Дело № 33-О10-25

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 21 октября 2010 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Пелевин Николай Павлович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №33-О10-25

от 21 октября 2010 года

 

председательствующего Пелевина Н.П.

при секретаре Кошкиной A.M.

рассмотрела в судебном заседании от 21 октября 2010 года кассационную жалобу осуждённого Жеровова А.А. на приговор Ленинградского областного суда от 12 августа 2010 года, по которому

19 июля 2002 года, с учётом внесённых в приговор изменений постановлением суда от 26 февраля 2004 года, по ст.ст. 158 ч. 2 п.п. «а, в», 162 ч. 2, 222 ч. 1, 337 ч. 1 УК РФ к 7 годам лишения свободы, освобожден 3 марта 2009 года по отбытии наказания;

5 мая 2010 года по ст. 264 ч. 2 УК РФ к 1 году лишения свободы с лишением права управлять транспортными средствами сроком на 2 года;

осуждён по ст. 105 ч. 2 п. «з» УК РФ к 16 годам лишения своды, по ст. 162 ч. 4 п. «в» к 12 годам лишения свободы, по ст. 166 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы, и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путём частичного сложения наказаний по совокупности данных преступлений ему назначено 17 лет лишения свободы;

на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ путём частичного сложения наказаний по настоящему приговору и приговору от 5 мая 2010 года окончательно Жеровову A.A. назначено 17 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с лишением права управлять транспортными средствами сроком на 2 года.

Постановлено взыскать с Жеровова A.A. по [скрыто] в пользу [скрыто] и [скрыто] компенсации морального вреда каждой.

Жеровов A.A. признан виновным в разбойном нападении на [скрыто] совершённым с применением предмета в качестве оружия и опасного для жизни и здоровья насилия, с причинением тяжкого вреда его здоровью, с незаконным проникновением в жилище, а также его убийстве, сопряжённом с разбоем, и неправомерном завладением автомобилем [скрыто] без цели хищения (угоне).

Преступления совершены в [скрыто] в ночь на 2 декабря 2009 года при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи Пелевина Н.П., объяснение осуждённого Жеровова A.A., поддержавшего кассационную жалобу по изложенным в ней доводам, мнение прокурора Кокориной Т.Ю., возражавшей против удовлетворения кассационной жалобы осуждённого и полагавшей необходимым приговор оставить без изменения, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Жеровов A.A. в судебном заседании виновным себя признал.

В кассационной жалобе осуждённый Жеровов A.A. указывает, что выводы суда в приговоре не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, юридическая квалификация его действий является неправильной. Потерпевший [скрыто]. в момент нападения на него из-за темноты не мог видеть и опознать его, поэтому убивать его не вызывалось необходимостью. Умысел у него был на совершение кражи, а [скрыто] он хотел лишь на время лишить сознания. При нанесении ему ударов обухом топора он не желал его смерти, но не контролировал своих действий ввиду уменьшенной вменяемости» под

воздействием алкоголя и считает это смягчающим наказание обстоятельством, которое судом не было учтено. Полагает, что в отношении [скрыто] он совершил одно преступление, которое ошибочно квалифицировано по ст.ст. 105 ч. 2 п. «з», 162 ч. 4 п. «в» УК РФ, а поэтому считает более правильной квалификацию его действий по ст. 105 ч. 1 УК РФ с разбоем или одной ст. 105 ч. 2 п. «з» УК РФ, поскольку он наказан дважды за одно преступление. Также указывает на ненадлежащее исследование его психического состояния в момент совершения преступления, ссылается на нарушение его процессуальных прав при назначении судебной психолого-психиатрической экспертизы, которая проведена в течение короткого промежутка времени, по неполно исследованным данным о его личности, с нарушением методики её проведения, в связи с чем выводы экспертов о его психическом состоянии являются не совсем правильными, а суд не дал оценки их выводам и его душевному расстройству после содеянного. При назначении чрезмерно сурового наказания суд не учел, что он имеет тяжёлые заболевания и не сможет отбыть столь длительный срок лишения своды. Кроме того, суд не учёл его чистосердечное раскаяние в содеянном и помощь органам следствия, желание загладить моральный вред родственникам погибшего, его неблагополучные семейные условия и стечение обстоятельств перед совершением преступления. Ссылается на то, что ранее с ним не проводилось воспитательной работы сотрудниками колонии, которые сами занимались противоправной деятельностью, и по их вине он получил тяжёлые заболевания. Полагает, что суд имел возможность при назначении наказания не учитывать его прошлую судимость и положения ст. 68 УК РФ, но не сделал этого, как не учёл и наличие у него тяжёлых заболеваний. Просит приговор изменить, правильно квалифицировать его действия, исключив двойную квалификацию за одно и то же преступление, не учитывать рецидив преступления в качестве отягчающего наказание обстоятельства и с учётом совокупности смягчающих наказание обстоятельств наказание снизить до минимально возможного.

В возражении на кассационную жалобу государственный обвинитель Матусяк В.Б. считает её необоснованной и не подлежащей удовлетворению.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности Жеровова A.A. основаны на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах.

Из показаний осуждённого Жеровова A.A. в судебном заседании видно, что он нуждался в деньгах, поэтому решил совершить хищение, не видя другого способа найти их. Зная о наличии в доме электроинструмента и

других ценных вещей, будучи в состоянии алкогольного опьянения, в указанный выше день он разбил окно в веранде дома и проник туда, полагая, что в доме никого нет. Когда складывал в пакеты инструменты, в доме раздался

шум. Желая избежать разоблачения, он решил оглушить к^^Н, для чего вооружился топором, зашёл в комнату и лежавшему на диване кЯВ нанёс обухом топора несколько ударов по голове, а когда тот перестал подавать признаки жизни, он оставил топор и стал собирать вещи и продукты, взяв также ключи от автомашины, на которуюгюгру^ил их. Из бани забрал стиральную машину, которую с помощью Ч^И^И^Итакжегюгрузил в автомашину, и похищенное имущество привёз к [скрыто] при этом стиральную ма1Ш4нуемугюмог занести в дом также [скрыто] которого он затем отвёз в [скрыто] заснул в автомашине, где и был обнаружен сотрудниками ДПС ГИБДД.

Давая оценку показаниям осуждённого Жеровова A.A., суд обоснованно указал на их последовательность, достоверность и соответствие другим доказательствам по делу.

Из показаний свидетелей [скрыто] - и [скрыто] усматривается,

что 2 декабря 2009 года, обратив внимание на отсутствие возле дома [скрыто] его автомашины, незапертую дверь и свет в доме, они зашли в дом, где обнаружили беспорядок и труп [скрыто] на диване с разбитой головой, вокруг все было испачкано кровью. Знают, что в начале лета 2009 года Жеровов в его дом выполнял строительные работы.

Из оглашённых в судебном заседании показаний свидетелей и [скрыто] ВИДН0' что в ночь на 2 декабря 2009 года Жеровов привёз на автомашине домой сумку с различными вещами и продуктами, а также стиральную машину, был сильно пьян, переоделся, допил водку и уехал, попросив перед этим сказать милиции, если будут его искать, что незнакомы с ним. Впоследствии работники милиции сказали, что Жеровов подозревается в убийстве мужчины, и хищении у него вещей (т. 1 л.д. 227-230), которые были изъяты в ходе обыска (т. 3 л.д. 2-32).

Согласно выводам почвоведческой экспертизы, почвенные наслоения, изъятые с регулировочной ножки стиральной машины, имеют общую родовую принадлежность с образцами почвы рядом с домом и баней (т- 2

л.д. 172-176).

Из показаний свидетеля [скрыто] - следует, что во время дежурства с в ночь на 2 декабря 2009 года около 8 часов утра им было дано указание проверить автомашину на [скрыто] ^^В' где они

обнаружили автомашину «Судзуки» со спящим за рулём Жерововым, который не смог предъявить им документов на машину и объяснить, где её взял, в связи с чем был задержан и доставлен в дежурную часть ГИБДД. От владельца автомашины М [скрыто]. узнали об убийстве её мужа и угоне автомашины. При досмотре Жеровова у него были обнаружены похищенные мобильные телефоны и женские часы.

Его показания подтвердил свидетель Т [скрыто]. факт обнаружения трупа [скрыто] в доме с признаками насильственной смерти, следов и орудия преступлении я - топора подтверждается протоколом осмотра места происшествия, содержание которого не противоречит показаниям осуждённого Жеровова A.A. (т. 1 л.д. 42-117).

По заключению судебно-медицинского эксперта, смерть [скрыто] наступила от открытой черепно-мозговой травмы с повреждениями вещества головного мозга, причинённой множественными ударами тупым твёрдым предметом (т. 2 л.д. 49-79).

Из акта криминалистической экспертизы следует, что телесные повреждения [скрыто] могли быть причинены изъятым с места

происшествия топором (т. 2 л.д. 1234-155), а эксперты-биологи своими заключениями подтвердили наличие на указанном топоре и одежде осуждённого Жеровова A.A. крови человека, происхождение которой от [скрыто]. не исключается (т. 2 л.д. 91-113).

Из показаний потерпевшей М [скрыто]. усматривается, что утром 2 декабря 2009 года В [скрыто] по телефону сообщил ей об убийстве мужа в доме, а затем из ДПС ГИБДД сообщили об обнаружении её автомашины. Осуждённого Жеровова она знает, так как он в их доме ранее выполнял строительные работы. Похищенное имущество и автомашина ей возвращены.

В приговоре дана мотивированная оценка приведённым выше доказательствам в их совокупности, которые полностью опровергают доводы кассационной жалобы осуждённого, аналогичные его доводам в судебном заседании, о том, что при нанесении ударов [скрыто] он не имел умысла на лишение его жизни, что не вызывалось необходимостью, так как из-за темноты не смог бы опознать его, и он хотел лишь на время привести его в бессознательное состояние.

Способ и характер причинении я [скрыто] несовместимых с жизнью телесных повреждений могут свидетельствовать только о прямом умысле осуждённого на лишение его жизни, о чём в приговоре приведены обоснованные выводы.

Ссылка Жеровова в жалобе на его сильное алкогольное опьянение в момент совершения преступления не влияют на доказанность его умысла и форму вины, правовую оценку его действий и степень уголовной ответственности за содеянное.

Юридическая квалификация действий Жеровова A.A. по ст.ст. 162 ч. 4 п. «в», 105 ч. 2 п. «з», 166 ч. 1 УК РФ основана на требованиях уголовного закона, является правильной, законной и обоснованной.

Его доводы в жалобе о квалификации одних и тех же действий по двум нормам уголовного, существенного ухудшающей его положение, являются несостоятельными, поскольку не соответствуют требованиям уголовного закона и правоприменительной практике.

Ссылка в жалобе на то, что при назначении осуждённому судебной психолого-психиатрической экспертизы он был лишён возможности реализовать свои процессуальные права, не соответствует материалам уголовного дела.

Несостоятельными являются и его доводы о том, что данная экспертиза проведена по неполно исследованным материалам дела и данным о его личности, в том числе, о его фактическом психическом состоянии в момент содеянного, где он не контролировал своих действий, что не получило оценки со стороны суда.

Психическое состояние осуждённого проверено по делу с достаточной полнотой, выводы амбулаторной комплексной психолого-психиатрической экспертизы (т. 2 л.д. 184-191) сомнений в их полноте и объективности не вызывают, им дана надлежащая оценка в приговоре в совокупности с данными о личности осуждённого, на основании чего судом сделан мотивированный вывод о его вменяемости.

Оснований для назначения Жеровову повторной стационарной аналогичной экспертизы, как он об этом стоит вопрос в кассационной жалобе, у суда не имелось.

Таким образом, фактически все доводы кассационной жалобы были проверены в ходе судебного разбирательства и нашли надлежаще разрешение в приговоре.

Нарушений уголовно-процессуального закона, свидетельствующих о неправосудности приговора, не имеется.

Наказание Жеровову A.A. назначено с учётом характера и степени общественной опасности содеянного, требований уголовного закона, данных о его личности и состояния здоровья, смягчающих наказание обстоятельств и не свидетельствует о его чрезмерной суровости и несправедливости.

Оснований для удовлетворения кассационной жалобы осуждённого по изложенным в ней доводам, а также для снижения ему наказания не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Ленинградского областного суда от 12 августа 2010 года в отношении Жеровова [скрыто] оставить без изменения, а кассационную жалобу осуждённого Жеровова A.A. - без удовлетворения.

Председательствующий Н.П. Пелевин

Судьи A.B. Старков

Т.П. Хомицкая

08.11.2010 ек,нп

Статьи законов по Делу № 33-О10-25

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 166. Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения
УК РФ Статья 264. Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств
УК РФ Статья 68. Назначение наказания при рецидиве преступлений
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх