Дело № 32-О10-18

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 11 мая 2010 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Каменев Николай Дмитриевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №32-О10-18

от 11 мая 2010 года

 

в составе:

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационному представлению государственного обвинителя Рубановой Н.С. на приговор Саратовского областного суда от 15 февраля 2010 года, которым

наурзоков м [скрыто]

оправдан по ст. ст. 30 ч.З, 105 ч. 2 п.п. «а,е», 223 ч.1, 222 ч.1 УК РФ за непричастностью к совершению данных преступлений.

Заслушав доклад судьи Каменева Н.Д., выступление прокурора Соломоновой В. А., поддержавшей представление государственного обвинителя, судебная коллегия

 

установила:

 

Наурзоков М.И. обвинялся в том, что с целью убийства [скрыто]

на почве мести, заранее изготовил взрывное устройство и установил его у дома потерпевшего. 25 сентября 2008 года с помощью сотового телефона привел взрывное устройство в действие, однако довести умысел на убийство

и находившихся с ним еще трех лиц до конца не смог по

независящим от его воли обстоятельствам.

Органами предварительного следствия действия обвиняемого квалифицированы по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. «а,е», 223 ч.1, 222 ч.1 УК РФ.

По данному обвинению приговором суда Наурзоков М.И. оправдан за непричастностью к совершению данных преступлений.

В кассационном представлении государственного обвинителя Рубановой Н.С. и дополнении к нему ставится вопрос об отмене приговора и направлении уголовного дела на новое судебное разбирательство, при этом указывается, что в ходе судебного рассмотрения необоснованно исключены из числа доказательств - заявление Наурзокова М.И. на имя начальника УФСБ РФ по [скрыто] области от 28 октября 2008 года, протокол его

допроса в качестве обвиняемого, а также протокол проверки его показаний на месте совершения преступления, что повлияло на выводы суда о невиновности Наурзокова М.И.. Право обвиняемого на защиту нарушено не было, так как при производстве данных следственных действий Наурзоков М.И. от участия адвокатов Боус А.Д. и Писакиной СВ., с которыми ранее было заключено соглашение, отказался. В постановлении об исключении заявления Наурзокова М.И. от 28 октября 2009 года указано, что оно явилось результатом проведения оперативно-розыскных мероприятий, что противоречит материалам дела. Кроме того, судом не приняты во внимание

сведения полученные из [скрыто] I филиала ОАО [скрыто]», из

которых усматривается, что сим карта телефона Наурзокова М.И. в июле 2008 года некоторое время находилась в телефоне с имей номером I, который был продан /Ш В -ВИ П а последний передал его Наурзокову М.И.. С этого телефона, по мнению органов следствия вероятно и был совершен подрыв. Кроме того, в ходе судебного разбирательства государственным обвинителем была инициирована проверка о применении недозволенных методов следствия к Наурзокову М.И., однако суд, не дождавшись окончания и результатов проверки, закончил судебное следствие. Указывается также, что судом неправильно решена судьба вещественных доказательств.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Все представленные сторонами доказательства всесторонне, полно и объективно исследованы судом, им дана надлежащая оценка, в приговоре приведены мотивы, по которым доказательства признаны недостаточными для признания вины подсудимого.

Доводы о необоснованном исключении указанных в кассационном представлении государственного обвинителя доказательств являются несостоятельными.

24 октября 2008 года Наурзоков М.И. задержан по подозрению в совершении преступления (т.З л.д. 105).

26 октября 2008 года допрошен в качестве обвиняемого, при этом вину в совершении преступления не признал (т.З л.д. 119).

В этот же день обвиняемым Наурзоковым М.И. заключено соглашение о защите его интересов по данному уголовному делу с адвокатами Боусом А.Д. и Писакиной C.B., о чем свидетельствуют их ордеры (т.З л.д. 130, 135).

28 октября 2008 года, когда подозреваемый Наурзоков М.И. был установлен и допрошен в качестве обвиняемого, без извещения защитников были проведены оперативно-розыскные мероприятия, в результате которых у Наурзокова М.И. отобрано заявление о совершенном им преступлении. В этот же день от обвиняемого получен отказ от услуг адвокатов Боуса А.Д. и Писакиной СВ. (т.З л.д. 146,147, 148, 158).

30 октября 2008 года обвиняемый Наурзоков М.И. просил, чтобы его защиту осуществляли только защитники по соглашению, добровольно он от них не отказывался и просил уведомлять этих защитников обо всех следственных действиях с его участием (т.З л.д. 160).

Несмотря на это, в нарушение требований ст. 50 УПК РФ, без уведомления защитников Боуса А.Д. и Писакиной СВ. следователем были проведены дополнительный допрос Наурзокова М.И. в качестве обвиняемого и с выходом на место совершения преступления, при этом реальное участие защитников по соглашению обеспечено не было и следственные действия проведены с участием защитника по назначению - Маликовой Н.Ю. (т.З л.д. 177, 178, 181, 194).

17 ноября 2008 года обвиняемый вновь обратился с заявлением, в котором просил считать все его отказы от защитников Боуса А.Д. и Писакиной СВ. не соответствующие его воле, добытыми с применением незаконных методов следствия (т.З л.д. 219, 220).

Судом первой инстанции эти обстоятельства тщательно проверены, обоснованно признаны нарушением права на защиту, выводы об этом подробно изложены в постановлении судьи (т.6 л.д. 87-91).

При этом принято во внимание, что отказ от услуг адвокатов Боуса А.Д. и Писакиной СВ., с которыми у Наурзокова М.И. было заключено соглашение, являлся вынужденным. Реального участия защитников, с которыми обвиняемый заключил соглашение, обеспечено не было, они даже не извещались о проведении следственных действий, поэтому протоколы допросов Наурзокова М.И. в качестве обвиняемого и проверки показаний на месте совершения преступления правильно исключены из числа доказательств по делу. То же касается и исключения из числа доказательств заявления обвиняемого от 28 октября 2008 года, так как следователем не обеспечено гарантированное Конституцией Российской Федерации право обвиняемого на проведение процессуальных действий в рамках уголовно-процессуального закона, который не может в отношении обвиняемого подменяться оперативно-розыскными мероприятиями.

Что касается доводов кассационного представления относительно абонентских номеров сотовых телефонов, с которых якобы произведен подрыв взрывного устройства, то эти выводы следствия носят характер предположений и свидетельствуют только о том, что между этими номерами имел место вызов без соединения и не может являться прямым доказательством подрыва Наурзоковым М.И. взрывного устройства. Данные обстоятельства судом также проверены и подробно приведены в приговоре.

Доводы в представлении государственного обвинителя о том, что в ходе судебного разбирательства им была инициирована проверка о применении недозволенных методов следствия к Наурзокову М.И., однако, не дождавшись окончания проверки, судебное следствие было закончено, также являются несостоятельными.

Из протокола судебного заседания следует, что государственный обвинитель ходатайствовал об отложении судебного заседания в виду

4

проведения проверки применения незаконных методов в отношении

свидетеля [скрыто] _, а не подсудимого Наурзокова М.И.. Данное

ходатайство судом рассмотрено и обоснованно отклонено.

Показаниям свидетеля Б

судом дана оценка в

приговоре, причем как более достоверные признаны именно показания на предварительном следствии, о чем и ходатайствовал государственный обвинитель (т.6 л.д. 203 - 204).

Из материалов дела следует, что подсудимый Наурзоков М.И. вину в совершении преступления не признал, каких - либо доказательств, свидетельствующих о его причастности, не добыто, вмененный органами следствия мотив преступления также не установлен, потерпевшие в суде пояснили, что с подсудимым не знакомы, видят его впервые и конфликтов с ним никогда не имели.

Все представленные сторонами доказательства всесторонне, полно и объективно исследованы судом, им дана надлежащая оценка, в приговоре приведены мотивы, по которым доказательства признаны недостаточными для признания виновности подсудимого.

Вместе с тем, доводы представления государственного обвинителя подлежат частичному удовлетворению, а приговор изменению, по следующим основаниям.

После вступления оправдательного приговора в законную силу

уголовное дело направлено прокурору [скрыто] _ области для

установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. Вместе с тем, в отношении вещественных доказательств - множества шариков, болтов, гаек, деформированных электрических плат, металлических осколков, фрагментов фольги, картона, полимерного материала и бумаги принято решение об уничтожении, как не представляющих материальной ценности.

Такое решение суда является неправильным, так как данные предметы являются важными доказательствами и должны находиться при уголовном деле.

Оснований для отмены оправдательного приговора, судебная коллегия не находит.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Саратовского областного суда от 15 февраля 2010 года в отношении Наурзокова [скрыто]

изменить, исключить из резолютивной части приговора указание об уничтожении вещественных доказательств.

Вещественные доказательства - множество шариков, болтов, гаек, деформированных электрических плат, металлических осколков, фрагментов фольги, картона, полимерного материала и бумаги хранить при уголовном деле.

И

В остальном приговор в отношении Наурзокова [скрыто] ~~I оставить без изменения^ а кассационное представление - без

удовлетворения.

Председательствующий —

Судьи -

Статьи законов по Делу № 32-О10-18

УПК РФ Статья 50. Приглашение, назначение и замена защитника, оплата его труда

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх