Дело № 38-О13-2

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 8 июля 2013 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Шмаленюк Сергей Иванович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 38-О13-2

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 8 июля 2013 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ворожцова С.А. судей Сабурова Д.Э., Шмаленюка СИ. при секретаре Поляковой АС.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Иванченко И.А., адвокатов Кутимовой И.Л., Шугар Ю.С. на приговор Тульского областного суда от 29 декабря 2012 года, по которому Иванченко И А , , несудимый: осужден по п."а,в,к" ч.2 ст. 105 УК РФ к пожизненному лишению свободы, по п."в" ч.2 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

В соответствии с ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путем полного сложения наказаний окончательно назначено пожизненное лишение свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Взыскано с Иванченко И.А. в счет возмещения морального вреда в пользу потерпевшего Ш рублей, в пользу Л - рублей.

Разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Шмаленюка СИ., объяснения осужденного Иванченко И.А., адвоката Кутимовой И.Л., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Лох Е.Н., полагавшей приговор суда оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

По приговору суда Иванченко И.А. признан виновным в умышленном убийстве пяти лиц, трое из которых являлись малолетними, с целью скрыть другое преступление, а также в совершении кражи чужого имущества, с причинением значительного ущерба гражданину.

Преступления совершены в период с 20 часов 24 июля до 13 часов 25 июля 2011 года в г при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании Иванченко И.А. вину не признал.

В кассационных жалобах и в дополнениях к ним: - осужденный Иванченко И.А. выражает несогласие с приговором, поскольку он основан только на тех сведениях, которые были им сообщены в период предварительного расследования уголовного дела в явке с повинной, протоколах допросов. Вместе с тем, в судебном заседании он заявил, что признательные показания на следствии дал после применения к нему недозволенных методов следствия. Однако суд, при вынесении приговора, не учел всех доводов, которые им и его защитниками были изложены. Суд не учел всех противоречий в доказательствах, которые были выявлены, не отверг ряд доводов. Из приговора непонятно, как разрешены ходатайства об исключении доказательств. Выводы суда о его виновности опровергаются данными о телефонных соединениях погибшей Ш заключением судебно-медицинской экспертизы трупа Ш Просит проверить законность и обоснованность приговора.

В дополнениях к кассационной жалобе указывает, что в ходе судебного заседания государственным обвинителем были оглашены документы, об оглашении которых она не ходатайствовала, оглашались протоколы осмотра вещественных доказательств, но часть вещественных доказательств в судебном заседании не осматривалась. В ходе предварительного следствия у понятых, свидетелей не отбиралась подписка о неразглашении данных предварительного следствия, в связи с чем информация о совершенном преступлении стала достоянием СМИ и интернета, что повлияло на вынесение обоснованного и справедливого приговора. Просит приговор отменить и вынести в отношении него оправдательный приговор; - адвокат Шугар Ю.С. в защиту интересов осужденного выражает несогласие с приговором в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела и допущенными нарушениями норм уголовно-процессуального за- кона. Так, Иванченко И.А. вину не признал и пояснил, что признательные показания давал под психологическим и физическим давлением правоохранительных органов. О некоторых обстоятельствах преступления ему стало известно от оперативных работников, частично из интернета и от Ш за время общения с ней. Поэтому он и давал первоначальные показания. Об оказании на него давления он стал заявлять уже в ходе проведения психиатрической экспертизы.

Ранее о давлении он боялся сообщать, но оценки этому доводу не дано.

Эти же доводы подтверждаются медицинскими документами о необходимости лечения гнойного отита после задержания. Показания, которые давал Иванченко И.А. на следствии, не идентичны между собой. Считает, что протоколы осмотров места происшествия, где обнаружены вещи, должны были быть исключены, как недопустимые, т.к. изъятие предметов должно было проводиться в процессе первоначального осмотра. Указывает, что суд необоснованно сослался на показания следователей С О понятых - Г и Ф , т.к. показания указанных лиц противоречивы и опровергаются показаниями других понятых. Суд не учел показания свидетеля К которая не запомнила человека, выходящего из подъезда утром в июле 2011 года. Не дано должной оценки показаниям свидетеля Б , пояснившей, что ей на телефон приходили смс-сообщения с телефона Ш уже после ее смерти и задержания Иванченко И.А. В приговоре не дана оценка алиби, выдвинутом ее подзащитным, оно подтверждено телефонными соединениями погибшей Ш и соединениями Иванченко И.А. Эти доказательства, на взгляд защитника, подтверждают, что он не мог находится в квартире погибшей.

Предварительное следствие и судебное разбирательство проведены тенденциозно, с явным обвинительным уклоном, без учета и проверки версий и доводов защиты. Так, суд, рассмотрев ходатайство об исключении протокола осмотра квартиры, отказал в его удовлетворении, ничем не мотивируя своего решения. Нет сведений об изъятии ключей от квартиры и где они хранились, т.к. непонятно, каким образом участники следственных действий попадали в квартиру и покидали ее. Изъятие образцов у Иванченко И.А. происходило в отсутствие защитников, в протоколе отсутствуют подписи участвующих лиц. Это влечет недопустимость проведенных экспертиз. Не установлено, каким образом кровь погибшего Л попала на берцу Иванченко И.А., т.к. последний был в сланцах. Не допрошена эксперт Н что нарушило права Иванченко И.А. на защиту. Не обнаружены следы спермы у женщин, следы рук и иных биологических следов в квартире. Не установлено место причинения смерти Б , т.к. не обнаружены следы ее крови. Считает, что противоречия в заключениях экспертиз не позволяет идентифицировать, либо исключить представленный молоток как предмет, которым наносились удары.

Считает, что орудием убийства мог быть иной предмет, схожий с представленным молотком. Считает, что нет достоверных доказательств подписания в магазине договора на продажу телевизора, т.к. подсудимого не опознал продавец.

Более того, осужденный утверждает, что договор подписал в кабинете следователя, а не в магазине. Опознание потерпевшим ДВД-плеера проведено с нарушениями закона.

Просит приговор отменить и вынести оправдательный приговор.

- адвокат Кутимова И.Л. в защиту интересов осужденного также выражает несогласие с приговором в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Указывает, что Иванченко И.А. вину не признал и пояснил, что показания на следствии дал под физическим и психологическим давлением.

Однако суд эти доводы не принял во внимание, несмотря на то, что о давлении Иванченко И.А. стал заявлять еще в период расследования, во время проведения психиатрической экспертизы. Более того, суд не проверил его же доводы о заболевании, полученном от неправомерных действий работников правоохранительных органов (гнойном отите) и необходимости лечения. Заявление с признанием в преступлениях получено с нарушениями требований ст. 16 УПК РФ. При этом указывает, что фактически Иванченко И.А. был задержан 3.08.2011г. в 17 часов 40 минут, а право на защиту ему разъяснили через 3 часа, защитой обеспечен спустя 6 часов. Доставлен в ИВС лишь 4.08.2011г. в 21 час. 30 мин., т.е. более суток был без сна, отдыха и пищи. Поэтому все доказательства, добытые в указанный промежуток времени, должны быть исключены, как недопустимые. Суд этим доводам оценки не дал. Протоколы осмотра квартиры и изъятие вещественных доказательств проведено без участия Иванченко И.А., участвующие специалисты не предупреждены об уголовной ответственности по ст. 307, 308 УПК РФ. Пять фрагментов линолеума доставлены на экспертизу без упаковки, хотя на них обнаружены следы Иванченко И.А., что свидетельствует о недопустимости заключения эксперта. Не дано оценки в противоречиях экспертиз в части описания характерных особенностей предметов. Повреждения у потерпевших, на взгляд защиты, не могли быть причинены изъятым и осмотренным в суде молотком. Не проверены иные версии убийства, не установлена принадлежность изъятых волос и следов иным лицам. Непонятно, как кровь Л попала на берцу Иванченко И.А., т.к. в день убийства он был обут в сланцы. Не дано оценки доводам Иванченко И.А. о том, что после смерти Ш с ее телефона исходят смс-сообщения, а Иванченко И.А. уже был задержан.

Просит приговор отменить и вынести в отношении Иванченко оправдательный приговор.

В возражениях на кассационные жалобы государственные обвинители Митин Д.Ю. и Жукова Ю.А. считают приговор суда законным и обоснованным и просят оставить его без изменения.

Изучив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия не находит оснований для отмены либо изменения приговора.

Вина Иванченко И.А. в совершенных преступлениях подтверждена совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании, полно изложенных в приговоре суда.

Так, будучи неоднократно допрошенным на предварительном следствии с соблюдением норм уголовно-процессуального закона в присутствии адвоката, Иванченко И.А. полно и подробно излагал обстоятельства совершенных им преступлений в квартире Ш При этом им были сообщены сведения и подробности, которые могли быть ему известны лишь как непосредственному исполнителю преступления, и не могли быть известны следственным органам ввиду гнилостных изменений трупов погибших и уничтожения следов преступления. Эти подробности и детали были подтверждены в сопоставлении с другими исследованными доказательствами.

В частности, из протоколов осмотра квартиры Ш видно, что трупы погибших обнаружены в ванной, причем в том порядке, как указал Иванченко И.А. Из этого документа видно, что им предпринимались меры по уничтожению следов преступления, хищения имущества, обнаружены следы его ног.

При проверке показаний на месте Иванченко И.А. указал, куда он выкидывал изъятые им с места преступления предметы и вещи, молоток со следами крови которым он убивал женщин и детей, что из похищенного принес домой.

Именно в указанных им местах и были обнаружены вещественные доказательства, в том числе и орудие убийства. Из квартиры Иванченко И.А. также изъяты сланцы, в которых он был в день убийства, там же обнаружены берцы со следами крови убитого Л Указанные следственные действия проведены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, в присутствии адвокатов, с разъяснением прав подозреваемому и обвиняемому. Никаких замечаний со стороны Иванченко И.А., а также его адвокатов после составления протоколов не поступало.

Из заключений судебно-медицинских, медико-криминалистических и медико- биологических экспертиз следует, что повреждения от ударов по голове, направление и сила этих ударов, совпадают со сведениями, изложенными осужденным в протоколах допросов. Не исключается причинение телесных повреждений и молотком, местонахождение которого указал Иванченко И.А., и на котором обнаружены следы крови потерпевших.

Показания свидетелей Б и П подтверждают показания Иванченко И.А. о том, куда и за какую плату он продал похищенное из квартиры имущество. Эти показания также подтверждаются соответствующими документами - договорами купли-продажи, в которых указаны паспортные данные Иванченко И.А., заключением почерковедческой экспертизы, что подпись и фамилия в договоре купли-продажи выполнены Иванченко И.А. Из указанных магазинов были изъяты проданные фотоаппарат и телевизор.

Из показаний свидетеля К следует, что утром она кормила кошек у подъезда, где проживали погибшие. Она видела молодого человека, у которого через плечо висели связанные между собою тюки. Об этом же говорил и осужденный на следствии, утверждая, что от тяжести тюков у него остались следы от веревок на плече. При проведении следственного эксперимента были подтверждены показания К и Иванченко И.А. То обстоятельство, что свидетели Б и П К пояснили, что не могут опознать человека, сдавшего в магазин фотоаппарат и телевизор, а также выходящего из дома, не являются основанием для оправдания Иванченко И.А., поскольку прошел достаточно длительный период времени с момента их встречи. Кроме того, как правильно указал суд, это последствия личностного восприятия указанными свидетелями действий осужденного, которым на тот момент они не придавали какого-либо значения.

Вина Иванченко И.А. подтверждается и иными доказательствами, приведенными в приговоре. При этом суд дал оценку всем исследованным в судебном заседании доказательствам и привел мотивы, по которым принял за основу одни доказательства, и отверг другие. Вопреки доводам жалоб никаких противоречий в заключениях экспертиз, не усматривается. Различия в стилистическом описании разными экспертами одних и тех же предметов, не может являться основаниям для признания этих доказательств недопустимыми. Все судебные экспертизы проведены в строгом соответствии с законом, выводы мотивированны и обоснованны. Никаких оснований не доверять им у суда не имелось.

Доводы осужденного и его защитников о том, что заявление о совершенном преступлении и первоначальные показания были даны им под воздействием сотрудников правоохранительных органов, проверялись в судебном заседании и своего подтверждения не нашли.

Из материалов уголовного дела следует, что заявление о преступлении оформлено надлежащим образом. При этом, вопреки доводам защитников, при оформлении явки с повинной не требуется обязательного участия защитника.

Доводы жалоб о том, что показания, данные Иванченко И.А. в ходе предварительного следствия, не идентичны, противоречивы, Судебная коллегия отвергает как надуманные. Каких-либо существенных противоречий в показаниях Иванченко И.А. в ходе предварительного следствия не усматривается. Они последовательны, логичны и правильно признаны судом правдивыми.

Доводы защиты о том, что показания Иванченко И.А. на следствии - результат длительного знакомства с потерпевшей, получение сведений из интернета и подсказок сотрудников правоохранительных органов, необоснованны.

При этом суд правильно пришел к выводу о том, что такие подробности и дета- ли, которые изложил Иванченко И.А., в том числе указание мест нахождения предметов из квартиры убитых со следами их крови, могли быть известны только лицу, причастному к совершению данного преступления. Доводы осужденного о том, что он не посещал квартиры убитой, опровергаются заключениями проведенных экспертиз, согласно которым следы Иванченко И.А. обнаружены на месте преступления.

То обстоятельство, что во влагалище убитой Ш не обнаружена сперма, не является основанием для оправдания Иванченко И.А., т.к. последний на следствии утверждал, что скинул с себя потерпевшую, которая совершала с ним половой акт. Более того, из заключения экспертизы трупа убитой Ш видно, что эти следы могли не сохраниться, в связи с гнилостными изменениям.

Вопреки доводам жалоб, суд тщательно проверил все показания Иванченко И.А. о применении к нему психического и физического воздействия. Были допрошены следователи, понятые, утверждавшие, что показания осужденный давал самостоятельно, указывая и показывая какие действия он совершал, сообщая подробности. Эти же доводы проверялись в ходе предварительного следствия и также не нашли своего подтверждения, о чем правильно указал суд в приговоре. На протяжении длительного периода времени Иванченко И.А. не сообщал о каком-либо давлении на него. Он общался с адвокатами, у него имелась возможность во время проведения следственных действий или после их оформления, письменно или устно сообщить о неправомерных действиях, допущенных в отношении него. Однако во время допросов он утверждал, что показания дает добровольно. Данные обстоятельства объективно подтверждены видеозаписями следственных действий с участием Иванченко И.А., просмотренными в судебном заседании, из которых следует, что он давал показания самостоятельно, свободно, без подсказок, наводящих вопросов и принуждения.

Доводы защитников о том, что Иванченко И.А. после физического воздействия нуждался в медицинской помощи, и она ему была оказана, опровергаются исследованными в судебном заседании документами, согласно которым медпомощь осужденному в период следствия оказывалась в связи с гнойным отитом, а не в связи с имеющимися телесными поврждениями.

Доводы стороны защиты о пытках после задержания Иванченко И.А. опровергаются заключением судебно-медицинской экспертизы от 4 августа 2011 года, согласно которой у Иванченко И.А. обнаружены повреждения - ссадины на тыльной поверхности правой кисти, которые образовались от трения тупых предметов с ограниченной контактирующей поверхностью без характерных особенностей, давностью в пределах 1-2 суток. Других телесных повреждений не обнаружено. Эксперту Иванченко И.А. пояснил, что оцарапал руку на работе.

Из протокола задержания Иванченко И.А. следует, что он был задержан 3 августа 2011 года в 17 часов 40 минут, а в изолятор водворен 4 августа 2011 года.

Из материалов уголовного дела видно, что в этот период Иванченко И.А. оформил заявление о совершенном им преступлении, он допрашивался, в том числе с использованием видеозаписи, с ним проводились иные следственные действия. Судя по их объему и значимости, они были неотложными, носили длительный характер, т.к. необходимо было записать изложенные сведения, прочитать и зафиксировать их правильность, просмотреть видеозаписи. Во время их проведения никаких жалоб и просьб Иванченко И.А. не высказывал.

Доводы жалоб о том, что данные о телефонных соединениях осужденного и потерпевшей Ш свидетельствуют о его невиновности, являются несостоятельными. Проанализировав эти соединения, выслушав свидетелей Р Б Г суд правильно пришел к выводу, что они подтверждают первоначальные показания Иванченко И.А. о том, что он пользовался своим телефоном в радиусе действия квартиры потерпевших и своего места жительства. С целью скрыть убийство он использовал телефон убитой Ш с которого посылал сообщения звонившим лицам. Телефон был включен и в тот момент, когда он его выкидывал.

Следственные действия в ходе предварительного следствия проведены с соблюдением норм уголовно-процессуального закона. Поэтому суд обоснованно признал доказательства, исследованные в судебном заседании, допустимыми.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалоб о том, что судебное следствие проведено с нарушениями уголовно-процессуального закона, прав и интересов Иванченко И.А. Как следует из протокола судебного заседания, в судебном заседании исследованы все существенные для дела доказательства, представленные обвинением и стороной защиты. Все заявленные ходатайства, в том числе и те, на которые имеется ссылка в жалобах, были рассмотрены надлежащим образом, по ним судом выносились мотивированные, обоснованные решения. Нарушения принципа состязательности сторон, необоснованных отказов стороне защиты в исследовании доказательств, которые могли бы имеет существенное значение для исхода дела, нарушений прав участников, повлиявших или могущих повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, по делу не допущено.

Вопреки доводам жалоб, все доводы стороны защиты о непричастности Иванченко И.А. к преступлениям проверялись судом, результаты отражены в приговоре с указанием мотивов принятых решений. Судебная коллегия, проверив те же доводы, приведенные в жалобах, приходит к выводу о том, что они полностью опровергаются совокупность исследованных доказательств.

Действия осужденного Иванченко И.А. правильно квалифицированы судом по п.п."а,в,к" ч.2 ст. 105 УК РФ и п."в" ч.2 ст. 158 УК РФ.

Психическое состояние осужденного в момент совершения преступления установлено заключениями проведенных по делу судебно-психиатрических экспертиз и у суда сомнений не вызвало.

При определении вида и размера наказания Иванченко И.А. судом учтены характер и степень общественной опасности совершенных им преступлений, конкретные обстоятельства их совершения, данные о его личности, смягчающие наказание обстоятельства - явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления, способствование розыску имущества, влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Вывод суда о том, что исправление Иванченко И.А. возможно только в условиях пожизненной изоляции его от общества мотивирован.

Судебная коллегия соглашается с этими выводами. Оснований считать назначенное наказание чрезмерно суровым не имеется.

Гражданский иск потерпевших рассмотрен судом в соответствии с требованиями закона. При определении размера компенсации морального вреда судом учитывалась степень нравственных страданий, причиненных потерпевшим, их отношения с погибшими, имущественное положение осужденного, в связи с чем требования о возмещении морального вреда были удовлетворены.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ,

определила:

Приговор Тульского областного суда от 29 декабря 2012 года в отношении Иванченко И А оставить без изменения, а его кассационную жалобу и кассационные жалобы адвокатов Шугар Ю.С. и Кутимовой И.Л. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 38-О13-2

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 158. Кража
УПК РФ Статья 16. Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту
УПК РФ Статья 307. Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора
УПК РФ Статья 308. Резолютивная часть обвинительного приговора
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх