Дело № 34-О07-17

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 10 сентября 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Пелевин Николай Павлович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №34-О07-17

от 10 сентября 2007 года

 

председательствующего - Магомедова М.М. судей - Пелевина Н.П. и Старкова А.В.

БАЛАЕВ [скрыто]

¦ ранее

судимый:

8 июня 2004 года по ст.ст. 158 ч. 3,30 ч. 3, 158 ч. 3 УК РФ с применением ст.ст. 69 ч. 3, 73 УК РФ к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года;

1 декабря 2004 года по ст.ст. 30 ч. 3, 158 ч. 3 УК РФ с применением ст. 70 УК РФ к 5 годам лишения свободы со штрафом 2500 рублей; осуждённый 18 сентября 2006 года по ст. 321 ч. 2 УК РФ к 1 году 8 месяцам лишения свободы, а с применением ст. 70 УК РФ к 3 годам 10 месяцам лишения свободы со штрафом 2500 рублей;

осуждён по ст. 321 ч. 3 УК РФ к 5 годам лишения свободы, на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ путём частичного сложения наказаний по приговору от 18 сентября 2006 года и по настоящему приговору окончательно Балаеву М.С. назначено

6 лет лишения свободы со штрафом в размере 2500 рублей, с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Балаев М.С. признан виновным в применении опасного для жизни или здоровья насилия в отношении сотрудника места лишения свободы н [скрыто] в связи с осуществлением им служебной деятельности в

целях воспрепятствования исправления осуждённого, то есть в совершении дезорганизации деятельности учреждения, обеспечивающего изоляцию от общества.

Преступление совершено 4 апреля 2006 года [скрыто]

при изложенных в приговоре

обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи Пелевина Н.П., объяснение осуждённого Бадаева М.С, поддержавшего кассационные жалобу и представление по их доводам, прокурора Морозову Л.М., поддержавшую кассационное представление по изложенным в нём доводам и возражавшей против удовлетворения кассационной жалобы осуждённого, полагая в остальной части приговор законным и обоснованным, судебная коллегия

 

установила:

 

Балаев М.С. в судебном заседании виновным себя не признал.

В кассационном представлении указано, что приговор постановлен с нарушением ч. 4 ст. 18 УК РФ, согласно которой при признании рецидива не учитываются судимости, по которым лицо осуждалось к условной мере наказания. Судом не учтено, что судимость Балаева от 8 июня 2004 года при признании рецидива не могла приниматься во внимание ввиду его условного осуждения, а поэтому необоснованно признано наличие в его действиях особо опасного рецидива, который является лишь опасным, и отбывание ему наказания назначено в исправительной колонии особого режима, вместо строгого.

Просит приговор изменить, исключить указание о наличии в действиях Балаева особо опасного рецидива и отбывание ему наказания назначить в исправительной колонии строгого режима.

В кассационной жалобе и дополнении к ней осуждённый Балаев М.С. приговор считает незаконным и несправедливым, квалификацию его действий неправильной. Указывает, что предварительное и судебное следствие проведены неполно, односторонне и необъективно, с нарушениями норм уголовно-процессуального закона, выводы в приговоре не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, не приведено доводов, почему приняты

одни и отвергнуты другие доказательства. Он был несвоевременно ознакомлен с постановлениями о возбуждении уголовного дела, назначении судебно-медицинской экспертизы, чем существенно нарушены его процессуальные права, в том числе, право на защиту. Судом не дано оценки нарушениям закона при собирании доказательств, которые являются недопустимыми, не установлен характер содеянного им, степень вины и другие признаки состава преступления, что повлекло за собой неправильную правовую оценку его действий. Конфликтная ситуация произошла по вине администрации учреждения, допустившей избиение сотрудниками осуждённых, но данный факт был скрыт, а подтверждающие его доказательства не получили оценки в судебном заседании. Его обвинение полностью сфабриковано администрацией колонии с целью избежания ответственности за свои противоправные действия, а свидетели защиты умышленно не были допрошены ни на предварительном следствии, ни в судебном заседании, чем нарушен принцип состязательности сторон. Во избежание наказания [скрыто] ложно обвинил его в

нанесении удара табуретом, хотя этого никто не видел и не подтвердил, кроме

и

и выводы суда о его виновности основаны на предположениях. Указывает, ^гг^по заключению судебно-медицинского эксперта, установленные у [скрыто] телесные повреждения повлекли за

собой легкий вред его здоровью, однако суд необоснованно расценил их, как опасное для жизни и здоровья потерпевшего насилие. Кроме того, данное заключение эксперта получено с нарушением уголовно-процессуального закона и является недопустимым доказательством. Не согласен с указанием в приговоре вида рецидива, как особо опасного, поскольку по одному из предыдущих приговоров он осуждался к условному наказанию. Полагает, что данное обстоятельство является основанием к снижению срока наказания. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных представления и жалобы, судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению.

Выводы суда о виновности Балаева М.С. основаны на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах, несмотря на отрицание им своей виновности.

Из показаний потерпевшего [скрыто] следует, что 4 апреля

2006 года он находился в исправительной колонии на службе, был одет в форменное обмундирование. По сообщению помощника оперативного дежурного [скрыто] о нападении осуждённых на территории строгих

условий отбывания наказания (СУОН) на сотрудника колонии [скрыто] он и

работники колонии [скрыто], [скрыто] Щ, находящиеся в

форменной одежде, прибыли в СУОН, где на дежурстве находился инспектор [скрыто] У которого имелась резиновая палка ПР-73, у остальных не

было никаких спецсредств. От ЯЩ^ [скрыто] они узнали, что у осуждённого

[скрыто] имеется запрещённый предмет - телефон, при попытке изъятия

которого на него, яЩ [скрыто] напали трое осуждённых. Осуждённым предложили выйти из помещения для досмотра и производства обыска, однако на неоднократные законные требования осуждённые отказались выходить из помещения, стали оскорблять сотрудников колонии. После этого было принято решение о выводе их из помещения, он, н( [скрыто] схватил за руку Бадаева и

повёл его к выходу, но тот стал сопротивляться, вырвался от него, схватил табурет и нанес им ему удар в область правого плеча. Защищаясь от Балаева, он выхватил у ЛИ 1 резиновую палку и стал защищаться ею от Балаева,

который вновь пытался ударить его табуретом, который удалось выбить из его рук, после чего с [скрыто] они повалили Балаева на землю, и он успокоился.

Действия сотрудников по отношению к Бадаеву были законными в соответствии со сложившейся ситуацией. В больнице у него, н [скрыто] были зафиксированы телесные повреждения.

Из показаний свидетеля [скрыто] на предварительном следствии,

исследованными в судебном заседании в порядке ст. 281 УПК РФ, видно, что они полностью соответствуют показаниям потерпевшего

Свидетель [скрыто] показал, что по сообщению помощника дежурного

о нападении осуждёнными на сотрудника колонии Я I он направил в локальный участок СУ ОН группу сотрудников колонии и прибыл туда сам в соответствии с документами, регламентирующими деятельность учреждений. Им было принято решение о проведении обыска в помещении СУ ОН с целью обнаружения и изъятия запрещённых предметов. С этой целью он с группой сотрудников вошёл в помещение и предложил осуждённым на время обыска и досмотра выйти в локальный участок, а сам пошёл в конец коридора. Оттуда он видел, как осуждённый [скрыто] выхватил из своей

одежды мобильный телефон, бросил его на пол и раздавил ногой, о чем он,

¦пошёл докладывать начальнику колонии, а по возвращении узнал от , что его ударил табуретом осуждённый Балаев.

Из показаний свидетеля [скрыто] усматривается, что всех событий,

которые произошли во время досмотра осуждённых, он не видел, а видел лишь осколки разбитого мобильного телефона, а затем увидел, как осуждённый Балаев замахнулся табуретом на ?Щ Щ пытаясь ударить, а последний

выхватил у [скрыто] спецсредство - ПР-73 и стал им защищаться. Балаева

повалили на землю, и он успокоился.

Из показаний свидетеля М сотрудники учреждения

следует, что он слышал, как приказали осуждённым одеться и выйти из

помещения, но те стали возмущаться и отказались от выполнения законного требования представителей администрации колонии. При выводе осуждённых из помещения он видел, как Балаев ударил табуретом [скрыто] а

последний выхватил резиновую палку у [скрыто] и стал защищаться ею от

осуждённого. Также видел, как ударом о землю был разбит мобильный телефон, но не видел, кто его выкинул.

Его показания подтвердил свидетель [скрыто]

По заключению судебно-медицинского эксперта, у

установлены ушиб правого плечевого сустава и кровоподтек на коже по наружной поверхности сустава, которые по длительности расстройства здоровья квалифицируются, как легкий вред здоровью потерпевшего (т. 1 л.д. 87, 95-97).

Приведённые доказательства в их совокупности получили в приговоре надлежащую оценку в приговоре с точки зрения их достоверности и допустимости и полностью опровергают доводы кассационной жалобы о неправомерных действиях сотрудников колонии, якобы, спровоцировавших конфликт и избиение их, а его оговорили с целью избежания ответственности.

Данные доказательства обоснованно признаны достаточными для подтверждения вины Бадаева в совершении дезорганизации деятельности исправительного учреждения с применением опасного для жизни насилия в отношении сотрудника колонии в целях воспрепятствования его служебной деятельности по исправлению осуждённого.

Юридическая квалификация действий Балаева по ст. 321 ч. 3 УК РФ является правильной, законной и обоснованной.

Нарушений уголовно-процессуального закона, на которые ссылается осуждённый в жалобе, фактически по делу не допущено, его доводы в этой части являются необоснованными.

Наказание Бадаеву назначено с учётом содеянного, данных о его личности, не является чрезмерно суровым и несправедливым.

Вместе с тем, в нарушение п. «в» ч. 4 ст. 18 УК РФ суд необоснованно для признания в действиях Балаева рецидива преступления учёл судимость от 8 июня 2004 года, которая могла быть учтена лишь при отмене условного осуждения на основании ч. 3 ст. 74 УК РФ, а не в соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ при назначении наказания по правилам ст. 70 УК РФ.

При таких обстоятельствах в действиях Балаева содержится лишь опасный рецидив, и отбывание наказания ему следует назначить в исправительной колонии строгого режима.

Оснований для удовлетворения других доводов жалобы и снижения осуждённому наказания не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Мурманского областного суда от 27 апреля 2007 года в отношении Бадаева [скрыто] изменить, исключить указание о наличии в его

действиях особо опасного рецидива, считая рецидив опасным, и отбывание ему наказания назначить в исправительной колонии строгого режима, вместо особого режима.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационную жалобу осуждённого Бадаева М.С. - без удовлетворения.

Председательствующий - Магомедов М.М.

иа 10.10

Статьи законов по Делу № 34-О07-17

УК РФ Статья 321. Дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УК РФ Статья 18. Рецидив преступлений
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров
УК РФ Статья 74. Отмена условного осуждения или продление испытательного срока

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх