Дело № 34-О09-21

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 14 октября 2009 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Нестеров Василий Владимирович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 34-О09-21

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 14 октября 2009 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Нестерова В.В.,
судей Истоминой Г.Н. и Подминогина В.Н.
при секретаре Алиеве И.А.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Мигу- нова М.М., Николина А.Н., кассационное представление государственного обвинителя Донецкого Д.В. на приговор Мурманского областного суда от 29 июля 2009 года, по которому осуждены к лишению свободы: Мигунов М М , по ст. 105 ч. 2 п. «ж» УК РФ на 14 лет, по ст. 158 ч. 2 п.п. «а,в» УК РФ на 2 года, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 15 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, Николин А Н , судимый 11 февраля 2005 года по ст. 158 ч. 2 п.п. «а,б» УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года 6 месяцев, 21 июня 2005 года по ст.ст. 158 ч. 2 п. «а», 111 ч. 4 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, 12 января 2006 года по ст. 158 ч. 2 п.п. «а,б» УК РФ, с применением ст.ст. 69 ч. 5 и 70 УК РФ, к 3 годам 8 месяцам лишения свободы, освобожден 7 декабря 2007 года условно-досрочно на 1 год 2 месяца 12 дней, 10 ап- реля 2008 года по ст. 111 ч. 1 УК РФ, с применением ст. 70 УК РФ, к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, - по ст. 105 ч. 2 п. «ж» УК РФ на 12 лет, по ст. 158 ч. 2 п.п. «а,в» УК РФ на 2 года, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 13 лет лишения свободы, на основании ст. 69 ч.5 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказания, назначенного по настоящему приговору, с наказанием, назначенным по приговору от 10 апреля 2008 года, назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Нестерова ВВ., объяснения осужденных Мигунова М.М., Николина А.Н., адвоката Каневского Г.В. по доводам жалоб, мнение прокурора Кокориной Т.Ю., полагавшей, что кассационное представление государственного обвинителя и кассационные жалобы осужденных удовлетворению не подлежат, судебная коллегия

установила:

Мигунов М.М. и Николин А.Н. осуждены за убийство С группой лиц и кражу имущества из его квартиры, совершенные при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный Мигунов М.М. просит пересмотреть дело.

Считает, что ему назначено чрезмерно строгое наказание, при его назначении не учтены изменения, внесенные в ст. 62 УК РФ. Судом не исследованы все вещественные доказательства, не допрошены свидетели. Свидетели К и Н оклеветали его. Первоначальные показания давал под давлением работников уголовного розыска, боялся за свою жизнь и здоровье.

Осужденный Николин А.Н. в кассационной жалобе и дополнениях к ней утверждает, что во время убийства С находился в другом месте - у себя дома, поэтому просит оправдать его. Показания, в которых сам признавал вину и оговорил Мигунова, давал под давлением оперуполномоченного. От следователя узнал об обстановке в квартире потерпевшего и других обстоятельствах дела. Следы на окурках могли произойти не только от него, но и от потерпевшего. Свидетели К и Н оклеветали его и Мигунова. Кражу не совершал, деньги у потерпевшего могла забрать его жена.

В кассационном представлении государственного обвинителя Донецкого Д.В. поставлен вопрос о смягчении назначенного Мигунову наказания по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ до 13 лет 4 месяцев лишения свободы, по ч.5 ст. 69 УК РФ до 14 лет 4 месяцев лишения свободы, а также о смягчении наказания Николину по ч.5 ст. 69 УК РФ до 14 лет 6 месяцев лишения свободы. Указано, что при назначении наказания Мигунову и Николину по ч.2 ст. 105 УК РФ суду следовало, руководствуясь ст. 10 УК РФ, применить положения ст. 62 УК РФ (в редакции от 29.06.2009г.) в части назначения наказания, которое не должно превышать 2/3 максимального срока наиболее строгого вида наказания. Ст. 62 УК РФ в действующей редакции улучшает положение осужденных, в частности Мигунова, так как при наличии у него явки с повинной, при соблюдении иных условий, назначенное ему наказание по ч.2 ст. 105 УК РФ не могло превышать 13 лет 4 месяцев лишения свободы.

Кроме того, наказание, назначенное Николину по ч.5 ст. 69 УК РФ и превышающее по своему размеру предложенное государственным обвинением, также несправедливо. Николин заслуживает строгого наказания. Вместе с тем на предварительном следствии он активно способствовал раскрытию преступлений, по месту отбывания наказания характеризуется удовлетворительно, что позволяло суду определить окончательное наказание путем сложения менее 3 лет лишения свободы.

Государственный обвинитель Донецкий Д.В. в возражениях на кассационные жалобы осужденных считает, что они подлежат удовлетворению только в части смягчения назначенного им наказания.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационных жалоб и возражений на кассационные жалобы, судебная коллегия считает, что выводы суда о доказанности вины осужденных в совершении указанных преступлений основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах, полно и подробно изложенных в приговоре.

С доводами жалоб о необоснованности осуждения Мигунова и Николина согласиться нельзя.

Фактические обстоятельства дела, вопреки доводам жалоб, судом установлены с надлежащей полнотой.

Признавая доказанной вину Мигунова и Николина в убийстве С суд обоснованно сослался в приговоре на показания осужденных, данные ими в ходе предварительного следствия, протоколы их явок с повинной, показания свидетелей К . и Н , заключения экспертов.

Из протоколов явок Мигунова и Николина с повинной видно, что каждый сообщил о совершенном ими в группе убийстве С и последовавшей краже его имущества.

Изложенные в явках с повинной обстоятельства каждый подтвердил при допросах в качестве подозреваемого и обвиняемого, при проверке их показаний на месте происшествия.

Осужденные показали, что в начале января 2008 года вместе пришли в квартиру С , где все употребляли водку. С стал выгонять их. Мигунов хотел забрать принесенную ими водку, но тот не дал этого сделать. Из-за этого между ними началась драка. Мигунов правой рукой схватил С за шею, затем поставил подножку, и С упал на пол.

После этого Мигунов взял с полки кухонный нож со светлой деревянной рукояткой с заклепками, клинок ножа длиной не менее 10 см, шириной 2-3 см, чтобы попугать С . Левым коленом он прижал правую руку потерпевшего к полу, а правой рукой, в которой находился нож, замахнулся на него. Поскольку С свободной рукой схватил его руку с ножом, ему удалось нанести два слабых удара ножом в левую часть груди. С отпустил его руку, и он начал наносить удары потерпевшему со значительной силой, клинок ножа входил в тело почти на всю длину. Всего нанес не менее 5 ударов. После этого встал и пошел к журнальному столику, чтобы забрать водку.

Увидел, что Николин подошел к лежавшему на полу С стал наносить ему удары другим ножом по верхней части тела, нанес не менее 6 ударов. Выходя из квартиры, видел, что Николин стал осматривать карманы одежды, висевшей на вешалке, а С начал ползти.

После этого пошли в квартиру Николина, а затем в магазин, где Николин купил бутылку водки. До этого денег у него не было, и Мигунов понял, что он взял их в квартире С С приобретенным пошли в квартиру К , где находились брат Николина и братья К . В ходе распития спиртного в квартире К они рассказали о том, что убили С Из показаний свидетелей К и Н . усматривается, что в один из дней января 2008 года, вечером, когда они употребляли спиртные напитки, к ним пришли Мигунов М и Николин А принесли пакет, в котором находились продукты и бутылка водки. Во время совместного употребления спиртных напитков Николин и Мигунов рассказали им, хвастаясь, что несколько часов назад подрались с мужчиной, с которым выпивали, и Мигунов нанес этому мужчине в порыве гнева пару ударов ножом.

Николин рассказывал не только о драке с мужчиной, но и говорил, что они с Мигуновым убили его: «Понимаешь, мы человека убили».

Мигунов подтвердил рассказ Николина о совершенном ими убийстве, кивал, поддакивал, и говорил, что все так и было. Свежие многочисленные царапины были на руках у Мигунова и у Николина. У Николина они видел раскладной нож, а также нож с черной пластмассовой рукояткой.

Со слов Николина и Мигунова К понял, что они пришли к мужчине, чтобы занять денег, а во время распития спиртного поссорились и подрались с ним.

О краже они ничего не рассказывали, но ему известно, что Николин ранее совершал кражи, своих денег на то, чтобы купить водку и продукты, у Николина и Мигунова в то время не могло быть.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы № от 29 января 2008 года следует, что причиной смерти С . явилась острая массивная кровопоте- ря, развившаяся в результате проникающих колото-резаных ранений грудной клетки, левой ее половины, проникающих в плевральную полость, с повреждением кожи, подкожно жировой клетчатки грудной клетки, реберной плевры слева, левого легкого, передней стенки сердечной сорочки (повреждения сквозного характера), сердца в области левого желудочка (повреждения слепого характера), правой ее половины, проникающего в плевральную полость с повреждением кожи, подкожно жировой клетчатки грудной клетки, межреберных мышц, реберной плевры справа, правого легкого (повреждение сквозного характера), сопровождающиеся кровотечением в правую и левую плевральную полости и скоплением крови в них (двусторонний гемоторакс). Всего на теле С обнаружено 26 травматических воздействий. Его смерть могла произойти в период с 13 по 22 января 2008 года.

Из заключения судебно-медицинской ситуационной экспертизы № от 20 ноября 2008 года следует, что телесные повреждения на теле потерпевшего могли образоваться при обстоятельствах, указанных в ходе проверки показаний на месте подозреваемого Мигунова.

Из заключений экспертиз № от 23 апреля 2009 года и № от 21 мая 2009 года следует, что на куртке Мигунова М.М. обнаружены следы крови в виде пропитывающего пятна, мазка на спине, образовавшиеся от контакта с окровавленным объектом, которые могли произойти от потерпевшего С .

Из заключения эксперта № от 31 марта 2008 г. следует, что на джинсовых брюках (на передней поверхности левой брючины в области верхнего клапана, между нижним клапаном и поперечным швом, в 6 см от низа брючины, на передней поверхности правой брючины) и куртке (на левой полочке, на внутренней поверхности воротника, на изнаночной поверхности куртки, на обоих рукавах) Николина А.Н. обнаружена кровь человека, происхождение которой от С не исключается.

Из заключения эксперта № следует, что множественные колото- резаные ранения, имевшиеся на теле С ., были причинены не менее чем двумя острыми колюще-режущими предметами (ножами).

8 августа 2007 года С . был оплачен электронный перевод на сумму рублей, что подтверждается справкой почтового отделения.

Судом проверены заявления Мигунова и Николина о том, что явки с повинной и «признательные» показания на предварительном следствии они дали вынужденно.

Их заявления суд мотивированно признал необоснованными.

Каких-либо оснований считать показания свидетелей К . и Н . не соответствующими фактическим обстоятельствам дела судебная коллегия не находит. Их показания согласуются с показаниями самих осужденных об обстоятельствах данного дела.

Действия Мигунова и Николина судом квалифицированы правильно.

Нарушений уголовно-процессуального закона при расследовании дела и рассмотрении его судом не установлено.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями ст.ст. 6, 60 УК РФ. При этом судом учтены характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности каждого, обстоятельства, смягчающие и отягчающие его. Назначение наказания Николину в порядке, предусмотренном ст. 69 ч.5 УК РФ, судом произведено правильно.

Судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения доводов кассационного представления государственного обвинителя Донецкого Д.В. о том, что при назначении наказания Мигунову и Николину по ч.2 ст. 105 УК РФ суду следовало, руководствуясь ст. 10 УК РФ, применить положения ст. 62 УК РФ (в редакции от 29.06.2009г.) в части назначения наказания, которое не должно превышать 2/3 максимального срока наиболее строгого вида наказания, то есть не могло превышать 13 лет 4 месяцев лишения свободы.

В соответствии с положениями ч.1 ст. 62 УК РФ, действовавшей и во время совершения преступления Мигуновым и Николиным, если соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса предусмотрены смертная казнь или пожизненное лишение свободы, эти виды наказаний не применяются, а наказание назначается в пределах санкции, предусмотренной соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса. Санкция ч.2 ст. 105 УК РФ предусматривала лишение свободы на срок от 8 до 20 лет, и суд был вправе назначить Мигунову по ней 14 лет лишения свободы.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Мурманского областного суда от 29 июля 2009 года в отношении Мигунова М.М. и Николина А.Н. оставить без изменения, а их кассационные жалобы и кассационное представление государственного обвинителя Донецкого Д.В. без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 34-О09-21

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 10. Обратная сила уголовного закона
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх