Дело № 32-О12-27СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 6 ноября 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Климов Александр Николаевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №32-О12-27СП

от 6 ноября 2012 года

 

председательствующего Иванова Г.П.,

при секретаре Кочкине Я.В. рассмотрела в судебном заседании дело по кассационным жалобам осужденной Мизиновой К.В., адвоката Черноморца Б.С. на приговор Саратовского областного суда с участием присяжных заседателей от 28 июня 2012 года, которым

МИЗИНОВА [скрыто]

[скрыто] ранее не судимая,

осуждена с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ к лишению свободы по п. п. «д,з» ч. 2 ст. 126 УК РФ (ред. 07.12.2011) на 7 лет, по п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ на 9 лет, по п. п. «в,к» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 13 лет с ограничением свободы на 1 год и возложением конкретных обязанностей, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений определено 19 лет с отбыванием в исправительной колонии общего режима и ограничением свободы на 1 год и возложением конкретных обязанностей.

Постановлено взыскать с Мизиновой К.В. в пользу [скрыто]

в счет компенсации морального вреда по [скрыто] рублей.

и

Заслушав доклад судьи Климова А.Н., объяснения по доводам жалоб осужденной Мизиновой К.В., адвоката Шаповаловой Н.Ю., мнение прокурора Савинова Н.В., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Вердиктом коллегии присяжных заседателей Мизинова К.В. признана виновной в похищении несовершеннолетней 5Щ с целью получения выкупа за её освобождение; в вымогательстве в особо крупном размере [скрыто] под угрозой применения насилия; в

убийстве малолетней [скрыто] И I заведомо находящейся в

беспомощном состоянии, с целью скрыть другое преступление.

Данные преступления совершены 6 сентября 2011 года в гор. [скрыто] при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах:

осужденная Мизинова К.В. в основной жалобе утверждает, что дело рассмотрено односторонне и с обвинительным уклоном; в суде исследовались недопустимые доказательства: два заключения молекулярно-генетических экспертиз и протокол осмотра места происшествия; при составлении вопросного листа не учтены мнение стороны защиты; она отказалась добровольно от получения денег, в связи с чем незаконно осуждена по п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ; иск потерпевших разрешен неправильно; при назначении наказания суд не учел ее явку с повинной; просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение;

в дополнительной жалобе осужденная Мизинова К.В. указывает, что председательствующий обязан был удовлетворить заявленные отводы судье и составу коллегии присяжных заседателей, поскольку они были необъективны; на территории [скрыто] области средства массовой

информации систематически оказывали на суд незаконное воздействие; при составлении вопросного листа позиция её и защитника не была учтена; председательствующий судья незаконно отказал в ходатайстве о назначении в отношении неё повторной психолого-психиатрической экспертизы; старшина присяжных заседателей специально опоздал к голосованию по вердикту; в ходе судебного разбирательства не рассматривалась её версия о преступлении; вердикт основан на недопустимых доказательствах: молекулярно-генетических экспертизах, показаниях свидетелей [скрыто] ее первичных показаниях на следствии, поскольку они были

добыты незаконным путем; в прениях представитель потерпевших [скрыто] утверждала, что она совершила преступление в стрессовом состоянии, и судья не сделал ей замечание и не дал соответствующего разъяснения по

этому поводу присяжным заседателям; ей назначено чрезмерно суровое наказание, без учета в качестве смягчающего обстоятельства - стечение у нее тяжелых жизненных обстоятельств; просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение;

адвокат Черноморец Б.С. в интересах осужденной Мизиновой К.В. указывает, что председательствующий судья и коллегия присяжных заседателей были необъективны к подсудимой Мизиновой К.В., и суд обязан был удовлетворить заявленные отводы; вопреки заявлению защиты дело незаконно было рассмотрено в открытом судебном заседании; средства массовой информации систематически оказывали незаконное воздействие на коллегию присяжных заседателей; председательствующий судья не учел мнение защиты при формировании вопросного листа; не обсуждалась версия подсудимой о совершенном преступлении; неполно проверено психическое состояние Мизиновой К.В.; в суде исследовались недопустимые доказательства: две молекулярно-генетические экспертизы, показания свидетелей [скрыто] первоначальные показания

Мизиновой К.В. , которые были получены в результате недозволенных методов расследования; председательствующий судья, изучив вердикт, обязан был вынести решение о роспуске коллегии присяжных заседателей, поскольку вердикт противоречил фактическим обстоятельствам дела; адвокат Левина Е.М. говорила о том, что в момент совершения убийства Мизинова К.В. якобы находилась в стрессовом состоянии, но судья на это не отреагировал и не сделал адвокату соответствующее замечание; Мизиновой К.В. назначено чрезмерно суровое наказание; не учтено, что преступление было совершено Мизиновой К.В. при стечении тяжелых жизненных обстоятельств; иск потерпевших разрешен без должного учета материального положения Мизиновой К.В.; просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение;

в дополнительных жалобах адвокат Черноморец Б.С. в интересах осужденной Мизиновой К.В. указывает, что допрос свидетеля [скрыто] был проведен в наручниках, что повлияло на оценку его показаний со стороны присяжных заседателей; председательствующий судья незаконно отказал в удовлетворении отвода представителя потерпевших адвоката Левиной Е.М.; суд обязан был назначить судебно-медицинскую экспертизу в отношении свидетеля [скрыто] после его заявления о пытках; показания свидетелей [скрыто] и [скрыто] являются недопустимыми,

поскольку получены незаконным путем; протоколы допросов Мизиновой К.В. на следствии также не имеют юридической силы, так как к ней применялись недозволенные методы, что подтвердили свидетели [скрыто] и [скрыто] председательствующий судья

незаконно запретил подсудимой и свидетелям сообщить присяжным заседателям действительную причину изменения их показаний - о пытках; незаконно были допущены к исследованию заключения молекулярно-

генетических экспертиз; потерпевший [скрыто] ранее был судим за

изнасилование, и преступление в отношении его дочери могли совершить другие лица, однако эту версию подсудимой Мизиновой К.В. председательствующий судья не дал возможность проверить в судебном заседании, чем было нарушено положения ст. 15 УПК РФ о состязательности и равенстве прав сторон; дело рассмотрено необъективно, поскольку все заявленные ходатайства стороны обвинения удовлетворялись, а ходатайства защиты - отклонялись; представитель потерпевших в прениях утверждала, что Мизинова К.В. совершила преступление в состоянии стресса, что противоречит заключению психолого-психиатрической экспертизы; однако судья не сделал замечание представителю потерпевших и не дал присяжным заседателям соответствующих разъяснений по этому поводу; представитель потерпевших репликами комментировала показания подсудимой Мизиновой К.В., чем оказала на присяжных заседателей незаконное воздействие; в перерывах государственный обвинитель и председательствующий судья согласовывали свои позиции по делу; вопросный лист составлен без учета мнения подсудимой и защиты; напутственное слово председательствующего было необъективным; дело ошибочно было рассмотрено в открытом судебном заседании и средства массовой информации систематически оказывали на суд присяжных незаконное воздействие; очевидно, что 25 присяжных заседателей были осведомлены о деле, но указали, что о нем они ничего не знают; старшина присяжных заседателей специально опоздал ко времени вынесения вердикта, и по этой причине был необоснованно объявлен перерыв; председательствующий судья обязан был распустить коллегшошэисяжных заседателей; не установлено место и орудие убийства Ш заключения молекулярно-генетических экспертиз могли быть сфальсифицированы; характер телесных повреждений свидетельствует о том, что Мизинова К.В. не могла причинить их потерпевшей; не доказано, что Мизиновам К.В. отправила СМС-сообщение и вымогательство денег; Мизинова К.В. отказалась от получения денег, поскольку сломала телефон и вынула сим-карту; просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания.

В возражениях государственный обвинитель Чернова О.В. и потерпевшие [скрыто] не согласны с доводами жалоб и просят оставить приговор без изменения, а жалобы - без удовлетворения.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы жалоб, судебная коллегия приходит к выводу, что приговор постановлен правильно.

Так, формирование коллегии присяжных заседателей было проведено с соблюдением требований ст. 328 УПК РФ. Доводы осужденной Мизиновой К.В. и адвоката Черноморец Б.С. о том, что председательствующий судья и члены коллегии присяжных заседателей были ознакомлены с обстоятельствами дела из сообщений, распространяемых средствами массовой информации, не основаны на материалах дела и признаются судебной коллегией несостоятельными.

В частности, перед кандидатами в члены коллегии был поставлен вопрос о том, что им известно о рассматриваемом деле из средств массовой информации и иных источников? Только один кандидат в присяжные заседателей № 6 поднял руку, заявил самоотвод, в связи с чем он и был освобожден от участия в судебном заседании (т.9 л.д.104-107).

Правом заявления мотивированных и немотивированных отводов председательствующему судье, кандидатам, членам коллегии присяжных заседателей подсудимая Мизинова К.В., её защитники Черноморец Б.С. и Анашкин В.Н. воспользовались, в том числе и правом заявления отвода всему составу коллегии по причине её тенденциозности, и все заявленные отводы были обоснованно отклонены по мотивам, приведенным в соответствующих судебных постановлениях (т.9 л.д. 17-18,35-36,51-52,108111). Данных, которые могли бы свидетельствовать о личной прямой или косвенной заинтересованности председательствующего судьи и членов коллегии присяжных заседателей в исходе дела, ь представленных материалах не содержится.

Руководствуясь положениями ст. 241 УПК РФ, настоящее уголовное дело правомерно было рассмотрено в открытом судебном заседании, и оснований для его разбирательства в закрытом режиме, как об этом утверждается в жалобах, не имелось.

Судебное следствие проведено с соблюдением требований ст. 335 УПК РФ, в ходе которого проверялись доказательства, предложенные государственным обвинением и потерпевшими, а также версия подсудимой Мизиновой К.В. по обстоятельствам преступления (т. 10 л.д.3-34). Вопреки доводам жалоб, с участием присяжных заседателей исследовались только допустимые доказательства.

Мизинова К.В. свои показания в качестве подозреваемой и обвиняемой на предварительном следствии, в том числе и с выходом на место преступление, давала в присутствии защиты. Перед началом всех допросов Мизиновой К.В. разъяснялись её процессуальные права, предусмотренные ст. ст. 46, 47 УПК РФ, в том числе и право не

свидетельствовать против себя и своих близких (т.5 л.д.95-104, 105-130, 137-159, 174-187). При таких данных, несмотря на возражения защиты, протоколы с её показаниями правомерно были признаны допустимыми доказательствами и исследованы в присутствии присяжных заседателей (т. 10 л.д.21,35).

Обоснованно оглашались в суде присяжных заключения молекулярно-генетических экспертиз № 18 и № 29 от 5 и 7 марта 2012 года (т.6 л.д.124-144, т.7 л.д.79-89). Протоколы ознакомления с постановлениями о назначении этих экспертиз и с их заключениями были подписаны всеми участниками следственных действий, включая обвиняемую Мизинову К.В. и ее защитника. При этом отводы эксперту и ходатайства о постановке дополнительных вопросов в ходе предварительного следствия никто не заявлял. Согласно ч. 1 ст. 70 УПК РФ предыдущее участие одного и того же лица в качестве эксперта само по себе не является основанием для его отвода. А что касается ссылок защиты на наличие, по её мнению, противоречий в выводах эксперта, то эти доводы не могут свидетельствовать о недопустимости данных доказательств, а лишь об их достоверности или недостоверности, но решение этих вопросов, в силу ст. 334 УПК РФ, относится к исключительной компетенции коллегии присяжных заседателей.

Показания свидетеля [скрыто] данные на предварительном следствии, после соответствующей проверки правомерно были признаны допустимыми доказательствами и оглашались в присутствии присяжных заседателей с соблюдением требований ч. 3 ст. 281 УПК РФ (т.9 л.д.182-188).

Свидетель [скрыто] была непосредственно допрошена в суде

присяжных, и при этом она не делала заявлений о применении к ней недозволенных методов следствия. Причем, показания свидетеля [скрыто]., данные на предварительном следствии, оглашались в ходе судебного разбирательства по ходатайству защитника Черноморца Б.С. (т.10л.д.220-229).

Председательствующий судья правомерно отказал в удовлетворении ходатайства защитника Черноморца Б.С. об оглашении в суде присяжных справки о наличии погашенной судимости у потерпевшего [скрыто] как не относящейся к предмету доказывания и предъявленному обвинению (т.10 л.д.19).

С участием присяжных заседателей подробно исследовались протоколы осмотра места происшествия, предметов, приложенные

фототаблицы и видеоматериалы (т.9 л.д.156-160), в связи с чем председательствующий судья обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства защиты о проведении в судебном заседании осмотра места происшествия и следственного эксперимента (т. 10 л.д.46-47).

Не основаны на материалах дела утверждения осужденной и её защитника о том, что представитель потерпевших [скрыто] оказала

незаконное воздействие на коллегию присяжных заседателей.

Вопросный лист был составлен по результатам судебного следствия и прений сторон. При этом защитник Черноморец Б.С. высказал свои замечания и предложения по содержанию и формулировке вопросов, которые обсуждались в ходе судебного разбирательства и были приняты председательствующим судьёй к сведенью (т.9 л.д.68-71, т. 10 л.д.93-101, 279).

Напутственное слово председательствующего судьи соответствует положениям ст. 340 УПК РФ (т. 10 л.д. 117-121, 142-163). При этом присяжным заседателям было разъяснено, что их выводы по делу должны основываться только на исследованных с их участием доказательствах, а не на мнениях и аргументах представителей сторон.

Вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным и непротиворечивым (т. 10 л.д. 164-167), и к обстоятельствам, как они были им установлены, уголовный закон применен правильно.

Доводы об ошибочности вердикта присяжных заседателей и недоказанности вины Мизиновой К.В. не принимаются судебной коллегией во внимание, поскольку, согласно положениям ст. 379 УПК РФ, они не являются основаниями к отмене или изменению приговора, вынесенного с участием присяжных заседателей.

Вопреки доводам жалоб, психическое состояние Мизиновой К.В. проверено полно, и отсутствовали основания для назначения повторной стационарной психолого-психиатрической экспертизы в институте им. Сербского (т.4 л.д.188-189, т.10 л.д.134,135).

Наказание Мизиновой К.В. назначено с применением положений ч. 1 ст. 62 УК РФ, с учетом содеянного, её личности, наличия на её иждивении малолетнего ребенка, активного способствования органам следствия в раскрытии преступления, явки с повинной, состояние здоровья осужденной, её матери и ребенка, признанных обстоятельствами, смягчающими ответственность.

Вопреки доводам жалоб, суд не может согласиться с утверждениями о том, что Мизинова К.В. совершила преступления при стечении тяжелых жизненных обстоятельств.

Гражданские иски потерпевших [скрыто] и [скрыто] разрешены в соответствии с положениями ст. ст. 151, 1101 ГК РФ.

Оснований для отмены или изменения приговора судебная коллегия не усматривает.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 377 и 378УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Саратовского областного суда с участием присяжных заседателей от 28 июня 2012 года в отношении Мизиновой [скрыто] оставить без изменения, кассационные жалобы - без

удовлетворения.

Председательствующий:

Статьи законов по Делу № 32-О12-27СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 126. Похищение человека
УК РФ Статья 163. Вымогательство
УПК РФ Статья 15. Состязательность сторон
УПК РФ Статья 70. Отвод эксперта
УПК РФ Статья 241. Гласность
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх