Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 38-О11-1СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 24 февраля 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Хомицкая Татьяна Павловна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 38-О11-1СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 24 февраля 2011 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Нестерова В.В.
судей Хомицкой Т.П. и Шалумова М.С.
при секретаре Волкове А.А.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Лазарева А.Н., адвокатов Добрынина В.А. и Калиниченко В.И. на приговор Тульского областного суда, постановленному с участием присяжных заседателей от 17 ноября 2010 года, согласно которому Лазарев А Н несудимый, осужден по пп. «в,г» ч. 4 ст. 290 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с лишением права в соответствии со ст. 47 УК РФ в течении трех лет занимать должности на государственной службе, связанные с исполнением функций представителя власти, организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций, с лишением, в соответствии со ст. 48 УК РФ, классного чина - действительный государственный советник Тульской области 2 класса.

Срок наказания исчислен с 29 января 2010 года.

Постановлено о взыскании с Лазарева А.Н. в доход государства процессуальных издержек в сумме рублей По делу решена судьба вещественных доказательств.

В соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей Лазарев А.Н. признан виновным в том, что будучи директором департамента Тульской области по экологии и природным ресурсам, обладая полномочиями по выдаче лицензий на право пользования недрами для добычи общераспространенных полезных ископаемых, прекращению и приостановлению права пользования участками недр, содержащими месторождения общераспространенных полезных ископаемых, ограничению права пользования недрами, требовал передачи денежных средств и получил деньги в сумме рублей от С за не прекращение досрочно действия лицензий на право пользования недрами с целью добычи предприятиями, учредителем которых являлся С строительных песков в Тульской области.

Преступление совершено 29 января 2010 года в при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Хомицкой Т.П., объяснения осужденного Лазарева А.Н. в режиме видеоконференцсвязи, выступление адвокатов Добрынина В.А. и Калиниченко В.И. в защиту осужденного об отмене приговора, мнение прокурора Коваль К.И. об оставлении приговора без изменения, а кассационных жалоб без удовлетворения, судебная коллегия

установила:

в кассационных жалобах и дополнениях к ним осужденный Лазарев А.Н. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство ввиду существенных нарушений уголовного и уголовно- процессуального закона, допущенных судом при рассмотрении дела с участием присяжных заседателей.

При этом, автор жалобы указывает на незаконное возбуждение уголовного дела следователем, ввиду указания в постановлении на получение денег за «законное бездействие»; на незаконность проведения оперативного эксперимента; на передачу С ему денег без его ведома; на незаконность оформления протокола осмотра места происшествия, о чем он был лишен возможности довести до сведения присяжных заседателей. Председательствующим было отказано в исследовании показаний перед присяжными показаний Ж Также председательствующий незаконно отклонил его ходатайство об исследовании видеозаписи его задержания и заключения химической экспертизы. В то же время, председательствующий, по его мнению, допустил к исследованию присяжными заключения двух фонографических экспертиз, которые считает недопустимыми доказательствами., а также было незаконно отказано в допросе свидетеля защиты Г Считает, что он не обладал полномочиями по лишению права пользования полезными ископаемыми и вопреки позиции защиты, председательствующим был сформулирован вопрос об этом для присяжных заседателей, который являлся, по его мнению, юридическим.

Указывает, что сроки его уведомления о проведении предварительного слушания 27 августа 2010 года были нарушены, поскольку он был уведомлен о проведении лишь 26 августа 2010 года, в связи с чем не успел подготовиться к заседанию. Составленный акт от 19 августа 2010 года о том, что он отказался от подписи, считает сфальсифицированным.

В дополнениях к жалобе выражает несогласие с постановлением суда от 28 декабря 2010 года об отклонении его замечаний на протокол судебного заседания, а также просит о прекращении дела за отсутствием события преступления.

В кассационной жалобе (дополнениях) адвокат Калиниченко В.И. приговор полагает постановленным с нарушением уголовно- процессуального и уголовного законодательства, находит его несправедливым. Указывает, что до сведения присяжных не была доведена суть нормативных документов, согласно которой Лазарев не располагал полномочиями по выполнению каких-либо действий за взятку. Никакого посягательства со стороны Лазарева на законные интересы С не было, поскольку последний не имел права заниматься ко ой деятельностью. Адвокат оспаривает обстоятельства проведения следственного эксперимента, утверждая о противоречивости показаний С Оставлены без внимания и показания Лазарева о том, что его уводили с места происшествия, а по возвращению начали составлять процессуальные документы. Считает, что в действиях Лазарева нет оконченного преступления, поскольку он не имел возможности распорядиться предметом взятки. Полагает, что председательствующим неверно сформулированы вопросы для коллегии присяжных, что лишило возможности дать объективную оценку действиям Лазарева, а также указывает на нарушения закона при произнесении напутственного слова, в котором допущена председательствующим оценка позиции защиты с обвинительным уклоном, с использованием юридической терминологии.

Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

В кассационной жалобе и дополнениям к ней адвокат Добрынин В.А. приговор полагает постановленным с нарушением уголовно-процессуального и уголовного законодательства, также находит его несправедливым.

Считает, что судом необоснованно отказано в признании незаконным постановления о возбуждении уголовного дела. Расследование уголовного дела велось ненадлежащим лицом, поскольку следователю И ведение данное дела не поручалось, а потому все представленные суду доказательства следовало признать недопустимыми. Постановление о проведении оперативного эксперимента было вынесено до возбуждения уголовного дела, а потому его результаты не могут использоваться в качестве доказательств. Протокол осмотра места происшествия от 29 января 2010 года был составлен с участием понятых, которых не вправе были привлекать, поскольку они являются военнослужащими роты, обслуживающую УФСБ по Тульской области и также являются заинтересованными лицами.

Автор жалобы полагает, что имеет место и нарушение права на защиту, поскольку судом незаконно были отобраны образцы голоса Лазарева и назначена 22 октября 2010 года судебная фонографическая экспертиза. В этой связи необоснованно отказано в признании недопустимыми доказательствами двух заключений фонографической экспертизы.

Судом были необоснованно отклонены ходатайства стороны защиты, в частности: возможность доведения до сведения присяжных заседателей номера денежных купюр; оглашение перед присяжными исследовательской части заключения химической экспертизы от 27 февраля 2010 года о том, что контрольный марлевый тампон не исследовался; о допросе явившегося в судебное заседание свидетеля Г о полномочиях Лазарева, о полном исследовании показаний свидетеля Ж Применительно к результатам химической экспертизы адвокат указывает на недостатки получения и закрепления доказательств, порядка направления предметов на экспертизу, что должно было повлечь признание данной экспертизы недопустимым доказательством.

Адвокат указывает, что Лазарев и сторона защиты были лишены права на предоставление и исследование таких доказательств, которые по мнению защиты свидетельствовали об отсутствии у Лазарева умысла на лишение лицензий, поскольку он действовал в соответствии «со своим пониманием закона, по документам, которые ему готовили подчиненные».

Считает, что судом незаконно признан недопустимым доказательством видеодиск с задержанием Лазарева и протокол его осмотра от 29 января 2010 года, поскольку данная видеозапись свидетельствовала о невиновности Лазарева, т.к. доказывала отсутствие следов свечения специального химического вещества на его руках, а синий пакет лежал у ног другого участника осмотра места происшествия.

Неверно признан недопустимым доказательством протокол осмотра диска от 12 марта 2010 года и необоснованно отказано защите в полном оглашении расшифровки данного файла, что повлекло нарушение права на защиту, так как Лазарев был лишен возможности сообщить присяжным о том, что встретился с С для обсуждения деловых бумаг. Выражает несогласие с замечанием председательствующего о наличии на синем пакете точечного свечения специального химического вещества.

Подробно излагая нормативные документы, указывает, что до сведения присяжных не была доведена суть нормативных документов, согласно которым Лазарев не располагал полномочиями по выполнению каких-либо действий за взятку, а потому действия Лазарева подлежали квалификации как мошенничество. Никакого посягательства со стороны Лазарева на законные интересы С не было, поскольку последний не имел права заниматься коммерческой деятельностью. В этой связи полагает, что председательствующим неверно сформулированы вопросы для коллегии присяжных, что лишило возможности дать объективную оценку действиям Лазарева и необоснованно отказано стороне защиты в постановке иных вопросов перед присяжными. Судом нарушены требования ст. 252 УПК РФ при включении в вопросный лист слов «при отсутствии оснований для досрочного приостановления, ограничения права пользования недрами». Неправильно запрещено стороне защиты обосновать свою позицию элементами провокации взятки со стороны С Адвокат полагает, что данное преступление не является оконченным, поскольку попытка передачи денег проходила под контролем сотрудников Управления ФСБ и Лазарев был лишен возможности распоряжения ими.

Отсутствует и признак вымогательства, поскольку никакого прекращения права пользования недрами для ООО С не произошло, препятствия не были созданы, материальный ущерб не причинен.

При признании присяжными Лазарева заслуживающим снисхождения, автор жалобы считает, что суд имел основания для применения ст. 64, 73 УК РФ. Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство, изменив меру пресечения его подзащитному.

В дополнениях к жалобе выражает несогласие с постановлениями суда от 17 ноября и 23 декабря 2010 года, а также от 24 января и 27 января 2011 года об отклонении его замечаний на протокол судебного заседания. Указывает о том, что подлинность акта от 19 августа 2010 года об уведомлении Лазарева о назначении предварительного слушания вызывает сомнение.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Чуканова В.А. просит оставить их без удовлетворения, приговор - без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия находит, что приговор постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности Лазарева в совершении преступления, основанном на всестороннем и полном исследовании доказательств по делу.

Как следует из представленных материалов, нарушений уголовно- процессуального закона в процессе расследования, на стадии предварительного слушания и в ходе судебного разбирательства, влекущих в соответствии с пунктами 2-4 ч. 1 ст. 379 УПК РФ отмену или изменение приговора, постановленного с участием присяжных, по данному делу не допущено.

Решение о необходимости проведения предварительного слушания по делу судом было выполнено в соответствии с требованиями, изложенными в главе 33 УПК РФ. Суд в соответствии со ст. 227 УПК РФ принял решение по поступившему данному уголовному делу о назначении предварительного слушания, в заседании которого 27 августа 2010 года приняли участие сторона обвинения и защиты, воспользовавшись своим правом на заявление различных ходатайств, которые были разрешены в соответствии с главой 34 УПК РФ (т. 10 л.д. 24-34). Ходатайств о нарушении судом требований УПК РФ, выразившиеся в недостаточности времени для подготовки к заседанию, ни подсудимый, ни его адвокаты не заявляли, постановление по итогам предварительного слушания в данной части, не обжаловали. Свои права на заявление ходатайств о признании доказательств недопустимыми, сторона защиты в полной мере реализовала в ходе судебного рассмотрения с участием коллегии присяжных заседателей, а потому допущенных нарушений в части соблюдения права на защиту, судебная коллегия не усматривает.

Вопросы, связанные с отбором кандидатов в присяжные заседатели, в том числе с проверкой наличия обстоятельств, препятствующих участию лиц в качестве присяжных заседателей в рассмотрении настоящего уголовного дела, судом разрешены в соответствии с требованиями ст. 326 УПК РФ.

Доводы в жалобах о нарушении председательствующим уголовно- процессуального закона в процессе судебного следствия, в том числе об ограничении прав стороны защиты при представлении доказательств, исследовании недопустимых доказательств, являются несостоятельными, так как противоречат материалам дела и не основаны на законе.

Из протокола судебного заседания следует, что судебное разбирательство проведено с учетом требований ст. 355 УПК РФ, определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей, их полномочиями, установленными ст. 334 УПК РФ. Все доказательства, представленные присяжным заседателям, получены в соответствии с требованиями закона и обоснованно признаны судом допустимыми. Председательствующим по делу, вопреки утверждениям в жалобах, полностью соблюден принцип состязательности сторон. Вопросы процессуального характера, которые стороны пытались задавать, в том числе и не относящиеся к фактическим обстоятельствам дела, обоснованно снимались председательствующим и данное нельзя расценивать как ограничение права на представление доказательств. В необходимых случаях председательствующий останавливал участников судебного разбирательства, обращался к присяжным заседателям с просьбой не принимать во внимание определенные обстоятельства при вынесении вердикта. Права сторон обвинения и защиты на представление доказательств были обеспечены судом в равной мере. Заявленные сторонами ходатайства разрешены в установленном законом порядке.

В соответствии с положениями, предусмотренными ст. 335 УПК РФ председательствующий по собственной инициативе, а также по ходатайству сторон исключает из уголовного дела доказательства, недопустимость которых выявилась в ходе судебного разбирательства.

Данных о том, что с участием присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательства, по материалам дела, не имеется.

У председательствующего не было оснований для признания недопустимыми доказательствами, на которые имеются ссылки в жалобах, в частности, начиная с постановления о возбуждении уголовного дела, принятии дела к производству следователем И и проведения им всех следственных действий. Обоснованные выводы председательствующего об этом подробно мотивированы в постановлениях суда (т. 10 л.д. 84-85, л.д. 225-241), с которыми соглашается судебная коллегия.

Так, из постановления о возбуждении уголовного дела от 29 января 2010 года следует, что дело возбуждено при наличии повода, указанного в ч. 1 ст. 140 УПК РФ: заявления о преступлении С рапорта сотрудника ФСБ и материалов проверки, поступивших следователю 28 января 2010 года в установленном законом порядке. Вопреки доводам защиты и осужденного в представленных материалах содержатся достаточные данные, указывающие на признаки преступления, предусмотренного п. «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ, а в резолютивной части постановления содержится решение о возбуждении уголовного дела по указанной статье в отношении конкретного лица - Лазарева, что не допускает иного толкования.

Оценив исследованные документы, суд правильно пришел к выводу о том, что следственная группа была создана в соответствии с требованиями ст. 163 УПК РФ, а указанное уголовное дело принято следователем И к своему производству постановлением от 29 января 2010 года в соответствии со ст. 156 и ч. 3 ст. 163 УПК РФ.

Доводы жалобы о незаконности проведенного оперативного эксперимента несостоятельны. Оперативный эксперимент проведен на основании постановления от 28 января 2010 года, утвержденного заместителем начальника УФСБ по Тульской области, вынесенного в соответствии с требованиями ч. 7 и 8 ст. 8, п.п. 1 п. 2 ч. 1 ст. 7 ФЗ РФ «Об оперативно-розыскной деятельности», в связи с получением информации о требовании взятки в особо крупном размере (т. 1 л.д. 171- 172). Располагая данными сведениями, орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность был вправе принять решение о проведении оперативного эксперимента и без поручения руководителя следственного органа. Наличие в материалах дела такого поручения не влияет на законность проведения оперативно-розыскного мероприятия.

Вопреки доводам жалобы, военнослужащие срочной службы не относятся к лицам, которые не могут являться понятыми в соответствии с ч. 2 ст. 60 УПК РФ. Сведений о личной заинтересованности А и К ранее не знакомых с участниками процесса, не имеется.

Само по себе участие в оперативных мероприятиях, которое заключалось в наблюдении за пометкой денежных купюр и составления акта, не препятствует участию тех же лиц в следственных действиях, а именно - в осмотре места происшествия в качестве понятых и не свидетельствует об их заинтересованности. Понятые полностью подтвердили достоверность сведений, изложенных в протоколе осмотра места происшествия (т. 1 л.д. 47-64) и акте пометки денежных купюр (т. 1 л.д. 175-177).

Из постановления о назначении экспертизы и заключения эксперта от 27 февраля 2010 года (т. 7 л.д. 137-154) следует, что эксперт разрешил вопросы в редакции следователя о наличии следов химического люминесцирующего вещества и его идентификации. Судом тщательно исследован порядок направления предметов на экспертизу, компетентность эксперта и обоснованно отвергнуты доводы стороны защиты о подмене предметов исследования и образцов и сделан правильный вывод о допустимости доказательства - результатов указанной химической экспертизы, содержащийся в постановлении суда от 11 октября 2010 года.

Согласно заключению эксперта на контрольном образце марлевого тампона при исследовании люминесцирующего вещества не обнаружено, что подтвердила в судебном заседании эксперт Г При таких обстоятельствах, доводы стороны защиты, касающиеся неполноты проведенных экспертом исследований контрольного тампона несостоятельны. Ходатайство стороны защиты о доведении до сведения присяжных заседателей исследовательской части заключения относительно исследования контрольного тампона носит процессуальный характер, не относится к компетенции присяжных заседателей, а потому было обоснованно судом отклонено (т. 11 л.д. 6-9).

Вопреки доводам жалобы, мотивированно судом отклонены ходатайства стороны защиты о доведении до сведения присяжным заседателям показаний свидетеля Ж (т. 11 л.д.6-9), об оглашении номеров купюр в актах осмотра и пометки (т. 13 л.д. 14), поскольку в таких ходатайствах ставилось целью поднять перед присяжными заседателями процессуальный вопрос о признании доказательств недопустимыми, а именно: акта пометки и вручения денежных купюр, протокола осмотра места происшествия и заключения эксперта Обоснованно принято решение о признании недопустимыми и исключении из числа доказательств по делу протокола осмотра диска от 12 марта 2010 года в части осмотра файла (т. 7 л.д. 34-35), протокола осмотра видеозаписи «задержания Лазарева 29 января 2010 года» и самой видеозаписи «задержания Лазарева от 29 января 2010 года» (постановление суда от 18 октября 2010 года т. 11 л.д.6-9).

Допустимость заключения фонографической экспертизы от 2 июня 2010 года (т. 7 л.д. 194-257) проверялась судом, доводы стороны защиты о нарушении требований закона при проведении указанной экспертизы обоснованно признаны несостоятельными постановлением суда от 12 октября 2010 года (т. 10 л.д. 237-241).

В то же время, суд объективно счел необходимым в соответствии со ст. 283 УПК РФ назначить судебно-фонографическую экспертизу для разрешения вопроса о наличии устной речи Лазарева на фонограммах телефонных переговоров и разговоров на СО- дисках, приобщенных к материалам дела в качестве вещественных доказательств, с использованием дополнительно полученного в судебном заседании 21 октября 2010 года образца голоса подсудимого. Поскольку Лазарев отказался дать образцы голоса, с помощью специалиста были записаны его показания в судебном заседании, после разъяснения ему прав и положений ст. 51 Конституции РФ (т. 13 л.д. 11, 25). В судебном заседании данная запись была прослушана, заявлений о том, что голос не принадлежит Лазареву, стороной защиты не сделано. В то же время, возражая против назначения данной экспертизы, сторона защиты использовала свое право на постановку для разрешения экспертами своих вопросов. Оглашенное судом постановление о назначении экспертизы сторонам было понятно, каких- либо заявлений по этому поводу от стороны защиты не поступало (т. 13 л.д. 28).

Следовательно, постановление суда от 22 октября 2010 года о назначении фонографической экспертизы вынесено с соблюдением прав участников процесса, обоснованно, в соответствии с требованиями главы 27 УПК РФ, регламентирующей производство судебной экспертизы (т. 11 л.д. 61-64).

Таким образом, все представленные сторонами доказательства, заявленные сторонами ходатайства, разрешены председательствующим в установленном законом порядке.

Нельзя согласиться с содержащимися в кассационных жалобах адвокатов и осужденного доводов о том, что председательствующим неверно сформулированы вопросы для коллегии присяжных заседателей и необоснованно отказано стороне защиты в постановке иных вопросов для присяжных.

В соответствии с ч. 2 ст. 339 УПК РФ в вопросном листе возможна постановка одного основного вопроса о виновности подсудимого, являющегося соединением вопросов, указанных в части первой настоящей статьи, чему соответствует вопросный лист по настоящему делу (т. 11 л.д. 242-243).

Как следует из протокола судебного заседания, сторонам была предоставлена возможность для оформления своих предложений и замечаний к вопросному листу, в связи с чем судом объявлялся перерыв в судебном заседании. Адвокаты Добрынин В.А. и Кран Г.М. воспользовались этим правом, представив суду свои замечания и предложения по вопросам в вопросном листе (т. 13 л.д. 113-116). Предложенные стороной защиты вопросы для включения в вопросный лист не могут быть расценены, как вопросы, исключающие ответственность подсудимого за содеянное или влекущие наступление ответственности за менее тяжкое преступление. Содержание этих вопросов свидетельствует о том, что они были направлены на выяснение обстоятельств получения Лазаревым денежного вознаграждения, определение его должностных полномочий.

Председательствующим окончательно сформулирован вопросный лист, при этом, содержание включенных в вопросный лист вопросов соответствует предъявленному осужденному обвинению, которое в полном объеме поддержано государственным обвинителем в судебном заседании, и обстоятельствам, установленным в судебном заседании. Нарушений требований ст. 338 УПК РФ, регламентирующей порядок постановки вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, не допущено.

При этом, судом не нарушены требования ст. 252 УПК РФ.

Совершение действия или бездействия в пользу взяткодателя является необходимым элементом объективной стороны получения взятки, а потому председательствующий правильно в соответствии с предъявленным Лазареву обвинением сформулировал вопрос о том, что осужденный «желал получить для себя лично от С деньги за то, чтобы не прекращать досрочно действия лицензий на право пользования недрами...». Правильно указано в вопросном листе и о том, что у Лазарева отсутствовали основания для досрочного прекращения, приостановления, ограничения права пользования недрами предприятий при разработке песчаных карьеров. Выяснение этих обстоятельств имеет существенное значение для разрешения вопроса о том, был ли причинен ущерб законным интересам С Утвердительный ответ на этот вопрос позволил суду придти к выводу о наличии в действиях квалифицирующего признака - вымогательства взятки.

Такая постановка вопросов перед присяжными заседателями позволяла им полно и всесторонне оценить представленные доказательства и сделать вывод о виновности или невиновности осужденного в инкриминируемом ему преступлении.

Напутственное слово председательствующего судьи соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ. Никаких замечаний от участников процесса по его содержанию не поступало (т. 13 л.д. 117).

Вердикт соответствует требованиям ст. 348 и ст. 351 УПК РФ и является обязательным для председательствующего судьи.

Правовая оценка действиям осужденного судом дана правильная в соответствии с фактическими обстоятельствами, установленными вердиктом присяжных заседателей.

Как следует из протокола судебного заседания (т. 13 л.д. 47-55), судом со всей полнотой и объективностью были исследованы нормативные документы, определяющие должностные полномочия Лазарева, как директора департамента Тульской области по экологии и природным ресурсам - должность государственной гражданской службы Тульской области, которую он занимал с 14 августа 2006 года на основании распоряжения губернатора Тульской области.

Исходя из вердикта коллегии присяжных заседателей суд обоснованно пришел к выводу об обладании Лазаревым правом совершать по службе юридически значимые действия, способные порождать, изменять или прекращать правовые отношения, то есть имеющие организационно - распорядительный характер, а следовательно, о признании его субъектом преступления, предусмотренного ст. 290 УК РФ. С учетом установленных вердиктом фактических обстоятельств, доводы жалоб стороны защиты об иной оценке нормативных актов, определяющих должностные полномочия осужденного, о наличии в них противоречий, удовлетворению не подлежат.

В этой связи, ходатайство защиты о повторном допросе свидетеля Г являющегося директором департамента Тульской области по правовому обеспечению, по вопросу соответствия действующему законодательству нормативных актов департамента Тульской области по экологии и природным ресурсам, председательствующим обоснованно отклонено (т. 13 л.д. 55).

Вердиктом коллегии присяжных заседателей признано доказанным, что Лазарев, используя свои должностные полномочия, потребовал денежное вознаграждение от С угрожая в случае не предоставления ему рублей прекратить действия лицензий на право пользования недрами с целью добычи строительных песков.

С являясь учредителем предприятий ООО ООО ООО обладал долей в уставном капитале указанных предприятий.

С учетом того, что Лазарев не имел оснований для досрочного прекращения, приостановления, ограничения права пользования указанных предприятий при разработке песчаных карьеров, суд обоснованно пришел к выводу о том, что прекращение действия лицензий могло причинить материальный ущерб предприятиям, учредителем которых являлся С который был вынужден дать взятку с целью предотвращения вредных последствий, и правильно расценил действия Лазарева, как вымогательство взятки.

По смыслу закона, получение взятки считается оконченным преступлением с момента принятия должностным лицом хотя бы части взятки, независимо от того, собиралось ли лицо выполнить действие или нет, а также независимо от возможности взяткополучателя распорядиться предметом взятки. Как следует из обстоятельств, установленных вердиктом коллегии присяжных заседателей, правильность которого в соответствии с ч. 4 ст. 347 УПК РФ, ставить под сомнение запрещается, Лазарев получил от С взятку в сумме рублей.

Таким образом, оснований для иной квалификации действий осужденного, как о том ставится вопрос в кассационных жалобах, не имеется. Председательствующим судьей обоснованно, с учетом вердикта присяжных заседателей о виновности Лазарева в получении взятки, сопряженной с вымогательством в крупном размере, дана юридическая оценка его действиям, как оконченному преступлению.

Возражения адвоката Добрынина В.А. и осужденного Лазарева на постановления судьи от 17, 23, 28 декабря 2010 года, 24, 27 января 2011 года об отклонении замечаний на протокол судебного заседания нельзя признать обоснованными, поскольку данные замечания рассмотрены председательствующим в соответствии с положениями ст. 260 УПК РФ и выводы об их отклонении мотивированно изложены в судебных решениях.

Наказание Лазареву назначено в соответствии с требованиями уголовного закона. При его назначении суд учел характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности виновного, условия его жизни, наличие смягчающих обстоятельств, а также влияние назначенного наказания на его исправление. При этом судом учтено и мнение коллегии присяжных заседателей о признании Лазарева заслуживающим снисхождения.

Оснований для вывода о назначении осужденному чрезмерно сурового наказания, как об этом указано в кассационных жалобах, не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Тульского областного суда с участием присяжных заседателей от 17 ноября 2010 года в отношении Лазарева А Н оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного Лазарева А.Н., адвокатов Добрынина В.А. и Калиниченко В.И. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 38-О11-1СП

УК РФ Статья 47. Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью
УК РФ Статья 48. Лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград
УК РФ Статья 290. Получение взятки
УПК РФ Статья 60. Понятой
УПК РФ Статья 140. Поводы и основание для возбуждения уголовного дела
УПК РФ Статья 163. Производство предварительного следствия следственной группой
УПК РФ Статья 227. Полномочия судьи по поступившему в суд уголовному делу
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 260. Замечания на протокол судебного заседания
УПК РФ Статья 283. Производство судебной экспертизы
УПК РФ Статья 326. Составление предварительного списка присяжных заседателей
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 347. Обсуждение последствий вердикта
УПК РФ Статья 351. Постановление приговора
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 73. Условное осуждение

Производство по делу

Загрузка
Наверх