Дело № 38-О09-7

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 26 марта 2009 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Пелевин Николай Павлович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №38-О09-7

от 26 марта 2009 года

 

председательствующего - Пелевина Н.П.

рассмотрела в судебном заседании от 26 марта 2009 года кассационные представление государственного обвинителя Турчевой В.А. и жалобу осуждённого Конева В.Е. на приговор Тульского областного суда от 5 ноября 2008 года, по которому

КОНЕВ [скрыто]

осуждён:

по ст. 162 ч.4 п. «в» УК РФ к 9 годам лишения свободы; по ст. 105 ч.2 п. «з» УК РФ к 12 годам лишения свободы,

на основании ст. 69 ч.З УК РФ путём частичного сложения наказаний окончательно по совокупности преступлений ему назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Конев В.Е. признан виновным в совершении разбойного нападения на [скрыто] года рождения, с применением предмета в качестве

оружия и опасного для жизни и здоровья насилия, с причинением тяжкого

вреда его здоровью, а также в убийстве [скрыто], сопряжённом с

разбоем.

Преступления совершены в ночь на 27 декабря 2006 года в [скрыто] при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи Пелевина Н.П., прокурора Коваль К.И., поддержавшую кассационное представление по изложенным в нём доводам и полагавшую приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство, объяснения осуждённого Конева В.Е. и адвоката Савельева A.B., поддержавших кассационную жалобу по её доводам, мнение прокурора Коваль К.И. по жалобе осуждённого, не возражавшую против удовлетворения доводов жалобы в части, совпадающей с доводами кассационного представления, а в остальном полагавшей жалобу оставить без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

Конев В.Е. в судебном заседании виновным себя не признал.

В кассационном представлении государственный обвинитель Турчева В.А. просит об отмене приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство. В обоснование представления указано, что судом допущено нарушение уголовно-процессуального закона, выводы суда в приговоре не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, неправильно применён уголовный закон, что повлекло назначение несправедливого наказания Коневу ввиду его чрезмерной суровости.

В нарушение п.п. 1-3 ч.1 ст. 307 УПК РФ в описательно-мотивировочной части приговора суд не указал обязательного признака объективной стороны разбоя - применение насилия, опасного для жизни и здоровья, и не привёл мотивов и оснований изменения обвинения, что является существенным нарушением закона.

Кроме того, при указании в приговоре общей суммы похищенного у [скрыто] суд вышел за рамки предъявленного Коневу обвинения и

указал размер ущерба в сумме [скрыто] рубля, хотя органами предварительного следствия размер ущерба вменялся в сумме [скрыто] рубля.

Показания осуждённого Конева в приговоре приведены не в полном объёме и не получили надлежащей оценки его доводы в свою защиту, не опровергнуты его версии о происхождении крови на одежде, о нарушении закона при его опознании свидетелем [скрыто] и обстоятельства

продажи ему сотового телефона. Мотивы несогласия с показаниями Конева в приговоре не приведены, не получили оценки показания свидетелей

[скрыто] и [скрыто] об исследовании телефонных звонков с

телефона потерпевшего. Делается вывод о том, что в приговоре отсутствует всесторонний анализ доказательств, как уличающих, так оправдывающих Конева.

Отвергая явку осуждённого с повинной, суд сослался на его доводы о написании её под воздействием работников милиции и в то же время признал доказательством его показания на следствии, отвергнув его доводы о применении при их даче о результате применения недозволенных методов, что свидетельствует о противоречивости выводов суда в приговоре о достоверности показаний Конева, как доказательств его виновности. Также указано на нарушение принципа состязательности сторон ввиду отклонения судом ходатайств обеих сторон о проведении дополнительной генотипоскопической экспертизы. Не мотивированы выводы суда о юридической квалификации действий Конева, а имеются лишь ссылки на нормы уголовного закона. Необоснованно не признана смягчающим наказание обстоятельством явка Конева с повинной, что повлекло назначение ему чрезмерно сурового наказания. Приговор считает незаконным и необоснованным.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осуждённый Конев В.Е. указывает, что выводы суда в приговоре не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, наказание является несправедливым вследствие чрезмерной суровости, в основу приговора положены его показания на предварительном следствии, полученные с применением физического воздействия и являющиеся недопустимым доказательством. Обвинение основано на сфальсифицированных доказательствах.

Обнаруженная на куртке кровь была нанесена на неё в РОВД, но в проведении соответствующей экспертизы ему необоснованно было отказано,

отклонено ходатайство о вызове свидетеля М и потерпевшего, не

были надлежащим образом проверены его доводы о применении к свидетелям на следствии физического и психологического насилия, не были вызваны свидетели В Щ и Щ. Полагает необоснованными ряд доводов

кассационного представления о недостатках, допущенных при изложении выводов в приговоре, в том числе, и в части завышения суммы ущерба от содеянного, ненадлежащей оценки доказательств в его защиту.

Не дано оценки показаниям свидетеля [скрыто] о продаже ему иной

марки сотового телефона, подтверждающим его непричастность к преступлению, выводам эксперта о длине клинка ножа, использованного при лишении [скрыто] жизни, отрицательным выводам судебно-биологической

экспертизы о его контакте с потерпевшим. Не принято во внимание заключение эксперта об отсутствии на его одежде волокон наложения с одежды [скрыто].

Считает необоснованным отклонение его ходатайства о проведении генотипоскопической экспертизы по обнаруженным на куртке следам крови.

При вынесении обвинительного приговора судом был нарушен принцип презумпции невиновности, не дано оценки фактам фальсификации доказательств органами предварительного следствия и документов о его задержании, наличию у него телесных повреждений при помещении его в ИВС, которых до этого установлено не было. Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных представления и жалобы, судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению.

Несмотря на отрицание Коневым В.Е. своей вины в судебном заседании, его виновность судом полностью подтверждена приведёнными в приговоре доказате л ьствами.

Из оглашённых в судебном заседании его показаний, данных на предварительном следствии при допросе в качестве подозреваемого, следует, что возле дома [скрыто] он встретил мужчину с

мобильным телефоном в руках, подошёл к нему сзади, достал из кармана куртки нож и нанёс им мужчине два удара в область лопаток. Количество ударов называет примерно, так как действия помнит плохо ввиду алкогольного опьянения. В ответ мужчина ударил его кулаком по лицу, сделал несколько шагов и упал, телефон выпал у него из руки, встать он не пытался, лишь немного двигал руками, на снегу виднелась кровь. Он, Конев, подобрал его телефон и положил в карман своей куртки, из кармана брюк потерпевшего забрал деньги около [скрыто] ( рублей, пачку сигарет и зажигалку. После этого с места происшествия убежал, выбросив по дороге нож в ножнах, а дома замыл пятно крови на куртке, похищенный телефон через день продал в торговую палатку у магазина [скрыто] на ул. [скрыто] (т. 2 л.д. 132).

Данные показания Конев В.Е. подтвердил и продемонстрировал обстоятельства содеянного при выходе на место происшествия (т. 2 л.д.

Данные показания осуждённого Конева В.Е. получили в приговоре мотивированную оценку в совокупности с другими доказательствами и обоснованно признаны достоверными и допустимыми доказательствами, как полученные в соответствии с норами уголовно-процессуального закона с соблюдением конституционных и процессуальных прав Конева В.Е.

Доводы последнего о даче им показаний на следствии под физическим воздействием, а также о фальсификации доказательств в ходе судебного разбирательства проверены и в приговоре мотивированно признаны

несостоятельными, при этом дана оценка материалам проверки по данному вопросу (т. 2 л.д. 171-173).

В связи с изменением в судебном заседании свидетелем [скрыто] показаний относительно марки проданного ему Коневым

В.Е. мобильного телефона судом были исследованы его показания, данные неоднократно на предварительном следствии.

В них усматривается, что 28 декабря 2006 года он находился в торговой палатке, куда подошёл ранее не знакомый осуждённый и предложил купить у него телефон марки [скрыто] Щ». Он купил у него этот телефон с

находившейся в нём сим-картой, которой пользовался, пока не закончились деньги, а затем выбросил её. На карте был абонентский номер [скрыто]. Указанный телефон 29 декабря 2006 года без сим-карты он продал своему знакомому [скрыто], что последний подтвердил в судебном заседании

(т. 1 л.д. 106, 112).

Согласно протоколу опознания, [скрыто] опознал осуждённого

Конева В.Е., как продавца телефона, который согласно протоколу выемки был добровольно выдан [скрыто], при этом телефон был указанной выше

марки.

Законность проведения опознания Конева В.Е. подтвердил свидетель [скрыто] участвовавший в данном следственном действии в качестве понятого.

Суд дал надлежащую оценку причинам изменения показаний свидетелем [скрыто] и обоснованно признал достоверными его показания,

данные на предварительном следствии, как соответствующие другим доказательствам.

Доводы кассационных представления и жалобы осуждённого об отсутствии надлежащей оценки достоверности показаний и причин имеющихся противоречий в показаниях свидетеля [скрыто]. и доводов последнего

о применении недозволенных методов ведения следствия судом проверялись, нашли отражение в протоколе судебного заседания и мотивированное разрешение в приговоре, опровергающее названные доводы представления и жалобы.

Из показаний свидетеля [скрыто]. видно, что летом 2005 года она

купила дочери мобильный телефон марки [скрыто]», который через год

отдали [скрыто], и он пользовался им до его убийства.

Её показания подтверждаются протоколом выемки у неё инструкции и гарантийного талона на указанный мобильный телефон.

Приведённые доказательства с достоверностью подтверждают факт

похищения Коневым телефона именно марки Щ», опровергая

доводы его жалобы о другой марке телефона.

Ссылка в представлении и жалобе на то, что путём допроса свидетелей [скрыто] и [скрыто] 1 судом не были исследованы телефонные соединения с указанного выше телефона, не свидетельствует о неполноте судебного разбирательства, при наличии других доказательств и обоснованного вывода суда о их достаточности для принятия решения по существу.

Из оглашённых в судебном заседании показаний свидетеля [скрыто]

усматривается, что возле дома [скрыто] он увидел лежавшего

на земле человека, рядом с которым на корточках присел парень, который, увидев его, убежал. Лежавшему мужчине на вид было около [скрыто] лет, у него на шее и на снегу была кровь, он был ещё жив, о чём он, [скрыто], сообщил в

милицию (т. 1 л.д. 90).

Факт обнаружения трупа [скрыто]. с признаками насильственной

смерти подтверждается протоколами осмотра места происшествия (т. 1 л.д. 29)

и его опознания свидетелем [скрыто]. (т. 1 л.д. 37), что последний

подтвердил в судебном заседании.

Доводам осуждённого Конева В.Е. после их проверки в судебном заседании в приговоре дана надлежащая оценка о их необоснованности.

Из акта судебно-медицинской экспертизы видно, что смерть [скрыто]. наступила от колото-резаного ранения левой боковой поверхности шеи с повреждением левой общей сонной артерии и яремной вены, осложнившегося острой кровопотерей, причинённого ударным действием колюще-режущего оружия типа ножа (т. 2 л.д. 40-44).

Выводы эксперта о длине клинка ножа не противоречат другим доказательствам и не опровергают/дна что обращает внимание осуждённый в жалобе.

По заключению эксперта-биолога, на куртке Конева В.Е. найдена кровь человека, принадлежность которой [скрыто] не исключается

(т. 2 л.д. 95).

Доводы осуждённого о том, что его куртка была испачкана кровью в РОВД, являются его голословным утверждением, не основанном на доказательствах, которым в приговоре дана оценка в их совокупности.

Заключением эксперта подтверждено, что на брюках [скрыто]

обнаружены три хлопковых волокна общей родовой принадлежности с волокнами ткани джинсовых брюк [скрыто]. (т. 2 л.д. 83).

Данное заключение эксперта является вероятным и в приговоре получило оценку в совокупности с другими доказательствами, мотивированно признанными достоверными.

Доводы осуждённого в жалобе об отсутствии на его одежде волокон наложения от одежды потерпевшего не ставят под сомнение достаточности других доказательств его причастности к преступлениям и не могут свидетельствовать о его невиновности, о чём в приговоре сделаны обоснованные выводы.

Судебное разбирательство проведено в соответствии с нормами судопроизводства, на основе принципа состязательности сторон и соблюдения процессуальных прав участников процесса, поэтому доводы представления о нарушении судом принципа состязательности не подтверждаются протоколом судебного заседания и не могут быть признаны обоснованными.

При таких обстоятельствах суд правильно квалифицировал действия Конева В.Е. по ст.ст. 162 ч. 4 п. «в», 105 ч. 2 п. «з» УК РФ, как разбой и сопряжённое с ним убийство с указанием квалифицирующих признаков данных составов преступлений.

Доводы кассационного представления об отсутствии в описательно-мотивировочной части приговора указания на обязательный признак объективной стороны разбоя - применение опасного для жизни и здоровья насилия, что влияет на правильность квалификации предъявленного обвинения, не соответствуют содержанию приговора не могут свидетельствовать о его незаконности.

Как видно из приговора, в нём полностью изложена объективная сторона разбоя, которая подтверждена приведёнными в нём доказательствами. Согласно диспозиции ст. 162 УК РФ, указание на применение в процессе нападения опасного для жизни и здоровья лишь расшифровывает понятие разбоя, а судом в приговоре данный состав преступления изложен полностью, на второй его странице указано на применение опасного для жизни здоровья насилия.

Вопреки доводам представления и жалобы, по делу не имеется каких-либо существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые бы свидетельствовали о неправосудности приговора и давали основание для его отмены. Отсутствие по делу явки с повинной в приговоре мотивировано. Наказание Коневу назначено в соответствии с требованиями ст.ст. 6, 60 УК РФ, оно не является чрезмерно суровым и несправедливым.

В то же время суд в описательной части приговора, правильно указав стоимость каждого из похищенных предметов, неправильно указал итоговую

сумму похищенного I I рубля, вместо [скрыто] рубля, а поэтому представление и

жалоба в этой части подлежат удовлетворению, указанная итоговая сумма ущерба от хищения подлежит снижению до фактической.

Оснований для удовлетворения представления и жалобы по другим изложенным в них доводам и снижения Коневу наказания не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

Статьи законов по Делу № 38-О09-7

УК РФ Статья 162. Разбой
УПК РФ Статья 307. Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх