Дело № 34-О11-1

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 7 февраля 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Истомина Галина Николаевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №34-О11-1

от 7 февраля 2011 года

 

председательствующего Магомедова М.М. судей Истоминой Г.Н. и Ворожцова С.А.

рассмотрела в судебном заседании 7 февраля 2011 года кассационную жалобу адвоката Васильева A.A. на приговор Мурманского областного суда от 19 ноября 2010 года, которым

Никитин [скрыто]

осужден п.п. «а», «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 16 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год.

Постановлено взыскать с Никитина В.В. в доход федерального бюджета процессуальные издержки в размере I рублев-"! копеек.

Никитин осужден за убийство двух лиц [скрыто] и [скрыто]

[скрыто] заведомо для него находящегося в беспомощном состоянии. Преступление совершено им [скрыто] 4 апреля 2010 года при

обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., объяснения адвоката Каневского Г.В., поддержавшего доводы жалобы, мнение прокурора Кокориной Т.Ю., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационной жалобе адвокат Васильев A.A. указывает на то, что судом не установлены доказательства причастности Никитина к убийству [скрыто] и [скрыто]. Стороной обвинения не представлены доказательства

о наличии у осужденного мотива и цели убийства двух лиц. Предложенная обвинением версия о ревности, послужившей мотивом для убийства [скрыто] не выдерживает критики. Как следует из материалов дела,

[скрыто] не мог самостоятельно передвигаться, обслуживать себя [скрыто]

Каких-либо данных,

подтверждающих мотив убийства родной сестры [скрыто], в материалах

дела нет.

Достоверность показаний Никитина о том, что, возвратившись в квартиру вместе с [скрыто] они застали потерпевших мертвыми, он

осмотрел их тела, испачкался кровью, после чего по предложению [скрыто] стал распивать спиртные напитки, подтверждается

материалами дела.

Из протокола осмотра места происшествия следует, что при осмотре трупов [скрыто] и [скрыто] обнаружены брызги крови на кистях рук, на

шее [скрыто], множественные брызги крови на стенах.

По мнению автора жалобы, аналогичные следы должны быть и на одежде лица, причинившего ранения.

Однако, согласно заключениям экспертов, на спортивных брюках Никитина обнаружены мазки и отпечатки крови, которые образовались от статического и динамического контактов материала брюк с окровавленным предметом. Ни одного следа брызг крови, что могло бы свидетельствовать о нахождении Никитина в помещении во время причинения ранений потерпевшим, не обнаружено.

Полагает, что одного доказательства - показаний 1-Я [скрыто] находящейся постоянно в состоянии алкогольного опьянения, недостаточно для признания Никитина виновным в убийстве двух лиц.

Просит приговор отменить, уголовное дело в отношении Никитина В.В. прекратить, признав за ним право на реабилитацию.

В возражениях на кассационную жалобу адвоката государственный обвинитель Теткин К.Б. просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалоб, судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденного в убийстве [скрыто] и [скрыто] правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Судом тщательно проверялись и обоснованно отвергнуты доводы осужденного, поддержанные и в кассационной жалобе, о непричастности к совершению преступления.

При этом суд правильно признал достоверными показания очевидца

убийства Н которая в судебном заседании пояснила, что

убийство [скрыто] и [скрыто] совершил именно Никитин, и подтвердила показания, данные ею в ходе предварительного расследования.

Суд, сопоставив показания свидетеля [скрыто] с другими

доказательствами, правильно отметил, что ее показания о том, что она и Никитин находился в комнате потерпевших в день их убийства соответствуют показаниям свидетелей [скрыто] Щ ее

показания о характере примененного Никитиным насилия к потерпевшим, об использовании им в качестве орудий преступлений двух ножей объективно подтверждаются протоколом осмотра места происшествия, заключениями экспертов по результатам исследования трупов [скрыто] и [скрыто] ножей, изъятых с места происшествия, одежды и

смывов с шеи и правой руки Никитина.

Анализ показаний [скрыто] которая сообщила о том, что в

процессе нанесения Никитиным ударов ножом по телу [скрыто] лезвие ножа сломалось, этот нож она выбросила в мусорный пакет на кухне, что удары [скрыто] Никитин наносил другим ножом, свидетельствует о том,

что такие детали преступления стали известны ей в связи с тем, что она являлась очевидцем убийства.

Показания Н о том, что мотивом убийства [скрыто]

явилась ревность, соответствуют показаниям свидетеля С , из которых

следует, что об убийстве ему стало известно от [скрыто] которая

рассказала ему, что Никитин приревновал ее к [скрыто] и убил последнего

ножом, кроме того он знал, что Никитин и ранее ревновал [скрыто] к

А [скрыто].

Сам осужденный Никитин, выступая в прениях, подтвердил, что у него были основания для ревности, что за два месяца до убийства он видел, как изменила ему с [скрыто]. (т. 4 л.д. 171).

То обстоятельство, что Никитин устраивал с потерпевшей [скрыто] которая являлась его сестрой, скандалы, избивал ее, помимо показаний свидетеля [скрыто] подтверждается оглашенными в судебном заседании

показаниями потерпевшей [скрыто] и свидетеля М

Основания к оговору Никитина свидетелем [скрыто] судом не

установлены. Доводы жалобы о том, что [скрыто] оговорила Никитина,

чтобы не оправдываться от подозрения в соучастии в преступлении, являются предположительными и не подтверждаются рассмотренными в судебном заседании доказательствами.

При таких данных суд обоснованно признал совокупность исследованных доказательств достаточной для разрешения дела и пришел к выводу о виновности Никитина в убийстве [скрыто] на почве ревности и в

убийстве Е на почве личных неприязненных отношений с

потерпевшей.

То обстоятельство, что на одежде Никитина в ходе экспертного исследования одежды обнаружены мазки крови, а не брызги, на что обращается внимание в жалобе, не опровергает вывод суда о виновности Никитина, напротив, это заключение эксперта в совокупности с другими доказательствами подтверждает его участие в преступлении.

По указанным мотивам доводы жалобы об отмене приговора удовлетворению не подлежат.

Действиям Никитина суд дал правильную юридическую оценку.

Наказание назначено осужденному соразмерно содеянному, с учетом данных о его личности, всех обстоятельств дела, а также влияния назначенного наказания на его исправление, на условия жизни его семьи.

Оснований для признания назначенного осужденному наказания несправедливым вследствие его излишней суровости и для смягчения ему наказания не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Мурманского областного суда от 19 ноября 2010 года в отношении Никитина [скрыто] оставить без изменения, а

кассационную жалобу адвоката Васильева A.A. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 34-О11-1

УК РФ Статья 105. Убийство

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх