Дело № 35-О09-26

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 22 октября 2009 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Старков Андрей Владимирович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 35-О09-26

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 22 октября 2009 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Нестерова ВВ.,
судей Старкова А.В. и Истоминой Г.Н.,
при секретаре Алиеве А.И.

рассмотрела в судебном заседании от 22 октября 2009 года кассационные жалобы осужденных Антипова Ю.В., Бабина Е.В., Глазунова А.Б., Доронина С.Н., Семиёшкина Р.В., Суслова В.Н., адвокатов Рыбка Л.П., Кабановой М.В., Земляковой К.Е. и Бовкунова А.Б. на приговор Тверского областного суда от 25 мая 2009 года, которым АНТИПОВ Ю В , осужден: - по ст. 209 ч. 1 УК РФ (создание банды с Сусловым и руководство ею) к 11 годам лишения свободы; - по ст. 162 ч. 3 п.п. «а,б,в» УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 июля 2003 года № 111-ФЗ) (по эпизодам 25 марта 2003 года, 12 мая 2003 года, 14 октября 2003 года) к 8 годам 6 месяцам лишения свободы; - по ст. 162 ч. 4 п.п. «а,б» УК РФ (по эпизоду от 1 марта 2004 г.) к 10 годам лишения свободы; - по ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (по эпизоду от 2 февраля 2005 г.) к 9 годам лишения свободы; 2 - по ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (по эпизоду от 19 апреля 2005 г.) к 9 годам лишения свободы; - по ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (по эпизоду от 14 июня 2005 г.) к 9 годам лишения свободы; - по ст. 162 ч. 4 п.п. «а,в» УК РФ (по эпизоду от 7 июля 2005 г.) к 10 годам лишения свободы; - по ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (по эпизоду от 2 августа 2005 г.) к 10 годам лишения свободы; - по ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (по эпизоду от 22 ноября 2005 г.) к 10 годам лишения свободы; - по ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (по эпизоду от 23 ноября 2006 г.) к 9 годам лишения свободы; - по ст. 209 ч. 1 УК РФ (создание банды с Глазуновым и руководство ею) к 11 годам лишения свободы; - по ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (по эпизоду от 5 марта 2007 г.) к 9 годам лишения свободы; - по ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (по эпизоду от 19 марта 2007 г.) к 9 годам лишения свободы; - по ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (по эпизоду от 12 апреля 2007 г.) к 9 годам лишения свободы.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 15 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 222 ч. 3 УК РФ (по первому обвинению) и по ст. 222 ч. 3 УК РФ (по второму обвинению) Антипов Ю.В. оправдан за отсутствием состава преступления.

БАБИН Е В осужден: - по ст. 209 ч. 1 УК РФ к 9 годам лишения свободы; - по ст. 162 ч. 3 п.п. «а,б,в» УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 июля 2003 года № 111-ФЗ) (по эпизодам 25 марта 2003 года, 14 октября 2003 года) к 8 годам лишения свободы; - по ст. 162 ч. 4 п.п. «а,б» УК РФ к 9 годам лишения свободы.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 10 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. 3 По ст. 222 ч. 3 УК РФ Бабин ЕВ. оправдан за отсутствием состава преступления.

ГЛАЗУНОВ А Б , осужден: - по ст. 209 ч. 1 УК РФ к 9 годам лишения свободы; - по ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (по эпизоду от 5 марта 2007 г.) к 8 годам 6 месяцам лишения свободы; - по ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (по эпизоду от 19 марта 2007 г.) к 8 годам 6 месяцам лишения свободы; - по ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (по эпизоду от 12 апреля 2007 г.) к 8 годам 6 месяцам лишения свободы.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 10 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 222 ч. 3 УК РФ Глазунов А.Б. оправдан за отсутствием состава преступления.

ДОРОНИН С Н , судимый: 1) 26 марта 2003 года по ст. ст. 163 ч. 2 п.п. «а,в», 222 ч. 1, 69 ч. 3 УК РФ к 3 годам 2 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев; 2) 7 августа 2006 года, с учетом внесенных в приговор изменений, по ст. ст. 33 ч. 3 и 158 ч. 1, 222 ч. 1,33 ч. 3 и 161 ч. 2 п.п. «а,г,д», 69 ч. 3, 70 УК РФ к 5 годам лишения свободы, осужден по ст. 162 ч. 3 п.п. «а,б,в» УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 июля 2003 года № 111-ФЗ) к 8 годам лишения свободы В соответствии со ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений путем полного сложения назначенного наказания с наказанием по приговору от 7 августа 2006 года окончательно назначено 12 лет 8 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. В окончательное наказание зачтено наказание, отбытое по приговору от 7 августа 2006 года, в виде 4 лет 8 месяцев лишения свободы.

По ст. 222 ч. 3 УК РФ Доронин С.Н. оправдан за отсутствием состава преступления. 4 СЕМИЁШКИН Р В осужден: - по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы; - по ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (по эпизоду от 5 марта 2007 г.) к 9 годам лишения свободы; - по ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (по эпизоду от 19 марта 2007 г.) к 9 годам лишения свободы; - по ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (по эпизоду от 12 апреля 2007 г.) к 9 годам лишения свободы.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 10 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 222 ч. 3 УК РФ Семиёшкин Р.В. оправдан за отсутствием состава преступления.

СУСЛОВ В Н , осужден: - по ст. 209 ч. 1 УК РФ к 10 годам 6 месяцам лишения свободы; - по ст. 162 ч. 3 п.п. «а,б,в» УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 июля 2003 года № 111-ФЗ) (по эпизодам 25 марта 2003 года, 12 мая 2003 года, 14 октября 2003 года) к 8 годам 6 месяцам лишения свободы; - по ст. 162 ч. 4 п.п. «а,б» УК РФ (по эпизоду от 1 марта 2004 г.) к 9 годам 6 месяцам лишения свободы; - по ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (по эпизоду от 2 февраля 2005 г.) к 9 годам лишения свободы; - по ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (по эпизоду от 19 апреля 2005 г.) к 9 годам лишения свободы; - по ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (по эпизоду от 14 июня 2005 г.) к 9 годам лишения свободы; - по ст. 162 ч. 4 п.п. «а,в» УК РФ (по эпизоду от 7 июля 2005 г.) к 10 годам лишения свободы; - по ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (по эпизоду от 2 августа 2005 г.) к 10 годам лишения свободы; - по ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (по эпизоду от 22 ноября 2005 г.) к 10 годам лишения свободы; 5 - по ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (по эпизоду от 23 ноября 2006 г.) к 9 годам лишения свободы; - по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 13 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 222 ч. 3 УК РФ Суслов В.Н. оправдан за отсутствием состава преступления.

Этим же приговором постановлено взыскать солидарно в счет возмещения материального ущерба: с Антипова Ю.В., Доронина С.Н. и Суслова В.Н. в пользу К рублей; с Антипова Ю.В. и Суслова В.Н. в пользу С рублей и в пользу Х рублей.

