Дело № 33-О08-29

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 10 сентября 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Похил Алла Ивановна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №33-О08-29

от 10 сентября 2008 года

 

председательствующего - судьи Лутова В.Н., судей: Похил В.И., Ворожцова С.А.

ШАРОВ [скрыто] А

осуждён:

по ст. 105 ч. 2 пп. «ж, и» УК РФ к 10 годам лишения свободы, по ст. 158 ч. 2 п. «в» УК РФ к 1 году лишения свободы

и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений - к 10 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

ДМИТРИЕВ [скрыто]

осуждён:

по ст. 105 ч. 2 пп. «ж, и» УК РФ с учётом положения ч. 6.1 ст. 88 УК РФ - к 7 годам лишения свободы в воспитательной колонии.

Судом разрешены гражданские иски.

Заслушав доклад судьи Похил А.И., объяснения адвоката Сафонова П.А., поддержавшего доводы кассационной жалобы законного представителя

[скрыто], возражения потерпевшего [скрыто] на кассационные

жалобы, мнение прокурора Абрамовой 3.Л., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Шаров и Дмитриев осуждены за умышленное убийство [скрыто]. совершённое группой лиц из хулиганских побуждений, а Шаров также и кражу имущества потерпевшего с причинением значительного ущерба.

В судебном заседании Шаров виновным в содеянном признал себя полностью, Дмитриев вину признал частично.

В кассационных жалобах:

осуждённый Шаров просит приговор изменить, снизить наказание до 8 лет лишения свободы.

В обоснование доводов указывает, что он вину признал, раскаялся в содеянном, оказывал помощь следствию, но эти обстоятельства, по его мнению, судом не учтены.

Шаров также считает необоснованным решение суда о взыскании с него [скрыто] морального вреда, что это очень большая сумма и он не сможет её выплатить.

Законный представитель [скрыто] ставит вопрос об отмене приговора в

отношении Дмитриева и прекращении производства в отношении её несовершеннолетнего сына.

В обоснование доводов указывает на необоснованность признания судом в качестве допустимых доказательств явок с повинной Дмитриева и Шарова.

Считает, что явка с повинной Дмитриева не содержит данных в отношении нанесения удара ножом в шею [скрыто] Явка с повинной была

получена после задержания Дмитриева через 3 часа, в ночное время, без присутствия законного представителя и педагога-психолога.

Обращая внимание на показания Шарова о том, что удар ножом потерпевшему нанёс он, а также на показания Дмитриева о нанесении удара ножом Шаравым утверждает, что Дмитриев нанёс потерпевшему лишь побои, вред здоровью от которых не установлен, считает, что действия осуждённого подпадают под признаки ч. 2 ст. 116 УК РФ, по которой Дмитриев в силу ст. 20 ч. 22 УК РФ не является субъектом преступления, подлежащим ответственности за данное преступление.

Нанесение Дмитриевым ударов 1Щ [скрыто], как считает законный представитель не преследовали цели убийства, что подтверждено и материалами дела.

Считает необоснованным решение суда о взыскании компенсации морального вреда в солидарном порядке, как по сумме, так и в части распределения взысканной суммы в долях, о чём указано в резолютивной части приговора.

Считая назначенное Дмитриеву наказание суровым, законный представитель указывает на оставление судом без внимания данных о состоянии здоровья осуждённого.

Указывает, что суд не сослался на требования ст. 62 УК РФ, предусматривающей назначение наказания в пределах % санкции закона и необоснованно не применил требования ст. 88 ч. 6 УК РФ.

В жалобе указано о неправильном исчислении Дмитриеву срока отбывания наказания, который необходимо было исчислять с момента фактического задержания Дмитриева, а не с момента составления протокола задержания.

Проверив материалы дела, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Вина Шарова и Дмитриева в установленных судом преступлениях подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств, анализ и оценка которых приведены в приговоре.

Выводы суда о доказанности вины Шарова и Дмитриева в содеянном и юридическая квалификация их действий являются правильными.

Доводы кассационной жалобы законного представителя [скрыто] об отмене приговора в отношении Дмитриева и прекращении производства по делу являются несостоятельными.

Из исследованной в судебном заседании явки с повинной Дмитриева видно, что он указал о мотиве преступления - провоцировании им и Шаровым конфликта. Указал как о своих действиях, так и действиях Шарова.

Относительно своих действий Дмитриев указал, что нанёс удар кулаком в лицо потерпевшего, после которого тот упал, нанёс удары ногами по телу [скрыто], лежавшего на земле и о нанесении им одного удара ножом в шею

потерпевшего.

В судебном заседании Дмитриев, признавая себя виновным частично, подтвердил изложенные в явке с повинной обстоятельства, за исключением нанесения им 1 удара ножом, утверждая, что удар ножом Д Щ нанёс

Шаров.

Шаров, признавая себя полностью виновным, от дачи показания в судебном заседании отказался в соответствии со ст. 51 Конституции РФ, подтвердив свои показания на предварительном следствии и обстоятельства, указанные в его явке с повинной.

Из исследованных судом явки с повинной Шарова и его показаний на предварительном следствии видно, что он и Дмитриев, встретив потерпевшего, решили избить его без всякого повода. Дмитриев нанёс удар Д

кулаком в лицо, от которого потерпевший упал, а он, Шаров, нанёс обломком ветки два удара [скрыто] по голове. После перемещения тела потерпевшего

вглубь парка Дмитриев нанёс [скрыто] один удар ножом в левую часть шеи

Обстоятельства, указанные Дмитриевым и Шаровым в явках с повинной и показания Шарова на предварительном следствии об обстоятельствах убийства Д Щ суд обоснованно признал достоверными, поскольку они

объективно соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам и подтверждены другими доказательствами.

