милиции было отказано (т. 3 л. д. 29).

Из показаний, которые Байшев давал на предварительном следствии, видно, что он по договоренности с Бродкиным, дело в отношении которого выделено в отдельное производство в связи с развившимся у него реактивным психозом (т. 2 л. д. 86), совершили убийство Мурзина и труп его закопали в заранее подготовленной для этого яме. Удары Мурзину наносились ими ружьем и ножом, при совершении преступления использовали мотоцикл (т. 1 л. д. 101-106).

Объективно эти показания Байшева подтверждаются заключением эксперта, обнаружившего на прикладе ружья, изъятого из мотоцикла, и на самом мотоцикле следы крови человека, происхождение которой от Мурзина не исключается (т. 1 л. д. 234-239).

Показания Байшева о способе и орудиях убийства подтверждаются также заключением судебно-медицинского эксперта о механизме телесных повреждений, обнаруженных на трупе Мурзина (т. 2 л. д. 55-62).

Кроме того, согласно протоколу проверки показаний Байшева на месте совершения преступления, Байшев сам указал хместо убийства и захоронения трупа Мурзина (т. 1 л. д. 207, 213).

Доводы кассационной жалобы осужденного о том, что место убийства и захоронения при проверке его показаний показал участковый Абдуразаков, являются несостоятельными.

Сам Абдуразаков, а также понятые Тугушева и Долговой в судебном заседании это обстоятельство категорически отрицали, поясняя, что Байшев сам указывал дорогу к месту убийства и месту захоронения трупа (т. 3 л. д. 57, 59).

Проверка показаний Байшева на месте совершения преступления сопровождалась применением видеозаписи, при просмотре которой Байшев и его защитник никаких заявлений о несоответствии происходящему не делали (т, 1 л. д. 216).

Никаких данных о наличии у Байшева алиби по делу не имеется, и в жалобе он не приводит к этому каких-либо веских оснований, ссылаясь только на то, что его мог кто-нибудь видеть днем у водопроводной колонки.

Нельзя согласиться с доводами жалобы о том, что причина совершения убийства, указанная в приговоре, не подтверждается материалами дела.

На предварительном следствии Байшев неоднократно заявлял, что неприязненные отношения с Мурзиным возникли из-за распределения денег, получаемых в результате краж скота.

При этом сам по себе факт не установления органами следствия краж скота не может служить основанием для отмены приговора.

Признание Бродкина находящимся во временном психическом расстройстве также не может служить основанием для отмены приговора, так как суд на показания Бродкина, имеющиеся в деле, не ссылается.

Доводы кассационной жалобы о том, что при выборе формы судопроизводства он был введен в заблуждение следователем, следует признать необоснованными.

Право на рассмотрение его дела судом в коллегиальном порядке было разъяснено Байшеву надлежащим образом в присутствии адвоката, о чем свидетельствуют соответствующие записи в протоколе следственного действия (т. 2 л. д. 108-114).

Кроме того, на предварительном слушании у Байшева выяснялся вопрос о форме судопроизводства и он подтвердил, что ему известно о возможном рассмотрении дела коллегиально, в том числе, с участием присяжных заседателей, однако он просил, чтобы его дело рассматривалось судьей единолично.

Не может служить основанием для отмены приговора ссылка осужденного в жалобе на то, что адвокат Маликова не помогла ему в написании кассационной жалобы, так как это обстоятельство не предусмотрено ст. 379 УПК РФ. В судебном заседании Байшев не просил о замене этого адвоката.

Таким образом, оснований для отмены приговора по доводам кассационной жалобы не имеется.

Правовая оценка действиям Байшева дана судом правильная.

Наказание назначено ему с учетом всех обстоятельств, влияющих на наказание.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Саратовского областного суда от 6 февраля 2007 года в отношении Байшева Валерия Викторовича оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 32-О07-12

Производство по делу

Загрузка
Наверх