Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 (906) 068-4949
онлайн
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 9
Телефон: 8 923 308 00 82
Телефон: +7 905 942-69-48


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 34-О07-16СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 30 июля 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Нестеров Василий Владимирович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №34-О07-16СП

от 30 июля 2007 года

 

председательствующего Нестерова В.В.,

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя Мордань Е.А. и кассационную жалобу [скрыто] I - законного представителя осужденного Заботина СЮ. на приговор Мурманского областного суда с участием присяжных заседателей от 10 мая 2007 года, по которому

_Кормишин [скрыто] в [скрыто]

Мурманским областным судом 14 ноября 2006 года (с изменениями, внесенными определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 14 марта 2007 года) по ст.ст. 161 ч.2 п.п. «а,в», 161 ч.1, 162 ч.З, 162 ч.З, 105 ч.2 п.п. «е,ж» УК РФ, с применением ст. 69 ч.З УК РФ, к 7 годам лишения свободы,

осужден по ст. 162 ч.З УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, по ст. 105 ч.2 п.п. «е,ж,з» УК РФ к 5 годам лишения свободы,

на основании ст. 69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений назначено 6 лет лишения свободы;

на основании ст. 69 ч.5 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения с наказанием, назначенным по приговору от 14 ноября 2006 года, окончательно Кормишину назначено 8 лет лишения свободы в воспитательной колонии;

Мурманским областным судом 14 ноября 2006 года (с изменениями, внесенными определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 14 марта 2007 года) по ст.ст. 161 ч.2 п.п. «а,в,г», 162 ч.З, 105 ч.2 п.п. «е,ж» УК РФ, с применением ст. 69 ч.З УК РФ, к 6 годам лишения свободы,

осужден с применением ст. 88 ч.6-1 УК РФ по ст. 162 ч.З УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, по ст.ст. 30 ч.З, 105 ч.2 п.п. «е,ж,з» УК РФ к 4 годам лишения свободы,

на основании ст. 69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений назначено 5 лет лишения свободы,

на основании ст. 69 ч.5 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения с наказанием, назначенным по приговору от 14 ноября 2006 года, окончательно Заботину назначено 7 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Нестерова В.В., выступление прокурора Савинова Н.В., поддержавшего кассационное представление государственного обвинителя Мордань Е.А. и полагавшего, что кассационная жалоба [скрыто] I - законного представителя осужденного Заботина СЮ. не подлежат удовлетворению, судебная коллегия

 

установила:

 

В соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей от 9-10 ноября 2006 года Заботин и Кормишин признаны виновными в том, что Заботин, располагая информацией о наличии денег у жильцов коммунальной квартиры

[скрыто], в ночь на 22 января 2006 года

вступил в преступный сговор с Кормишиным на совершение разбойного нападения, после чего они незаконно проникли в указанную квартиру, а затем через незапертую дверь в комнату, занимаемую [скрыто] где, высказывая угрозы избиения, требуя передачи денег, напали на него, совместно нанесли не менее шести ударов по голове и телу, отчего он потерял сознание.

Затем через незапертые двери они зашли в комнаты, занимаемые

I и [скрыто], где, требуя деньги, Кормишин, действуя самостоятельно, на-

нес Сщ [скрыто] удары руками и ногами, а также металлическими предметами по голове и телу, причинив телесные повреждения в виде двух ушибленных ран волосистой (теменной) области с кровоизлияниями в мягкие ткани головы, шести ссадин на правой боковой поверхности лица, ушибленной раны лобной области, трех кровоподтеков левой половины лица, кровоподтека в области носа с переломом костей носа, кровоподтека и кровоизлияния с одной ушибленной раной верхней губы с повреждением хрящевой части носовой перегородки, ссадины в подбородочной области и закрытый перелом шестого ребра, слева, повлекшие расстройство здоровья сроком свыше 21 дня, что повлекло наступление вреда здоровью потерпевшего средней тяжести, после чего совместно с Заботиным изъяли у [скрыто] рублей.

Затем они напали на [скрыто] и, требуя деньги, нанесли ей множествен-

ные удары ногами и руками по голове и телу, а также каждый бросил по телевизору в голову потерпевшей, при этом причинили ей кровоподтек на левом плече, ссадины в области носа и лба, раны в теменно-затылочной области головы, а также сотрясение головного мозга, что повлекло наступление легкого вреда здоровью потерпевшей по признаку кратковременного расстройства здоровья продолжительностью не свыше 21 дня.

Исходя из установленных обвинительным вердиктом обстоятельств уголовного дела, суд квалифицировал действия Заботина и Кормишина по факту нападения на [скрыто] и [скрыто] по ст. 162 ч.З УК РФ как нападение

в целях хищения чужого имущества с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, и угрозой применения такого насилия (разбой), совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище.

При этом суд исходил из того, что обвинительным вердиктом присяжных заседателей установлены следующие фактические обстоятельства дела.

Заботин, располагая информацией о наличии у жильцов коммунальной квартиры денег, вступил в сговор с Кормишиным на совершение разбойного нападения на них. После этого Заботин и Кормишин незаконно, то есть вопреки воле проживающих в квартире лиц, проникли в нее, совместно и согласованно наносили удары потерпевшим, в том числе с применением металлических предметов и телевизоров, то есть использовали их в качестве оружия. Действиями осужденных потерпевшим был причинен вред здоровью различной тяжести. Они же завладели деньгами и имуществом потерпевших.

Вердиктом присяжных заседателей участие Заботина в избиении О

Егано недоказанным. Вместе с тем, поскольку разбойное нападение на ЧИ [скрыто] и [скрыто] совершено Заботиным и Кормишиным по предвари

тельному сговору, действия Заботина, связанные с изъятием и присвоением де-

нежных средств [скрыто] суд квалифицировал как соисполнительство в разбойном нападении в отношении всех троих потерпевших.

Кроме того, вердиктом присяжных заседателей Заботин и Кормишин признаны виновными в том, что после причинения Кормишиным О I в процессе нанесения ударов ногами, руками и металлическими предметами телесных повреждений, отчего потерпевший потерял сознание, при помощи зажигалки подожгли имущество и штору в комнате оЯ [скрыто] бросив ее на тело потерпевшего, которое загорелось. Смерть OI I наступила на месте происшествия в результате механической асфиксии вследствие закрытия верхних дыхательных путей сгустками крови.

В соответствии с установленными вердиктом коллегии присяжных заседателей фактическими обстоятельствами дела суд квалифицировал данные действия Кормишина по ст. 105 ч.2 п.п. «е,ж,з» УК РФ как убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, совершенное общеопасным способом, группой лиц, сопряженное с разбоем.

Действия Заботина суд квалифицировал по ст.ст. 30 ч.З, 105 ч.2 п.п. «е,ж,з» УК РФ как покушение на убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, совершенное общеопасным способом группой лиц, сопряженное с разбоем.

Суд исходил из того, что действия Кормишина, выразившиеся в нанесении побоев [скрыто] (руками ногами и металлическими предметами, а затем действия Заботина и Кормишина, выразившиеся в поджоге шторы и другого имущества О I и в бросании огня на тело потерпевшего, были согласованными. Направлены они были именно на лишение жизни О В, оба желали наступления его смерти. Смерть [скрыто] наступила от механической асфиксии вследствие закрытия верхних дыхательных путей сгустками крови в результате нанесенных ему ударов Кормишиным. Вместе с тем их действия, направленные на лишение жизни потерпевшего и выразившиеся в поджоге имущества в квартире многоквартирного дома, представляли опасность для жизни других (многих) лиц.

Учитывая, что Заботиным были совершены действия, направленные на лишение жизни [скрыто] но его смерть наступила от других причин, то есть пре-

ступление не было доведено Заботиным до конца по независящим от него обстоятельствам, суд квалифицировал его действия как покушение на убийство. Поскольку смерть потерпевшего сЩ [скрыто] явилась последствием умышленных действий Кормишина, направленных именно на лишение жизни потерпевшего, его действия суд квалифицировал как оконченное преступление - убийство.

Суд исключил из обвинения квалифицирующий признак, предусмотренный п. «в» ч.2 ст. 105 УК РФ - убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии. Вердиктом присяжных заседателей обстоятельства, свидетельствующие о нахождении [скрыто] в беспомощном состоянии

в момент лишения его жизни, не установлены. Нахождение ОИ ¦ в момент лишения его жизни без сознания не может расцениваться как беспомощное состояние, поскольку приведение [скрыто] в бессознательное состояние было совершено Кормишиным и являлось, по сути, промежуточным результатом его последовательных действий по лишению жизни потерпевшего.

Кроме того, суд исключил из их обвинения квалифицирующий признак, предусмотренный п. «а» ч.2 ст. 105 УК РФ, - убийство двух лиц, поскольку действиями осужденных был лишен жизни один человек (О ~~(). За действия по лишению жизни другого человека (С ( Кормишин и Заботин осуждены 14

ноября 2006 года.

В кассационном представлении государственный обвинитель Мордань Е.А. просит отменить приговор в отношении Заботина и Кормишина и направить дело на новое судебное разбирательство. Указывает, что органами предварительного расследования Кормишин и Заботин обвинялись в том, что в ночь с 21 на 22 января 2006 года, в ходе разбойного нападения на [скрыто] и

[скрыто] убили [скрыто] при этом Кормишин и Заботин при помощи зажигалки подожгли его имущество и штору, бросив ее на тело потерпевшего, в результате чего произошло возгорание.

Совокупность совместных действий Кормишина и Заботина по лишению жизни потерпевшего [скрыто] вердиктом коллегии присяжных заседателей признана доказанной.

Суд квалифицировал действия Заботина как покушение на убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, совершенное общеопасным способом группой лиц, сопряженное с разбоем.

Однако Заботин в ходе предварительного следствия пояснил, что после избиения [скрыто] Кормишин решил поджечь его комнату и самого, еще живого [скрыто], после чего поджег штору на окне, сорвал ее вместе с карнизом и кинул на лицо и тело [скрыто] а он одобрял действия Кормишина.

_ Кормишин на предварительном следствии заявил, что после избиения ОИ-

"] Заботин решил поджечь его комнату и еще живого [скрыто] в связи с чем поджег штору на окне, сорвал ее и кинул на лицо и тело [скрыто], а сам он одобрял действия Заботина.

Суд признал совокупность действий Заботина и Кормишина, которые включали в себя поджог О I, согласованными и направленными на лишение жизни потерпевшего, они оба желали наступления его смерти.

Несмотря на то, что смерть потерпевшего наступила вследствие закрытия верхних дыхательных путей сгустками крови в результате нанесенных ему ударов Кормишиным, согласованными, взаимодополняющими действиями осужденных, свидетельствующими об их умысле, достигнут преступный результат -убийство [скрыто].

Таким образом, действия Заботина необходимо также квалифицировать по п. п. «е,ж,з» ч.2 ст. 105 УК РФ, как оконченное преступление - убийство, то есть

умышленное причинение смерти другому человеку, совершенное общеопасным способом группой лиц, сопряженное с разбоем.

Назначенное Кормишину и Заботину наказание не соответствует тяжести совершенных ими преступлений, является несправедливым, не соответствующим требованиям ст. 60 УК РФ. При назначении наказания суд не принял во внимание, что судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации отменила предыдущий приговор в отношении Кормишина и За-ботина в связи с необходимостью применения закона о более тяжком преступлении. Наказание Кормишину по ст. 162 ч.З УК РФ меньше того, которое ему было назначено по предыдущему приговору.

В кассационной жалобе [скрыто] - законный представитель осужденного Заботина СЮ. также просит отменить приговор в отношении сына и направить дело на новое судебное разбирательство. Указывает, что квалифицирующий признак совершения разбоя с применением предметов, используемых в качестве оружия, вменен необоснованно, так как данных о телевизорах, о металлических предметах суду не представлено. Коллегией присяжных заседателей при ответе на 34 вопрос признано недоказанным участие его сына в разбойном нападении на [скрыто] поэтому он должен быть оправдан по этому обвинению. При назначении наказания суд не учел, что роль его сына в преступлениях была менее активной.

Государственный обвинитель Мордань Е.А. в возражениях на кассационную жалобу [скрыто] I - законного представителя осужденного Заботина СЮ. просит оставить ее без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия находит, что приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей, основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела.

С доводами кассационной жалобы [скрыто] - законного представителя осужденного Заботина СЮ. об отсутствии объективных доказательств квалифицирующего признака разбойного нападения на потерпевших П I, [скрыто] и [скрыто] «с применением предметов, используемых в качестве оружия» согласиться нельзя.

В соответствии с установленными вердиктом коллегии присяжных заседателей фактическими обстоятельствами дела суд обоснованно признал, что Забо-тин и Кормишин, подавляя волю к сопротивлению потерпевшей [скрыто], взя-

ли в руки по телевизору, являющимися твердыми предметами, и, используя их в качестве оружия, бросили на голову и тело потерпевшей, при этом причинили ей кровоподтеки на левом плече, ссадины в области носа и лба, раны в теменно-затылочной области головы, а также сотрясение головного мозга, что повлекло наступление легкого вреда здоровью.

Показаниями потерпевшей ГЩ [скрыто] установлено, что после того как на нее бросили второй телевизор, из раны на голове пошла кровь.

Эти показания подтверждаются заключением судебно-медицинской экспертизы.

Таким образом, вывод суда о совершении разбойного нападения с применением предметов, используемых в качестве оружия, основан на доказательствах, собранных в ходе предварительного следствия и проверенных в суде с участием коллегии присяжных заседателей.

С доводами жалобы о том, что на основании ответа на вопрос № 34 вердикта коллегии присяжных заседателей Заботин подлежит оправданию в связи с недоказанностью его участия в разбойном нападении на потерпевшего [скрыто] также согласиться нельзя. Поскольку разбойное нападение на потерпевших было совершено по предварительному сговору, действия Заботина, связанные с изъятием и присвоением денежных средств [скрыто] правильно квалифицированы как соисполнительство в разбойном нападении в отношении всех троих потерпевших.

Оснований для удовлетворения кассационного представления государственного обвинителя об отмене приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство по изложенным в нем доводам судебная коллегия также не находит.

Суд обоснованно указал в приговоре, что Заботин совершил действия, направленные на лишение жизни О I но смерть потерпевшего наступила от других причин, она явилась последствием умышленных действий Кормишина.

В кассационном представлении также указано, что смерть потерпевшего наступила вследствие закрытия верхних дыхательных путей сгустками крови в результате нанесенных ему ударов Кормишиным. Однако сделан вывод о том, что преступный результат - убийство [скрыто] достигнут согласованными, взаимодополняющими действиями осужденных, свидетельствующими об их умысле.

С таким выводом государственного обвинителя согласиться нельзя, так как он основан на предположениях. Обвинительный приговор же в соответствии с ч.4 ст. 302 УПК РФ не может быть основан на предположениях.

Поскольку в соответствии с требованиями ст. 49 Конституции РФ и ч.З ст. 14 УПК РФ все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в установленном законом порядке, должны толковаться в пользу обвиняемого, суд правильно квалифицировал действия Заботина в данной части

как покушение на убийство О

Что же касается наказания, то оно назначено осужденным соразмерно содеянному, с учетом данных об их личности, уровня психического развития, ус-

ловий жизни и воспитания несовершеннолетних, всех обстоятельств дела, а также с учетом влияния назначенного наказания на их исправление, на условия жизни их семей. Суд учел, что Кормишин вину признал, активно способствовал установлению истины по делу, явился с повинной по двум преступлениям. Коллегией присяжных заседателей Кормишин и Заботин признаны заслуживающими снисхождения по всем преступлениям, в совершении которых они виновны. Наказание по данному приговору, назначенное по совокупности преступлений, является более строгим, чем наказание, назначенное Кормишину и Заботину по предыдущему приговору, отмененному судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в связи с необходимостью применения закона о более тяжком преступлении. При таких данных считать назначенное им наказание чрезмерно мягким судебная коллегия не находит.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Мурманского областного суда с участием присяжных заседателей от 10 мая 2007 года в отношении Кормишина [скрыто] и Заботи-на [скрыто] оставить без изменения, а кассационную жалобу [скрыто] - законного представителя осужденного Заботина СЮ. и кассационное представление государственного обвинителя Мордань Е.А. без удовлетворения.

Председательствующий

судьи:

Копия верна: судья

Статьи законов по Делу № 34-О07-16СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УПК РФ Статья 14. Презумпция невиновности
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу

Загрузка
Наверх