Так, согласно данным протокола осмотра места происшествия, труп был обнаружен в парковой зоне, прикрытый еловыми ветками.

Данное обстоятельство соответствует показаниям подсудимых о перемещении трупа и укрывании его ветками.

Из указанного протокола видно, что на расстоянии 6,5 метра от трупа обнаружен и изъят обломок ветки со следами, похожими на кровь.

В соответствии с заключением судебно-биологической экспертизы обнаруженная на обломке ветки кровь могла произойти от потерпевшего а выявленные на этом обломке ветки следы пота могли быть

оставлены Шаровым.

Указанные выводы экспертов согласуются с показаниями подсудимых о нанесении Шаровым ударов веткой потерпевшему.

Заключением судебно-медицинской экспертизы установлено, что смерть [скрыто] наступила от открытой черепно-мозговой травмы, возникшей в

результате не менее чем 4-х травмирующих воздействий тупого твёрдого предмета, которым могли быть кулаки и обутые ноги.

Согласно выводам дополнительной судебно-медицинской экспертизы, проведённой по результатам следственного эксперимента с участием Дмитриева, следует, что открытая черепно-мозговая травма у [скрыто] представляет собой единый комплекс повреждений с локализацией в одной области головы, которые могли быть причинены как кулаками, обутыми ногами, так и деревянной палкой. Разграничить нанесенные [скрыто]

телесные повреждения - Шаровым палкой, Дмитриевым - кулаком в правую половину лица, не представляется возможным.

С учётом показаний подсудимых, заключений судебно-медицинских экспертиз суд обоснованно пришёл к выводу о том, что смерть потерпевшего могла наступить как от действий каждого из осуждённых, так и от их совместных действий.

Выявленное колото-резаное ранение левой боковой поверхности шеи потерпевшего, которое согласно выводам эксперта могло быть причинено ножом и квалифицированное, как повреждение опасное для жизни, причинившее тяжкий вред здоровью - состоит не в прямой (косвенной) связи со смертью [скрыто].

Доводы Дмитриева о том, что удар ножом нанёс не он, а Шаров, а нанесение этого удара им он признал в результате физического насилия со стороны работников милиции, судом проверялись и обоснованно, мотивированно опровергнуты, как не нашедшие своего подтверждения.

Как видно из материалов дела протокол явки с повинной Дмитриева оформлен 17 мая 2007 года. Согласно медицинского заключения от 18 мая 2007 года никаких телесных повреждений у Дмитриева не выявлено.

Вопреки доводам кассационной жалобы законного представителя [скрыто] о незаконности явки с повинной, суд обоснованно признал этот протокол допустимым доказательством.

Показаниям Шарова в судебном заседании, от которых он затем отказался, о том, что удар потерпевшему ножом нанёс он, суд дал оценку в совокупности с другими доказательствами.

Судом выяснялись противоречия в показаниях Шарова, который пояснил, что ему посоветовали признать нанесение им удара ножом с тем, чтобы не нести ответственность по квалифицирующему признаку убийства - группой лиц.

Нанесение потерпевшему ударов в жизненно важный орган - голову свидетельствует об умысле осуждённых на убийство.

Таким образом, оснований к переквалификации действий Дмитриева на ст.116 ч.2 УК РФ, как об этом поставлен вопрос в кассационной жалобе законного представителя [скрыто], не имеется.

Наказание Шарову и Дмитриеву назначено в соответствии с требованиями закона.

Судом учтены данные о личности осужденных. Явки с повинной Дмитриева и Шарова признаны судом смягчающими их наказание обстоятельствами. В качестве смягчающего Дмитриева наказания суд признал его несовершеннолетний возраст. Наказание Дмитриеву, совершившему преступление в возрасте 15 лет суд обоснованно определил с учётом положений ч.б. 1 ст.88 УК РФ.

С учётом степени общественной опасности содеянного назначенное Дмитриеву и Шарову наказание является обоснованным и справедливым.

Срок отбывания наказания Дмитриеву правильно исчислен с 17 мая 2007 года с момента его задержания согласно протоколу о задержании.

Гражданский иск судом разрешён правильно.

Ввиду того, что осужденный Дмитриев является несовершеннолетним, суд обоснованно на основании ст. 1074 ГК РФ определил взыскание в пользу потерпевшего производить с матери Дмитриева [скрыто] до достижения им совершеннолетия, либо появления у Дмитриева доходов или иного имущества, достаточного для возмещения ущерба.

Несостоятельными следует признать и доводы осужденного Шарова о том, что он не в состоянии будет возместить ущерб потерпевшему в сумме

Как видно из материалов дела, Шаров молод, является трудоспособным, Размер ущерба определён судом в пределах разумности и справедливости.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Ленинградского областного суда от 10 июля 200 года в отношении Шарова [скрыто] А J и Дмитриева [скрыто]

оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного Шарова и законного представителя В Щ - без удовлетворения.

Пре дсе дате л ьству ющи й

В.Н. Лутов

Судьи :

Верно: Судья Верховного Суда РФ

А.И. Похил С.А. Ворожцов

А.И. Похил

Статьи законов по Делу № 33-О08-29

ГК РФ Статья 1074. Ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет
УК РФ Статья 116. Побои
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 88. Виды наказаний, назначаемых несовершеннолетним

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх