Дело № 37-О07-9СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 12 июля 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Ермилов Виктор Михайлович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №37-О07-9СП

от 12 июля 2007 года

 

председательствующего ЕРМИЛОВА В. М., судей АХМЕТОВА Р. Ф. и БОРИСОВА В. П.

осужден по ст.290 ч.4 п. «г» УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;_

_Вигурский [скрыто] _Ф II

осужден по ст.ст.ЗЗ ч.5, 290 ч.4 п. «г» УК РФ к 7 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Ермилова В. М., объяснения осужденного Ви-гурского А. Ф. и адвокатов Кудиновой Н. Л., Яковых Л. А., поддержавших кассационные жалобы, и мнение прокурора Хомутовского В. Ф., полагавшего оставить приговор без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда, на основании вердикта присяжных заседателей, признаны виновными: Кисляков А. Г. в получении взятки в крупном размере; Вигурский А. Ф. в пособничестве получения указанной взятки.

Преступления совершены

в период и при обстоятельствах,

изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах:

осужденный Вигурский А. Ф. (основной и дополнительной) считает что приговор является незаконным. Утверждает, что выводы суда о его виновности в совершении инкриминируемых деяний не соответствует обстоятельствам уголовного дела и не подтверждается доказательствами, рассмотренными в судебном заседании. Полагает, что суд при квалификации преступления не мотивированно и ошибочно отверг его ходатайства, не исследовал и не установил обстоятельства дела, не относящиеся к ведению присяжных заседателей, допустил нарушения требований ст. 15 УПК РФ. В частности, не исследованы основания и повод к возбуждению в отношении него уголовного дела, суд необоснованно отверг доводы защиты о необходимости соблюсти уголовно-процессуальный закон - исследовать всесторонне доказательства, имеющиеся в материалах уголовного дела, которые, по его мнению, опровергают доводы обвинения о его виновности, показывают недостоверность этих утверждений, фальсификацию фактических обстоятельств дела. Утверждает, что приговор постановлен на предположительных данных, на противоречивых доказательствах, достоверность которых вызывает сомнения, в основу приговора положены доказательства, полученные с нарушением процессуального порядка доказательств. Считает, что суд не учел обстоятельств, которые могли повлиять на его выводы в виду того, что не установил их с достаточной полнотой, ошибочно отверг обстоятельства, относящиеся к инкриминируемому ему преступлению. Указывает, что милицией умышленно, в целях искусственного создания доказательств совершенного им преступления, сфальсифицированы все обстоятельства, имевшие место и фактически негласно зафиксированные на аудио-видео носители. Утверждает, что односторонняя и неполная проверка судом доказательств не позволила ему воспользоваться в полной мере правом на защиту, что суд необоснованно оставил без рассмотрения его неоднократные ходатайства о нарушении его прав обвиняемого на предварительном следствии, указывает, в чем^^п^^^п^^и-лись. Утверждает, что в его действиях руководителя ООО « [скрыто] > отсутствует состав преступления, не доказан умысел или намерение передать заемные средства ломбарда в качестве взятки кому-либо. Ни Кисляков, ни Ш 1не ставили его в известность о своих взаимоотношениях и

достигнутых договоренностях, в том числе и о переданных Кислякову [скрыто] рублей. Считает, что при проведении ОРМ, возбуждении уголовного дела, провидении следственных действий в отношении него правоохранительными органами систематически нарушались требования закона, которым суд в силу тенденциозности и односторонности при рассмотрении уголовного дела не смог дать надлежащую оценку. Полагает, что суд при постановке приговора не учел требования закона о строгой индивидуализации наказания, ссылается на плохое состояние здоровья. Просит приговор в отношении него отменить и направить уголовное дело на новое судебное рассмотрение со стадии предварительного слушания;

адвокат Кудинова Н. Л. в защиту осужденного Вигурского А. Ф. считает, что приговор несправедливый и вынесен с нарушениями уголовно-процессуального закона. Утверждает, что в ходе судебного разбирательства выявлены обстоятельства, ставящие под сомнение выводы обвинения о степени участия Вигурского в совершении преступления, что судом не исследованы в полном объеме представленные следствием материалы уголовного дела, несмотря на неоднократные ходатайства Вигурского. Считает незаконным проведение ОРМ, и что судом на рассмотрение суда присяжных заседателей вынесены доказательства, полученные с нарушением действующего законодательства, и являющиеся недопустимыми. Полагает, что при таких обстоятельствах, выявляя признаки состава преступления, инкриминируемого Вигурскому, судом использовались недопустимые доказательства, которые привели к неправильной квалификации деяния. Также считает, что судом не учтены и фактические обстоятельства дела, позволяющие установить роль и степень участия Вигурского в получении Кисляковым взятки. Ссылается на то, что суд квалифицировал действия Вигурского в полном соответствии с формулировкой диспозиции ст.290 УК РФ, изменив квалификацию его действий, указанную в обвинительном заключении, поскольку такое деяние, как «содействие и общее покровительство в выделении земельных участков под строительство», установленная обвинением, не соотносится с диспозицией ст.290 УК РФ. Считает, что судом нарушена ст.339 УПК РФ, устанавливающая содержание вопросов присяжным заседателям, исходя из смысла которой вопросы должны ставиться применительно к каждому деянию, в совершении которого обвиняется подсудимый, а также применительно к каждому отдельному эпизоду одного преступления. Указывает, что Вигурскому вменялось в вину пособничество: содействие совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудия совершения преступления. Однако вопрос был поставлен один. Считает, что судом нарушена и ст.340 УПК РФ, поскольку при оглашении напутственного слова позиция защиты практически не разъяснялась. Просит приговор отменить и

направить уголовное дело на новое судебное разбирательство со стадии предварительного слушания;

адвокат Яковых Л. А. в защиту осужденного Кислякова А. Г. считает, что судебное следствие по делу проведено односторонне, председательствующий по делу неоднократно демонстрировал обвинительный уклон и поддержку позиции прокуратуры, всячески ограничивал процессуальные права защиты на предоставление письменных доказательств и доказывание невиновности подсудимых. Так, председательствующий незаконно лишил защитника гарантированного ч.чЛ, 3 ст.335 УПК РФ права на вступительное заявление, в нарушение п.4 ч.З ст.340 УПК РФ в напутственном слове ограничился изложением только позиции обвинения, чем предопределил вердикт коллегии присяжных заседателей. Полагает, что при вынесении приговора судом допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона и несправедливость приговора. Указывает, на наличие специального субъекта для состава преступления, предусмотренного ст.290 УК РФ, и отмечает, что должность начальника Управления строительства и ресурсоэнергосбережения

которую занимал Кисляков, не связана с осуществлением функций представителя власти, и что его организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции не охватывают вопросы выделения земельных участков и прохождения необходимых согласований при оформлении документов, а значит Кисляков никоим образом не мог выступать инициатором передачи взятки. Утверждает, что Кисляков не мог использовать своё должностное положение при решении вопросов землепользования и застройки земельных участков, и оно не позволяло ему каким-либо образом способствовать выделению земельных участков и получению необходимых согласований. Полагает, что в инкриминируемом Кислякову деянии отсутствует специальный субъект преступления, предусмотренного п. «г» ч.4 ст.290 УК РФ. Считает доказанным отсутствие необходимых признаков указанного преступления, что в соответствии с п.п.2, 4 ст.348 УПК РФ является основанием для постановления оправдательного приговора и при обвинительном вердикте присяжных заседателей. Считает, что имело место провокации взятки. Указывает на доказательства, полученные, по его мнению, с нарушением закона, которые в силу ст.75 УПК РФ не могли быть положены в основу обвинения, что защитой было заявлено письменное ходатайство о недопустимости доказательств, представленных обвинением и полученных с нарушением уголовно-процессуального закона и «Закона об оперативно-розыскной деятельности», однако судом это ходатайство было незаконно отклонено. Кроме того, считает, что назначенное наказание Кислякову является несправедливым. Полагает, что имеется возможность исправления Кислякова без реального отбывания наказания в виде лишения свободы и ходатайствует о назначении

наказания условно с учетом его возраста и состояния здоровья, данных о личности, содействия следствию в расследовании преступления. Просит приговор отменить и принять по делу справедливое решение.

В возражении на кассационную жалобу осужденного Вигурского А. Ф. осужденный Кисляков А. Г. обращает внимание на сам факт отсутствия до-

говоренности и сговора между ним и ШИ , на которые указывается в жалобе.

В возражении на кассационные жалобы осужденного Вигурского А. Ф. и адвокатов Яковых Л. А., Кудиновой Н. Л. государственный обвинитель Семенова Т. Д. указывает на необоснованность доводов кассационных жалоб и просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах и в возражениях на них, судебная коллегия находит жалобы не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно ч.2 ст.379 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, вынесенного с участием присяжных заседателей, являются нарушения уголовно-процессуального закона, неправильное применение закона и несправедливость приговора.

Из материалов дела видно, что указанных оснований отмены или изменения приговора по настоящему уголовному делу не имеется.

Доводы кассационных жалоб о допущенных нарушениях уголовно-процессуального закона опровергаются материалами уголовного дела.

Так, из протокола судебного заседания усматривается, что все доказательства, собранные по уголовному делу, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела, непосредственно исследованы в судебном заседании с учетом особенностей судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей, при строгом соблюдении принципа состязательности сторон.

Доводы адвоката Яковых Л. А. о том, что председательствующий неоднократно демонстрировал обвинительный уклон и всячески ограничивал процессуальные права защиты на доказывание невиновности подсудимых, опровергаются протоколом судебного заседания, из которого видно, что председательствующий действовал в соответствии с положениями ст.243 УПК РФ, предусматривающей его права и обязанности, и нет оснований ставить под сомнение его объективность.

Все ходатайства сторон, в том числе и те, на которые указывается в кассационных жалобах, судом разрешены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Надуманным является и утверждение адвоката Яковых о том, что председательствующий в нарушение требований ч.ч.1,3 ст.335 УПК РФ лишил его права на вступительное заявление.

Из протокола судебного заседания видно, что судебное следствие началось со вступительных заявлений государственного обвинителя и защитников.

Адвокат Яковых высказал согласованную с подсудимым Кисляковым позицию по предъявленному обвинению и мнение о порядке исследования доказательств. При этом он не был ограничен во времени выступления (т. 13 л.д.230-231).

Не соответствуют содержанию напутственного слова председательствующего, приложенного к протоколу судебного заседания, и утверждения в жалобах адвокатов о том, что председательствующий в напутственном слове ограничился только изложением позиции обвинения и что позиция защиты не разъяснялась.

Из текста напутственного слова усматривается, что председательствующий изложил как позицию обвинения, так и защиты, что напутственное слово полностью отвечает требованиям ч.ч.3,4 ст.340 УПК РФ.

Возражений и замечаний на напутственное слово председательствующего от сторон, в том числе и от защитников, не поступило (т. 16 л.д. 114124).

В соответствии с требованиями ст.338 УПК РФ председательствующий судья с учетом результатов судебного следствия, прений сторон, сформулировал в письменном виде вопросы присяжным заседателям.

Из вопросного листа усматривается, что содержание вопросов присяжным заседателям отвечает требованиям ст.339 УПК РФ.

Поэтому нельзя согласиться с доводами кассационной жалобы адвоката Кудиновой о том, что по своему содержанию вопросы присяжным заседателям нарушают требования ст.339 УПК РФ.

Согласно ст.339 УПК РФ по каждому из деяний, в совершении которых обвиняется подсудимый, ставится три основных вопроса: доказано ли, что деяние имело место; доказано ли, что это деяние совершил подсудимый; виновен ли подсудимый в совершении этого деяния. Возможна также постановка одного основного вопроса о виновности подсудимого, являющегося соединением указанных вопросов.

Из вопросного листа усматривается, что именно три основных вышеназванных вопроса были поставлены в вопросном листе по настоящему уголовному делу (т. 16 л .д. 125-130).

Из протокола судебного заседания также видно, что постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, соответствует положениям ст.338 УПК РФ.

Каждому из участников процесса была предоставлена копия проекта вопросов. Председательствующий выяснил, понятны ли им вопросы и имеются ли у них замечания, предложения, дополнения по формулировке вопросов. Кроме государственного обвинителя, от других участников судебного процесса, в том числе и от адвоката Кудиновой, замечаний, предложений и дополнений не поступило (т. 16 л.д.112, 113, 113 об.).

Обвинительный вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным и не противоречивым, понятным по вопросам, поставленным перед присяжными заседателями.

В соответствии с ч.2 ст.348 УПК РФ обвинительный вердикт обязателен для председательствующего по уголовному делу, за исключением случаев, предусмотренных частями 4 и 5 настоящей статьи, которые председательствующим не установлены.

Из материалов дела видно, что осужденным Кислякову и Вигурскому разъяснялись особенности рассмотрения уголовного дела с участием присяжных заседателей, в частности, особенности прав обвиняемого в судебном разбирательстве и порядок обжалования судебного решения по такому делу.

Согласно ч.4 ст.347 УПК РФ сторонам запрещается ставить под сомнение правильность вердикта, вынесенного присяжными заседателями, что имеет место в доводах кассационных жалоб в защиту осужденных.

После вынесения обвинительного вердикта судом исследованы обстоятельства, связанные с квалификацией содеянного подсудимыми.

Содеянное Кисляковым и Вигурским председательствующим квалифицировано в соответствии с обвинительным вердиктом и установленными судом обстоятельствами. При этом не допущено изменения квалификации действий Вигурского, по сравнению с квалификацией его действий в обвинительном заключении, как об этом утверждается в кассационной жалобе адвоката Кудиновой.

Суд тщательно исследовал доводы в защиту Кислякова и Вигурского об отсутствии в их действиях состава преступления, предусмотренного ст.290 УК РФ, что Кисляков не является субъектом данного состава преступления, о чем утверждается и в кассационных жалобах, и убедительно мотивировал в приговоре их необоснованность.

Суд правильно указал в приговоре, что Кисляков А. Г., согласно распоряжения губернатора [скрыто] от 5 марта 2003 года, занимал высшую должность государственной гражданской службы I I -

являлся начальником Управления строительства и ресурсоэнергосбережения

[скрыто] Как должностное лицо, Кисляков был наделен функциями представителя власти.

Кроме того, из Положения об указанном Управлении строительства и ресурсоэнергосбережения усматривается, что Кисляков, как руководитель этого Управления, был наделен также и организационно-распорядительными функцичми.

При таких обстоятельствах суд обоснованно признал, что Кисляков А. Г., как должностное лицо, является субъектом ст.290 УК РФ.

Ссылки в кассационных жалобах на якобы допущенное нарушение положений Закон РФ «Об оперативно-розыскной деятельности», на допущенные органами следствия и судом нарушения уголовно-процессуального закона, в частности, нарушение прав Кислякова и Вигурского на защиту, искусственное создание доказательств и фальсификация по делу, неполнота проверки судом доказательств и исследование недопустимых доказательств в судебном заседании, нарушение принципа состязательности сторон, то они опровергаются материалам дела, поэтому их нельзя признать обоснованными.

На основании исследованных в судебном заседании материалов дела, судом установлено, что оперативный эксперимент по данному делу проводился в соответствии с Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 года, в целях выявления и раскрытия тяжкого преступления, предусмотренного ст.290 ч.4 п. «г» УК РФ. Вывод суда обоснован в приговоре и не вызывает сомнений.

Суд также убедительно опроверг доводы защиты о провокации взятки, и указал в приговоре конкретные доказательства, подтверждающие несостоятельность доводов защиты.

Из протокола судебного заседания видно, что судом исследовались допустимые доказательства, с соблюдением принципа состязательности сторон, с учетом особенностей судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей, предусмотренных ст.335 УПК РФ. Заявленные сторонами ходатайства разрешены председательствующим в соответствии с требованиями закона. Решения, принимаемые председательствующим, не свидетельствуют об его обвинительном уклоне, как об этом утверждается в кассационных жалобах.

Что касается доводов кассационных жалоб о несправедливости приговора в части назначенной осужденным Кислякову А. Г. и Вигурскому А. Ф.

меры наказания, то их нельзя признать обоснованными, поскольку наказание им назначено с учетом требований ст.60 УК РФ, и соответствует характеру и степени общественной опасности совершенного преступления, данным о их личностях и обстоятельствам дела.

Судом учтены все положительные данные о личностях Кислякова и Вигурского, на которые указывается в кассационных жалобах, состояние их здоровья, наличие у Вигурского на иждивении несовершеннолетней дочери. Суд также учел вердикт присяжных заседателей, что они заслуживают снисхождение, и применил положения ст.65 ч.1 УК РФ.

Оснований для смягчения наказания Кислякову и Вигурскому не имеется.

Судебная коллегия считает, что приговор суда полностью отвечает требованиям ст.351 УПК РФ, и является законным, обоснованным и справедливым.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Орловского областного суда от 21 марта 2007 года в отношении Кислякова аЩ [скрыто] и Вигурского ащ [скрыто]

оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий Судьи

Статьи законов по Делу № 37-О07-9СП

УК РФ Статья 290. Получение взятки
УПК РФ Статья 15. Состязательность сторон
УПК РФ Статья 75. Недопустимые доказательства
УПК РФ Статья 243. Председательствующий
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 347. Обсуждение последствий вердикта
УПК РФ Статья 348. Обязательность вердикта
УПК РФ Статья 351. Постановление приговора
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 65. Назначение наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх