Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
Телефон: 9060684949
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 35-О11-23

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 28 сентября 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Хомицкая Татьяна Павловна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 35-О11-23

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 28 сентября 2011 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Шмаленюка СИ.
судей Хомицкой Т.П. и Пелевина Н.П.
при секретаре Волкове А.А.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Максимовича А.М. и адвоката Анакина А.В. на приговор Тверского областного суда от 28 июля 2011 года, которым Максимович А М не судимый, осужден к лишению свободы по п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 12 лет в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на срок 1 год, с установлением ограничений: не менять постоянное место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным данного наказания, а также являться в указанный орган один раз в месяц для регистрации.

1 Срок наказания исчислен с 28 июля 2011 года, с зачетом времени содержания под стражей.

Постановлено о взыскании с Максимовича А.М. в пользу потерпевшей А компенсации морального вреда в сумме рублей, а также в доход федерального бюджета процессуальных издержек в размере копеек.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

Максимович А.М. осужден за убийство женщины (своей жены М заведомо для него, находящейся в состоянии беременности.

Преступление совершено в ночь с 18 ноября до 16 часов 20 минут 19 ноября 2010 года на берегу озера района области, при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Хомицкой Т.П., объяснения осужденного Максимович А.М. в режиме видеоконференцсвязи, просившего об отмене приговора, выступление адвоката Каневского Г.В. в защиту осужденного об отмене приговора, мнение прокурора Гуровой В.Ю., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

в кассационной жалобе адвокат Анакин А.В. в защиту осужденного Максимович А.М. выражает несогласие с приговором, указывает о непричастности его подзащитного к убийству М в связи с чем считает выводы суда о виновности не соответствующими фактическим обстоятельствам дела. Указывает, что на стадии предварительного следствия, так и в судебном заседании, стороне защиты неоднократно было отказано в назначении повторной комплексной психолого-психиатрической экспертизы в отношении осужденного, в том числе и в институте им. а также в проведении повторной судебно-медицинской экспертизы трупа потерпевшей. Необоснованно отказано и в проверке на причастность к совершению убийства других лиц. Мотив преступления противоречит, по мнению адвоката, установленному времени совершения преступления. Достоверно не 2 установлено место происшествия. Заключением эксперта № не выявлена причина смерти потерпевшей и само заключение, по мнению защиты, содержит существенные противоречия. Отказано и в приобщении к делу заключения судебно-медицинского эксперта, представленного стороной защиты. Анализируя выводы эксперта, содержащиеся в акте № указывает на неисследование вопроса о половой принадлежности следов крови, в частности, в срезах ногтевых пластин погибшей, в связи с чем считает необоснованным отказ в ходатайстве о проведении повторной криминалистической экспертизы. Протокол осмотра места происшествия от 25 ноября 2010 года, в ходе которого был обнаружен топор, не соответствует требованиям УПК РФ. Топор, обнаруженный в реке, является «искусственно созданным доказательством по делу».

Усматривает адвокат и несоответствие в выводах экспертов о количестве орудий преступления. Следователь несвоевременно ознакомил с постановлениями о назначении экспертиз. Адвокат полагает, что явка с повинной и протокол допроса в качестве подозреваемого от 20 ноября 2010 года являются «сфальсифицированными», следовательно, должны быть признаны недопустимыми доказательствами. Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

В кассационной жалобе осужденный Максимович А. М. излагает аналогичные доводы, оспаривает вывод суда о своей причастности к убийству. Просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение, для возврата дела прокурору.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Оанча ЕВ. просит приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденного в содеянном правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах.

Утверждения осужденного Максимовича и его защиты о недоказанности причастности к убийству М о недопустимости ряда письменных доказательств и исключения данных доказательств из числа допустимых не нашли своего подтверждения при рассмотрении данного уголовного дела, поскольку опровергнуты совокупностью доказательств исследованных судом, которые обоснованно признаны допустимыми, не противоречивыми и подтверждающими вину осужденного.

3 Выслушав в судебном заседании позицию Максимовича А.М., не признавшего свою вину в содеянном, суд обоснованно в соответствии со ст. 276 УПК РФ огласил его показания, данные в ходе предварительного следствия в качестве подозреваемого 20 ноября 2010 года в присутствии адвоката, в которых он признал вину в убийстве своей жены М (т. 1 л.д. 241-243).

Из протокола явки с повинной, данной Максимовичем А.М. собственноручно 20 ноября 2010 года следует, что 19 ноября 2010 года, находясь со своей женой в автомобиле, в процессе ссоры из-за злоупотребления им спиртным, вытащил ее из машины за волосы, ударил несколько раз кулаком по голове, отчего она упала и перестала шевелиться. После чего он положил ее тело в багажник автомобиля, допил водку и очнулся в своей же автомашине на берегу озера когда его разбудил брат В По дороге домой он сообщил брату, что убил свою жену и ее труп находится в багажнике автомобиля. После чего они вместе поехали в милицию (т. 1 л.д. 59).

Приняв за основу признательные показания Максимовича о самом факте убийства, суд обоснованно отнесся критически к умолчанию осужденным и к отрицанию применения им в качестве орудия преступления - топора, расценив данное обстоятельство как попытку смягчить ответственность.

Доводы осужденного и его защиты о фальсификации указанных документов являются надуманными, поскольку противоречат всем имеющимся реквизитам данных документов. Изложенные показания суд обоснованно признал допустимыми и достоверными, поскольку они подтверждены совокупностью других доказательств.

Судом правильно признаны достоверными и показания свидетеля М данные им в ходе предварительного следствия и подтвержденные в судебном заседании, согласно которым, Максимович А.М. - его двоюродный брат, с которым у него были очень хорошие отношения. Свидетель подтвердил факт обнаружения спящего Максимовича А.М. в сильной степени алкогольного опьянения в своем автомобиле на берегу озера . После чего он со свои другом Б перетащили осужденного на заднее сиденье и он повез его домой. По дороге Максимович А.М. сказал, что он поссорился с Д , ударил ее, она находится в багажнике автомобиля и надо ехать в милицию, куда он, Максимович А.М., уже позвонил. По прибытии в милицию, дежурный подтвердил, что звонок от Максимовича А.М. об убийстве своей жены уже поступал.

4 В последующем данный факт и был подтвержден рапортом о поступившем телефонном сообщении в дежурную часть РОВД (т.1 л.д. 48).

Свидетель Б также подтвердил показания М . и пояснил, что открыв багажник автомобиля, принадлежащего осужденному, они с М действительно увидели тело Д Оценены и показания свидетелей Ц Б Г пояснивших о предшествующих убийству событиях: о покупке вечером 18 ноября 2010 года спиртного и его распитии, о ссоре между супругами Максимович, об ударе А рукой по лицу Д и о том, что все разошлись около 12 часов ночи, оставив супругов одних.

Объективно изложенные обстоятельства подтверждены и протоколом осмотра места происшествия (т.1 л.д. 103-111) согласно которому осмотрен участок местности в лесном массиве в районе д.

района - реки где зафиксированы следы волочения длиной 7 м, на обнаруженной покрышке, на земле и участках растительности зафиксировано и изъято вещество бурого цвета, похожее на кровь, по заключению судебно-биологической экспертизы № происхождение которой не исключается от потерпевшей М Данными следственными действиями и результатами экспертизы опровергаются и доводы защиты о неустановлении места происшествия.

Более того, допрошенная в судебном заседании свидетель Ф пояснила, что река и река являются единой акваторией с озером и четких границ между ними нет, поэтому это место называется по-разному - и рекой и рекой и озером что соответствует и приобщенным к делу картам данной местности, а также справкой об отсутствии четких разделений границ в акватории (т. 1 л.д. 171-172, т. 5 л.д. 173-174).

В соответствии с заключением судебно-медицинской экспертизы № причиной смерти М явилась открытая черепно- мозговая травма, сопровождавшаяся открытыми переломами костей свода черепа, с кровоизлияниями в мягкие ткани головы..., размозжением вещества левых височной, теменной и затылочной долей головного мозга, осложнившаяся отеком и дислокацией головного мозга. Эксперт пришел к выводу о том, что часть повреждений являются рубленными, образовались от воздействий рубящего орудия с шириной лезвия не менее 7 см, другая часть повреждений образовались от действий твердого тупого предмета с 5 ограниченной травмирующей поверхностью с большой силой, возможно, обухом топора (т. 3 л.д. 227-235).

Заключением судебно-биологической экспертизы № , согласно которому на футболке, свитере, куртке М фрагменте дерматина, резиновом коврике, рубашке, брюках и куртке Максимовича А.М. обнаружена кровь человека, не исключающая ее происхождение от потерпевшей М (т. 4 л.д. 10-16).

В акте медико-криминалистической экспертизы № дан анализ характеру, механизму и количеству повреждений, имеющихся на одежде потерпевшей и на фрагментах свода ее черепа и лоскутов кожи головы.

Сделаны выводы и о представленном на исследование топоре. Экспертом указано, что повреждения одежды, раны и повреждения свода черепа М могли быть причинены представленным на исследование топором, а также могли быть причинены одним рубящим орудием (т. 4 л.д. 69-81).

Заключения экспертов соответствует требованиям ст. 204 УПК РФ, экспертные исследования проведены на основании постановлений следователя, в пределах поставленных вопросов, входящих в компетенцию экспертов, которым разъяснены положения ст. 57 УПК РФ и они предупреждены были об уголовной ответственности. Защитнику и осужденному были разъяснены права, перечисленные в ст.ст. 198, 206 УПК РФ. Несвоевременное ознакомление с постановлениями о назначении экспертиз не препятствовало стороне защиты в реализации своих прав и не влечет признание указанных актов недопустимыми доказательствами.

Доводы стороны защиты о неполноте проведенных экспертных исследований, о несоответствии выводов в представленных актах экспертиз, безосновательны.

Выводов экспертов непротиворечивы, компетентны, научно обоснованны, объективно подтверждены исследованными в судебном заседании доказательствами, а потому суд правильно признал заключения экспертов достоверными и положил их в основу приговора. Заключение эксперта, о приобщении которого ходатайствовала сторона защиты, в силу положений ст. 74, 195, 204 УПК РФ не является допустимым доказательством. Для назначения и проведения дополнительных либо повторных экспертиз, отсутствовали основания, в связи с чем ходатайства защиты обоснованно были отклонены.

Заключение судебно-биологической экспертизы № от декабря 2010 года, на которое имеется ссылка в кассационных жалобах стороны защиты, не приведено в приговоре и не учитывалось судом при решении 6 вопроса о виновности Максимовича. Принимая во внимание достаточность других доказательств, необходимости в дополнительном исследовании следов крови, обнаруженных в подногтевом содержимом потерпевшей, у суда не имелось.

Доводы жалобы адвоката о «надуманности версии следствия о топоре», о противоречиях по количеству примененного орудия преступления также противоречат материалам дела.

Из показаний свидетеля Ф следует, что в конце ноября 2010 года она участвовала в качестве понятой при осмотре места происшествии на озере . При помощи грабель и магнита сотрудники следственного комитета подняли со дна топор. При этом проводилась фотосъемка, топор был описан и упакован, составлен протокол осмотра изъятого с места происшествия топора (т. 4 л.д. 166- 167), на лезвии которого были обнаружены следы вещества бурого цвета.

С учетом выводов судебно-медицинской, медико-криминалистической экспертиз, а также следственных действий, судом обоснованно сделан вывод о применении Максимовичем в качестве орудия преступления - топора.

Изложенные доказательства в своей логической последовательности, и иные, оценка, которым дана в приговоре, в силу их относимости, допустимости, а в совокупности - достаточности, позволили суду установить фактические обстоятельства содеянного и придти к обоснованному выводу о виновности Максимовича.

В ходе предварительного следствия, а также рассмотрения уголовного дела в суде исследовался вопрос о психическом и психологическом состоянии Максимовича А.М., как в момент совершения преступления, так и после него.

Вопреки доводам жалоб, как следует из заключения стационарной комплексной судебно-психиатрической экспертизы № не было у Максимовича А.М. какого-либо эмоционального состояния, которое бы ограничивало его способность осознавать значение своих действий и руководить ими.

Утверждения подэкспертного о том, что он испытывает «видения» лишены клинической достоверности и не имеют объективно подтвержденных признаков обманов восприятия, а утверждения о запамятовании обстоятельств преступления носят защитно-установочный характер. Максимович как в период совершения преступления страдал, так и в настоящее время страдает синдромом зависимости от алкоголя средней степени.

Выводы экспертов по результатам проведения указанной экспертизы в отношении Максимовича достаточно аргументированы, основаны на 7 представленных медицинских документах, материалах уголовного дела и на непосредственном исследовании осужденного, а потому сомнений не вызывают.

Само поведение Максимовича на протяжении всего производства по уголовному делу, в ходе которого он определенно обозначил свою позицию, фактически частично признав вину в содеянном на начальном этапе следствия, в последующем отказавшись и избрав иную тактику защиты, также не позволяет усомниться в осознании осужденным в полной мере фактического характера и общественной опасности своих действий, а также возможностью руководить ими.

При этом у суда не было никаких оснований полагать, что Максимович А.М. совершил данное преступление, находясь в состоянии сильного душевного волнения.

В судебном заседании также установлено, что Максимович после совершения убийства своей жены поместил ее тело в багажник автомобиля, затем уехал с места происшествия, и только потом сообщил в милицию о совершенном им преступлении, то есть совершил осознанные и обдуманные действия.

Таким образом, суд обоснованно признал Максимовича вменяемым, подлежащим ответственности за совершенное преступление.

Оснований для удовлетворения ходатайства осужденного и адвоката о проведении дополнительной судебной психолого-психиатрической экспертизы у суда не имелось.

Действиям осужденного суд дал правильную юридическую оценку, установив прямой умысел на совершение преступления, о чем свидетельствуют характер причиненных телесных повреждений и примененное им орудие преступления. При этом Максимовичу достоверно было известно о беременности своей жены, М Правильно установлен судом и мотив совершенного преступления.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора, из материалов дела не усматривается.

Наказание Максимовичу А.М. назначено соразмерно содеянному, с учетом общественной опасности совершенного особо тяжкого преступления, данных о личности, наличия смягчающих обстоятельств, а также влияния назначенного наказания на его исправление.

8 Учитывая вышеизложенное и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия,

определила:

приговор Тверского областного суда от 28 июля 2011 года в отношении Максимовича А М оставить без изменения, а кассационные жалобы его и адвоката Анакина А.В. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 35-О11-23

УК РФ Статья 105. Убийство
УПК РФ Статья 57. Эксперт
УПК РФ Статья 74. Доказательства
УПК РФ Статья 195. Порядок назначения судебной экспертизы
УПК РФ Статья 198. Права подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля при назначении и производстве судебной экспертизы
УПК РФ Статья 204. Заключение эксперта
УПК РФ Статья 206. Предъявление заключения эксперта
УПК РФ Статья 276. Оглашение показаний подсудимого

Производство по делу

Загрузка
Наверх