Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 38-О09-29

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 10 декабря 2009 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Старков Андрей Владимирович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 38-О09-29

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 10 декабря 2009 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Магомедова М.М.,
судей Старкова А.В. и Нестерова В.В.,
при секретаре Алиеве А.И.

рассмотрела в судебном заседании от 10 декабря 2009 года кассационные жалобы осужденных Черникова В.М., Соловьева В.В., Ляпина В.В., адвокатов Гудковой А.М., Сенюшиной Н.В. и Мак Ю.В. на приговор Тульского областного суда от 15 сентября 2009 года, которым ЧЕРНИКОВ В М , судимый: 1) 22 февраля 2006 года по ст. 108 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы, освобожден 9 января 2007 года условно-досрочно на 9 месяцев 16 дней; 2) 30 апреля 2008 года по ст. ст. 162 ч. 2, 70 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы, осужден по ст. 161 ч. 2 п.п. «а,в,г» УК РФ к 4 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п.п. «ж,к» УК РФ к 15 годам лишения свободы, по ст. 158 ч. 2 п. «а» УК РФ к 3 годам лишения свободы.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 17 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенного наказания и наказания по приговору от 30 апреля 2008 года окончательно назначено 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

СОЛОВЬЕВ В В , , осужден по ст. 161 ч. 2 п.п. «а,в,г» УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п.п. «ж,к» УК РФ к 13 годам лишения свободы, по ст. 158 ч. 2 п. «а» УК РФ к 2 годам лишения свободы.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 14 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

ЛЯПИН В В , , судимый: 1) 18 февраля 2003 года, с учетом внесенных в приговор изменений, по ст. ст. 158 ч. 1,213 ч. 1, 226 ч. 1 УК РФ к 6 годам лишения свободы; 2) 19 июня 2003 года, с учетом внесенных в приговор изменений, по ст. ст. 158 ч. 1, 69 ч. 5 УК РФ к 6 годам 2 месяцам лишения свободы, освобожден 17 декабря 2004 года условно-досрочно на 2 года 8 месяцев 23 дня; 3) 20 апреля 2005 года по ст. ст. 139 ч. 2, 139 ч. 1, 70 УК РФ к 3 годам лишения свободы, освобожден 20 декабря 2007 года по отбытии наказания; 4) 18 сентября 2008 года по ст. 159 ч. 1 УК РФ к 8 месяцам лишения свободы; 5) 2 июня 2009 года по ст. 158 ч. 2 п. «б» УК РФ к 3 годам лишения свободы, осужден по ст. 161 ч. 2 п.п. «а,в,г» УК РФ к 4 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п.п. «ж,к» УК РФ к 15 годам лишения свободы.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 16 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенного наказания и наказания по приговорам от 18 сентября 2008 года и 2 июня 2009 года окончательно назначено 17 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать в доход государства процессуальные издержки в сумме рублей, выплаченные потерпевшему Г ., солидарно с Черникова В.М., Соловьева ВВ. и Ляпина В.В., а также процессуальные издержки, связанные с оказанием юридической помощи: с Черникова В.М. - рублей копеек, с Соловьева ВВ. и Ляпина В.В. - по рубля с каждого.

Черников, Соловьев и Ляпин осуждены за открытое хищение имущества Г ., совершенное группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшего, и за умышленное причинение смерти Г ., совершенное группой лиц по предварительному сговору, с целью скрыть другое преступление. Черников и Соловьев, кроме того, осуждены за тайное хищение имущества Г ., совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Преступления совершены 6 и 7 апреля 2008 года в г.

при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Старкова А.В., объяснения адвокатов Волкова Р.В., Каневского Г.В. и Богославцевой О.И., поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора Погореловой В.Ю., полагавшей оставить кассационные жалобы без удовлетворения, судебная коллегия

установила:

В кассационных жалобах и дополнениях к ним: осужденный Черников В.М. указывает, что с приговором не согласен, считает, что суд необоснованно не принял во внимание показания Соловьева в судебном заседании, в которых он пояснил, что убийство Г он совершил один, а в ходе предварительного следствия оговорил его и Ляпина.

Оспаривает также квалификацию его действий по ст. 161 ч. 2 УК РФ. При этом не отрицает, что похитил музыкальный центр из квартиры Г , но кражу совершил один и тайно, в квартиру Г пришел с его согласия и его действия потерпевший не видел, так как спал в другой комнате. Выражает несогласие с приговором и в части назначенного ему наказания за кражу радиатора газовой колонки и указывает, что инициатором этой кражи был Соловьев, которому суд назначил менее строгое наказание. Утверждает, что судебное заседание по данному делу было начато не 30 июля 2009 года, как указано в протоколе судебного заседания, а 29 июля 2009 года и в этот день он заявлял ходатайство о рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей, однако в удовлетворении данного ходатайство ему было необоснованно отказано. Кроме того, указывает, что отказав ему в ходатайстве о предоставлении протокола судебного заседания за каждый день судебного заседания, суд нарушил его право на защиту. Считает, что первичная и дополнительная судебно-психиатрические экспертизы в отношении него проведены неполно и одними и теми же экспертами. Полагает, что суд на основании заключений судебно-психиатрических экспертиз о наличии у него психического расстройства должен был применить ст. 61 УК РФ. Не согласен также с характеристикой с места его регистрации и просит не принимать её во внимание. Кроме того, считает, что суд необоснованно взыскал с него процессуальные издержки, связанные с оплатой проезда потерпевшего, так как тот был вызван в суд стороной обвинения. Указывает также, что взыскание с него процессуальных издержек, связанных с оплатой труда адвоката, является нереальным. Просит приговор в отношении него отменить и направить уголовное дело на новое рассмотрение с участием присяжных заседателей или снизить срок назначенного ему наказания; адвокат Гудкова А.М. в защиту осужденного Черникова В.М. считает, что приговор подлежит отмене в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, установленным судом и неправильным применением закона. Указывает при этом, что выводы суда о том, что осужденные пытались нанести Г 11 колюще-режущих ударов ножом в шею, но не все удары достигли цели, так как они промахивались из-за алкогольного опьянения, вопреки указанию суда, показаниями Соловьева и Ляпина, на которые суд при этом сослался в приговоре, не подтверждаются и противоречат заключению судебно-медицинской экспертизы о количестве и локализации причиненных потерпевшему повреждений. Считает, что при таких обстоятельствах, выводы суда о том, что рана потерпевшему могла быть причинена от более чем 3-х кратного воздействия режущим предметом, основаны на предположениях и объективно не подтверждены, как и не установлено, прижизненным или посмертным было нанесение последующих резаных ран. Кроме того, указывает, что причинение потерпевшему обнаруженных у него резаных ран сопровождалось обильным кровотечением, однако в чистую одежду в квартире потерпевшего переоделся лишь Соловьев и окровавленный след на месте происшествия оставлен только его обувью.

Обращает также внимание на то, что показания Соловьева и Ляпина об обстоятельствах совершенных преступлений, данные в ходе предварительного следствия, содержат существенные противоречия, которые суд не устранил и не дал им оценки. Считает, что показания свидетелей С и К являются недопустимыми доказательствами, так как Черников и Соловьев указанным свидетелям были не знакомы, лиц, которые сообщили им о совершенном преступлении, они называли только по именам, опознание ими осужденных в ходе предварительного следствия и в судебном заседании в соответствии с требованиями закона не проводилось. Оспаривает в жалобе квалификацию действий Черникова по факту завладения музыкальным центром Г как открытое хищение чужого имущества, совершенное с проникновением в жилище. Указывает при этом, что из показаний осужденных в судебном заседании следует, что в квартиру Г они пришли вместе с потерпевшим с целью, чтобы тот написал заявление об отсутствии у него претензий к Черникову, в квартире вместе с потерпевшим распивали спиртные напитки, а кражу музыкального центра Черников совершил один, действовал при этом тайно, его действия из спальни, где находился пьяный Г видны не были. Кроме того, считает, что с учетом выводов судебно-психиатрической экспертизы о наличии у Черникова расстройства личности и его показаний о том, что он имел травму головы в результате ДТП и длительное время состоял на учете у психоневролога, в отношении него необходимо было провести стационарную судебно-психиатрическую экспертизу. Просит приговор в отношении Черникова отменить и направить уголовное дело на новое рассмотрение; осужденный Соловьев В.В. считает приговор незаконным и подлежащим отмене в связи с нарушением требований закона. Оспаривая обоснованность осуждения его по ст. 161 ч. 2 п.п. «а,в,г» УК РФ, указывает, что кроме его показаний, данных в ходе предварительного следствия, других доказательств, свидетельствующих о его виновности в совершении указанного преступления, стороной обвинения не представлено и суд не учел, что в соответствии со ст. 77 УПК РФ признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся в уголовном деле доказательств. Считает, что из исследованных в судебном заседании доказательств следует, что в квартиру Г они пришли вместе с хозяином квартиры в связи с тем, чтобы тот написал заявление об отсутствии у него претензий к Черникову, где вместе с Г употребляли спиртные напитки, после чего тот уснул. В связи с этим утверждает, что выводы суда о том, что он забрал у Г ключ от квартиры с целью проникновения в квартиру и хищения его имущества, а также о том, что Г осознавал характер действий Черникова и при этом был подвергнут избиению, являются предположением. Выражает также несогласие с квалификацией его действий по ст. 105 ч. 2 п.п. «ж,к» УК РФ, утверждает при этом, что убийство Г он совершил один, а его показания и показания Ляпина, данные в ходе предварительного следствия, являются недопустимыми доказательствами, так были получены следователем Ю , который должен был устраниться от участия в производстве по данн поскольку является родственником оперуполномоченного Ю , принявшего от него явку с повинной. Считает, что по этим же основаниям недопустимым доказательством является и его явка с повинной, а также протокол допроса Ю в качестве свидетеля. Кроме того, указывает, что о недостоверности его заний в ходе предварительного следствия свидетельствуют идентичность содержания всех протоколов его допросов. Просит по ст. 161 ч. 2 п.п. «а,в,г» УК РФ его оправдать, а его действия со ст. 105 ч. 2 п.п. «ж,к» УК РФ переквалифицировать на ст. 105 ч. 1 УК РФ; адвокат Сенюшина Н.В. в защиту осужденного Соловьева В.В. указывает, что приговор является незаконным и подлежит отмене в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам совершенных преступлений. Полагает, что положив в основу приговора показания Соловьева и Ляпина, данные в ходе предварительного следствия, суд не учел, что их показания содержат существенные противоречия и никакими другими доказательствами не подтверждаются. Кроме того, в судебном заседании Соловьев от этих показаний отказался и пояснил, что убийство Г он совершил один, а в ходе предварительного следствия оговорил Черникова и Ляпина из чувства злости и неприязни. Однако суд всем этим обстоятельствам оценки не дал и не отразил их в приговоре. Считает, что выводы суда об открытом завладении имуществом Г также не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, так как из показаний Соловьева в ходе предварительного следствия следует, что Г никакого сопротивления не оказывал и не мог видеть, как у него похищают музыкальный центр, а в судебном заседании Соловьев пояснил, что музыкальный центр похитил один Черников. Кроме того указывает, что суд не принял во внимание то, что заключения экспертиз, согласно которым следы обуви, изъятые в квартире Г могли быть оставлены обувью Ляпина и Соловьева, носят предположительный характер. Считает также, что суд не в полной мере исследовал вопрос о количестве нанесенных Г ударов ножом и колото- резаных ран. Просит приговор отменить и направить уголовное дело на новое рассмотрение; осужденный Ляпин В.В. выражает несогласие с приговором, считает, что каких-либо доказательств, подтверждающих его причастность к совершенным преступлениям, не имеется, а приговор постановлен на предположениях. Указывает, что при вынесении приговора суд не принял во внимание, что явка с повинной Соловьева, на которую сослались органы предварительного следствия, получена с нарушением закона, так как была принята оперативным работником милиции Ю который является братом следователя Ю , проводившего расследование по данному уголовному делу. Считает, что в связи с этим недопустимыми яляются и все другие доказательства, полученные следователем, в том числе показания Соловьева, Черникова и его, Ляпина, данные в ходе предварительного следствия, а также составленное следователем обвинительное заключение.

Кроме того, указывает, что показания Соловьева в ходе предварительного следствия не могут быть приняты во внимание, так как в судебном заседании Соловьев пояснил, что оговорил его, Ляпина, в связи с тем, что он не отдал ему деньги за проданный музыкальный центр. Полагает, что не могут быть приняты во внимание и заключения экспертиз об обнаружении в квартире Г следов обуви, которые могли быть оставлены его кроссовками, так как данные заключения основаны на предположениях. Утверждает, что его доводы о том, что он во время совершения убийства Г находился в милиции, не опровергнуты и подтверждаются показаниями свидетелей. Кроме того, указывает, что суд к назначенному наказанию необоснованно присоединил наказание по приговорам от 18 сентября 2008 года и от 2 июня 2009 года, так как наказание по этим приговорам им уже отбыто. Просит приговор отменить, направить дело на новое рассмотрение судом с участием присяжных заседателей; адвокат Мак Ю.В. в защиту осужденного Ляпина В.В. считает приговор незаконным, вынесенным с нарушением законодательства РФ и подлежащим отмене, так как выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судом. Указывает при этом, что суд признал допустимыми доказательствами показания Ляпина, которые он давал в ходе предварительного следствия, однако эти показания какими-либо другими доказательствами не подтверждаются и опровергаются показаниями Соловьева и Черникова в судебном заседании. Считает, что вина Ляпина в ходе рассмотрения дела не доказана, поскольку из показаний Ляпина следует, что Соловьев оговорил его, что подтверждается показаниями Соловьева, который, кроме того, пояснил, что убийства Г он совершил один, Ляпина в квартире при этом не было, а при реализации музыкального центра Ляпин был уверен, что он принадлежит Черникову. Указывает, что доказательства, свидетельствующие о пребывании Ляпина в квартире Г в день его убийства, отсутствуют, а заключение экспертизы, согласно которому следы обуви, изъятые в квартире Г могли быть оставлены подошвой кроссовок Ляпина, не могут быть приняты во внимание, поскольку носят предположительный характер. Обращает внимание на то, что судом не выяснены и не оценены противоречия в показаниях Ляпина и Соловьева и заключении судебно-медицинской экспертизы относительно количества и локализации причиненных Г повреждений, а выводы суда о том, что указанные противоречия являются следствием алкогольного опьянения осужденных, носят предположительный характер, что в соответствии с требованиями ст. 302 ч. 4 УПК РФ является недопустимым. Оспаривает также выводы суда о том, что ключи от квартиры Г из его одежды забрал Ляпин. Считает, что суд при этом не дал оценки противоречиям в показаниях Ляпина и Соловьева в этой части и не указал в приговоре мотивы, по которым он принял одни доказательства и отверг другие. Полагает, что суд необоснованно признал недостоверными показания Ляпина о нахождении его в ОВД до 11 часов 6 апреля 2008 года, поскольку факт отсутствия в ОВД сведений об этом, а также приведенные судом показания свидетелей С , К и М эти показания Ляпина не опровергают. Просит п отнош пина отменить и направить уголовное дело на новое рассмотрение.

В возражениях на кассационные жалобы осужденных и их адвокатов государственный обвинитель Чуканова В.А. просит оставить жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденных Черникова, Соловьева и Ляпина в совершении указанных выше преступлений правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.

Изложенные в кассационных жалобах доводы о непричастности Черникова и Ляпина к убийству потерпевшего Г а Ляпина и Соловьева - к открытому хищению имущества потерпевшего, судом тщательно проверялись и обоснованно признаны несостоятельными, поскольку опровергаются полученными в ходе судебного разбирательства доказательствами.

При этом суд правильно сослался в приговоре и признал достоверными показания Соловьева и Ляпина, данные в ходе предварительного следствия, в той части, в которой они не противоречат другим исследованным в судебном заседании доказательствам, и из которых следует, что о совершении хищения имущества потерпевшего Г Черников, Соловьев и Ляпин договорились заранее и с этой целью вместе с Г пришли в его квартиру, открыв двери ключами, которые Ляпин забрал у потерпевшего. В квартире Г они сначала употребляли спиртные напитки, после чего, полагая, что Г уснул, с целью хищения музыкального центра отсоединили от него акустические колонки и вынесли его вместе с колонками в коридор, при этом в связи с тем, что указанные действия осужденных были замечены Г который потребовал от них прекратить эти действия и уйти из квартиры, они все вместе подвергли потерпевшего избиению. Затем по предложению Черникова, опасаясь, что Г может сообщить о совершенном ими хищении его имущества, они решили его убить. С этой целью они поочередно каждый нанесли Г ножами по несколько колющих ударов в область шеи потерпевшего, при этом два ножа, которыми они наносили удары, сломались, а затем каждый из них поочередно нанес другим ножом по несколько резаных ран в области шеи потерпевшего, после чего Г издал звук выдоха и больше признаков жизни не подавал. После этого они из квартиры ушли, забрав с собой колонки и музыкальный центр, которые продали незнакомому мужчине. Кроме того, из этих показаний Соловьева следует, что вечером он вместе с Черниковым вновь пришли в квартиру Г чтобы забрать оставленные там свои вещи, а когда уходили из квартиры забрали оттуда радиатор газовой колонки и алюминиевый таз, которые сдали в пункт приема цветного металла.

Приведенные выше показания осужденных Соловьева и Ляпина об обстоятельствах совершенных ими совместно с Черниковым преступлений подтверждаются показаниями потерпевшего Г о том, что после смерти его племянника Г он обнаружил пропажу из его квартиры музыкального центра с колонками; показаниями свидетеля М о приобретении им музыкального центра с колонками у трех ранее незнакомых ему мужчин; показаниями свидетелей Ш и К о том, что Черников и Соловьев предлагали им купить радиатор от газовой колонки, с собой у них также был алюминиевый таз; показаниями свидетелей К и С , из которых следует, что при встрече с Черниковым и Соловьевым, у которых с собой был алюминиевый таз и провода, кто-то из них говорил им, что они убили человека.

Показания указанных выше свидетелей являются последовательными, каких-либо противоречий не содержат, не установлено также и данных, свидетельствующих о заинтересованности этих свидетелей в исходе дела и об оговоре ими осужденных.

Кроме того, данные в ходе предварительного следствия показания осужденных Соловьева и Ляпина согласуются с протоколами осмотра места происшествия, изъятия и других следственных действий, а также с заключениями проведенных по данному делу экспертиз, в соответствии с которыми труп потерпевшего Г был обнаружен в спальне его квартиры, где также были обнаружены и изъяты лезвия двух ножей со следами крови человека, которая могла произойти от потерпевшего Г и две рукояти ножей, которые с указанными выше лезвиями составляли ранее единое целое; тарелка со следами пальцев рук Черникова; следы обуви, которые могли быть оставлены подошвой кроссовок, изъятых у Ляпина, и подошвой полуботинок, изъятых у Соловьева; окурок сигареты, на котором обнаружена слюна Соловьева; у Черникова, кроме того, был изъят ключ, которым можно открыть замок входной двери квартиры Г Указанные выше следственные действия проведены, а заключения приведенных выше экспертиз получены с соблюдением требований УПК РФ, выводы указанных экспертиз оценены судом в совокупности с другими исследованными в судебном заседании доказательствами, поэтому оснований для признания данных доказательств недопустимыми не имеется.

Причинение смерти потерпевшему Г при указанных осужденным Соловьевым в ходе предварительного следствия обстоятельствах подтверждается заключениями судебно-медицинских экспертиз и показаниями эксперта К , согласно которым смерть Г наступила в результате резаной раны шеи, причиненной вследствие не менее 3-х кратного воздействия предмета, обладающего выраженными режущими свойствами. При исследовании трупа также обнаружены 2 колото-резаные раны мягких тканей шеи, не состоящие в причинной связи со смертью.

Доводы осужденных и их защитников о наличии существенных противоречий в показаниях осужденных Соловьева и Ляпина, данных в ходе предварительного следствия, и заключениях проведенных по данному делу судебно-медицинских экспертиз и показаниях эксперта в части количества нанесенных потерпевшему ударов и обнаруженных у него повреждений судом тщательно проверялись и получили надлежащую оценку.

При этом суд правильно указал в приговоре, что при оценке показаний Соловьева и Ляпина в ходе предварительного следствия о нанесении осужденными в общей сложности 11 колюще-режущих ударов ножом в шею и верхнюю часть тела потерпевшего суд принимает во внимание показания Соловьева о том, что он не мог утверждать, что все нанесенные им, Черниковым и Лялиным удары в область шеи потерпевшего достигали цели, а резаные раны ножом все трое наносили по одной и той же ране, углубляя её.

Кроме того, суд правильно указал в приговоре, что данные обстоятельства не противоречит и показаниям эксперта К , согласно которым вывод о возможном причинении 2-х колото-резаных повреждений шеи Г при указанных Соловьевым обстоятельствах он сделал, исходя из показаний Соловьева о том, что часть ударов были нанесены в шею Г но они промахивались из-за опьянения, из взаимного расположения Черникова, Ляпина и Соловьева - лицом к Г характера нанесенных ими колющих ударов в верхнюю часть тела и шею. Поэтому из всего комплекса повреждений, указанных Соловьевым, он выбрал два объективно соответствующих обнаруженным колото-резаным ранениям, найденным на трупе, который был обнаружен со значительными гнилостными изменениями как кожных покровов, так и внутренних органов. На шее трупа Г обнаружена обширная резаная рана с пересечением гортани, пищевода, вен и мышц шеи, при этом на краях раны отобразились три повреждения в виде насечек на коже, что позволило сделать вывод о не менее чем трех режущих воздействиях.

Дальнейшие режущие воздействия в связи с раскрытием раны не отобразились на коже, поскольку каждое последующее воздействие приходилось на мягкие ткани шеи, которые по своему характеру не отобразили отдельные воздействия травмирующего предмета. Поэтому в данном случае возможно причинение такой раны в результате значительного числа, то есть девяти режущих воздействий, о которых показал Соловьев.

Несостоятельными являются и доводы жалоб о том, что приведенные выше показания осужденных Соловьева и Ляпина, данные в ходе предварительного следствия, получены с нарушением уголовно- процессуального закона.

Как видно из материалов дела, показания Соловьева и Ляпина в ходе предварительного следствия получены с соблюдением требований УПК РФ, их допросы и другие следственные действия проводились с участием адвокатов, каких-либо данных, свидетельствующих о применении к ним недозволенных методов ведения следствия, а также о том, что осужденные в этих показаниях оговорили себя и друг друга, из материалов дела не усматривается.

Вопреки доводам жалоб, не имеется также и обстоятельств, исключающих участие в производстве по данному уголовному делу следователя Ю , поскольку, как видно из материалов уголовного дела и правильно указано в приговоре, оперуполномоченный РОВД Ю получил явку с повинной у Соловьева уже после того, как следователь Ю приступил к расследованию дела в составе следственной группы, поэтому суд обоснованно, учитывая, что указанные лица являются родственниками (двоюродными братьями), признал явку с повинной Соловьева, полученную оперуполномоченным Ю и протокол допроса Ю следователем Ю недопустимыми доказательствами.

Имеющимся в показаниях осужденных Соловьева и Ляпина противоречиям, а также причинам изменения осужденными своих показаний в судебном заседании и выдвинутому осужденным Ляпиным алиби, суд дал надлежащую оценку, правильно признав их недостоверными, направленными на избежание ответственности и уменьшение своей вины в содеянном, и поскольку приведенные выше показания осужденных Соловьева и Ляпина, в которых они не отрицали, что открытое хищение имущества Г и его убийство они совершили совместно с Черниковым, согласуются между собой, а также с другими исследованными в судебном заседании доказательствами, они обоснованно признаны судом в этой части соответствующими фактическим обстоятельствам дела и положены в основу приговора.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия считает, что надлежащим образом оценив исследованные в судебном заседании доказательства и правильно установив фактические обстоятельства дела, суд пришел к обоснованному выводу о виновности осужденных Черникова, Соловьева и Ляпина в совершенных группой лиц по предварительному сговору открытом хищении чужого имущества, с незаконным проникновением в жилище, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшего, и в умышленном причинении смерти другому человеку, с целью скрыть другое преступление и дал их действиям правильную правовую оценку.

Правильными, основанными на проверенных в судебном заседании доказательствах, являются также и выводы суда о доказанности вины Черникова и Соловьева в тайном хищении имущества потерпевшего Г совершенном группой лиц по предварительному сговору.

Действия осужденных в этой части судом правильно квалифицированы по ст. 158 ч. 2 п. «а» УК РФ.

Судебная коллегия не может согласиться и с доводами жалоб о нарушении при производстве по данному уголовному делу требований уголовно-процессуального закона.

Как видно из материалов дела, предварительное и судебное следствие по уголовному делу проведены в соответствии с требованиями УПК РФ, с достаточной полнотой и объективно. Стороны не были ограничены в праве представления доказательств, все представленные сторонами доказательства судом исследованы, заявленные ходатайства, в том числе ходатайство осужденного Черникова о предоставлении ему протокола судебного заседания после каждого дня судебного заседания, разрешены судом в соответствии с требованиями закона, принятые по ним решения мотивированы и являются правильными. По окончании судебного следствия, заявлений о его дополнении от сторон, в том числе и от стороны защиты, не поступало.

Как видно из протокола судебного заседания, судебное заседание по данному делу было начато 30 июля 2009 года и ходатайство о рассмотрении дела судом с участием присяжных осужденный Черников не заявлял.

Протокол судебного заседания соответствует требованиям ст. 259 УПК РФ. Замечания осужденных Черникова и Ляпина о неполноте протокола судебного заседания, на которые они ссылаются в кассационных жалобах, рассмотрены председательствующим в соответствии со ст. 260 УПК РФ и отклонены. Оснований для признания постановлений председательствующего, вынесенных по результатам рассмотрения указанных замечаний, необъективным и необоснованным не имеется. Поэтому доводы жалоб осужденных о том, что протокол судебного заседания составлен с нарушением требований уголовно-процессуального закона, судебная коллегия также находит несостоятельными.

Таким образом, нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Психическое состояние осужденных судом исследовано с достаточной полнотой, с учетом данных о личности и выводов судебно-психиатрических экспертиз они обоснованно признаны вменяемыми.

Как видно из материалов дела, судебно-психиатрические экспертизы в отношении Черникова проведены в соответствии с требованиями закона, выводы этих экспертиз являются мотивированными и основаны на полном исследовании экспертами материалов дела и сведений о личности Черникова, в том числе и тех, на которые осужденный и его защитник ссылаются в кассационных жалобах. Поэтому оснований не доверять выводам экспертов и для проведения повторной стационарной судебно-психиатрической экспертизы в отношении осужденного Черникова не имеется.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, роли каждого из них в этих преступлениях, данных о их личности, в том числе и тех, на которые имеются ссылки в кассационных жалобах, а также смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств.

Поскольку осужденный Ляпин указанные преступления совершил до постановления в отношении него приговоров от 18 сентября 2008 года и 2 июня 2009 года, наказание по которым, вопреки доводам его жалобы, он не отбыл, суд обоснованно назначил ему окончательное наказание по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ.

Приведенные в приговоре данные о личности осужденного Черникова соответствуют имеющимся в материалах уголовного дела его характеристикам, объективность которых, вопреки доводам жалобы осужденного, сомнений не вызывает.

Таким образом, судебная коллегия считает, что оснований для признания назначенного осужденным наказания несправедливым вследствие его чрезмерной суровости не имеется.

Несостоятельными являются и доводы жалобы осужденного Черникова о необоснованном взыскании с него процессуальных издержек, связанных с вызовом в суд потерпевшего и оплатой труда адвоката, поскольку в соответствии со ст. ст. 131, 132 УПК РФ суммы, выплачиваемые потерпевшему на покрытие его расходов, связанных с явкой к месту производства процессуальных действий, а также суммы, выплачиваемые адвокату за оказание им юридической помощи осужденному, если адвокат участвовал в уголовном судопроизводстве по назначению, относятся к процессуальным издержкам, которые суд вправе взыскать с осужденных.

Предусмотренных ст. 132 ч. 6 УПК РФ оснований для освобождения осужденного Черникова от уплаты процессуальных издержек не имеется, поэтому они обоснованно взысканы судом с осужденного.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Тульского областного суда от 15 сентября 2009 года в отношении Черникова В М , Соловьева В В и Ляпина В В оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Черникова В.М., Соловьева ВВ., Ляпина ВВ., адвокатов Гудковой А.М., Сенюшиной Н.В. и Мак Ю.В. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 38-О09-29

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 108. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление
УК РФ Статья 159. Мошенничество
УК РФ Статья 161. Грабеж
УПК РФ Статья 77. Показания обвиняемого
УПК РФ Статья 131. Процессуальные издержки
УПК РФ Статья 132. Взыскание процессуальных издержек
УПК РФ Статья 259. Протокол судебного заседания
УПК РФ Статья 260. Замечания на протокол судебного заседания
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УК РФ Статья 61. Обстоятельства, смягчающие наказание
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу

Загрузка
Наверх