Кроме того постановлено принадлежащий Бабину Е.В. автомобиль « государственный регистрационный знак конфисковать в доход государства как орудие преступления.

Приговором суда осужденные признаны виновными в совершении следующих преступлений.

Антипов - в создании двух устойчивых вооруженных групп (банд) в целях нападения на граждан и организации и в руководстве этими группами (бандами); в четырнадцати разбойных нападениях в целях хищения чужого имущества, совершенных с угрозой применения и с применением насилия, опасного для жизни, с применением оружия и предмета, используемого в качестве оружия, организованной группой и в том числе, совершенных в целях завладения имуществом в крупном и особо крупном размере, а также с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших и с незаконным проникновением в помещение.

Бабин - в создании устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан и организации и в руководстве этой группой (бандой); в трех разбойных нападениях в целях хищения чужого имущества, совершенных с угрозой применения и с применением насилия, опасного для жизни, с применением оружия и предмета, используемого в качестве оружия, организованной группой и в том числе, кроме того, совершенных в целях завладения имуществом в крупном и особо крупном размере, а также с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и с незаконным проникновением в помещение. 6 Доронин - в двух разбойных нападениях в целях хищения чужого имущества, совершенных с угрозой применения и с применением насилия, опасного для жизни, с незаконным проникновением в помещение, с применением оружия и предмета, используемого в качестве оружия, организованной группой, в целях завладения имуществом в крупном размере.

Глазунов - в создании устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан и организации; в трех разбойных нападениях в целях хищения чужого имущества, совершенных с угрозой применения и с применением насилия, опасного для жизни, с применением оружия, организованной группой и в том числе, совершенных в крупном размере.

Семиёшкин - в участии в устойчивой вооруженной группе (банде) и в совершаемых ею нападениях; в трех разбойных нападениях в целях хищения чужого имущества, совершенных с угрозой применения и с применением насилия, опасного для жизни, с применением оружия, организованной группой и в том числе, совершенных в крупном размере.

Суслов - в создании устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан и организации и в руководстве этой группой (бандой); в одиннадцати разбойных нападениях в целях хищения чужого имущества, совершенных с угрозой применения и с применением насилия, опасного для жизни, с применением оружия и предмета, используемого в качестве оружия, организованной группой и в том числе, совершенных в целях завладения имуществом в крупном и особо крупном размере, а также с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших и с незаконным проникновением в помещение; в незаконном хранении огнестрельного оружия и боеприпасов.

Преступления совершены в г. и области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Старкова А.В., объяснения осужденных Бабина Е.В., Суслова В.Н., адвокатов Шинелевой Т.Н., Богославцевой О.И., Бовкунова А.В. и Берзегова А.А., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Киселевой М.В., полагавшей оставить кассационные жалобы без удовлетворения, судебная коллегия

установила:

В кассационных жалобах и в дополнениях к ним: осужденный Антипов выражает несогласие с приговором, считает его незаконным, необоснованным и несправедливым. Указывает, что судебное следствие проведено неполно, необъективно и с обвинительным уклоном.

Утверждает, что преступления, за которые осужден, он не совершал, явки с 7 повинной не писал и показаний в ходе предварительного следствия не давал, был вынужден подписать чистые листы бумаги и процессуальные бланки, так как к нему применялось физическое насилие и не был предоставлен адвокат.

Считает, что положенные в основу приговора его явки с повинной и протоколы его допросов, также как и вторичные протоколы допросов потерпевших, которые являются более подробными и появились в деле после задержания осужденных, являются недопустимыми доказательствами, так как сфальсифицированы следователем. Указывает, что, кроме применения к нему недозволенных методов ведения следствия, при производстве по данному делу допущены и другие нарушения закона, которые выразились в том, что по окончании предварительного следствии он не был ознакомлен с материалами уголовного дела, а суд необоснованно отказал в удовлетворении его ходатайства о признании его явок с повинной и показаний на предварительном следствии, а также показаний потерпевших, недопустимыми доказательствами и о назначении по этому поводу почерковедческих экспертиз. Считает, что суд необоснованно оставил без удовлетворения ходатайство стороны защиты о признании недопустимыми и вещественных доказательств по данному делу, поскольку они изъяты, приобщены к делу, исследованы и осмотрены в судебном заседании с грубыми нарушениями закона. Полагает, что о необъективности приговора и о том, что он основан лишь на материалах предварительного следствия, свидетельствует и то обстоятельство, что протокол судебного заседания, в котором должны быть отражены все исследованные судом доказательства, к моменту удаления судьи в совещательную комнату готов не был. Просит приговор в части его осуждения по ст. 209 ч. 1 УК РФ и по эпизодам разбойных нападений с Дорониным, Сусловым и Бабиным отменить и дело производством прекратить, а по остальным эпизодам переквалифицировать его действия на ст. 162 ч. 2 УК РФ и назначить наказание с применением ст. 62 УК РФ; адвокат Землякова К.Е. в защиту осужденного Антипова Ю.В., выражая несогласие с приговором, указывает, что в ходе судебного заседания не добыто доказательств, свидетельствующих о виновности Антипова в создании банды и в совершении им разбойных нападений совместно с Сусловым, Дорониным и Бабиным. Считает, что приговор в этой части основан лишь на явках с повинной и показаниях Антипова и Доронина, данных в ходе предварительного следствия, которые являются недопустимыми доказательствами, так как получены с нарушением требований закона или сфальсифицированы. Кроме того, как полагает адвокат, данные показания Антипова и Доронина не согласуются между собой и не соответствуют показаниям потерпевших и свидетелей об обстоятельствах совершенных на них нападений, которые также содержат существенные противоречия. Выражает несогласие с приговором и в части осуждения Антипова по эпизодам создания банды и совершения разбойных нападений с Глазуновым и Семиёшкиным. Указывает при этом, что данная группа не отвечала таким обязательным для банды признакам, как устойчивость, тесная взаимосвязь, длительность существования. Кроме того, 8 считает, что приговор в отношении Антипова подлежит изменению в связи с его чрезмерной строгостью. Считает, что с учетом явок с повинной Антипова, активного способствования раскрытию преступлений, наличия малолетних детей и отсутствия отягчающих обстоятельств, суд должен быть назначить ему наказание с применением ст. 62 УК РФ, однако суд не указал в приговоре на применение данной статьи уголовного закона. Полагает, что суд необоснованно удовлетворил гражданские иски потерпевших К и С , поскольку в материалах дела отсутствует документальное подтверждение суммы причиненного им ущерба. Просит приговор в части создания Антиповым банды по обоим эпизодам и в части совершения разбойных нападений с Сусловым, Бабиным и Дорониным отменить и уголовное дело прекратить за отсутствием состава преступлений; по эпизодам разбойных нападений с Глазуновым и Семиёшкиным переквалифицировать действия Антипова на ст. 162 ч. 2 УК РФ и снизить наказание, а в удовлетворении гражданских исков потерпевших К и С отказать; осужденный Бабин считает приговор незаконным и необоснованным.

Указывает, что к совершенным преступления он не причастен, а выводы суда о его виновности не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и содержат существенные противоречия. Утверждает, что приговор основан на показаниях Антипова, данных в ходе предварительного следствия, которые тот в судебном заседании не подтвердил и заявил, что в этих показаниях оговорил его под давлением работников милиции, а также на показаниях потерпевших, которые между собой не согласуются и имеют существенные противоречия.

Указывает также, что выводы суда о его виновности по ст. 209 ч. 1 УК РФ являются необоснованными, поскольку никакими доказательствами, свидетельствующими о том, что он распределял роли или выполнял другие функции, связанные с созданием и руководством бандой, не подтверждаются.

Кроме того, считает, что суд в нарушение уголовно-процессуального закона необоснованно отклонил ходатайства участников уголовного процесса об установлении обстоятельств, имеющих существенное значение для дела, в частности ходатайство стороны защиты о назначении почерковедческой экспертизы по явкам с повинной Антипова и обосновал приговор доказательствами, признанными им же недопустимыми. Указывает также, что опознание его Антиповым произведено с нарушением требований закона, под давлением работников милиции, не проведена очная ставка между ним и Антиповым, в судебном заседании исследовались не все вещественные доказательства, а те из них, которые были осмотрены, не были упакованы надлежащим образом. Утверждает, что недопустимыми доказательствами являются и все заключения экспертиз, которые были даны экспертами ЭКЦ УВД г. , поскольку эти эксперты подчинены начальнику УВД и являются заинтересованными лицами. Обращает внимание на то, что в судебном заседании потерпевшие заявили, что были допрошены только один раз, в материалах же дела имеются и другие протоколы их допросов, в которых их показания являются более подробными и имеют существенные противоречия с 9 их первоначальными показаниями в части суммы похищенных у них денег, количества нападавших, а также использованных при нападениях автомашин и оружия. Считает, что все это свидетельствует о фальсификации материалов уголовного дела, однако, суд данным обстоятельствам оценки не дал, противоречия не устранил и не указал в приговоре, по каким основаниям он принял одни и отверг другие доказательства. Кроме того, утверждает в жалобе, что суд при допросе потерпевших и свидетелей задавал им наводящие вопросы и положил в основу приговора показания, не соответствующие их показаниям в судебном заседании. Указывает также на неполноту протокола судебного заседания и на неправильное отражение в нем того, что происходило в ходе судебного разбирательства. Считает, что суд необоснованно конфисковал принадлежащий ему автомобиль, так как он не был признан вещественным доказательством, а при назначении наказания лишь перечислил смягчающие наказание обстоятельства и фактически их не учел. Просит приговор в отношении него отменить и уголовное дело прекратить; адвокат Бовкунов А.Б. в защиту осужденного Бабина считает, что приговор является необоснованным и подлежит отмене, а производство по делу прекращению. Утверждает, что сторона обвинения не представила в судебном заседании доказательств того, что Бабин вступил в банду, руководил ею и предоставил в распоряжение банды свою автомашину, считает, что выводы суда в этой части основаны на предположениях. Указывает, что осужденные Антипов и Доронин в своих показаниях, данных в ходе предварительного следствия, которые судом положены в основу приговора, оговорили Бабина, поэтому эти показания не могут быть приняты во внимание. Кроме того, указывает, что показания Антипова и Доронина в этой части являются противоречивыми, в судебном заседании осужденные их не подтвердили, а достоверность подписей Антипова в протоколах его допросов вызывает сомнения, очные ставки между ними следователем не проведены, однако всем этим обстоятельствам суд не дал никакой оценки. Полагает, что показания потерпевших, на которые суд сослался в приговоре, также не уличают Бабина в совершении преступлений, за которые он осужден, так как их показания, в частности, относительно цвета автомобиля Бабина, являются противоречивыми и не соответствуют фактическим обстоятельствам, установленным в судебном заседании. Считает, что оправдание Бабина по ст. 222 УК РФ также свидетельствует о том, что он не знал о существовании банды, её вооружении и не совершал преступлений в её составе. Кроме того, указывает, что суд необоснованно конфисковал автомобиль Бабина, поскольку данный автомобиль не является вещественным доказательством виновности Бабина в совершении преступлений и является совместным имуществом Бабина и его жены, нажитым в период их брака. Просит приговор в отношении Бабина отменить и дело производством прекратить, а также исключить из приговора указание о конфискации принадлежащего Бабину автомобиля; 10 осужденный Семиёшкин выражает несогласие с приговором в части его осуждения по ст. 209 ч. 2 УК РФ и считает, что выводы суда о создании Антиповым и Глазуновым банды, а также о его участии в этой банде, являются необоснованными, поскольку каких-либо доказательств, подтверждающих наличие необходимых признаков банды, в частности, устойчивости, длительности её существования, тесной взаимосвязи и согласованности действий её участников, не имеется. В связи с этим считает, что его действия, связанные с разбойными нападениями, должны быть квалифицированы по ст. 162 ч. 2 УК РФ, как совершенные группой лиц по предварительному сговору.

Кроме того, указывает, что при назначении наказания суд не принял во внимание и не отразил смягчающие наказание обстоятельства: его явку с повинной, активное способствование раскрытию преступлений и изобличению других участников преступлений, наличие на иждивении несовершеннолетнего ребенка, - и назначил ему наказание, не соответствующее тяжести совершенных им преступлений. Обращает при этом внимание на то, что суд в нарушение требований закона назначил осужденным Бабину и Глазунову по ст. 209 ч. 1 УК РФ наказание ниже низшего предела, предусмотренного санкцией этой статьи, без применения ст. 64 УК РФ. Просит приговор отменить или изменить, квалифицировать его действия и назначить наказание в соответствии с требованиями закона; адвокат Кабанова М.В. в защиту осужденного Семиёшкина считает приговор незаконным, необоснованным и подлежащим отмене. Полагает, что виновность Семиёшкина по ст. 209 ч. 2 УК РФ не нашла своего подтверждения, поскольку роль Антипова как организатора банды не установлена, не доказано и наличие таких признаков банды, как устойчивость, длительность существования, согласованность действий её участников. Считает, что исследованные в судебном заседании доказательства, наоборот, свидетельствуют о том, что Антипов не создавал банду и не был её руководителем, а отношения между осужденными складывались спонтанно, на короткий период времени и осужденные при этом не осознавали себя участниками банды. Кроме того, указывает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Обращает при этом внимание на то, что суд указал в приговоре, что Семиёшкин свою вину признал частично, тогда как он признал вину в полном объеме, а сославшись на показания Семиёшкина и Глазунова при их допросах в качестве подозреваемых, суд указал конкретную сумму денег, которую каждый из них получил в результате разбойного нападения 5 марта 2007 года, однако таких показаний они не давали. Утверждает, что в приговоре искажены показания её подзащитного и по другим эпизодам. Обращает внимание на нарушение судом при вынесении приговора уголовного закона, которое выразилось в том, что суд, не применяя положения ст. 64 УК РФ, назначил осужденным Глазунову и Бабину по ст. 209 ч. 1 УК РФ наказание ниже низшего предела, предусмотренного санкцией этой статьи. Полагает, что при вынесении приговора суд не учел в полной мере смягчающие вину Семиёшкина 11 обстоятельства: явку с повинной, активное способствование раскрытию преступлений, молодой возраст, отсутствие судимости, наличие на иждивении несовершеннолетнего ребенка, отсутствие тяжких последствий и не применил к нему ст. ст. 62, 64 УК РФ при наличии к тому оснований. Просит приговор в отношении Семиёшкина изменить, назначить ему наказание с применением ст. 64 УК РФ; осужденный Глазунов считает приговор несправедливым вследствие чрезмерной суровости назначенного ему наказания. Указывает, что суд не в полной мере учел смягчающие наказание обстоятельства, в том числе явку с повинной, активное способствование в раскрытии преступлений, полное признание вины. Просит приговор изменить и назначить ему более мягкое наказание с применением ст. 64 УК РФ; осужденный Доронин, не оспаривая обоснованности своего осуждения по ст. 162 ч. 3 п.п. «а,б,в» УК РФ, выражает несогласие с приговором в части назначенного ему наказания. Считает, что при назначении наказания суд правильно перечислил в приговоре смягчающие обстоятельства, однако не учел их в полной мере, как того требует ст. 60 УК РФ, и при наличии достаточных оснований не применил положения ст. 64 УК РФ и назначил ему чрезмерно суровое наказание. Кроме того, полагает, что при назначении наказания по правилам ст. 69 ч. 5 УК РФ суд необоснованно применил принцип полного сложения наказаний и не зачел в срок отбытого наказания время содержания его под стражей по приговору от 26 марта 2003 года. Просит приговор изменить, снизить назначенное ему наказание и зачесть в срок отбытого наказания время содержания под стражей по первому приговору; осужденный Суслов выражает несогласие с приговором, считает его незаконным, необоснованным, несправедливым, постановленным с грубыми нарушениями уголовно-процессуального закона. Утверждает, что судебное следствие по данному делу проведено необъективно, с обвинительным уклоном, а выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, не подтверждаются рассмотренными в судебном заседании доказательствами и основаны на доказательствах, признанных судом недопустимыми. Указывает, что суд в основу приговора положил явки с повинной и показания Антипова, данные в ходе предварительного следствия, однако, в судебном заседании Антипов эти показания не подтвердил и заявил, что в ходе предварительного следствия к нему применялись недозволенные методы ведения следствия, подписи в явках с повинной и его показаниях ему не принадлежат. Считает, что в связи с этим суду необходимо было назначить по данному делу почерковедческую экспертизу, однако, ходатайство стороны защиты об этом необоснованно оставлено без удовлетворения. Кроме того, просит обратить внимание на то, что явки с повинной и показания Антипова на предварительном следствии являются непоследовательными, содержат существенные противоречия и не 12 согласуются с показаниями осужденного Доронина, потерпевших и не подтверждаются другими исследованными судом доказательствами. Полагает, что при таких обстоятельствах явки с повинной и показания Антипова, данные в ходе предварительного следствия, следует признать недопустимыми доказательствами. Считает, что суд необоснованно положил в основу приговора явки с повинной и показания Доронина, данные на предварительном следствии, так как они также получены с нарушением требований закона, содержат существенные противоречия, опровергаются показаниями потерпевших и другими полученными в ходе судебного разбирательства доказательствами, что свидетельствует также и о том, что Доронин в своих показаниях оговорил его. Просит обратить внимание на то, что показания потерпевших в части суммы похищенных у них денег, количества нападавших, использованных при нападениях автомашин и оружия являются непоследовательными, документально ничем не подтверждаются и противоречат показаниям осужденных. Кроме того, в судебном заседании потерпевшие пояснили, что в ходе предварительного следствия они были допрошены только один раз, вместе с тем в материалах дела имеется по два-три протокола их допроса, при этом в протоколах, составленных после задержания осужденных, уже имеются данные о конкретных приметах нападавших, а также об использованных ими автомобилях и оружии. Считает, что указанные обстоятельства свидетельствуют о фальсификации следователем материалов уголовного дела, однако, суд данным обстоятельствам оценки не дал и, кроме того, не указал в приговоре, по каким причинам он признал достоверными одни доказательства и отверг другие. Полагает, что суд необоснованно положил в основу его обвинения, в том числе и по ст. 222 ч. 1 УК РФ, протокол обыска в его квартире, поскольку указанное следственное действие проведено без разрешения суда, в отсутствии понятых, в протоколе неправильно указан номер квартиры. Считает, что для проверки данных обстоятельств суду следовало вызвать в судебное заседание для допроса лиц, указанных в данном протоколе в качестве понятых, однако суд в удовлетворении его ходатайства об этом необоснованно отказал и, кроме того, исказил в приговоре показания его жены С , допрошенной по данным обстоятельствам в качестве свидетеля.

Утверждает, что недопустимыми доказательствами являются протокол опознания Бабина Антиповым, поскольку, как следует из их показаний в судебном заседании, указанное следствие было проведено с грубыми нарушениями закона, а также заключение экспертизы по изъятым пулям по эпизоду от 2 февраля 2005 года, так как, согласно протоколам осмотра транспортного средства и выемки, экспертиза была проведена до производства указанных следственных действий. Указывает, что суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о признании недопустимыми доказательствами осмотренных в судебном заседании вещественных доказательств и заключений экспертиз по исследованию этих вещественных доказательств, так как осмотренные в судебном заседании вещественные доказательства не были упакованы надлежащим образом, их количество превышало количество изъятых вещественных доказательств, а экспертизы были проведены 13 экспертами ЭКЦ УВД г. , которые подчинены начальнику УВД, следовательно, находятся в служебной зависимости от него и поэтому являются заинтересованными в исходе дела лицами. Кроме того, утверждает, что ему не было разъяснено его право заявления отвода экспертам, а при ознакомлении с материалами дела его необоснованно ограничили во времени. Считает, что необоснованно суд признал недостоверными показания свидетелей стороны защиты, подтвердивших его алиби по эпизодам 22 ноября 2005 года и 23 ноября 2006 года, так как их показания в этой части являются последовательными и подтверждаются соответствующими медицинскими документами. Просит обратить внимание на то, что приговор, кроме того, содержит существенные противоречия, а изложенные в нем показания свидетелей, в частности М и С , искажены. Указывает также на неполноту протокола судебного заседания и на необъективное отражение в нем хода судебного разбирательства. Просит приговор отменить и уголовное дело в отношении него прекратить; адвокат Рыбка Л.П. в защиту осужденного Суслова считает приговор незаконным, необоснованным и несправедливым. Полагает, что осуждение Суслова за создание, руководство и участие в банде, а также за участие в разбойных нападениях и за хранение оружия, основано на доказательствах недопустимых, недостаточных и необоснованных. Оспаривая обоснованность осуждения Суслова за создание банды, указывает на противоречия выводов суда в этой части, которые, по мнению адвоката, выразились в том, что посчитав установленным факт приобретения Антиповым и Сусловым оружия и боеприпасов, суд вместе с тем оправдал Суслова по ст. 222 ч. 3 УК РФ в связи с тем, что его действия по незаконному хранению, перевозке и ношению данного оружия и боеприпасов не нашли своего подтверждения. Обращает внимание при этом также на то, что согласно установленным в судебном заседании фактическим обстоятельствам дела, обнаруженные и изъятые в ходе предварительного следствия оружие и боеприпасы использовались лишь при разбойных нападениях, которые были совершены без участия Суслова, а использованный при разбойном нападении 25 марта 2003 года пистолет был приобретен, как указано в приговоре, Дорониным. Кроме того указывает, что положив в основу обвинения Суслова показания Антипова, данные в ходе предварительного следствии, суд не дал никакой оценки противоречивости этих показаний, а также утверждениям Антипова о том, что с Сусловым он расстался в начале 2006 года, то есть до разбойного нападения 23 ноября 2006 года, за которое Суслов, несмотря на это, также осужден. Считает, что суд незаконно положил в основу обвинительного приговора в отношении Суслова и явки с повинной Антипова, так как в нарушение требований закона они были получены после возбуждения уголовного дела, без соответствующих поручений следователя, без разъяснения Антипову его права не свидетельствовать против себя и пользоваться помощью адвоката, а также без предупреждения его об ответственности за заведомо ложный донос. Полагает, что недопустимыми и недостоверными являются и другие приведенные судом 14 доказательства вины Суслова, в том числе показания потерпевших, поскольку никто из них не опознал ни одного из осужденных и приметы нападавших они стали называть лишь после задержания осужденных, а также протокол обыска в квартире Суслова, так как судом была установлена законность производства обыска в квартире с другим номером. Считает, что не могут быть положены в основу обвинения Суслова и показания Доронина и его явки с повинной, так как получены они с нарушением закона и также как и показания свидетелей стороны обвинения содержат существенные противоречия, которые судом не устранены и не получили надлежащей оценки. Утверждает, что суд необоснованно признал недостоверными показания свидетелей защиты, подтвердивших алиби Суслова, поскольку их показания являются логичными и подтверждаются соответствующими документами. Кроме того считает, что перечислив обстоятельства, смягчающие наказание Суслова, суд не учел их реально при назначении наказания, а также не принял во внимание, что Суслов не являлся инициатором преступлений, его роль была менее активна и от его действий никому из потерпевших не был причинен вред здоровью. Просит приговор в отношении Суслова отменить и дело производством прекратить в связи с недоказанностью его участия в инкриминируемых ему деяниях.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденных в совершении указанных выше преступлений, кроме виновности Суслова в незаконном хранении боеприпасов, а Доронина - в причинении при совершении разбойного нападения тяжкого вреда здоровью потерпевшего, правильными, основанными на исследованных в судебном заседании доказательствах, анализ и оценка которых подробно приведены в приговоре.

Доводы кассационных жалоб о необоснованном осуждении Суслова за незаконное хранение огнестрельного оружия, являются несостоятельными.

Выводы суда о виновности Суслова в совершении указанного преступления подтверждаются протоколом обыска по месту жительства Суслова, в ходе которого, кроме трикотажных шапочек - масок и вязаной шапочки с прорезями для глаз, был обнаружен и изъят самодельный пистолет, который по заключению эксперта изготовлен из пневматического пистолета МР-654К и является самодельным нарезным огнестрельным оружием.

Приведенные в кассационных жалобах осужденного Суслова и его защитника доводы о необходимости признания указанного выше протокола обыска по месту жительства Суслова недопустимым доказательством судом проверялись и обоснованно признаны несостоятельными.

При этом суд правильно указал в приговоре, что обыск по месту жительства Суслова и изъятие обнаруженных в ходе обыска предметов, в том числе и пистолета, произведены в соответствии с требованиями УПК РФ. 15 С постановлением о производстве обыска и с протоколом, составленным в ходе указанного следственного действия, Суслов был ознакомлен, ему также были разъяснены его права, в том числе и право делать подлежащие внесению в протокол замечания о его дополнении или уточнении, однако каких-либо замечаний по указанным в протоколе сведениям и проведенным следственным действиям от Суслова не поступало, о чем свидетельствуют его подписи в данных документах.

Кроме того, суд правильно указал, что осужденный Суслов, а также свидетели С и З подтвердили в судебном заседании, что фактически обыск проходил по месту жительства Суслова в квартире № , поэтому то обстоятельство, что в постановлении о производстве обыска, в протоколе обыска и в уведомлении судьи о проведенном обыске вместо квартиры № ошибочно указана квартира № , не является основанием для признания протокола обыска и изъятых в ходе его проведения предметов недопустимыми доказательствами.

С учетом данных обстоятельств, судебная коллегия считает, что правильным является и решение суда об отказе в удовлетворении ходатайства стороны защиты о вызове в судебное заседание для допроса лиц, участвовавших в проведении обыска в квартире Суслова в качестве понятых.

Таким образом, выводы суда о доказанности вины Суслова в незаконном хранении огнестрельного оружия, а также квалификация его действий в этой части являются правильными.

Вместе с тем, как видно из приговора, оценивая представленные сторонами доказательства, суд признал недопустимым заключение эксперта в части признания боеприпасами четырех патронов, обнаруженных экспертом при производстве экспертизы в магазине изъятого у Суслова пистолета, по тем основаниям, что в ходе обыска эти патроны не извлекались и их изъятие в протоколе обыска не отражено, и указал в приговоре, что в связи с этим признак незаконного хранения боеприпасов из обвинения Суслова по ст. 222 ч.

1 УК РФ следует исключить.

Однако, делая вывод о том, как следует квалифицировать действия подсудимых, суд указал в приговоре, что действия Суслова по эпизоду незаконного хранения им самодельного пистолета и не менее 4 патронов калибра 9 мм следует квалифицировать по ч. 1 ст. 222 УК РФ - незаконное хранение огнестрельного оружия и боеприпасов.

При таких обстоятельствах указание суда об осуждении Суслова за незаконное хранение боеприпасов следует исключить из приговора. 16 Судебная коллегия не может согласиться и с доводами кассационных жалоб о незаконном осуждении Антипова, Суслова, Бабина, Глазунова и Семиёшкина за бандитизм и за совершение ими и Дорониным преступлений в составе организованной группы, а также о неправильной квалификации их действий.

Как следует из материалов дела, в том числе, из показаний самих осужденных, данных в ходе предварительного следствия, показаний потерпевших, свидетелей, заключений судебных экспертиз, протоколов следственных действий, летом 2002 года Антипов и Суслов с целью совершения нападений на граждан и организации создали организованную, устойчивую и вооруженную огнестрельным оружием преступную группу (банду), в которую также вошел Бабин, совместно с которым они руководили бандой, планировали совершение нападений, привлекали к совершению нападений своих знакомых, в том числе Доронина и других неустановленных следствием лиц, и сами непосредственно участвовали в составе организованной группы в совершаемых ею преступлениях.

После распада банды, созданной Антиповым с Сусловым и Бабиным, Антипов вновь, не позднее марта 2007 года, совместно с Глазуновым с целью совершения нападений на граждан и организации создали организованную, устойчивую и вооруженную огнестрельным оружием преступную группу (банду) и руководили ею. В состав банды со времени ее создания вошел и совместно с Антиповым и Глазуновым участвовал в совершаемых ею преступлениях Семиёшкин.

На вооружении у членов указанных банд имелось огнестрельное оружие и боеприпасы: автоматы АКС-74У и АК-74 калибра 5,45 мм и патроны к ним в количестве не менее 300 штук; самодельный пистолет, изготовленный из пневматического пистолета МР-654К; обрез, изготовленный из взаимозаменяемых частей ружья модели ИЖ-К 16 калибра, с охотничьими патронами 16 калибра в количестве 5 штук; неустановленное следствием самодельное огнестрельное оружие под патрон калибра 9x18 мм и не менее 2 патронов калибра 9x18 мм; граната РГД-5, а у банды, созданной Антиповым и Глазуновым, также обрез, изготовленный из ружья конструкции Бердана, и 2 охотничьих патрона 20 калибра. Указанное оружие и боеприпасы члены банд и другие лица использовали при совершении разбойных нападений.

Для обеспечения мобильности при совершении преступлений участники указанных преступных групп (банд) использовали имевшуюся у Бабина автомашину « , а также предоставляемые Сусловым, Дорониным, Глазуновым и Семиёшкиным автомашины « », , , , и другие неустановленные следствием автомашины, на которых они осуществляли предварительное наблюдение за потерпевшими и выезды для совершения преступлений. 17 На предварительном следствии осужденные Антипов, Доронин Глазунов и Семиёшкин, дополняя друг друга, давали подробные показания по обстоятельствам создания банд и совершения разбойных нападений, в которых они, а также Суслов и Бабин принимали участие, о планировании этих преступлений и об осведомленности всех членов организованной группы о наличии и применении при совершении преступлений огнестрельного оружия.

Таким образом, из исследованных судом доказательств следует, что преступные группы, одной из которых руководили Антипов, Суслов и Бабин, а другой Антипов и Глазунов и в которой, кроме них, участвовал Семиёшкин, были вооружены огнестрельным оружием, существовали длительное время в стабильном составе, имели руководителей, транспортные средства, совершаемые этими группами преступления тщательно готовились, действия всех ее членов носили согласованный характер, каждый из них лично принимал участие в совершаемых нападениях, был осведомлен о наличии у соучастников огнестрельного оружия и цели его применения, то есть, вопреки доводам жалоб, указанные группы были организованными, устойчивыми, вооруженными и отвечали всем признакам банды.

При таких обстоятельствах, действия осужденных Антипова, Суслова, Бабина и Глазунова правильно квалифицированы судом по ч. 1 ст. 209 УК РФ, как создание и руководство устойчивой вооруженной группой (бандой), а осужденного Семиёшкина - по ч. 2 ст. 209 УК РФ, как участие в устойчивой вооруженной группе (банде) и совершаемых ею нападениях.

По этим же основаниям действия Антипова, Суслова, Бабина, Глазунова, Семиёшкина и Доронина по отдельным разбойным нападениям правильно квалифицированы судом, как совершенные организованной группой.

Выводы суда о виновности осужденных в совершении отдельных преступлений подтверждаются явками с повинной и показаниями осужденных Антипова, Доронина, Глазунова и Семиёшкина, данными в ходе предварительного следствия и признанными судом допустимыми доказательствами, показаниями потерпевших Т , Т , Ч , И , В ., С , К ., Б , Е ., Р Б , Г , Ч , К Г , М , Д ., П , Ж , И , С , Г , Р ., К ., О , Х , А ., С , Ч , Т ., К ., А ., С , Б , Е ., Ш , Ц ., К ., К ., К ., Д ., Е , Ф ., П , Ш , В , Т , С ,С , О , Д , Е ., показаниями свидетелей 18 М , М , С , А А , К , К ., Л , Л , Б , Д , Х ., Х ., Б ., К , М , Л ., Ц , М , Н ., Л , С , Г , Д , Н ., К , М Р , З , К ., протоколами проверки показаний на месте, осмотра места происшествия, выемки, обыска, опознания и иных следственных действий, заключениями судебных экспертиз, справками о размере причиненного ущерба, а также другими приведенными в приговоре доказательствами.

Доводы кассационных жалоб о непричастности осужденных к совершению указанных ими в жалобах преступлений и о неправильной квалификации их действий судом проверялись и обоснованно признаны несостоятельными.

При этом суд правильно признал достоверными явки с повинной и показания осужденных Антипова, Доронина, Глазунова и Семиёшкина, данные в ходе предварительного следствия, в которых они подробно поясняли об обстоятельствах совершенных ими совместно с Сусловым и Бабиным преступлений, рассказывали о своих действиях и действиях других осужденных при нападениях, об использовании при этом масок, огнестрельного оружия, автомобилей, которые предоставляли Суслов, Доронин, Глазунов и Семиёшкин, а также автомобилей Суслова и Бабина.

Данные показания осужденных об обстоятельствах совершенных ими нападений согласуются с показаниями потерпевших и свидетелей, подтверждаются протоколами осмотра мест происшествия и автомобилей, протоколами обыска, выемки, опознания и других следственных действий, заключениями проведенных по делу экспертиз.

Как видно из материалов дела, приведенные выше явки с повинной, которые судом признаны допустимыми доказательствами, и показания осужденных в ходе предварительного следствия получены с соблюдением требований УПК РФ, допросы осужденных и другие следственные действия с их участием проводились в присутствии адвокатов, каких-либо замечаний по окончании указанных следственных действий от осужденных и их адвокатов не поступало.

Доводы жалоб о том, что явки с повинной и показания на предварительном следствии Антипов давал в результате оказанного на него физического и психического воздействия со стороны работников милиции, а также заявления осужденного Антипова о том, что часть явок с повинной и показаний он вообще не давал, а лишь подписывал чистые листы бумаги и 19 бланки, судом также проверялись и обоснованно признаны несостоятельными, поскольку они опровергаются справками медицинского освидетельствования Антипова, а также заключением эксперта об отсутствии у него в тот период времени каких-либо телесных повреждений и жалоб на состояние здоровья.

Таким образом, каких-либо данных, свидетельствующих о применение к осужденным в ходе предварительного расследования недозволенных методов ведения следствия, о фальсификации указанных выше документов, а также о самооговоре или оговоре ими других осужденных, из материалов дела не усматривается.

Не имелось у суда оснований не доверять и показаниям потерпевших, поскольку их показания, в том числе и в части размера причиненного им в результате совершенных осужденными преступлений имущественного ущерба, являются последовательными, согласуются с показаниями осужденных, данными в ходе предварительного следствия, и подтверждаются другими исследованными в судебном заседании и приведенными в приговоре доказательствами.

Имеющимся незначительным противоречиям в показаниях осужденных Антипова, Доронина, Глазунова и Семиёшкина, данных ими в ходе предварительного следствия, причинам изменения ими своих показаний и выдвинутым ими алиби, а также показаниям свидетелей стороны защиты в судебном заседании, суд дал надлежащую оценку, обоснованно признав их недостоверными, направленными на избежание осужденными ответственности за содеянное, так как они опровергаются их показаниями, данными в ходе предварительного следствия, и совокупностью всех полученных в судебном заседании доказательств.

Таким образом, поскольку приведенные выше показания осужденных, Антипова, Доронина, Глазунова и Семиёшкина, данные в ходе предварительного следствия, согласуются с показаниями потерпевших, свидетелей и другими исследованными и изложенными в приговоре доказательствами, они правильно признаны судом достоверными, соответствующими фактическим обстоятельствам дела и обоснованно положены в основу приговора.

Другие доказательства, на которых основаны выводы суда о виновности осужденных, в том числе, указанные в кассационных жалобах протоколы допросов свидетелей, протоколы осмотра мест происшествия, обыска, выемки, изъятия и опознания, заключения проведенных по делу судебных экспертиз, получены также с соблюдением требований УПК РФ, поэтому оснований для признания этих доказательств недопустимыми, как об этом ставится вопрос в жалобах, у суда не имелось. 20 При таких обстоятельствах, судебная коллегия считает, что судом дана правильная оценка всей совокупности имеющихся по делу доказательств и сделан обоснованный вывод о виновности всех осужденных в совершении ими указанных выше преступлений. Правильной является и правовая оценка действий осужденных.

Вместе с тем приговор в части редакции ст. 162 УК РФ, по которой квалифицированы действия осужденных Антипова, Суслова, Бабина и Доронина по эпизодам разбойных нападений от 25 марта, 12 мая и 14 октября 2003 года, подлежит изменению.

Действия осужденных по указанным эпизодам квалифицированы судом по ст. 162 ч. 3 п.п. «а,б,в» УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 июля 2003 года № 111-ФЗ). Однако указанным Федеральным законом какие-либо изменения в ст. 162 УК РФ не вносились, поэтому действия осужденных Антипова, Суслова и Бабина в этой части предъявленного им обвинения следует переквалифицировать на ст. 162 ч. 3 п.п. «а,б,в» УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года № 64-ФЗ), а действия Доронина - на ст. 162 ч. 3 п.п. «а,б» УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года № 64-ФЗ), поскольку по п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ обвинение ему не предъявлялось и по данному квалифицирующему признаку он осужден необоснованно.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалоб осужденных и их защитников о нарушении в ходе предварительного и судебного следствия уголовно-процессуального закона.

Как видно из материалов дела, предварительное и судебное следствие по данному уголовному делу проведено в соответствии с требованиями УПК РФ, с достаточной полнотой и объективно.

Вопреки доводам жалоб, при задержании осужденных, получении от них явок с повинной и их допросах, назначении и проведении судебных экспертиз требования уголовно-процессуального закона, в том числе о разъяснении им права не свидетельствовать против себя, пользоваться помощью защитника и заявлять отвод эксперту, соблюдены.

Несостоятельными являются и доводы жалоб осужденных Антипова и Суслова о незаконном ограничении их во времени ознакомления с материалами уголовного дела.

Из материалов дела видно, что Антипов и Суслов, приступив к ознакомлению с материалами уголовного дела, явно затягивали время ознакомления с указанными материалами, поэтому на основании постановлений суда им был установлен определенный срок для ознакомления с 21 материалами дела, в который они также без уважительных причин не ознакомились с материалами дела, в связи с этим следователь обоснованно, в соответствии с требованиями ч. 3 ст. 217 УПК РФ, вынес постановления об окончании данного процессуального действия с указанными осужденными.

Как видно из протокола судебного заседания, в ходе судебного следствия стороны не были ограничены в предоставлении доказательств и заявлении ходатайств. Все представленные доказательства судом исследованы и получили надлежащую оценку в приговоре, заявленные ходатайства, в том числе ходатайства стороны защиты о признании доказательств недопустимыми, назначении почерковедческой экспертизы и вызове дополнительных свидетелей разрешены судом в установленном законом порядке, принятые по ним решения достаточно обоснованы, мотивированы и являются правильными.

По окончании судебного следствия участники процесса, в том числе и сторона защиты, дополнений не имели.

Доводы жалоб осужденных Суслова и Бабина о том, что приговор обоснован доказательствами, признанными судом недопустимыми, также не соответствуют действительности, так как таких данных из материалов дела не усматривается.

Протокол судебного заседания соответствует требованиям ст. 259 УПК РФ. Замечания осужденных Суслова и Бабина о неполноте и необъективности протокола судебного заседания, на которые они ссылаются в кассационных жалобах, рассмотрены председательствующим в соответствии со ст. 260 УПК РФ и отклонены. Оснований для признания постановлений председательствующего, вынесенных по результатам рассмотрения указанных замечаний, необъективными и необоснованными не имеется. Вопреки доводам жалоб, УПК РФ не содержит и требований о том, что протокол судебного заседания должен быть изготовлен и подписан до удаления суда в совещательную комнату.

С учетом данных обстоятельств, доводы жалоб осужденных Антипова, Суслова и Бабина о том, что протокол судебного заседания по данному делу составлен с нарушением требований уголовно-процессуального закона и их замечания отклонены необоснованно, судебная коллегия также находит несостоятельными.

Таким образом, нарушений требований уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, судебная коллегия из материалов дела не усматривает.

Наказание осужденным назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, роли каждого из них в этих преступлениях, данных об их личности, смягчающих наказание 22 обстоятельств, в том числе и тех, на которые имеются ссылки в кассационных жалобах.

При таких обстоятельства судебная коллегия считает, что оснований для признания назначенного осужденным наказания несправедливым вследствие его чрезмерной суровости и для его смягчения по этим основаниям не имеется.

Исключение из приговора указания на осуждение Суслова за незаконное хранение боеприпасов, с учетом объема действий, за которые он осужден по ст. 222 ч. 1 УК РФ, также не является основанием для смягчения ему наказания, назначенного за данное преступление.

Вместе с тем, как видно из материалов дела, суд признал смягчающими наказание Антипова обстоятельствами его явки с повинной, активное способствование раскрытию преступлений и изобличению других соучастников преступлений и с учетом отсутствия отягчающих обстоятельств назначил ему наказание в пределах, установленных ст. 62 УК РФ, действовавшей на момент постановления приговора.

Однако Федеральным законом № 141 -ФЗ от 29 июня 2009 года в статью 62 УК РФ внесены изменения, в соответствии с которыми при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п.п. «и» и (или) «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок и размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

В связи с этим, поскольку срок назначенного осужденному Антилову по ст. 209 ч. 1 УК РФ наказания превышает установленный указанным выше законом максимальный предел, а в силу ст. 10 УК РФ уголовный закон, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положения лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, назначенное осужденному Антипову по данной статье наказание подлежит снижению.

Вопреки доводам осужденного Доронина, предусмотренных законом оснований для зачета ему в срок отбытого наказания времени содержания под стражей по приговору от 26 марта 2003 года, не имеется. Вместе с тем, назначая Доронину наказание по правилам ст. 69 ч. 5 УК РФ, суд указал, что назначает ему окончательное наказание по совокупности преступлений путем полного сложения, однако, фактически применил принцип частичного сложения. В связи с этим приговор в этой части подлежит изменению.

Гражданские иски потерпевших разрешены судом в соответствии с требованиями закона, с учетом установленного в судебном заседании размера 23 причиненного им имущественного ущерба, поэтому оснований для удовлетворения кассационных жалоб об отмене или изменении приговора в этой части судебная коллегия не усматривает.

Несостоятельными являются и доводы жалоб стороны защиты о необоснованной конфискации в доход государства принадлежащей осужденному Бабину автомашины.

Как видно из материалов уголовного дела, автомашину « » государственный регистрационный знак Бабин и другие осужденные использовали при совершении разбойного нападения 1 марта 2004 года в отношении потерпевших Г и Б , в связи с этим указанная автомашина, принадлежащая осужденному Бабину, постановлением следователя обоснованно была признана вещественным доказательством по данному уголовному делу как орудие преступления.

С учетом приведенных обстоятельств суд обоснованно, в соответствии с требованиями ч. 3 ст. 81 УПК РФ, конфисковал указанную автомашину в доход государства как орудие преступления.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Тверского областного суда от 25 мая 2009 года в отношении Антипова Ю В , Суслова В Н , Бабина Е В и Доронина С Н изменить: исключить осуждение Суслова В.Н. за незаконное хранение боеприпасов; переквалифицировать действия Антипова Ю.В., Суслова В.Н. и Бабина Е.В. со ст. 162 ч. 3 п.п. «а,б,в» УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 июля 2003 года № 111-ФЗ) на ст. 162 ч. 3 п.п. «а,б,в» УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года № 64-ФЗ), по которой назначить наказание Антипову Ю.В. и Суслову В.Н. - 8 лет 6 месяцев лишения свободы каждому, Бабину Е.В. - 8 лет лишения свободы; переквалифицировать действия Доронина С.Н. со ст. 162 ч. 3 п.п. «а,б,в» УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 июля 2003 года № 111- ФЗ) на ст. 162 ч. 3 п.п. «а,б» УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года № 64-ФЗ), по которой назначить ему 8 лет лишения свободы; 24 снизить наказание, назначенное Антипову Ю.В. по ст. 209 ч. 1 УК РФ (создание банды с Сусловым и руководство ею) и по ст. 209 ч. 1 УК РФ (создание банды с Глазуновым и руководство ею), до 10 лет лишения свободы за каждое из этих преступлений; в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 209 ч. 1 УК РФ (создание банды с Сусловым и руководство ею), ст. 162 ч. 3 п.п. «а,б,в» УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года № 64-ФЗ) (по эпизодам 25 марта 2003 года, 12 мая 2003 года, 14 октября 2003 года), ст. 162 ч. 4 п.п. «а,б» УК РФ (по эпизоду от 1 марта 2004 г.), ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (по эпизоду от 2 февраля 2005 г.), ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (по эпизоду от 19 апреля 2005 г.), ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (по эпизоду от 14 июня 2005 г.), ст. 162 ч. 4 п.п. «а,в» УК РФ (по эпизоду от 7 июля 2005 г.), ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (по эпизоду от 2 августа 2005 г.), ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (по эпизоду от 22 ноября 2005 г.), ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (по эпизоду от 23 ноября 2006 г.), ст. 209 ч. 1 УК РФ (создание банды с Глазуновым и руководство ею), ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (по эпизоду от 5 марта 2007 г.), ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (по эпизоду от 19 марта 2007 г.), ст. 162 ч. 4 п.

«а» УК РФ (по эпизоду от 12 апреля 2007 г.), путем частичного сложения наказаний окончательно назначить Антипову Ю.В. 14 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима; в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 209 ч. 1 УК РФ, ст. 162 ч. 3 п.п. «а,б,в» УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года № 64-ФЗ) (по эпизодам 25 марта 2003 года, 12 мая 2003 года, 14 октября 2003 года), ст. 162 ч. 4 п.п. «а,б» УК РФ (по эпизоду от 1 марта 2004 г.), ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (по эпизоду от 2 февраля 2005 г.), ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (по эпизоду от 19 апреля 2005 г.), ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (по эпизоду от 14 июня 2005 г.), ст. 162 ч. 4 п.п. «а,в» УК РФ (по эпизоду от 7 июля 2005 г.), ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (по эпизоду от 2 августа 2005 г.), ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (по эпизоду от 22 ноября 2005 г.), ст. 162 ч. 4 п. «а» УК РФ (по эпизоду от 23 ноября 2006 г.), ст. 222 ч. 1 УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно назначить Суслову В.Н. 13 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима; в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 209 ч. 1 УК РФ, ст. 162 ч. 3 п.п. «а,б,в» УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года № 64-ФЗ) (по эпизодам 25 марта 2003 года, 14 октября 2003 года), ст. 162 ч. 4 п.п. «а,б» УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно назначить Бабину Е.В. 10 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима; 25 в соответствии со ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказания, назначенного по ст. 162 ч. 3 п.п. «а,б» УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года № 64-ФЗ), и наказания, назначенного по приговору Удомельского городского суда Тверской области от 7 августа 2006 года, окончательно назначить Доронину С.Н. 12 лет 8 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор о них и в отношении Глазунова А Б и Семиёшкина Р В оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Антипова Ю.В., Бабина Е.В., Глазунова А.Б., Доронина С.Н., Семиёшкина Р.В., Суслова В.Н., адвокатов Рыбка Л.П., Кабановой М.В., Земляковой К.Е. и Бовкунова А.Б. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 35-О09-26

УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 209. Бандитизм
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УПК РФ Статья 81. Вещественные доказательства
УПК РФ Статья 217. Ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела
УПК РФ Статья 259. Протокол судебного заседания
УПК РФ Статья 260. Замечания на протокол судебного заседания
УК РФ Статья 10. Обратная сила уголовного закона
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 61. Обстоятельства, смягчающие наказание
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх