Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 33-О07-32

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 25 октября 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Нестеров Василий Владимирович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 33-О07-32

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 25 октября 2007 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Нестерова В.В.
судей Дорошкова В.В. и Подминогина В.Н.
при секретаре

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государст­ венного обвинителя Рябцовой В.Ю., кассационные жалобы осужденного Пашен- цева А.С. и адвоката Калякиной О.В. на приговор Ленинградского областного су­ да от 12 июля 2007 года, по которому Пашенцев А С судимый 22 июня 2004 года по ст. 330 ч.2 УК РФ к 5 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года, осужден по ст. 296 ч.2 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, по ст. 318 ч.1 УК РФ к 1 году лишения свободы; на основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено 2 года лишения свободы.

На основании ч.5 ст.74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 22 июня 2004 года и к назначенному наказанию по настоящему приговору час­ тично присоединено не отбытое наказание по приговору от 22 июня 2004 года в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы, окончательно ему назначено 5 лет 6 ме­ сяцев лишения свободы в колонии-поселении.

Взыскано с Пашенцева А.С. в счет компенсации морального вреда в пользу потерпевших К и Б . по рублей. Заслушав доклад судьи Нестерова В.В., объяснения осужденного Пашен- цева А.С. и адвоката Калякиной О.В. по доводам жалоб и представления, мнение прокурора Митюшова В.П. об удовлетворении кассационного представления го­ сударственного обвинителя Рябцовой В.Ю. и оставлении кассационных жалоб осужденного Пашенцева А.С. и адвоката Калякиной О.В. без удовлетворения, су­ дебная коллегия

установила:

Пашенцев осужден за то, что он угрожал убийством, причинением вреда здоровью следователям К . и Б ., их близким в связи с производством предварительного расследования, а также угрожал применением насилия в отношении представителя власти Р . и его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей.

Преступления совершены при обстоя­ тельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе и дополнении к ней осужденный Пашенцев А.С. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство.

Считает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Суду следовало исключить из числа допустимых доказательств судебную психолого-лингвистическую экспертизу и постановление о производстве предва­ рительного следствия следственной группой, но этого не было сделано. Эксперт К была только устно, но не письменно предупреждена об ответст­ венности за дачу заведомо ложного заключения. С постановлением о включении эксперта М . в состав экспертной комиссии он не был ознакомлен и не мог заявить следователю свои возражения против ее участия и ходатайство о привлечении другого эксперта.

В описательно-мотивировочной части приговора в качестве доказательств, на которых основаны выводы суда, описано событие преступления, обвинение по которому не предъявлялось. Противоречия в показаниях потерпевших не устра­ нены. Суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о допросе в ка­ честве свидетеля А ., не допросил понятых.

В деле отсутствуют документы, подтверждающие должностные полномо­ чия потерпевшего Р , поэтому квалификация действий в отношении Р по ст. 318 УК РФ необоснованна. Потерпевшие сами нарушили его гражданские права. Ему неправильно исчислен срок наказания, не зачтено содержание под стражей с 18 октября по 22 декабря 2006 года. Необоснованно удовлетворены гражданские иски потерпевших, их исковые требования ничем не подтверждены.

Адвокат Калякина О.В. в кассационной жалобе в защиту интересов осуж­ денного Пашенцева А.С. просит отменить приговор и прекратить дело за отсут­ ствием в его действиях состава преступления. Указывает, что в суде не было ус­ тановлено цели воспрепятствования нормальной служебной деятельности следо­ вателей прокуратуры и факта нарушения этой деятельности. Указанный в обви- 2 нении мотив - недовольство своим задержанием и желание запугать следовате­ лей - не подтвержден исследованными в судебном заседании доказательствами.

Пашенцев не знал и не мог осознавать, что потерпевшие Б и К ­ чев в составе следственной группы расследуют уголовное дело, возбужденное по ч.1 ст. 105 УК РФ по факту безвестного исчезновения К . Пашенцев не­ обоснованно подозревался в совершении этого преступления, что подтверждено копией постановления о прекращении уголовного преследования в отношении него.

Суд не установил правомочий следователей прокуратуры Б и К на производство ими предварительного следствия и необоснованно отка­ зал стороне защиты в удовлетворении ходатайства об исключении из числа до­ пустимых доказательств постановления от 6 марта 2006 года о производстве предварительного следствия следственной группой. Суд не установил также, принял ли руководитель следственной группы П в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона к производству расследуемое дело, по которому следователем К 6 марта 2006 года производилось за­ держание Пашенцева. Постановления о создании следственной группы недоста­ точно, правомочия следователей К и Б возникали только после принятия дела к своему производству руководителем следственной группы на основании ст. 163 УПК РФ. Суд не огласил указанный документ, в связи с чем, по мнению адвоката, все члены следственной группы не имели правомочий на про­ ведение следственных действий по делу, в том числе на задержание Пашенцева следователями городской прокуратуры.

Приговор постановлен на домыслах потерпевших, которые не смогли ука­ зать, в чем конкретно выразились угрозы Пашенцева в их адрес. Показания всех потерпевших о фактических обстоятельствах происшествия не соответствуют ни действительности, ни материалам уголовного дела.

Вывод суда о том, что Р находился при исполнении служебных обязан­ ностей, не соответствует требованиям закона. Состав данного преступления име­ ет место при наличии угрозы применения насилия в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей, но не слу­ жебных. В деле нет документов, подтверждающих, что Р в тот день входил в состав следственно-оперативной группы, отсутствует поручение именно ему проводить оперативно-розыскные мероприятия по раскрытию угона автомобиля.

Р в данном деле явно превысил свои должностные полномочия, незаконно применив наручники и задержав Пашенцева.

Несмотря на многочисленные нарушения требований уголовно - процессу­ ального закона при проведении судебной психолого-лингвистической эксперти­ зы, суд не исключил ее из числа допустимых доказательств. Заключение этой экспертизы опровергается заключением амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы и показаниями свидетелей К и П .

С постановлением о включении эксперта М . в состав эксперт­ ной комиссии он не был ознакомлен и не мог заявить следователю свои возраже­ ния против ее участия. Суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о допросе в ка­ честве свидетеля А ., находящегося в местах лишения свободы, кото­ рый подтвердил бы, что Пашенцев не угрожал следователю К Государственный обвинитель Рябцова В.Ю. в кассационном представле­ нии, не оспаривая выводов суда о доказанности вины Пашенцева А.С. в совер­ шении инкриминированных ему деяний, просит изменить приговор в отноше­ нии него ввиду неправильного применения уголовного закона.

Указывает, что в резолютивной части приговора суд, назначая наказание по совокупности преступлений небольшой и средней тяжести, ошибочно сослался на положения ч.З ст. 69 УК РФ, тогда как частичное сложение наказаний по дан­ ной категории преступлений предусмотрено ч.2 ст. 69 УК РФ. Кроме того, в ре­ золютивной части приговора суд не указал норму закона, на основании которой назначил Пашенцеву окончательное наказание по совокупности приговоров.

Поэтому просит исключить из приговора указание о назначении наказания по правилам ч.З ст. 69 УК РФ. На основании ч.2 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний за совершение преступлений, предусмотрен­ ных ч.2 ст. 296 и ч.1 ст. 318 УК РФ, назначить ему 2 года лишения свободы.

На основании ч.5 ст. 74 УК РФ отменить условное осуждение по приговору от 22 июня 2004 года, на основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию по настоящему приговору частично присоединить не отбытое наказание по приго­ вору от 22 июня 2004 года в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы, окончатель­ но ему назначить 5 лет 6 месяцев лишения свободы. В остальной части оставить приговор без изменения.

Государственный обвинитель Рябцова В.Ю. в возражениях на кассацион­ ные жалобы осужденного Пашенцева А.С. и адвоката Калякиной О.В. просит ос­ тавить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возра­ жений на них, судебная коллегия считает, что выводы суда о доказанности вины осужденного в совершении указанных преступлений основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах, полно и подробно изложенных в приговоре.

Исследовав имеющиеся в деле доказательства, суд установил, что около 7 часов 6 марта 2006 года, после задержания в соответствии со ст. ст. 91, 92 УПК РФ, являясь подозреваемым по уголовному делу № возбужденному по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст. 105 УК РФ, Пашенцев при составлении протокола задержания в помещении кабинета отделения по раскрытию умышленных убийств отдела уголовного розыска УВД , выражая недовольство своим задержанием и же­ лая запугать следователей городской прокуратуры о и старшего оперуполномоченного уголовного розыска отделения по рас­ крытию умышленных убийств отдела уголовного розыска УВД , и тем самым избежать последующего привлече-ния к уголовной ответственности, высказал, в том числе в нецензурной форме, угрозу убийством и причинением вреда здоровью расследовавшим указанное уголовное дело в составе следственной группы следователю К , со­ ставлявшему протокол задержания, старшему следователю Б ., а также высказал, в том числе в нецензурной форме, угрозу убийством и причине­ нием вреда здоровью в адрес майора милиции Р , находившегося при исполнении служебных обязанностей, и членам их семей, сознавая, что угрожает должностным лицам органов прокуратуры Российской Федерации и представи­ телю власти - должностному лицу органов внутренних дел Российской Федера­ ции.

Признавая доказанной его вину в содеянном, суд обоснованно сослался в приговоре на показания потерпевших К , Б и Р , свидетеля И ., заключения экспертов.

Из показаний потерпевших К и Б усматривается, что после вынесения Б 6 марта 2006 года постановления о возбуждении уголов­ ного дела по признакам преступления, предусмотренного ст. 105 ч.1 УК РФ, они в составе следственной группы выехали на место происшествия для проведения следственных действий. Там по подозрению в совершении преступления были задержаны три человека, в том числе Пашенцев. Когда его доставили в кабинет отделения по раскрытию умышленных убийств ОУР УВД и следователь К стал составлять протокол задержания в соответствии со ст.ст. 91, 92 УПК РФ, Пашенцев отказывался разговаривать, на вопросы отвечал нецензурно, оскорблял Б , К и оперуполномоченного Р , за­ являл, что все равно он будет освобожден из-под стражи и тогда им всем «не по­ здоровится», он с ними «разберется», «его все равно не посадят, он выйдет, раз­ берется с ними и тогда им всем конец». При этом в нецензурной форме высказал угрозу лишения жизни как личного каждого из них, так и членов их семей. Когда Б сделал замечание о недопустимости такого поведения, а К пред­ ложил подписать протокол задержания, Пашенцев повторил в их адрес в нецен­ зурной форме угрозу убийством.

Вечером 10 марта 2006 года К через переговорное устройство до­ мофона в нецензурной форме несколько раз были высказаны угрозы расправы, которые он связал с Пашенцевым, поскольку в ходатайстве прокуратуры об его аресте судом было отказано. После этого доложил ситуацию руководству и напи­ сал рапорт.

Б , как и К , после освобождения Пашенцева из-под стражи, по месту жительства поступили угрозы через переговорное устройство домофо­ на, о чем он доложил рапортом руководству.

Потерпевший Р - оперуполномоченный отдела по расследованию тяж­ ких и особо тяжких преступлений, показал, что в период своего дежурства, вече­ ром 6 марта 2006 года, он вместе со следователями прокуратуры К и Б выехал в связи с тем, что сотрудниками отдела милиции по подозрению в совершении убийства были задержаны три человека, в их числе Пашенцев, который затем был доставлен в его рабочий ка­ бинет для оформления протокола задержания. В ходе беседы с Пашенцевым он пытался получить от него объяснения по поводу нахождения на месте происше­ ствия, в машине, которая числилась в угоне. Пашенцев разговаривать отказывал­ ся, объяснений не давал, на вопросы отвечал вопросами, высказывал оскорбле­ ния, а также в нецензурной форме угрожал применением насилия в отношении него и следователя Б . При этом демонстративно заявил, что он все равно выйдет на свободу и «им не поздоровится», что «разберется» с ними и их семья­ ми. Угрожая расправой, Пашенцев употреблял слова: «грохну», «зарою в землю», высказал в нецензурной форме угрозу лишения его жизни.

Из показаний потерпевших К Б и Р видно также, что каждый представился Пашенцеву: К и Б следователями прокура­ туры, а Р - сотрудником милиции, они предъявили свои служебные удосто­ верения.

К Б и Р пояснили также, что высказанные Пашенцевым угрозы они воспринимали как угрозу лишения жизни их и их родственникам.

Суд обоснованно признал соответствующими действительности показания потерпевших о том, что они именно так воспринимали высказанные Пашенце­ вым угрозы, и не усмотрел существенных противоречий в их показаниях. Заяв­ ления потерпевших согласуются с выводами экспертов, проводивших комплекс­ ную психолого-лингвистическую судебную экспертизу и установивших, что в ненормативных высказываниях осужденного в адрес потерпевших содержались угрозы причинить им смерть.

Суд дал оценку утверждениям Пашенцева о том, что он не высказывал уг­ роз убийством К , Б и Р их родственникам, и обоснованно, с приведением мотивов, признал их противоречащими фактическим обстоятель­ ствам дела.

Суд дал оценку также показаниям свидетелей К и П , на которые имеется ссылка в кассационных жалобах, и учел, что они непосредст­ венными очевидцами рассматриваемых событий не были и охарактеризовали по­ ведение Пашенцева до них.

Суд исследовал вопрос о должностных полномочиях К , Б и Р и установил, что Б являлся старшим следователем, К - следователем городской прокуратуры , Р - старшим оперуполномоченным отделения по раскрытию умышленных убийств ОУР КМ УВД , в звании майора ми­ лиции. Согласно постановлению от 6 марта 2006 года, производство по уголовно­ му делу № было поручено следственной группе, в состав которой входи­ ли К и Б Заместитель прокурора района И показал в судебном заседании, что он 6 марта 2006 года вынес поста­ новление о производстве предварительного следствия по вышеуказанному уго­ ловному делу следственной группой, в которую вошли следователи Б и К . Суд правильно признал, что постановление вынесено надлежащим должностным лицом, а Р осуществляя в период своего дежурства оператив­ ное сопровождение по уголовному делу, возбужденному по факту убийства, дей­ ствовал в пределах своих полномочий.

При таких данных судебная коллегия считает доводы жалоб об отсутствии у К , Б и Р надлежащих полномочий для производства след­ ственных действий по уголовному делу, возбужденному по признакам преступ­ ления, предусмотренного ч.1 ст. 105 УК РФ, и о превышении ими своих полно­ мочий, противоречащими фактическим обстоятельствам дела. Суд учел, что Па­ шенцев был задержан в автомобиле, находившемся в розыске.

Суд правильно признал, что, высказывая угрозы убийством в адрес следо­ вателей К и Б , а также сотрудника милиции Р , Пашенцев действовал с прямым умыслом. Он сознавал, что угрожает причинением смерти конкретным следователям во время исполнения ими своих обязанностей, связан­ ных с производством предварительного расследования по делу, и угрожает при­ менением насилия должностному лицу - старшему оперуполномоченному, майо­ ру милиции, во время исполнения служебных обязанностей, возложенных на не­ го. Не должны влиять на выводы суда доводы Пашенцева и его защитника о том, что реальность угрозы отсутствовала, поскольку требование реальности угрозы законом не предусмотрено.

Действия Пашенцева как в отношении Р , так и в отношении К и Б , судом квалифицированы правильно.

Гражданские иски потерпевших К и Б удовлетворены су­ дом в соответствии с требованиями закона, взысканные в их пользу суммы не яв­ ляются завышенными.

Судебная коллегия не находит оснований соглашаться с доводами кассаци­ онных жалоб о нарушении органами следствия и судом требований уголовно - процессуального закона, в том числе при назначении и проведении экспертиз по данному делу, формировании состава экспертных комиссий, выяснении квалифи­ кации экспертов. Эксперт К . подтвердила в судебном заседании вы­ воды, сделанные в экспертном заключении, она и эксперт М были преду-преждены об ответственности за дачу заведомо ложного заключения, о чем име­ ются их расписки.

Вопрос о допустимости представленных органами следствия доказательств судом разрешен в соответствии с требованиями закона. Отказ в удовлетворении ходатайства о допросе в качестве свидетеля А , находящегося в мес­ тах лишения свободы, не повлиял на полноту выяснения судом всех обстоя­ тельств дела.

Доводы жалобы осужденного о том, что в описательно-мотивировочной части приговора в качестве доказательств, на которых основаны выводы суда, описано событие преступления, обвинение по которому не предъявлялось, про­ тиворечат материалам дела.

Вопрос об исчислении срока наказания, зачете содержания под стражей с 18 октября по 22 декабря 2006 года подлежит разрешению судом, постановив­ шим приговор, в порядке, предусмотренном ст. 397 УПК РФ.

Вместе с тем, как правильно указано в кассационном представлении госу­ дарственного обвинителя Рябцовой В.Ю., приговор подлежит изменению в части применения уголовного закона, регулирующего порядок назначения наказания по совокупности преступлений.

В резолютивной части приговора суд, назначая наказание по совокупности преступлений небольшой и средней тяжести, ошибочно сослался на положения ч.З ст. 69 УК РФ, тогда как частичное сложение наказаний по данной категории преступлений предусмотрено ч.2 ст. 69 УК РФ.

Кроме того, в резолютивной части приговора суд не указал норму закона, на основании которой назначил Пашенцеву окончательное наказание по сово­ купности приговоров, хотя в описательно-мотивировочной части правильно ука­ зал, что его следует назначить на основании ст. 70 УК РФ.

Поэтому следует исключить из приговора указание о назначении наказания по правилам ч.З ст. 69 УК РФ и на основании ч.2 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний за совершение преступлений, предусмотрен­ ных ч.2 ст. 296 и ч.1 ст. 318 УК РФ, назначить ему 2 года лишения свободы.

Кроме того, на основании ч.5 ст. 74 УК РФ надлежит отменить условное осуждение по приговору от 22 июня 2004 года, на основании ст. 70 УК РФ к на­ значенному наказанию по настоящему приговору частично присоединить не от­ бытое наказание по приговору от 22 июня 2004 года в виде 3 лет 6 месяцев ли­ шения свободы, окончательно ему назначить 5 лет 6 месяцев лишения свободы.

Наказание, назначенное судом отдельно за каждое преступление, то есть по ч.2 ст. 296 и ч.1 ст. 318 УК РФ, судебная коллегия признает справедливым.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Ленинградского областного суда от 12 июля 2007 года в отноше­ нии Пашенцева А С изменить.

Исключить из приговора указание о назначении наказания по правилам ч.З ст. 69 УК РФ и на основании ч.2 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назна­ ченных наказаний за совершение преступлений, предусмотренных ч.2 ст. 296 и ч. 1 ст. 318 УК РФ, назначить ему 2 года лишения свободы.

На основании ч.5 ст. 74 УК РФ отменить условное осуждение по приговору от 22 июня 2004 года.

На основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию по настоящему при­ говору присоединить частично не отбытое наказание по приговору от 22 июня 2004 года в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы, окончательно ему назначить 5 лет 6 месяцев лишения свободы в колонии-поселении.

В остальной части приговор оставить без изменения, а кассационные жа­лобы Пашенцева А.С. и адвоката Калякиной О.В. без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 33-О07-32

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 296. Угроза или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования
УК РФ Статья 318. Применение насилия в отношении представителя власти
УК РФ Статья 330. Самоуправство
УПК РФ Статья 91. Основания задержания подозреваемого
УПК РФ Статья 92. Порядок задержания подозреваемого
УПК РФ Статья 163. Производство предварительного следствия следственной группой
УПК РФ Статья 397. Вопросы, подлежащие рассмотрению судом при исполнении приговора
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров
УК РФ Статья 74. Отмена условного осуждения или продление испытательного срока

Производство по делу

Загрузка
Наверх