Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 (906) 068-4949
онлайн
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 9
Телефон: 8 923 308 00 82
Телефон: +7 905 942-69-48


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 35-О09-24СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 24 августа 2009 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Старков Андрей Владимирович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №35-О09-24СП

от 24 августа 2009 года

 

председательствующего - Старкова A.B., судей - Грицких И.И. и Ворожцова С.А.,

рассмотрела в судебном заседании от 24 августа 2009 года кассационное представление государственного обвинителя Верещагина П.Е. на приговор Тверского областного суда с участием присяжных заседателей от 3 июля 2009 года, которым

холодилов с [скрыто] в [скрыто]

оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п.п. «д,е» УК РФ, в связи с вынесением коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта.

Приговором за Холодиловым СВ. признано право на реабилитацию.

На основании вердикта коллегии присяжных заседателей Холодилов признан невиновным в покушении на умышленное причинение смерти [скрыто] совершенном с особой жестокостью и общеопасным

способом.

Заслушав доклад судьи Старкова A.B., мнение прокурора Полеводова С.Н., поддержавшего кассационное представление, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационном представлении государственный обвинитель Верещагин П.Е. ставит вопрос об отмене приговора и направлении уголовного дела на новое рассмотрение в связи с допущенными в ходе судебного разбирательства грубыми нарушениями уголовно-процессуального закона. В обоснование доводов представления указывает, что адвокатом Хозинским А.Н. в ходе судебного заседания неоднократно нарушались требования закона, согласно которым в присутствии присяжных заседателей подлежат исследованию только те фактические обстоятельства, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями. Указанные нарушения, по мнению государственного обвинителя, выразились в том, что в ходе судебных прений адвокат неоднократно прерывался председательствующим за свои высказывания по поводу мотива оговора подсудимого со стороны потерпевшей, тем самым со стороны защиты было подвергнуто сомнению одно из основных доказательств, подтверждающих виновность Холодилова. Кроме того указывает, что защитник в своем выступлении в присутствии присяжных заседателей указывал на неполноту проведенной пожарно-технической экспертизы, чем ставил под сомнение объективность предварительного расследования, а также указывал на то, что кофта и брюки потерпевшей не так уж и пострадали, однако данные предметы одежды потерпевшей не были включены в перечень вещественных доказательств и не были представлены сторонами присяжным заседателям. Обращает также внимание на то, что адвокат неоднократно, в некорректной форме высказывался в адрес государственных обвинителей, при этом замечания с разъяснением присяжным о недопустимости учета его высказываний при вынесении вердикта председательствующим делались не во всех случаях. Считает, что указанные обстоятельства, явившиеся предметом исследования в суде в присутствии присяжных заседателей, могли повлиять на формирование их позиции по вопросу доказанности вины Холодилова.

В возражениях на кассационное представление государственного обвинителя адвокат Хозинский А.Н. просит оставить представление без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, судебная коллегия находит, что приговор суда в отношении Холодилова постановлен в соответствии с основанным на всестороннем и полном исследовании материалов дела вердиктом коллегии присяжных заседателей о невиновности Холодилова в предъявленном ему обвинении.

Доводы государственного обвинителя о том, что при производстве по данному делу допущены нарушения уголовно-процессуального закона, влекущие отмену приговора, являются несостоятельными, противоречащими материалам дела.

В соответствии со ст. 385 ч. 2 УПК РФ, оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен лишь при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

Как видно из материалов дела, таких нарушений уголовно-процессуального закона при производстве по данному уголовному делу не допущено. В кассационном представлении государственного обвинителя также не указано, какие нарушения уголовно-процессуального закона повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

Коллегия присяжных заседателей сформирована в соответствии с требованиями ст. ст. 328, 330 УПК РФ. По окончании ее формирования заявлений о роспуске коллегии ввиду тенденциозности ее состава от сторон, в том числе и от стороны обвинения, не поступало.

Судебное следствие, как следует из протокола судебного заседания, проведено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, с достаточной полнотой и объективно, а также с учетом положений ст. 335 УПК РФ, определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей.

Принцип состязательности и равноправия сторон председательствующим соблюден, стороны не были ограничены в праве представления доказательств, все представленные доказательства судом исследованы, заявленные ходатайства разрешены председательствующим в установленном законом порядке и по ним приняты правильные, мотивированные решения. По окончании судебного следствия ни у кого из участников процесса каких-либо ходатайств о дополнении не было.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационного представления о том, что стороной защиты путем высказываний по поводу мотива оговора подсудимого со стороны потерпевшей и о неполноте проведенной пожарно-технической экспертизы были подвергнуты сомнению доказательства, подтверждающие виновность Холодилова, а в связи с этим и

объективность предварительного следствия, что могло повлиять на формирование позиции присяжных заседателей по вопросу доказанности вины подсудимого.

Как видно из протокола судебного заседания, после того, как сторона защиты пыталась ссылаться на обстоятельства, не подлежащих исследованию в суде с участием присяжных заседателей, в частности на взаимоотношения подсудимого и потерпевшей, а также на неполноту предварительного следствия, председательствующий в соответствии с требованиями закона делал адвокату соответствующие замечания и обращался к присяжным заседателям с просьбой не принимать во внимание указанные сведения при вынесении вердикта.

В напутственном слове председательствующий вновь напомнил присяжным заседателям о данных обстоятельствах и обратил их внимание на то, что заявления и выступления сторон не являются доказательствами и выражают лишь их мнения и позиции.

Несостоятельными являются и доводы представления о том, что защитник подсудимого в своем выступлении ссылался на доказательства, которые не были представлены сторонами, а также неоднократно в некорректной форме высказывался в адрес государственных обвинителей.

Как следует из протокола судебного заседания, указывая в ходе судебных прений на состояние одежды потерпевшей, сторона защиты ссылалась на исследованные в судебном заседании показания свидетеля [скрыто], а не на осмотр этих предметов в качестве вещественных

доказательств, как об этом неверно указывается государственным обвинителем. Каких-либо других данных, свидетельствующих о том, что сторона защиты в судебных прениях ссылалась на доказательства, которые не были исследованы в судебном заседании, в кассационном представлении не приведено. Не усматривается из протокола судебного заседания и данных, свидетельствующих о некорректных высказываниях стороны защиты в адрес государственных обвинителей.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что доводы кассационного представления о том, что указанные в представлении действия стороны защиты вызвали предубеждение присяжных заседателей и повлияли на содержание поставленных перед ними вопросов и ответов на них, являются несостоятельными, поскольку не основаны на материалах дела.

Вопросный лист и напутственное слово председательствующего соответствуют требованиями ст. ст. 338, 339, 340 УПК РФ.

Вердикт присяжными заседателями вынесен в соответствии с положениями ст. 343 УПК РФ, является ясным и непротиворечивым.

Поскольку вердиктом коллегии присяжных заседателей признано недоказанным совершение Холодиловым преступления, по которому ему было предъявлено обвинение, суд на основании п. 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ правильно постановил в отношении него оправдательный приговор.

При таких обстоятельствах оснований для отмены приговора по доводам кассационного представления судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Тверского областного суда с участием присяжных заседателей от 3 июля 2009 года в отношении Холодилова [скрыто] оставить без изменения, а кассационное представление

государственного обвинителя Верещагина П.Е. - без удовлетворения. Председательствующий Судьи

Копия верна: судья Верховного Суда РФ ИА.В. Старков

Статьи законов по Делу № 35-О09-24СП

УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 330. Роспуск коллегии присяжных заседателей ввиду тенденциозности ее состава
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 343. Вынесение вердикта

Производство по делу

Загрузка
Наверх