Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 38-О07-38

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 26 декабря 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Истомина Галина Николаевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 38-О07-38

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 26 декабря 2007 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Подминогина В.Н.
судей Истоминой Г.Н. и Грицких И.И.
при секретаре

рассмотрела в судебном заседании от 26 декабря 2007 года кассационные жалобы осужденных Исакова А.Н., Герасимова А.В., Солдатова А.В., Смирнова В.Ю., Рытикова И.П., Казарова А.Х., Рожкова А.В., Сисина Н.В., Саакяна СБ., Видакова А.И., адвокатов Растопшина В.К., Дьякова В.М., Никулина И.Н., Мищихина Е.С, Ильченко Н.Д., на приговор Тульского областного суда от 2 марта 2006 года, которым ИСАКОВ А Н осужден к лишению свободы по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ сроком на 15 лет, по ч. 4, ч. 5 ст. 33, ч.1 ст. 105 УК РФ сроком на 12 лет, по ч.1 ст.210 УК РФ (в редакции Федерального Закона от 13 июня 1996 года) сроком на 15 лет, по ч. 4 ст. 111 УК РФ сроком на 15 лет.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 25лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбытия наказания исчислен с 5 июня 2003 года.

По предъявленному обвинению в совершении преступлений предусмотренных п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ (по эпизоду вымогательства у Р ), п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ (по эпизоду вымогательства у И и И ), п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ (по эпизоду вымогательства у Т ; Т ; Р ), п.п. «ж»; «з» ч.2 ст. 105 УК РФ (по эпизоду убийства М ), ч.1, ч. 2 ст.209 УК РФ, п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ, ч. 3 ст. 222 УК РФ Исаков оправдан за непричастностью его к совершению данных преступлений.

СИСИН Н В , ранее судимый 9 декабря 1987 года по ч.1 ст. 108 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 4 года; 26 января 1989 года по ст. 103 УК РСФСР к 9 годам лишения свободы с применением ст. 70 УК РФ к 9 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден из мест лишения свободы 31 марта 1997 года по отбытию наказания осужден к лишению свободы по ч.2 ст. 210 УК РФ (в редакции Федерального Закона от 13 июня 1996 года) сроком 7 лет, по п. «а» ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального Закона от 13 июня 1996 года) сроком на 12 лет, по ч. 1 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального Закона от 8 декабря 2003 года сроком на 4 года.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 1 июля 2003 года.

По предъявленному обвинению в совершении преступлений предусмотренных п.п. «ж»; «з» ч.2 ст. 105 УК РФ (по эпизоду убийства М ) ч.1, ч. 2 ст. 209 УК РФ, п.п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (по эпизоду убийства Ц ) Сисин оправдан за непричастностью его к совершению данных преступлений.

СОЛДАТОВ А ранее судимый 3 июня 2005 года по ч.2 ст. 209; п.п. «ж»; «з» ч.2 ст. 105 УК РФ к 10 годам лишения свободы, наказание не отбыто осужден к лишению свободы по ч. 2 ст. 210 УК РФ (в редакции Федерального Закона от 13 июня 1996 г.) сроком на 3 года, по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ (по эпизоду убийства Ц ) сроком на 15 лет, по ч. 3 ст. 30, п. «к» ч.2 ст. 105 УК РФ (по эпизоду покушения на убийство Т ) сроком на 8 лет, по ч. 1 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального Закона от 8 декабря 2003 года) сроком на 2 года.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 18 лет лишения свободы.

В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения данного наказания с наказанием, назначенным по приговору Тульского областного суда от 3 июня 2005 года окончательно назначено 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен со 2 марта 2006 года с зачетом в срок отбытия наказания времени содержания под стражей с 18 декабря 2002 года по 2 марта 2006 года.

По предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 209 УК РФ Солдатов оправдан за непричастностью к совершению данного преступления.

РЫТИКОВ И П осужден к лишению свободы по ч.2 ст. 210 УК РФ (в редакции Федерального Закона от 13 июня 1996 года) сроком на 3 года, по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ (по эпизоду убийства Ц ) сроком на 10 лет, по п. «а» ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года) сроком на 11 лет.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 26 ноября 2003 года.

По предъявленному обвинению в совершении преступлений предусмотренных п.п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (по эпизоду убийства М ), ч. 2 ст. 209 УК РФ Рытиков оправдан за непричастностью к совершению данных преступлений.

РОЖКОВ А В ранее судимый 10 сентября 2003 года по ч. 1 ст. 222 УК РФ к 2 годам лишения свободы, наказание не отбыто осужден к лишению свободы по ч.2 ст. 210 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года) сроком на 3 года, по п. «а» ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года) сроком на 10 лет, по ч. 4 ст. 111 УК РФ сроком на 10 лет.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения данного наказания с наказанием, назначенным по приговору Пролетарского районного суда г. Тулы от 10 сентября 2003 года окончательно назначено Рожкову по совокупности преступлений 19 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 24 декабря 2003 года.

По предъявленному обвинению в совершении преступлений предусмотренных п.п. «ж», «з» ч.2 ст. 105 УК РФ (по эпизоду убийства М ), ч. 2 ст. 209, ч. 3 ст. 222 УК РФ Рожков оправдан за непричастностью к совершению данных преступлений.

СМИРНОВ В Ю , ранее судимый 8 января 1985 года по ч.2 ст. 108 УК РФ к 10 годам лишения свободы, освобожден из мест лишения свободы 5 ноября 1994 года по отбытию наказания осужден по ч. 2 ст. 210 (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года) с применением ч. 2 ст. 68 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 24 февраля 2004 года.

По предъявленному обвинению в совершении преступлений предусмотренных ч. 2 ст. 209, п. «а» ч. 4 ст. 162 , ч. 3 ст. 222 УК РФ Смирнов оправдан за непричастностью к совершению данных преступлений.

ГЕРАСИМОВ А осужден к лишению свободы по ч. 2 ст. 210 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года) сроком на 3 года, по ч. 4 ст. 111 УК РФ сроком на 7 лет, по п. «а» ч. 2 ст. 163 УК РФ (в редакции федерального закона от 13 июня 1996 года) сроком на 4 года. По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 9 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 1 июля 2003 года.

ВИДАКОВ А И осужден по ч. 2 ст. 210 ( в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г.) к 3 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Срок наказания исчислен с 6 февраля 2004 года с зачетом времени содержания его в ИВС с 1 декабря 2003 года по 3 декабря 2003 года.

По предъявленному обвинению в совершении преступления предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ Видаков оправдан за непричастностью к совершению данного преступления.

КАЗАРОВ А Х осужден к лишению свободы по ч .2 ст. 210 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года) сроком на 3 года, по ч. 4 ст. 111 УК РФ сроком на 8 лет.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 9 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 10 декабря 2003 года.

СААКЯН С В , ранее судимый 30 декабря 1994 года по п. «а» ч. 2 ст. 146 УК РСФСР к 6 годам лишения свободы, освобожден из мест лишения свободы 2 июня 2000 года по отбытию наказания, осужден к лишению свободы по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ (по эпизоду убийства Л ) с применением ч.2 ст. 68 УК РФ сроком на 18 лет, по ч.1 ст.222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года) с применением ч.2 ст. 68 УК РФ сроком на 2 года.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 19 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 25 июля 2003 года. По предъявленному обвинению в совершении преступления предусмотренного ч. 3 ст. 30 и п.п. «ж», «з», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ ( по эпизоду покушения на убийство П ) Саакян оправдан за непричастностью к совершению данного преступления.

Постановлено взыскать с Рытикова И П и Рожкова А В солидарно рублей в пользу Ф в счет возмещения причиненного ущерба.

Исаков осужден за создание преступного сообщества (преступной организации) для совершения тяжких и особо тяжких преступлений и руководство этим преступным сообществом.

Сисин Н.В.; Солдатов А.В.; Рытиков И.П.; Рожков А.В.; Смирнов |В.Ю, Герасимов А.В.; Видаков А.И.; Казаров А.Х осуждены за участие в преступном сообществе, созданном для совершения тяжких и особо тяжких преступлений.

Исаков, Рытиков и Солдатов осуждены за убийство Ц организованной группой. Солдатов осужден за покушение на убийство Т с целью скрыть другое преступление и за незаконное приобретение и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов.

Сисин, Рожков и Рытиков осуждены за разбойное нападение на Ф и Т в целях завладения имуществом в крупном размере, организованной группой, а Рытиков и Рожков с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия.

Сисин осужден за незаконную перевозку огнестрельного оружия и боеприпасов.

Исаков Рожков, Герасимов и Казаров осуждены за причинение тяжкого вреда здоровью С , повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, организованной группой.

Герасимов осужден за вымогательство денежных средств у П , Г . и Ч группой лиц по предварительному сговору.

Саакян осужден за убийство П группой лиц, за незаконное ношение огнестрельного оружия, а Исаков - за подстрекательство оказание пособничества в убийстве Л Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., объяснения адвокатов Карпухина СВ. Лампицкой Е.В., осужденных Рожкова А.В., Сисина Н.В., Солдатова А.В., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Козусевой Н.А., полагавшей Саакяна и Солдатова освободить от наказания по ч. 1 ст. 222 УК РФ в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, а в остальном приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила: защиту Исакова указывает, что вывод суда об участии Исакова в убийстве Ц основан на противоречивых показаниях свидетелей Д , Г и К , которые сами привлекались к ответственности по настоящему делу.

В судебном заседании свидетель Г пояснил, что при нем Исаков не поручал Солдатову убить Ц , что на предварительном следствии дал показания неверные, так как был зол на Солдатова.

Потерпевшая Т показала в судебном заседании, что на момент убийства 28 декабря 2000 года Ц не работал АК «Тулачермет» и поэтому не мог оказать содействия Н и Л в приобретении недвижимости обанкротившейся фирмы «Броус», входящей в состав АК «Тулачермет».

Обращает внимание на противоречивость вывода суда о том, что Исаков как организатор убийства Ц дал указание Рытикову страховать Солдатова во время убийства Ц , и, если Солдатов промахнется, то Рытиков должен застрелить Солдатова и Ц .

Исходя из этого, Исаков, как организатор убийства должен был знать и обеспечить исполнителя преступления Солдатова исправным оружием.

Однако суд сделал вывод, что подсудимые Исаков и Рытиков не были осведомлены о применении Солдатовым при убийстве Ц пистолета П.Б. 6-П-9. Полагает, что данное обстоятельство свидетельствует о том, что Исаковым преступление не планировалось, а потому он должен быть оправдан по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

По эпизоду убийства Л выражает сомнение в правдивости показаний Н , поскольку тот не обратился с заявлением в правоохранительные органы по поводу высказанной Исаковым угрозы отомстить ему, Л и Ц за скупку недвижимости фирмы «Броус».

Необъективными, по мнению автора жалобы, являются и показания свидетеля Г о его присутствии на встрече Исакова с Саакяном, на которой последний согласился убить Л . Других свидетелей этой встречи нет.

По эпизоду причинения тяжкого вреда здоровью С , анализируя показания свидетелей Д , З , отмечает, что они не были очевидцами избиения потерпевшего, дали показания с чужих слов, а потому доказательств того, что Исаков руководил избиением С , не имеется.

Исаков в категорической форме отрицает вину в создании преступного сообщества, мотивируя это тем, что УБОП С искусственно создал из него преступника за то, что он отказался платить ему ежемесячно крупные суммы. Считает недоказанной вину Исакова и в этом преступлении.

Просит приговор в отношении Исакова отменить, уголовное дело прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления.

Осужденный Исаков А.Н. в своей кассационной жалобе и дополнениях к ней указывает на то что уголовное дело в отношении него сфальсифицировано органами следствия и рассмотрено судом с обвинительным уклоном. Дело незаконно рассмотрено судом в закрытом судебном заседании.

Его права были нарушены. Ходатайство о проведении аудиозаписи судебного процесса за свой счет необоснованно отклонено. В ознакомлении с протоколом судебного заседания по мере его изготовления также отказано, в связи с чем он лишен был возможности своевременно реагировать на возможные искажения.

Возражая против незаконных действий суда, он попросил удалить его из зала суда, суд удовлетворил его просьбу, однако в постановлении об удалении указал о нарушении им порядка в судебном заседании. Считает его удаление незаконным. После его удаления из зала суда, было принято решение о дальнейшем рассмотрении дела в открытом судебном заседании, однако когда подсудимые явились на следующее судебное заседание, председательствующий заявил, что ему кто-то угрожал, и принял решение о закрытом судебном заседании. Когда подсудимые стали возмущаться, их также удалили из зала суда, в результате чего он был лишен возможности опровергнуть показания свидетелей обвинения.

В предоставлении «общественного защитника» ему было отказано.

Адвокат Растопшин фактически не осуществлял защиту его интересов, однако его ходатайство о замене этого адвоката, отклонено судом.

Свидетели Г , Г , Д , С , К , Н оговорили его, дав показания под диктовку сотрудников УБОП и прокуратуры, все они являются криминальными личностями и дали показания в обмен на снижение им срока наказания. Его ходатайство о допросе этих свидетелей после постановления в отношении них приговора не удовлетворено.

Свидетели Д и С были незаконно арестованы, либо незаконно освобождены от уголовной ответственности с целью получения нужных показаний, но суд не обратил на это внимания. Свидетелем С в связи с его убийством не были подтверждены показания в суде.

Свидетель Н являлся партнером Л и Ц по криминальному бизнесу, а после их убийства занял место Л , завладел всем бизнесом, но суд не принял это во внимание.

В результате удаления из зала суда он не смог заявить ходатайство о допросе в судебном заседании в качестве свидетелей С - УБОП, работника УБОП Д , а его ходатайство об этом на предварительном слушании признано преждевременным.

Свидетель Г по написанной для него Д инструкции оговорил его, однако суд не принял у подсудимого Сисина документы, подтверждающие, факт написания Д плана заявления Г . В этом плане Д доводит до Г сведения о личности потерпевших М , Ц , обстоятельства и место их убийства, а также обстоятельства убийства Л . Сам же Г потерпевших не знал и информацией об их убийстве не располагал. Факт его оговора Г подтверждается и видеозаписью его допроса, в ходе которого он перепутал потерпевших М и Ц . Однако заявление Г положено в основу его обвинения.

В материалах дела имеется письмо сына Ц , в котором он объяснил, кто убил его отца, однако это письмо не принято судом во внимание, (т. 5 л.д. 248-253).

Приводя показания свидетелей С и К о пистолете, приобретенном С , и сравнивая его с пистолетом, из которого был убит Ц , отмечает различие в способе крепления глушителей к этим пистолетам, а также противоречия в показаниях свидетелей о том, какие именно пистолеты приобрел С у К . Выражает сомнение в том, что К передал пистолеты С .

Доказательств того, что Ч передал ему полученный у С пистолет, а он - Солдатову, не имеется. С , Солдатова, Саакяна, Герасимова он не знал.

Анализируя доказательства по эпизоду убийства Л , отмечает, что свидетель Г по плану заявления, написанному Д , оговорил его, а свидетель Т спустя три года после события убийства не могла опознать человека, которого видела мельком из окна своей квартиры.

Показания свидетеля К , которая не присутствовала в судебном заседании, сфабрикованы судом.

Заявленное же подсудимым Саакяном в последнем слове ходатайство о вызове в судебное заседание двух свидетелей, которые видели убийцу Л , отклонено судом.

По эпизоду избиения С суд дал неправильную оценку показаниям свидетелей и необоснованно отверг показания свидетелей защиты Г , Д , Х , Д , А . Вывод о его участии в этом преступлении сделан на основании показаний свидетелей Д , Г и З , которые только слышали об избиении С .

Не согласен он и с выводом суда о создании им преступного сообщества.

С Солдатовым, Саакяном, Герасимовым его связывали приятельские отношения, никаких преступлений с ними он не совершал.

Подробно описывая свои взаимоотношения с УБОП С , указывает, что после его отказа платить ему деньги за «крышевание», и обращения по этому поводу с заявлением в прокуратуру , в его квартиру был произведен выстрел из гранатомета, а затем С сфабриковал в отношении него уголовное дело.

Документы, подтверждающие эти факты, суд отказался принять. Те свидетели, которые отказались давать показания против него, также привлечены к уголовной ответственности.

Свидетели Д , Г и Г оговорили его. Д был выпущен из СИЗО и освобожден от ответственности в обмен на то, что оговорит его и других подсудимых и выдаст оружие, которое якобы принадлежит группировке, и которое он получил у Сисина. На самом деле оружие Д передали следователи. Это оружие было изъято по другим уголовным делам.

Свидетель Р , на показания которой сослался суд, не знакома с ним (Исакковым) и маловероятно, чтобы К стал рассказывать ей такие подробности своей жизни такие, как передачу денег в общую кассу, из которой он (Исаков) выплачивал ему (К ) деньги.

Свидетели Н и А также дали показания в угоду УБОП С .

Свидетели К и К не подтвердили в судебном заседании свои показания на предварительном следствии, однако суд признал достоверными их показания на предварительном следствии и отказался принять заявление у К о причинах изменения показаний.

Полагает, что свидетели, допрошенные под псевдонимами, были специально засекречены, чтобы оговорить его.

Просит отменить приговор уголовное дело в отношении него прекратить или передать на новое судебное разбирательство.

В кассационной жалобе адвокат Дьяков В.М. в защиту Герасимова указывает на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, нарушение судом норм уголовно-процессуального закона.

Выводы суда об участии Герасимова в преступном сообществе не подтверждаются рассмотренными в судебном заседании доказательствами.

Отсутствуют даже доказательства знакомства Герасимова с большинством подсудимых. Герасимов пояснил, что знал только Рытикова, с которым в один раз в спорткомплексе видел Сисина. Герасимов не участвовал в сборах, не получал деньги в качестве зарплаты из общей кассы. Он имел самостоятельный заработок, что подтвердили свидетели Г , Х , Д , А .

Подсудимые Исаков, Рытиков, Кондрахов, Сисин, Чсмирнов, Рожков, Видаков, Солдатов не были допрошены в судебном заседании, и не давали показаний о знакомстве с Герасимовым.

Показания свидетелей Д и Г о причастности Герасимова к Исаковской группировке приведены в приговоре неправильно, они не давали таких показаний. Д пояснил, что ему не известно, совершал ли Герасимов какие-либо преступления. Г пояснил, что называя на предварительном следствии фамилию Герасимов, он имел ввиду другого человека.

Показаниям свидетелей Д , Г , Г суд дал неправильную оценку, не привел мотивы, по которым отверг показания этих свидетелей на следствии о том, что они не знали Герасимова.

Показания свидетелей П и К , допрошенных в условиях, исключающих их визуальное наблюдение, являются предположительными и не позволяют с достоверностью сделать вывод о том, что Герасимов участвовал в преступном сообществе.

Показания Д , Г Г , а также Р , Н , С , К , А позволяют сделать вывод о том, что Герасимов не участвовал в преступном сообществе.

Далее, анализируя доказательства по эпизоду причинения тяжкого вреда здоровью С , отмечает, что судом не установлено точное время совершения преступления. Суд не принял во внимание показания свидетеля О об избиении С не 14 июня 2001 года, а 13 июня 2001 года, а также то, что в постановлении о передаче дела по территориальной подследственности, отдельном поручении от 18 июля 2001 года указана дата избиения С 13 июня 2001 года, и не указал по каким основаниям он отверг эти доказательства.

Вступившим в законную силу приговором в отношении К (т. 2 л.д. 125-131) установлено, что С получил телесные повреждения в период с 1 часа до 2 часов 13 июня 2001 года. Вопрос о разграничении телесных повреждений полученных С в это время, а также во время повторного избиения то ли 13 июня 2001, то ли 14 июня 2001 года перед экспертами не ставился. Приводя показания свидетелей Д , Г , З указывает, что они не позволяют сделать вывод о том, кто конкретно принимал участие в избиении С . Изложенная Г и З информация основана на слухах, а потому их показания являются недопустимым доказательством.

Показания К об использовании Герасимовым в процессе избиения С палки, которой он наносил удары, опровергаются показания судебно-медицинского эксперта.

Алиби Герасимова об отсутствии его в момент преступления в , которое подтвердили свидетели Г , Х , Д , А , необоснованно отвергнуто судом со ссылкой на показания свидетелей З и Г , которые не были очевидцами избиения С .

Единственный свидетель К указал на Герасимова, как на участника избиения С , однако этот свидетель был допрошен в условиях, исключающих его визуальное наблюдение, что фактически лишило Герасимова права на защиту.

Ходатайство же Герасимова о допросе свидетеля П необоснованно отклонено.

Пролагает, что Герасимов подлежал оправданию по ч. 4 ст. 111 УК РФ.

По эпизоду вымогательства денег у П , Г Ч Герасимов категорически отрицает свою вину. Потерпевшиен П и Г отказались в судебном заседании от показаний, данных ими на предварительном следствии, пояснив, что ни к кому не имеют претензий. Суд необоснованно отверг их показания в судебном заседании.

Свидетели Б , присутствовавшие при допросе П , свидетель С , присутствовавшая при допросе Г , подтвердили их показания, однако пояснили, что выходили во время их допроса. Несмотря на это, суд признал показания свидетелей достоверными.

Полагает, что и по этому эпизоду Герасимова необходимо было оправдать.

Просит приговор отменить и прекратить в отношении Герасимова уголовное преследование.

Об этом же ставит вопрос в своей кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Герасимов А.В., утверждая, что не причастен к преступлениям, за которые осужден и приводя такие же доводы, что и в жалобе адвоката.

Кроме этого, со ссылкой на показания свидетеля Г , отмечает, что тот не видел его в кафе, где собирались члены организации Исакова, а также в других местах, где собирались члены группировки Исакова, не видел, чтобы ему выдавались деньги из общей кассы.

Свидетель Д также пояснил, что когда Исаков проживал в его доме, то он (Герасимов) не приходил к нему домой и не принимал участия в охране Исакова.

В показаниях свидетелей Г и Д имеются противоречия.

Первый утверждает, что он занимался вымогательством денег с коммерческих структур, второй пояснил, что он никогда не занимался вымогательством.

Никто из допрошенных свидетелей П , Н , А , Р и потерпевших Р , И , Т , Р , занимавшихся торговлей, не указали на него как на лицо, входившее в группировку Исакова, пояснив, что видят его впервые в судебном заседании.

Телефона для связи с другими членами группировки он не имел, пользовался автомобилем матери.

Считает показания свидетелей К , П и З , допрошенных в условиях, исключающих их визуальное наблюдение, недопустимыми доказательствами, поскольку не имеется данных о наличии для них угроз.

Эти обстоятельства свидетельствуют, по его мнению, о том, что он не являлся членом преступного сообщества.

Не причастен он и к причинению тяжкого вреда здоровью С , с которым не был знаком. Не имеется в материалах дела и данных о его знакомстве с Ч и Ч , участие в убийстве которых потерпевшего С и явилось мотивом его избиения.

Его непричастность к этому преступлению подтверждается показаниями свидетеля Р о том, что С избили его друзья, в круг которых он не входил, а также о том, что ранее она его не видела.

Очевидец избиения С свидетель О не был допрошен в судебном заседании, суд ограничился лишь оглашением его показаний.

Свидетель К , который, по его мнению, являлся членом группировки Исакова, мог сам участвовать избиении С , и как заинтересованное лицо оговорил его. Показания свидетелей Г , С , К и Д не подтверждают его участие в избиении С .

По эпизоду вымогательства денег у П , Г и Ч указывает, что отвергая показания потерпевшего П в судебном заседании суд сделал предположительный вывод о том, что за время совместного нахождения в следственном изоляторе у него сложились хорошие отношения с потерпевшим.

Не обратил внимания суд и на то, что на лопате, которой якобы нанесены удары по голове Ч нет следов крови, и если бы он нанес потерпевшей удар лопатой, то ей были бы причинены более серьезные повреждения легкий вред здоровью. На предмет обнаружения потожировых выделений лопата не исследовалась.

Кроме того из признанных судом достоверными показаний потерпевших П и Г на предварительном следствии следует, что он не принимал участия в вымогательстве, деньги требовал М , ему эти деньги и передали, он же стоял рядом и никаких действий не совершал.

Суд необоснованно отказал в удовлетворении его ходатайства о допросе в качестве свидетеля К , присутствовавшего при допросе Г . Не были допрошены и потерпевшие Ч , свидетели И и К , присутствовавшие при допросе Ч , хотя об этом было заявлено его защитником.

Полагает, что дело рассмотрено судом с нарушением уголовно- процессуального закона, в закрытом судебном заседании, он положительно характеризуется, имеет малолетнего ребенка, постоянное место жительства, страдает гипертонической болезнью. Эти положительные данные о его личности также свидетельствуют о его непричастности к совершению преступлений.

В случае отмены приговора с направлением дела на новое судебное разбирательство просит изменить ему меру пресечения, освободить его из-под стражи.

Осужденный Солдатов А.В. в своей кассационной жалобе и дополнении к ней просит отменить в отношении него приговор и уголовное дело прекратить, ссылаясь на то, что не совершал преступлений, за которые осужден.

Обвинительного заключения он не получал. Дело незаконно было рассмотрено в закрытом судебном заседании, своевременно по мере изготовления протоколы ему не вручались для ознакомления, поэтому его трудно было отстаивать свою позицию.

Порядок в зале суда он не нарушал, лишь заявил протест против рассмотрения дела в закрытом судебном заседании, а потому удален был он из зала суда незаконно, не имел возможности участвовать в допросе свидетелей.

Ходатайство Исакова об отводе государственного обвинителя необоснованно отклонено.

Свидетель Г оговорил его по подсказке работника милиции Д . Подсудимый Сисин имел документы, подтверждающие это, однако судом эти документы не были приняты.

Показания свидетелей Г , Г , С , Д , К были получены с нарушением закона и являются недопустимыми доказательствами.

Кроме показаний этих лжесвидетелей других доказательств его виновности не имеется.

Свидетели К и С дают разные показания о марке пистолетов, которые якобы приобретались для группировки Исакова, по разному описывают способ крепления глушителя. Первоначально С пояснял, что глушитель закручивался, в последующих показаниях стал пояснять, что не знает закручивался или защелкивался глушитель. Никто из допрошенных лиц не дал показаний о том, что пистолет ему передавался для убийства Ц , а также показаний о его знакомстве с Исаковым.

Наказание по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ назначено ему незаконно, поскольку предыдущий приговор не вступил в законную силу.

Считает приговор суда незаконным и необоснованным, подлежащим отмене.

В кассационной жалобе адвокат Никулина И.Н. в защиту Смирнова В.Ю. указывает на то, что выводы суда об участии Смирнова в преступном сообществе, созданном Исаковым не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Свидетели Д , Г и Г , давшие показания о существовании преступного сообщества, о местах сбора его членов, о совершенных преступлениях, не пояснили, какую именно роль в преступном сообществе выполнял Смирнов. Доказательств, раскрывающих какую функцию выполнял Смирнов, не имеется. Совместно проведение Смирновым досуга с другими подсудимыми не может свидетельствовать о совершении им преступления, никто из допрошенных лиц не пояснил, что Смирнов получал денежное вознаграждение за участие в преступном сообществе.

С учетом этого считает приговор постановленным на предположениях, в связи с чем просит его отменить, а уголовное дело в отношении Смирнова прекратить.

Об этом же ставит вопрос в своей кассационной жалобе осужденный Смирнов В.Ю., утверждая, что привлечен к уголовной ответственности в связи отказом дать показания против Исакова. Никаких преступлений он не совершал, в преступном сообществе не состоял. Свидетели Д , К , К , П , Г оговорили его.

В кассационной жалобе адвокат Мищихина Е.С. в защиту Рытикова ставит вопрос об отмене приговора, направлении дела на новое судебное разбирательство в связи с тем, что дело рассмотрено незаконным составом суда. В судебном заседании 16 декабря 2004 года председательствующий заявил о том, что ему на домашний телефон поступили звонки с угрозами и требованием отпустить пять подсудимых, в том числе и Рытикова, в связи с чем полагает, что у председательствующего сложилось предвзятое отношение к подсудимым и он не мог рассматривать дело. Изложенные председательствующим факты являются иными обстоятельствами, указанными в ч. 2 ст. 61 УПК РФ, ставили под сомнение его объективность и беспристрастность и исключали возможность рассмотрения им уголовного дела. отклонено, при этом в определении искажены факты, имевшие место в судебном заседании, отмечено о том, что доводы стороны защиты являются предположением.

Полагает, что судом проигнорированы очевидные основания для отвода председательствующего.

В кассационной жалобе и дополнении к ней осужденный Рытиков И.П. указывает на то, что судом было нарушено его право на защиту.

Председательствующий под явно надуманным предлогом об угрозах в его адрес, а также в адрес свидетелей, которые ничем не подтверждены, принял решение о рассмотрении дела в закрытом судебном заседании.

В ознакомлении с протоколом судебного заседания по мере его изготовления ему отказано.

Далее, подробно приводя показания свидетелей Д , Г в судебном заседании и на предварительном следствии по эпизоду его участия в преступном сообществе, отмечает наличие в них противоречий о количестве транспортных средств, имевших в распоряжении группы, о количестве и составе групп, входивших в преступное сообщество.

Сравнивая показания Г , К , П , Г указывает, что они по-разному описывают количество групп, на которое делилось преступное сообществе, а также состав групп, в том числе и группы, в которую входил он (Рытиков), однако суд не выяснил и не оценил эти противоречия.

Свидетели Г и Г заинтересованные лица, так как они являются обвиняемыми по другому уголовному делу.

Считает, что судом не установлено само событие преступления по участию его в преступном сообществе, время, место, способ совершения этого преступления, не установлено количество групп, входивших в организацию Исакова, кто в какой группе состоял, кто возглавлял эти группы.

По эпизоду разбойного нападения на Ф потерпевшая изменила показания в судебном заседании, пояснив, что одного из нападавших звали С , а на предварительном следствии поясняла, что в нападении принимал участие Суханов В .

Иные показания дал в судебном заседании и свидетель Д , пояснив, что Сисин рассказал ему об участии его (Рытикова) и Рожкова в нападении на Ф , а также о том, что в силу доверительных отношений он (Рытиков) и Рожков рассказали ему о нападении на Ф , хотя на предварительном следствии Д не давал таких показаний. Точное время такой беседы Д не назвал, поэтому он лишен был возможности защищаться от таких показаний.

Анализируя показания свидетеля К , указывает, что в судебном заседании он назвал новые имена, новые события по нападению на Ф .

Его показания о том, что о нападении ему стало известно от С , с которым он дружил не подтвердила свидетель Р , которая в числе друзей мужа не назвала К .

Свидетель Г также в судебном заседании иначе в сравнении с предварительным следствием описал обстоятельства нападения на Ф .

Всем этим противоречиям суд не дал оценки в приговоре.

Свидетель Г по составленному для него работником милиции плану оговорил его по эпизоду убийства Ц . В судебном заседании ходатайство подсудимого Сисина о приобщении к материалам дела документов, подтверждающих факт оговора подсудимых Г , отклонено.

Дело рассмотрено с нарушением закона незаконным составом суда, при этом он приводит те же доводы о невозможности участия председательствующего в рассмотрении дела, что и в жалобе адвоката.

Просит обвинительный приговор в отношении него отменить.

Осужденный Казаров А.Х. в своей кассационной жалобе и дополнении к ней указывает, что уголовное дело рассмотрено с обвинительным уклоном.

Суд вышел за рамки предъявленного ему по ч. 2 ст. 210 УК РФ обвинения, указав, что он выполнял поручения Исакова и получал за это деньги. Судом установлено, что состав групп менялся, при этом не выяснено, в какую именно группу входил он, какова была его роль. Доказательств получения им денежного вознаграждения, участия в общих сборах, в преступной деятельности не имеется. Суд не принял во внимание, что ранее он не судим, ни с кем из подсудимых не отбывал наказание, не совершал вымогательств, разбоев. Его показания о непричастности к преступлениям необоснованно отвергнуты судом.

В ходе предварительного следствия к нему применялись незаконные методы допроса с целью склонить его к даче ложных показаний в отношении Исакова, Сисина взамен освобождения от уголовной ответственности. Таких показаний он не дал и надеялся на объективное рассмотрение дела судом.

Однако судебное заседание было закрытым и он не смог в полной мере защитить свои интересы, не получил своевременно протоколы судебных заседаний.

Тяжкого вреда здоровью С он не причинял. Суд исказил в приговоре показания свидетеля К , не принял во внимание, что он также совершал преступления, являясь членом группы Исакова. Его ходатайство о допросе в судебном заседании свидетеля П не удовлетворено.

Свидетели Г , Д и З пояснили, что им известно иб избиении С со слов, кто конкретно в этом участвовал, они не знают.

Находившиеся на месте избиения С Исаков, Сисин, Рожков, Видаков, Рытиков не допрошены. Имеющимся в материалах дела противоречиям о времени избиения С суд не дал оценки.

14 июня 2001 года он не был на месте преступления, находился в деревне, что подтвердили в суде его жена, свидетели Д .

Назначенное ему наказание является чрезмерно суровым, суд не учел данные о его личности ютсутствие судимости, положительные характеристики по месту жительства и работы, наличие на иждивении малолетнего ребенка, то, что он страдает заболеванием кожи. Просит приговор отменить, уголовное дело прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления.

Осужденный Рожков А.В. в своей кассационной жалобе и дополнении к ней указывает, что в ходе следствия работники милиции пытались склонить его к оговору Исакова, обещая при этом освободить его из-под стражи. Однако он не принял их предложение, и ему было предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 210, 111, 209, 105, 162, 222 УК РФ, которых он не совершал. Уголовное дело в отношении него сфабриковано сотрудниками УБОП.

Приговор постановлен на основании недопустимых доказательств, каковыми являются показания свидетелей Д , К Г К , С , П , З , поскольку они ссылаются как на источник своей осведомленности на лиц, которые в силу своей смерти не могут подтвердить или опровергнуть их показания.

Судом нарушено его право на защиту. Его ходатайство о допуске в качестве защитника жены Р необоснованно отклонено. Отказано ему и в ознакомлении с протоколом судебного заседания по мере его изготовления.

Решение о закрытом судебном разбирательстве не основано на законе. Из зала суда он был удален незаконно, поскольку порядок в судебном заседании он не нарушал.

Нарушен был закон и органами предварительного следствия. При ознакомлении с материалами дела ему не была предоставлена возможность повторно ознакомиться с некоторыми томами уголовного дела, а также ознакомиться с вещественными доказательствами. Он заявлял ходатайство о вызове в судебное заседание свидетелей, которые могут подтвердить его непричастность к преступлениям, однако это ходатайство не удовлетворено следователем. В суде в связи с его удалением из зала суда он был лишен возможности заявить такое ходатайство.

Далее, подробно приводя показания потерпевшей Ф о разбойном нападении на нее, отмечает, что к совершению этого преступления причастен Д , который оговорил его, а сам был освобожден из под стражи.

Свидетель К заявил о его участии в нападении на Ф только в судебном заседании, причем дал показания со слов покойного С Свидетель П также дал показания со слов лиц, которых нет в живых. Кроме того эти свидетели на предварительном следствии и в судебном заседании назвали разный состав участников нападения.

Потерпевшая Ф также дала противоречивые показания, пояснив на предварительном следствии, что в нападении принимал участие С В , а в судебном заседании пояснила, что в нападении принимал участие мужчина по имени С . Имеются противоречия и в показания потерпевшего Т , который изменил свои показания и пояснил в судебном заседании, что хорошо запомнил лицо Сисина, принимавшего участие в нападении на него. Суд же не дал оценки этим противоречиям.

Считает, что ни одно доказательства, с достоверностью подтверждающего его виновность в разбойном нападении на Ф и Т не имеется.

Анализируя доказательства по эпизоду причинения тяжкого вреда здоровью С , отмечает, что свидетели К и З , подтвердив, что он находился на поляне, где был избит С , в то же время не дали показаний о том, что он (Рожков) принимал участие в избиении потерпевшего.

В показаниях свидетелей Д и Г имеются противоречия. Д не подтвердил показания Г об участии в обсуждении вопроса о пропаже охранников Ч и Ч . Имеются и противоречия в показаниях свидетелей Р и К по вопросу о том, с кем ушел из дома С , в показаниях свидетелей К и О о количестве лиц, присутствовавших на поляне и принимавших участие в избиении С . Нет ни одного конкретного доказательства о его участии в избиении С .

С учетом того, что не имеется доказательств его виновности в разбойном нападении на Ф и Т , причинении тяжкого вреда здоровью С , не вправе был суд сделать вывод и о его участии в преступном сообществе. Утверждение суда о том, что он на протяжении шести лет готов был принять в совершении любого преступления, в том числе и в убийстве, является предположительным. Факты передачи ему Исаковым денежных вознаграждений не установлены.

О фабрикации уголовного дела свидетельствует тот факт, что Д был выдан точно такой же автомат, который изъят по другому делу, а также незаконное освобождение С от уголовной ответственности, написание заявления Г по плану, составленному работником милиции Д .

Адвокат Свечникова Е.В., с которой было заключено соглашение его родственниками, вела себя пассивно на предварительном следствии и в судебном заседании и не была готова осуществлять его защиту.

С приговором в части его оправдания по ч. 3 ст. 222, ч. 2 ст. 209, ч. 2 ст. 105 УК РФ он согласен.

Просит отменить в отношении него обвинительный приговор и направить дело на новое судебное разбирательство.

Осужденный Сисин Н.В. в своей кассационной жалобе и дополнениях в ней указывает, что уголовное дело в отношении него сфабриковано сотрудниками УБОП . Задержан и арестован он был незаконно при отсутствии на то каких-либо оснований. Впоследствии срок содержания его под стражей неоднократно необоснованно продлевался, в связи с чем считает свое содержание под стражей незаконным.

Дело рассмотрено судом с многочисленными нарушениями уголовно- процессуального закона. В ходе расследования дела были нарушены требования ст. 163 УПК РФ, регламентирующие расследование дела следственной группой, в связи с чем его защитником было заявлено ходатайство о признании недопустимыми доказательствами заключений эксперт а от 21 февраля 1999 г, от 5 марта 1999 г., от 18 апреля 1999 г., протоколов допросов свидетелей Д от 21 февраля 1999 г., от 25 февраля 2004 г., Р от 5 февраля 2004 г., С от 16 января, 24 марта 2004 г., З , Д , Д , потерпевшей Р , протоколов осмотра предметов от 5 марта 2004 года, документов, предъявления лица для опознания. Однако суд необоснованно отклонил ходатайство стороны защиты.

Дело незаконно рассмотрено в закрытом судебном заседании. Его ходатайство о проведении открытого судебного заседания отклонено. Ему не предоставлена возможность знакомиться с протоколом судебного заседания по мере его изготовления. Он также незаконно был удален из зала суда за высказанный им протест против нарушения его прав и нежелание участвовать в таком процессе.

Ходатайство адвоката Ильченко о приобщении к материалам дела документов, свидетельствующих о том, что Г заявление написано по образцу, составленному сотрудником милиции, также необоснованно отклонено.

В последнем слове он представил документы, свидетельствующие о ложности показаний Г , о написании им заявления по образцу, составленному работником милиции Д , ходатайство свидетеля Н , указал о необходимости исследования обстоятельств убийства Ц , о причастности к этому преступлению не подсудимых, а других лиц, заявил о ложности его обвинения в разбойном нападении, однако суд не возобновил следствие по делу, и не принял у него эти документы.

Выводы суда о его виновности по все эпизодам преступлений не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Подробно анализируя показания свидетеля Д , Г , Г об участии его в преступном сообществе, отмечает наличие в них противоречий, которым суд не дал оценки и утверждает, что они оговорили его в силу заинтересованности в исходе дела, поскольку они либо привлекались, либо привлекаются к уголовной ответственности.

Неправильную оценку дал суд и показаниям потерпевшей Р , свидетеля С . Показания Р имеют противоречия, а показания С являются предположительными.

Показания в судебном заседании свидетеля К , который не подтвердил свои показания на предварительном следствии, необоснованно отвергнуты судом.

Свидетели К и П также дали в суде показания, основанные на вымысле и догадках. Исходя из показаний К о количестве членов преступного сообщества, о ежемесячно выплачиваемом им денежном вознаграждении, а также о других расходах, сообщество должно было получать незаконных доходы не менее чем со ста фирм.

Суд на основании показаний свидетелей Д и К сделал вывод об использовании членами преступного сообщества автомобилей однако в приговоре не указано о том, что этот транспорт использовался в преступных целях.

Разбойного нападения на Ф и Т он не совершал.

Протокол опознания его потерпевшим Т является недопустимым доказательством, поскольку в нем отсутствуют сведения о внешности других опознаваемых лиц. Потерпевший Т перед опознанием не смог назвать особенностей внешности нападавших на него, по которым сможет их опознать.

Свидетель Д оговорил его, заявив об его участии в нападении на Ф и Т . Его показания имеют множество противоречий относительно возможности рассмотреть лицо нападавшего, с которого Т сорвал шапку, однако суд не дал им оценки.

Свидетели Г , К и П также оговорили его. Их показания по разбойному нападению являются производными со слов других лиц, имеют противоречия, однако суд признал их достоверными.

Свидетель К изменила показания в судебном заседании, в связи с чем считает, что она научена кем-то оговорить подсудимых.

Потерпевшая Ф на предварительном следствии пояснила, что в нападении на нее принимал участие мужчина по имени С , а в судебном заседании пояснила, что нападавшим был С .

Показания свидетелей С , А , К , подтвердивших его алиби, необоснованно отклонены.

Не совершал он и незаконных действий с оружием. Свидетель Д , которому он якобы привез на хранение оружие, оговорил его. Кроме показаний Д других доказательств совершения им этого преступления не имеется.

Конкретные обстоятельства совершения им незаконной перевозки оружия не приведены в приговоре, чем нарушено его право на защиту. Кроме того автомат Калашникова, выданный Д изымался ранее по месту жительства С по другому уголовному делу.

Помимо этого в жалобе Сисин приводит многочисленные доводы о незаконности приговора по эпизодам убийства Ц , Л , причинения тяжкого вреда здоровью С , за которые он не осужден.

Выражает также несогласие с действиями председательствующего, который не рассмотрел замечаний свидетелей на протокол судебного заседания. Просит обвинительный приговор в отношении него отменить.

Адвокат Ильченко Н.Д. в защиту Сисина также ставит вопрос об отмене приговора и прекращении уголовного дела в отношении ее подзащитного. По доводам ее жалобы расследование дела проводилась следственной группой, руководителем которой являлся Ш 29 декабря 2003 г. постановлением заместителя прокурора области уголовное дело у него изъято и передано следователю А . (т. 1 л.д. 56). 14 января 2004 года это дело вновь передано следователю Ш и в тот же день принято им к производству. При передаче дела следователю А , а затем вновь Ш постановления об изменении состава следственной группы не выносилось и следователь Ш не назначался руководителем следственной группы. Полагает, что в период с 29 декабря 2003 года по 14 января 2004 года следственные действия по делу мог производить только следователь А , а после 14 января 2004 года - следователь Ш . С учетом этого все следственные действия, произведенные другими следователями, в том числе и обвинение, предъявленное Сисину следователем К не имеют юридической силы. С учетом этого считает приговор суда незаконным, подлежащим отмене.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Саакян СБ .

также указывает о незаконном рассмотрении дела в закрытом судебном заседании и о незаконном удалении его из зала суда. Ему не было предоставлено право выступить с последним словом. Текст последнего слова он направил в суд. Приговор провозглашен также в его отсутствие. Выводы суда о доказанности совершения им убийства Л являются необоснованными. Его показания о том, что он не был знаком с Исаковым, не имел с ним общих дел, не опровергнуто.

Показания свидетеля обвинения Г противоречивы, непоследовательны и основаны на его личных предположениях. Он не являлся очевидцем убийства. Он располагает данными, ставящими под сомнение правдивость показаний Г . Согласно заключению специалиста от 16 февраля 2006 года по результатам исследования написанного работником милиции Д документа - образца заявления в прокуратуру, предложенного Г , его текст выполнен Д . Это свидетельствует о том, что Г , вступив в сговор с Д , дал ложные показания. В связи с удалением из зала суда он лишен был возможности приобщить этот документ к материалам дела. На момент дачи Г показаний в судебном заседании в отношении него рассматривалось уголовное дело , по которому он осужден по ст.ст. 105, 209, 222 УК РФ.

Свидетель Т в своих первых показаниях на предварительном следствии пояснила, что не видела лиц, стрелявших в Л , однако на втором допросе через 2, 5 года она изменила показания, назвала приметы стрелявшего и могла его опознать. Показания Т о возможности рассмотреть лицо стрелявшего не проверены. Ходатайство его защитника о проведении экспертиз в отношении свидетеля для определения ее зрения отклонено судом.

При проведении опознания был нарушен закон. Предъявленные вместе с ним на опознание два статиста отличались от него по внешности и возрасту. В приговоре неверно приведены показания Т о том, что она опознала стрелявшего по росту, форме лица, глаз, губ. Таких показаний Т не давала. Суд не дал надлежащей оценки ее показаниям.

Показания Т опровергаются показаниями водителя П о том, что в голову Л стреляли в машине, а не на улице.

Свидетель Д , с которым он не был знаком, и не мог рассказать ему участии в убийстве Л , оговорил его. Познакомился он с Д только в следственном изоляторе.

Указывает также на наличие противоречий в первоначальных и последующих показаниях свидетеля П , который описал внешность стрелявшего и опознал его по фотографии восьмилетней давности только через два года. Протокол опознания П по фотографии является недопустимым доказательством.

Предварительное следствие и суд так и не установили, какие повреждения причинены Л в машине, а какие на улице. С учетом заключения эксперта, данных осмотра автомобиля, полагает, что ранение в голову причинено Л на улице, а не в автомашине.

Показаниями свидетеля К , которая наблюдала за событием преступления с расстояния в два раза меньшего, чем свидетель Т , и не смогла разглядеть лица стрелявшего, опровергаются показания свидетеля Т и ее способность опознать его. Свидетель К не была допрошена судом, однако суд приводит ее показания в приговоре как данные ею в судебном заседании.

Ходатайство его защитника о допросе свидетелей Н и Б , Б , которые могли описать внешность стрелявшего в Л , необоснованно отклонено судом.

Показаниям свидетеля защиты Д суд дал неправильную оценку.

Не согласен он и с осуждением его по ч. 1 ст. 222 УК РФ. в приговоре не указано какое оружие он носил. Оружие на месте преступления не найдено.

Обнаруженные пули, гильзы и патроны с учетом криминального поведения потерпевшего Л могли появиться на месте преступления каким угодно образом.

Срок наказания неправильно исчислен ему с 25 июля 2003 года, хотя фактически он был задержан 24 июля 2003 года.

Просит приговор отменить, уголовное дело в отношении него прекратить.

В кассационной жалобе осужденный Видаков просит приговор в отношении него отменить, ссылаясь на то, что в преступном сообществе он не состоял и доказательств его виновности не имеется.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденных в содеянном правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Доводы жалоб о непричастности Исакова, Рытикова и Солдатова к убийству Ц не основаны на материалах дела и опровергаются следующими доказательствами.

Так, свидетель Н пояснил в судебном заседании, что Исаков обвинял Л и Ц в том, что они незаконно вторглись на его территорию , сказал, что отомстит им за скупку имущества фирмы «Броус», расположенной в . После убийства Ц и Л он встречался с Исаковым в г. и тот сказал ему, если бы он послушался его и не стал приобретать стоянки и магазин, то Ц и Л он бы не стал убивать. Он понял, что Ц и Л были убиты по указанию Исакова за то, что помогли ему приобрести стоянки и магазин, принадлежавшие ранее фирме «Броус».

Показания Н о ликвидации фирмы «Броус» подтверждается справками управления и инспекции МНС России по и .

О причастности Исакова к убийству Ц дал показания в судебном заседании и свидетель Д , пояснив, что после убийства Ц вся организация Исакова собралась в кафе, он сидел рядом с Исаковым и слышал, как тот говорил Солдатову, что рад, что он (Солдатов) наконец-то выполнил его поручение и убил Ц . Из этого разговора он понял, что Солдатов по поручению Исакова убил Ц .

Свидетель, допрошенный под псевдонимом К , пояснил в судебном заседании, что со слов Ч ему известно, что Ц и Л были убиты по указанию Исакова.

Свидетель, допрошенный под псевдонимом П , также пояснил в судебном заседании о том, что Ч рассказал ему об убийстве возле городской больницы Ц , которое совершил по указанию Исакова Солдатов, входивший в группировку Исакова.

Показаниям этих свидетелей соответствуют и показания свидетеля Г , который пояснил в судебном заседании, что неоднократно Исаков высказывал намерение отомстить Л , Ц и Н за то, что они развалили фирму «Броус», которую контролировал Исаков, и получили несколько стоянок этой фирмы и магазин. В ноябре-начале декабря 2000 года он охранял Исакова и лично слышал, как Исаков поручил Рытикову подготовить операцию по убийству Ц и Рытиков согласился. В начале декабря 2000 года он сопровождал Исакова в лес, где он с членами своей организации обсуждал обстановку и Рытиков сказал, что легче всего убить Ц у больницы . Исаков решил, что убийство будет совершено по пути его с работы домой у больницы и поручил Рытикову проконтролировать убийство Ц и в случае чего застрелить исполнителя и самого Ц , на что Рытиков дал согласие. Позже от К он узнал, что убийство Ц совершил Солдатов.

Г пояснил также, что осенью 2000 года в г. вместе со С приобрели пистолет с глушителем, обманув продавца оружием, не заплатили за пистолет. После обозрения фотографии пистолета, изъятого с места убийства Ц , Г пояснил, что именно такой пистолет они со С привозили из осенью 2000 года. также, что во время одной встречи Исаков поручил Солдатову убить Ц , а перед самым убийством Исаков сказал Рытикову, что убивать Ц будет Солдатов, а страховать его будет Рытиков, а если Солдатов промахнется, то Рытиков должен будет застрелить и Ц и Солдатова. В день убийства Ц он был в кафе, где был и Солдатов, из разговора он понял, что в Ц стрелял Солдатов.

Показания Г об обстоятельствах приобретения пистолета со С подтвердил в судебном заседании свидетель К , который пояснил, что осенью 2000 года в г. в гаражном кооперативе он встречался со С и приехавшим с ним мужчиной для обмена неисправного пистолета, который он ранее продал С , на исправный пистолет. После производства пробных выстрелов в гараже на улице стали кричать: «Милиция». С с исправным пистолетом выбежал из гаража, и вместе с мужчиной уехали на машине, при этом у С остались оба пистолета.

Осмотрев пистолет, изъятый с места убийства Ц , К пояснил суду, что именно этот пистолет забрал у него С осенью 2000 года. Он хорошо запомнил пистолет по оформлению рукоятки, цвету и форме пистолета, цвету и форме насадок для бесшумной стрельбы к этому пистолету, а также по номеру на корпусе насадки.

Судом были исследованы показания С на предварительном следствии, который на допросах в качестве подозреваемого 24 июня 2003 г., обвиняемого 16 января 2004 года дал аналогичные объяснения об обстоятельствах приобретения второго пистолета в г. . Из показаний свидетеля К в ходе предварительного следствия от 26 декабря 2002 года и от 19 февраля 2003 года также следует, что убийство Ц совершил Солдатов по поручению Исакова.

Как пояснял свидетель, Солдатов рассказал ему, что по поручению Исакова начинает тренироваться в стрельбе, а Рытиков и П должны будут создать ему для этого условия. Солдатов также сказал ему, что С передал ему пистолет «ПМ» с глушителем . В день убийства Ц он был в кафе, где находились Чечик, С , Рытиков, П , Солдатов. Из разговора он понял, что Солдатов убил Ц , а когда находившаяся с ним рядом бухгалтер стала кричать, он выстрелил и в нее два раза, бросил пистолет, и убежал. После убийства Исаков говорил, что С молодец, достал хорошее оружие. Сам С ему также говорил, что это он привез пистолет, из которого был убит Ц .

Показания К о ставших ему известными обстоятельствах убийства Ц , а также показания Г о том, что Исаковым было принято решение совершить убийство Ц у больницы , соответствуют показаниям потерпевшей Т , которая пояснила, что вместе с Ц шли с работы по направлению к больнице , от забора больницы отделился мужчина с пистолетом в руках и два раза выстрелил в Ц , тот упал, а она стала громко кричать, этот мужчина выстрелил и в нее два раза и сразу же побежал от них. Стрелявшего потерпевшая Т не смогла опознать, назвала только его возраст около 30 лет, что соответствует возрасту Солдатова.

Принимая во внимание соответствие показаний свидетеля Г другим доказательствам, судебная коллегия не может согласиться с доводами жалоб об оговоре им осужденных.

Приведенными выше показаниями свидетелей, потерпевшей Т , полностью подтверждается участие Исакова, Рытикова и Солдатова в убийстве Ц , роль каждого из них в этом преступлении, а также участие Солдатова в покушении на убийство Т .

Правильным является и вывод суда о том, что убийство Ц и покушение на убийство Т Солдатов совершил из пистолета, который С приобрел у К .

Этот вывод суда подтверждается показаниями свидетелей К и Г о приобретении С пистолета у К , показаниями К о получении Солдатовым пистолета, принадлежащего С , которым суд не имел оснований не доверять.

Указание суда при исключении из обвинения Исакова, Рытикова и Солдатова квалифицирующего признака убийства, как сопряженного с бандитизмом, на то, что в судебном заседании не была установлена осведомленность Исакова и Рытикова о намерении Солдатова применить при убийстве Ц пистолет ПБ 6-П-9 не противоречит выводу суда о виновности Исакова в убийстве Ц и не может поставить под сомнение этот вывод. Как следует из приведенных выше доказательств, Исаков не принимал участия в передаче оружия Солдатову, а при даче им указания Рытикову застрелить Ц и Солдатова, если тот промахнется, речь не шла об использовании при этом Рытиковым оружия, которое будет у Солдатова.

При таких данных судебная коллегия находит обоснованным вывод суда о виновности Исакова, Рытикова и Солдатова в убийстве Ц , а Солдатова и в покушении на убийство Т . Эти доводы жалоб помимо приведенных выше показаний Н о наличии у Исакова мотива убийства Л , а также о том, что Исаков в разговоре со свидетелем заявил о причастности к убийству Л , опровергаются следующими доказательствами.

Потерпевший П пояснил в судебном заседании, что в пути следования в автомашине с П и севшими вместе с ним в машину двумя мужчинами, Л разговаривал с мужчиной, похожем на Саакяна, сидевшем на переднем пассажирском сиденье. Когда он остановил машину, то сидевший слева на заднем пассажирском сиденье рядом с П мужчина, выстрелил в Л , после чего в Л выстрелил мужчина, похожий на Саакяна.

Показания потерпевшего соответствуют протоколу осмотра места происшествия, салона автомашины, в ходе которого были обнаружены гильзы от патрона к пистолету «ТТ» и гильзы от патрона к пистолету «ПМ», а также выводам судебно-баллистической экспертизы.

Свидетель Т пояснила в судебном заседании, что услышав выстрелы, она выглянула в окно и увидела, как из машины из правой задней двери выполз мужчина и лег у бордюрного камня, к нему с пистолетом в руке подошел мужчина, который также вышел из машины. Этот мужчина направил пистолет на лежащего и выстрелил в него. Свидетель категорически утверждала в судебном заседании, что стрелявшим был Саакян, который после выстрелов повернулся в ее сторону, и она хорошо запомнила его лицо, поскольку это был единственный случай, когда на ее глазах убивали человека.

Из протокола опознания от 30 января 2004 года следует, что Т среди предъявленных ей лиц опознала Саакяна.

Опознание вопреки доводам жалоб произведено с соблюдением закона, в присутствии понятых, защитника Саакяна, которые не сделали никаких замечаний о проведении этого следственного действия.

Доводы жалоб о том, что Т не могла запомнить лицо стрелявшего, являются предположительными.

Показаниям Т в судебном заседании и на предварительном следствии суд дал в приговоре надлежащую оценку и с учетом данных ею объяснений о причинах расхождения в показаниях, вызванных тем, что следователь ее неправильно понял, суд обоснованно признал эти объяснения убедительными, а показания Т в судебном заседании достоверными.

Показания потерпевшего о том, что Л сидел в машине на заднем сиденье, а производивший в него выстрел мужчина, похожий на Саакяна сидел на переднем сиденье соответствуют показаниям свидетеля К , которая пояснила в судебном заседании, что видела из окна своей квартиры, как из машины из задней правой двери выполз мужчина, второй мужчина вышел из машины из правой передней двери, с пистолетом в руке он подошел к лежавшему у бордюра мужчина, что-то стал ему говорить, а затем прицелился и выстрелил два раза в область головы. Третьим из машины выполз мужчина из передней левой двери, а четвертым вышел мужчина с левой задней двери и остался стоять на асфальте. Затем он убежал со стрелявшим, а двое мужчин остались лежать возле машины.

Доводы жалоб о том, что свидетель К не допрашивалась в судебном заседании, опровергаются протоколом судебного заседания, (т. 43 (л.д. 132-136).

Свидетель Г пояснил в судебном заседании, что Исаков в его присутствии предложит Саакяну убить Л , сказав, что тому давно пора отомстить, на что Саакян дал согласие. Исаков тут же позвонил Л и договорился с ним о встрече, сказав, что того встретят его (Исакова) люди и проводят к нему. После этого Исаков сказал, что Л нужно убить 1 сентября 2001 года на этой встрече.

О том, что Исаков имел намерение убить Л пояснил в судебном заседании и свидетель Г , пояснив, что по поручению Исакова в группе Казаровым, Д и Герасимов следил за П , установили, что он бывает в , о чем сообщили Исакову и поняли, что он хочет поручить их группе совершение убийства Л , но они договорились не выполнять указание Исакова и стали тянуть время. Исаков понял, что они не хотят убивать Л и перестал их просить следить за П .

Свидетель Д также подтвердил в судебном заседании факт слежки за П по поручению Исакова, и пояснил, что Исаков сказал ему о необходимости убить Л . Он, Г , Казаров и Герасимов не хотели убивать Л и создавали видимость наблюдения за ним. Позже Саакян рассказал ему, что по просьбе Исакова убил Л .

Представленные сторонами доказательства по данному эпизоду исследованы судом с достаточной полнотой. Вопреки доводам жалобы Исакова осужденный Саакян не заявлял в последнем слове ходатайства о допросе в судебном заседании дополнительных свидетелей, якобы являвшихся очевидцами убийства Л , ни он, ни его защитник не ставили вопрос о возобновлении судебного следствия.

Приведенными доказательствами подтверждается виновность Саакяна в убийстве Л при подстрекательстве и пособничестве Исакова.

Не может согласиться судебная коллегия и с доводами жалоб о непричастности Исакова, Рожкова, Казарова и Герасимова к причинению тяжкого вреда здоровью С . Очевидец преступления, допрошенный в судебном заседании под псевдонимом К , пояснил, что по указанию Исакова на поляне, где находились Исаков, Ч , Сисин, Герасимов, Казаров, Видаков, Рожков, А , Рытиков, был избит С за то, что не сказал, где находятся Ч и Ч . Исаков сказал избивать С , пока тот не скажет, где Ч и Ч . Присутствовавшие на поляне, в том числе и Герасимов, Рожков, Казаров наносили потерпевшему удары руками и ногами по различным частям тела, а Герасимов кроме этого наносил удары и палкой. По указанию Исакова на поляну привезли О . Видаков сказал Исакову, что О указал им о месте нахождения трупов Ч и Ч , после чего Исаков приказал прекратить избиение С , который к этому времени был без сознания, и отвезти его домой.

Показания свидетеля К приведены в приговоре правильно в соответствии с протоколом судебного заседания, (т. 43 л.д. 222).

Свидетель Г пояснил в судебном заседании, что со слов Ч ему известно о том, что 14 июня 2001 года на лесной поляне у по указанию Исакова был избит С . На поляне во время избиения в числе других лиц находились и Герасимов, Казаров, Рожков.

Свидетель под псевдонимом З пояснил в судебном заседании, что со слов Ч ему известно об избиении С в связи с причастностью того к убийству Ч и Ч . Ч рассказал ему, что на поляне, куда привезли С , были Исаков, Рожков, Казаров, Герасимов, Сисин, Рытиков, А . По указанию Исакова Ч вместе с другими членами бригады Исакова избили С .

Свидетель Д пояснил в судебном заседании, что Исаков рассказал ему, что приказал избить С , принимавшего участие в убийстве его охранников.

Из оглашенных судом с соблюдением требований ст. 281 УПК РФ показаний свидетеля О следует, что Видаков с двумя парнями доставили его на поляну, где находился уже избитый С . После избиения их привезли в и выбросили на дороге возле дома .

Приведенными показаниями свидетелей подтверждается факт нахождения Исакова, Казарова, Герасимова и Рожкова на месте преступления в отношении С , а свидетель К прямо указал на Казарова, Герасимова и Рожкова, как на лиц, принимавших непосредственное участие в применении насилия к потерпевшему путем нанесения ему ударов руками и ногами, а Герасимовым и палкой.

Показания свидетеля К о характере примененного к потерпевшему насилия соответствуют заключению судебно-медицинского эксперта по результатам исследования трупа С , согласно которому телесные повреждения причинены С действием удара и трения тупых твердых предметов без характерных особенностей, они имеют признаки тяжкого вреда здоровью и состоят в прямой причинной связи с наступлением смерти.

Палка, об использовании которой Герасимовым дал показания свидетель К также является тупым твердым предметом, а потому заключением эксперта не опровергаются показания свидетеля К , о чем указывается в жалобах.

Тщательно исследован в судебном заседании и вопрос о времени совершения преступления осужденными.

Свидетели Р и Р пояснили в судебном заседании, что С 14 июня 2001 года находился дома, чувствовал себя хорошо, примерно в 12 часов Видаков увез его из дома, а в 20 часу к ним зашел О и сказал, что С избитый находится на улице. Они занесли С в дом, он был без сознания, утром 15 июня они вызвали скорую помощь, С был доставлен в больницу, где 18 июня 2001 умер.

Из заключения судебно-медицинского эксперта также следует, что С был доставлен в больницу 15 июня 2001 года.

Показаниями данных свидетелей опровергаются показания О о том, что он и С были избиты на поляне 13 июня 2001 года, в связи с чем суд обоснованно признал не соответствующими действительности показания О в этой части.

Допрошенный в судебном заседании судебно-медицинский эксперт Д пояснил, что телесные повреждения были причинены С в течение нескольких десятков минут и не ранее двух суток до поступления его в больницу, то есть не ранее 14 часов 13 июня 2001 года.

Из приговора суда в отношении К , на который имеются ссылки в жалобах, а также из показаний К следует, что С был очевидцем убийства Ч и Ч в ночь на 13 июня 2001 года.

При этом, как пояснили свидетели Р , по возвращении домой С не жаловался на здоровье.

Приведенными доказательствами опровергаются доводы жалоб о причинении С повреждений другими лицами до доставления его на лесную поляну.

При таких данных суд обоснованно пришел к выводу о том, что тяжкий вред здоровью С , повлекший его смерть, были причинен именно 14 июня 2001 года в процессе его избиения по указанию Исакова, в котором совместно с другими лицами принимали участие Рожков, Казаров и Герасимов.

Приведенными доказательствами опровергаются показания свидетелей Г , Д , Х , Д , А о нахождении Герасимова в период с 12 до 17 июня 2001 года в , показания К , Д , Д о нахождении Казарова с 12 по 17 июня 2001 года в , а также показания свидетеля З о получении С телесных повреждений при падении с лестницы.

Подробный анализ и оценка показаний указанных свидетели приведены в приговоре, с оценкой показаний свидетелей и выводом суда о недостоверности этих показаний судебная коллегия согласна.

Не основаны на материалах дела и доводы жалобы осужденного Сисина о непричастности к разбойному нападению 19 февраля 1999 года на Т и Ф , а также к незаконным действиям с оружием.

Так, потерпевший Т в судебном заседании прямо указал на Сисина как на участника нападения, м которого он сорвал маску и хорошо запомнил его лицо.

Потерпевшая Ф пояснила в судебном заседании, что тот мужчина, с которого сын сорвал маску, ударил ее пистолетом по голове.

Кроме того потерпевшие пояснили, что нападение на них было хорошо спланировано. Когда они подъехали к дому , имея при себе деньги от продажи квартиры, из стоявшей машины выскочило трое мужчин, одетых в маски, с пистолетами в руках, которые они воспринимали как боевое оружие, подбежали к ним, один наставил пистолет на Т , другой - на Ф , третий - на Д , и стали требовать деньги. Когда Т сорвал маску с одного из нападавших, тот стал отходить к машину, двое других также отошли, они сели в свою машину и уехали.

В ходе предварительного следствия Т опознал Сисина как участника нападения. Суд правильно признал протокол опознания Т Сисина допустимым доказательством, полученным с соблюдением требований ст. 193 УПК РФ. Т пояснил в судебном заседании, что предъявленные ему на опознание лица внешне были похожи, он познал Сисина по чертам лица как участника нападения, с которого он сорвал маску. Кроме того после этого нападения он видел Сисина в доме Д , но не знал его фамилию.

В судебном заседании были исследованы и показания Т на предварительном следствии на допросе от 21 февраля 1999 г. в ходе которого потерпевший пояснил, что не разглядел лица мужчины, с которого сорвал маску. Причина противоречий в показаниях Т была выяснена судом и с учетом его объяснений о болезненном состоянии в момент допроса, суд отсутствием у него оснований для оговора Сисина, суд обоснованно признал правдивыми последующие показания Т на предварительном следствии и в судебном заседании об участии и роли Сисина в нападении.

Свидетель Д подтвердил в судебном заседании показания потерпевших и пояснил, что Сисин рассказал ему о нападении 19 февраля 1999 года на его соседей, во время которого с него сорвали маску, в связи с чем они вынуждены были уехать.

Об участии Сисина в нападении пояснили в судебном заседании с его слов и свидетели Г и П .

Свидетель К также пояснил, что со слов С ему известно о том, что Сисин, С , С и еще один человек совершили нападение на Т и Ф , главным у них был Сисин, они готовились к этому нападению, составили план, сделали маски, распределили роли, но отнять деньги им не удалось в первый раз, так как набежали соседи, и они уехали.

Основания к оговору Сисина свидетелями судом не установлены, а потому суд правильно признал их показания достоверными.

Приведенными доказательствами бесспорно подтверждается участие Сисина в разбойном нападении на Т и Ф и опровергаются показания свидетелей К , С и А о нахождении Сисина 19 февраля 1999 года в период с 11 часов до 17 часов, то есть время нападения на потерпевших, в другом месте. Показаниям этих свидетелей суд дал надлежащую оценку и обоснованно отверг их.

Свидетель Д пояснил также, что в июне 2003 года Сисин привез к нему в дом сумку и попросил спрятать ее. заглянув в сумку, он увидел там два автомата, пистолет-пулемет и много патронов. Эту сумку он отвез к Д .

Свидетель Д подтвердил факт передачи ему Д оружия для хранения и пояснил, что 21 января Д пришел к нему домой с сотрудниками милиции, попросил его отдать сумку, когда он достал сумку, Д сказал, что в сумке оружие, которое дал ему Сисин.

В протоколе выемки оружия также отражено, что Д в ходе этого следственного действия заявил, что в сумке находится оружие, которое ему дал для хранения Сисин.

В судебном заседании выяснялся также вопрос о возможности оговора Д осужденного Сисина, однако свидетель категорически утверждал, что дал показания следователю добровольно, что дача им этих показаний не являлась условием освобождения его от уголовной ответственности, поскольку он не совершал преступлений.

Суд не имел оснований поставить под сомнение показания Д , а потому правильно признал их правдивыми.

Осмотрев в судебном заседании приобщенное к делу в качестве вещественных доказательств оружие и боеприпасы, сопоставив данные осмотра с протоколом выемки, заключением экспертиз по результатам исследования изъятого оружия суд обоснованно пришел к выводу о том, что к материалам приобщено именно то оружие, которое Сисин передал Д , а тот - Д , а не другое оружие, как об этом утверждается в жалобах.

Подробные и правильные суждения об этом приведены в приговоре.

По изложенным мотивам жалоба Сисина о незаконности осуждения за разбойное нападение на Т и Ф , а также за незаконную перевозку огнестрельного оружия и боеприпасов удовлетворению не подлежит.

Правильным является и вывод суда о виновности Рытикова и Рожкова в разбойном нападении на Т и Ф 20 февраля 1999 года.

Этот вывод суда подтверждается следующими доказательствами: - показаниями свидетеля Д , который пояснил в судебном заседании, что вечером 20 февраля к нему пришла Ф и с ней трое мужчин в масках, они стали требовать у него деньги, на что он ответил, что денег у него нет, тогда Ф сказала, что отдаст деньги, и они ушли, позже Сисин рассказал ему, что в нападении на его соседей 20 февраля 1999 г.

участвовали Рытиков и Рожков, сам Рытиков сообщил ему, что во время нападения он стрелял в Т несколько раз и ранил его в ногу, а Рожков рассказал, что это он приводил к нем у в дом Ф ; - показаниями свидетеля К , который пояснил, что со слов одного из участников нападения С ему известно, что после того, как в первый день не удалось похитить деньги, на второй день он (С ), Ч , С , Рожков и Рытиков и еще несколько человек снова подъехали к дому Т и Ф , разбили окно, ворвались в дом и стали требовать деньги, при этом Рытиков несколько раз стрелял в Т и ранил его; - показаниями свидетеля К , которая показала в судебном заседании, что С рассказал ей, что принимал участие в нападении на парня и его мать, чтобы забрать деньги от продажи квартиры, в первый день им не удалось похитить деньги, на другой день за ним заехали А , Ч , С и они вновь поехали на «дело», но забрали деньги не очень гладко, парень ударил его (С ) палкой по голове, когда он лез в окно, и он не смог залезть в дом; известно о нападении на соседей Д , что при первом нападении деньги взять не удалось, а второй раз нападвшие проникли в дом потерпевших, при этом у них было два пистолета, один из них выстрелил в потерпевшего два раза и ранил его, Ч также сказал, что во втором нападении участвовали несколько человек и назвал С , Рожкова.

Приведенные показания свидетелей об обстоятельствах нападения на потерпевших, о способе проникновения нападавших в дом через окно, об использовании ими оружия, о характере примененного насилия к потерпевшим, а также о действиях потерпевших по оказанию сопротивления, соответствуют показаниям Ф и Т , подробно приведенных в приговоре.

Изложенное свидетельствует о том, что такую информацию свидетели получили лиц, действительно принимавших непосредственное участие в совершении разбойного нападения на Ф и Т .

Принимая во внимание соответствие показаний свидетелей друг дургу, а также показаниям потерпевших, отсутствие у них оснований к оговору Рытикова и Рожкова, суд обоснованно признал их достоверными и пришел к выводу о виновности Рытикова и Рожкова в разбойном нападении на Ф и Т .

При таких данных судебная коллегия не может согласиться с доводами жалоб о непричастности Рытикова и Рожкова к совершению этого преступления.

Не основаны на материалах дела и доводы жалоб о непричастности Герасимова к вымогательству денег у П Судом эти доводы осужденного проверялись. При этом суд обоснованно признал достоверными показания потерпевшего П , а также свидетеля Г на предварительном следствии, из которых следует, что Герасимов и приехавший с ним мужчина по имени М , угрожая им убийством потребовали деньги, Герасимов замахивался на Ч лопатой, заявляя, что убьют их, если они не дадут деньги, Ч вынесла из дома рублей и отдала, а Герасимов ударил ее по голове лопатой за то, что сразу не отдали деньги.

П пояснял также, что требуя деньги, С (Герасимов) сказал, что деньги нужны на освобождение «И ». Из разговоров он знал, что «И » является хозяином А и М .

Допрошены были П и Г с соблюдением норм уголовно- процессуального закона, что подтверждается как протоколами их допросов, так и показаниями свидетелей Б и Б , присутствовавших при допросе П , а также показаниями свидетеля С , присутствовавшей при допросе Г , которые подтвердили правильность изложения в протоколах показаний П и Г и дали суду с их слов аналогичные показания об обстоятельствах вымогательства денег.

При таких данных суд обоснованно признал Герасимова виновным в вымогательстве.

Приведенными выше доказательствами о совершении осужденными в составе организованной группы преступлений: Исаковым, Рытиковым и Солдатовым убийства Ц , Сисиным, Рожковым и Рытиковым - разбойного нападения на Ф и Т , Исаковым, Рожковым, Герасимовым и Казаровым - причинения тяжкого вреда здоровью С , повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, подтверждается виновность Исакова в создании преступного сообщества (преступной организации) для совершения тяжких и особо тяжких преступлений и руководстве этим преступным сообществом, а Сисина Н.В.; Солдатова А.В.; Рытикова И.П; Рожкова А.В.; Смирнова В.Ю, Герасимова А.В.; Видакова А.И. и Казарова А.Х в участии в преступном сообществе, созданном для совершения тяжких и особо тяжких преступлений.

Помимо этого виновность осужденных в указанных преступлениях подтверждается следующими доказательствами: - показаниями свидетеля Д о том, что Исаков рассказал ему о создании серьезной организации в состав которой вошли около человек, в том числе и осужденные Сисин, Солдатов, Смирнов, Рытиков, Рожков, Видаков, Герасимов, Казаров, в организации была строгая дисциплина, имелась «общая касса», из которой оказывалась помощь лицам, находившимся в местах лишения свободы, в пользовании было несколько машин, пояснил свидетель и о роли каждого осужденного в организации, а также о том, что видел, как Исакову приносили деньги в «общую кассу» Сисин, Ч , К , как выдавались деньги Рытикову, Рожкову, Смирнову, Видакову, К ; -показаниями свидетеля Г , который пояснил, что являлся членом созданной Исаковым организации, куда кроме него входили Сисин, Рытиков, Рожков, Видаков, К , Смирнов, С , руководил организацией Исаков, который сказал ему, что такая организация нужна для того, чтобы совершать хищения, а также избить или убить лицо, которое будет мешать работе организации, в июне 1998 года на собрании было решено разделить организацию на группы с машинами, состав и количество групп постоянно менялись, наиболее приближенными к Исакову были Сисин, Видаков, Рытиков, Смирнов, Ч и К , они собирались раз в месяц и распределяли транспорт между группами, определяли состав групп, распределяли доходы, но все основные вопросы решал сам Исаков, он решал кого взять в организацию, тщательно планировал преступления, распределял роли участников; - показаниями свидетеля Г , который пояснил, что входил в созданную Исаковым организацию, куда также входили Сисин, Рытиков, Солдатов, Смирнов, Видаков, Казаров, Рожков Герасимов, Ч , К , К и другие, они занимались вымогательством денег с коммерческих структур, он выполнял обязанности охранника Исакова и за это получал зарплату у Сисина, который был казначеем, организация делилась на три группы, состав которых постоянно менялся, обычно организация собиралась в лесу, где обсуждались вопросы распоряжения поступившими в «общую кассу» деньгами, каждый участник организации понимал, что по указанию Исакова должен будет совершить преступление; - показаниями потерпевшей Р о том, что она ежемесячно платила К , представлявшему «исаковскую» группировку, по рублей, деньги передавали самому Кондрахову, с которым обговаривала дату передачи денег, или приходившим по его поручениям ребятам, всего она заплатила с августа 1999 года по май 2003 года рублей, К говорил ей, что все деньги он отдает Исакову в «общую кассу», из который членам группировки выплачивались небольшие суммы денег; - показаниями свидетеля Н о создании Исаковым организации на территории , в которой была строгая дисциплина, от Л ему известно, что организацию Исакова многие боялись, так как она могла совершить любые преступления от вымогательства до убийства; - показаниями свидетеля С на предварительном следствии, из которых следует, что до декабря 2000 года он состоял в организации Исакова и занимался строительством стоянок автомобилей на деньги, которые ему привозил Ч , доходы группировки состояли из коммерческой деятельности и «крышевания», собранные деньги предавались Исакову, в организацию входили также Рытиков, Ч , А П , К ; -показаниями свидетеля К на предварительном следствии о том, что он после освобождения из мест лишения свободы Исаков предложил ему работать с ним, осуществляя прикрытие коммерческих структур от нападения других криминальных группировок, в его группировку выходили также Смирнов, Рытиков, С ; показаниями свидетеля А , которая пояснила, что в ноябре 2000 года Исаков приехал к ней с Ч и К , сказал, что является лидером группировки, куда входит много людей, и предложил ей работать с его группировкой и выплачивать им деньги за то, что она позволит им работать на рынке, летом 2002 года к ней приезжал Видаков с К и сказали, что им надо ввести людей их группировки в состав учредителей ООО «Криволукские встречи», Исаков, Видаков и другие члены их группировки проводили много времени на рынке, они отбирали деньги у торговцев, но те боялись жаловаться в милицию; показаниями свидетелей, допрошенных под псевдонимами К , П , которые дали подробные объяснения о деятельности группировки Исакова, о руководящей роли Исакова, наличии строгой дисциплины, подчинения Исакову, «общей кассы», из которой выдавалась заработная плата, и подтвердивших участие в ней Смирнова, Рожкова, Видакова, Сисина, Солдатова, Герасимова, Казарова, Рытикова.

Принимая во внимание соответствие показаний указанных свидетелей и потерпевших о деятельности организации Исакова, о его роли как руководителя, об участии в этой организации в числе других членов Смирнова, Рожкова, Видакова, Сисина, Солдатова, Герасимова, Казарова, Рытикова суд обоснованно признал их показания достоверными и отверг доводы осужденных об их оговоре Г , К , П , Г и Д .

Допрошены свидетели судом, а также их показания оглашены в судебном заседании с соблюдением уголовно-процессуального закона, а потому их показания правильно признаны допустимыми доказательствами.

Показания всех свидетелей приведены в приговоре в соответствии с протоколом судебного заседания.

Приведенными доказательствами подтверждается, что созданная Исаковым организация имела признаки преступного сообщества: отличалась сплоченностью и устойчивостью связей ее членов, стабильностью состава, строгой дисциплиной, распределением ролей между членами организации, общим денежным фондом, а также тот факт, что целью создания организации являлось совершение тяжких и особо тяжких преступлений, которые и были фактически совершены.

При таких данных суд обоснованно расценил действия Исакова как создание и руководство преступным сообществом, а действия Сисина, Солдатова, Рытикова, Рожкова, Смирнова, Герасимова, Видакова и Казарова как участие в преступном сообществе.

То обстоятельство, что судом не установлено точное количество групп, а также конкретный состав каждой группы, входивших в преступное сообщество, о чем указывается в жалобах, не может поставить под сомнение вывод суда о виновности осужденных.

Доводы жалобы о том, что Герасимов не участвовал в сборах, опровергаются приведенными выше доказательствами по эпизоду вымогательства денег у П , из которых следует, что Герасимов прямо заявлял, что деньги ему нужны для общих нужд группировки, для освобождения Исакова.

Из приведенных показаний свидетелей следует, что Смирнов был участником группировки Исакова, принимал участие в проводимых общих сборах, получал деньги из общей кассы. То обстоятельство, что лично он не осужден настоящим приговором за совершение каких-либо преступлений, не может поставить под сомнение его участие в организации Исакова.

Об участии Видакова в организации Исакова помимо свидетелей Г , Г , Д , К П пояснила и свидетель А .

Всем рассмотренным в судебном заседании доказательствам суд дал надлежащую оценку, привел подробные мотивы, в силу которых признал одни доказательства достоверными, а другие отверг.

Доводы жалоб осужденных и из защитников по существу сводятся к иной оценке исследованных судом доказательств.

По изложенным мотивам судебная коллегия не может согласиться с доводами жалоб о непричастности Исакова к созданию преступного сообщества, а других осужденных Сисина, Солдатова, Рытикова, Рожкова, Смирнова, Герасимова, Видакова и Казарова к участию в преступном сообществе.

Действиям осужденных по все эпизодам преступной деятельности суд дал правильную юридическую оценку.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Представленные сторонами доказательства исследованы судом с достаточной полнотой, в основу приговора положены допустимые доказательства.

Все ходатайства подсудимых и ходатайства их защитников, в том числе и о допросе в судебном заседании свидетелей, разрешены судом правильно.

Доводы жалоб о том, что судом необоснованно отклонено заявленное Сисиным в последнем слове ходатайство о приобщении к материалам дела документов, подтверждающих факт оговора осужденных свидетелем Г , который дал показания по составленному работником милиции образцу, не основаны на материалах дела.

Как следует из протокола судебного заседания (т. 45, л.д. 50-65), Сисин в последнем слове, выражая несогласие с показаниями Г , утверждая о влиянии на него работников милиции, в том числе и Г , в то же время не заявлял ходатайства об исследовании в судебном заседании и приобщении к материалам дела каких-либо документов. Ни он, ни его защитник не ставили вопрос о возобновлении судебного следствия.

Из приобщенного Сисиным образца заявления, на который он ссылается как на образец заявления, написанный работником милиции Д для Г , видно, что в этом «образце» содержатся вопросы об обстоятельствах убийства Ц , о других убийства, о разбойном нападении на ул. , а также о других преступлениях. При этом в этом «образце» нет каких-либо сведений об участниках преступлений, о конкретных обстоятельствах их совершения. С учетом изложенного судебная коллегия считает, что данные документы не могут поставить под сомнение вывод суда о достоверности показаний свидетеля Г .

Дело рассмотрено законным составом суда. Заявленный в судебном заседании адвокатом Мищихиным Е.С. и поддержанный подсудимыми отвод председательствующему Бабкину В.Л. разрешен судом в соответствии с требованиями ст. 65 УПК РФ. При этом суд обоснованно указал в определении, что поступившие в адрес председательствующего телефонные звонки с угрозами, не могут свидетельствовать о наличии у него личной прямой или косвенной заинтересованности в исходе дела.

Не имелось предусмотренных ст. 61 УПК РФ оснований и для отвода государственного обвинителя Верещагиной Н.А., в связи с чем суд обоснованно отклонил ходатайство Солдатова об ее отводе.

Правильным является и решение суда о рассмотрении дела в закрытом судебном заседании в целях обеспечения безопасности участников судебного разбирательства потерпевших Т , Ф , Т , Г , П , которые обратились в суд с заявлениями о наличии у них оснований опасаться за свою жизнь. С учетом обстоятельств предъявленного подсудимым обвинения суд обоснованно удовлетворил ходатайство потерпевших о закрытом судебном заседании.

Права подсудимых на защиту не было нарушено судом.

В судебном заседании подсудимый Исаков заявил просьбу о назначении ему любого адвоката для защиты его интересов в судебном заседании, (т. 42, л.д. 93-94).

Ему был назначен адвокат Рожкова Л.П., а затем в связи с ее болезнью была произведена замена адвоката, к участию в деле был допущен адвокат Растопшин В.К. Из протокола судебного заседания следует, что и адвокат Рожкова и адвокат Растопшин принимали активное в судебном следствии, в исследовании доказательств, адвокатом Растопшиным обжалован приговор суда с приведением подробных мотивов о несогласии с решением суда. При таких данных судебная коллегия не может согласиться с доводами жалобы Исакова о недобросовестном исполнении адвокатом Растопшиным своих обязанностей.

Никто из подсудимых, в том числе и Исаков не заявляли ходатайства о ведении аудиозаписи судебного заседания.

Подсудимый Рожков в судебном заседании не заявлял ходатайства о допуске к участию в деле в качестве защитника его жены. Защиту его интересов осуществлял адвокат Свечникова Е.В., которая вопреки доводам жалоб принимала активное участие в исследовании доказательств.

Удаление из зала суда подсудимых Исакова, Солдатова, Рожкова, Сисина, Рытикова, Смирнова, Видакова произведено судом в соответствии с требованиями ст. 258 УПК РФ.

Как следует из протокола судебного заседания, указанные подсудимые нарушали порядок в зале суда: кричали, топали ногами, выражались нецензурной бранью, заявляли, что все равно не дадут суду рассматривать дело, на неоднократно замечания председательствующего не реагировали, а потому суд принял законное решение об их удалении до окончания прений сторон, (т.

42, л.д. 102-105, 107, 108, 118, 130, 161-162, 166, 168, 169).

После прений все подсудимые были возвращены в зал суда и всем им, в том числе и Саакяну, была предоставлена возможность выступить с последним словом, (т. 45 л.д. 49-50).

С протоколом судебного заседания ознакомлены все осужденные. Их замечания, а также замечания свидетелей на протокол судебного заседания рассмотрены в установленном законом порядке.

Данных о фальсификации уголовного дела, о чем указывается в жалобах, в материалах дела не имеется.

Уголовное дело расследовано следственной группой, состав которой не менялся, лишь на период отпуска руководителя группы Ш , руководство группой возлагалось на следователя А , по возвращении из отпуска следователя Ш дело вновь передавалось ему. (т. 1 л.д. 40-44, 56- 59).

С учетом этих обстоятельств доводы жалоб о недопустимости доказательств, полученных в период с 29 декабря 2003 года по 14 января 2004 года нельзя признать обоснованными.

По окончании расследования всем обвиняемым за исключением Солдатова было вручено обвинительное заключение. Солдатов отказался от получения обвинительного заключения, о чем составлен акт от 19 октября 2004 года (т. 38 л.д. 289).

По изложенным мотивам судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора по доводам жалоб.

Наказание назначено осужденным соразмерно содеянному, с учетом данных об их личности, всех обстоятельств дела, роли каждого в совершенных преступлениях, а также влияния назначенного наказания на их исправление и условия жизни их семей.

Все положительные данные о личности осужденных, наличие на иждивении Солдатова, Рытикова, Рожкова, Видакова, Казарова, Герасимова малолетних детей в полной мере учтено судом при назначении им наказания.

Оснований для признания назначенного наказания несправедливым и для его Исакову, Сисину, Смирнову, Рытикова, Рожкова, Видакова, Казарова, Герасимова снижения не имеется.

Вместе с тем, после постановления приговора и до рассмотрения дела в кассационном порядке истек предусмотренный п. «б» ч. 1 ст. 78 УК РФ шестилетний срок давности уголовного преследования за совершенное Саакяном 1 сентября 2001 года и за совершенное Солдатовым 28 декабря 2000 года преступление, средней тяжести, предусмотренное ч. 1 ст. 222 УК РФ, в связи с чем осужденные Солдатов и Саакян подлежат освобождению от назначенного им по ч. 1 ст. 222 УК РФ наказания.

В связи с освобождением Солдатова от наказания за одно преступление, наказание по совокупности преступление подлежит снижению.

Указание суда о назначении Саакяну наказания по совокупности преступлений подлежит исключению из приговора.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Тульского областного суда от 2 марта 2006 года в отношении Солдатова А В и Саакяна С В изменить.

От назначенного им по ч. 1 ст. 222 УК РФ (в редакции федерального закона от 8 декабря 2003 г.) наказания освободить.

Исключить указание суда о назначении Саакяну наказания по совокупности преступлений по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ, считать его осужденным по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 18 годам лишения свободы. Солдатову по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 210 УК РФ (в редакции Федерального Закона от 13 июня 1996 г.), п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ (по эпизоду убийства Ц ) ч. 3 ст. 30, п. «к» ч.2 ст. 105 УК РФ (по эпизоду покушения на убийство Т ) в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначить 17 лет лишения свободы.

В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения данного наказания с наказанием, назначенным по приговору Тульского областного суда от 3 июня 2005 года окончательно назначить Солдатову 19 лет лишения свободы.

В остальном приговор в отношении Саакяна СВ., Солдатова А.В. и тот же приговор в отношении Исакова А Н , Сисина Н В , Рытикова И П , Рожкова А В , Смирнова В Ю , Герасимова А В , Видакова А И , Казарова А Х , оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Герасимова А.В., Рытикова И.П., Казарова А.Х., Солдатова А.В., Рожкова А.В., Исакова А.Н., Смирнова В.Ю., Видакова А.И., Сисина Н.В., Саакяна СВ., адвокатов Растопшина В.К., Дьякова В.М., Никулиной И.Н., Ильченко Н.Д., Мищихина Е.С. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 38-О07-38

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 108. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление
УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 163. Вымогательство
УК РФ Статья 209. Бандитизм
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УПК РФ Статья 61. Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу
УПК РФ Статья 65. Порядок рассмотрения заявления об отводе судьи
УПК РФ Статья 163. Производство предварительного следствия следственной группой
УПК РФ Статья 193. Предъявление для опознания
УПК РФ Статья 258. Меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УК РФ Статья 68. Назначение наказания при рецидиве преступлений
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров
УК РФ Статья 78. Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности
УК РФ Статья 210. Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)

Производство по делу

Загрузка
Наверх