Дело № 39-О09-14

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 5 ноября 2009 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Пейсикова Елена Владимировна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 39-О09-14

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 5 ноября 2009 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Борисова В.П.,
судей Пейсиковой Е.В., Ламинцева С.А.
при секретаре Ядренцевой Л.В.

рассмотрела в судебном заседании от 5 ноября 2009 года кассационное представление государственного обвинителя Пикулиной О.В., кассационную жалобу осужденного Соловьева Р.Е. и адвоката Данькова Л.П. в его защиту на приговор Курского областного суда от 30 июля 2009 года, по которому Соловьев Р Е , осужден: - по ст. 159 ч. 3 УК РФ (в отношении потерпевшей К ) на 2 года лишения свободы со штрафом в сумме рублей; - по ст. 159 ч. 3 УК РФ (в отношении потерпевшего Т .) на 2 года лишения свободы со штрафом в сумме рублей; - по ст. 159 ч. 3 УК РФ (в отношении потерпевшей П ) на 2 года и 6 месяцев лишения свободы со штрафом в сумме рублей; - по ст. 290 ч. 1 УК РФ (по эпизоду получения взятки за установление инвалидности Г .) на 2 года лишения свободы с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти либо выполнением организационно-распорядительных, административно-хозяйственных функций в государственных органах, 2 органах местного самоуправления, государственных или муниципальных учреждениях на срок 2 года; - по ст. 159 ч. 3 УК РФ (по эпизоду в отношении потерпевшего С на 3 года и 6 месяцев лишения свободы со штрафом в сумме рублей; - по ст. 290 ч. 1 УК РФ (по эпизоду получения взятки за установление инвалидности З ) на 2 года лишения свободы с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти либо выполнением организационно-распорядительных, административно-хозяйственных функций в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных или муниципальных учреждениях на срок 2 года; - по ст. 290 ч. 1 УК РФ (по эпизоду получения взятки за установление инвалидности Ж на 1 год лишения свободы с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти либо выполнением организационно-распорядительных, административно-хозяйственных функций в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных или муниципальных учреждениях на срок 1 год; - по ст. 290 ч. 1 УК РФ (по эпизоду получения взятки за установление инвалидности Ч ) на 3 года лишения свободы с лишением права с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти либо выполнением организационно- распорядительных, административно-хозяйственных функций в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных или муниципальных учреждениях на срок 2 года; - по ст. 290 ч. 1 УК РФ (по эпизоду получения взятки за установление инвалидности С на 1 год и 6 месяцев лишения свободы с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти либо выполнением организационно-распорядительных, административно-хозяйственных функций в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных или муниципальных учреждениях на срок 1 год; - по ст. 290 ч. УК РФ 1 (по эпизоду установления инвалидности А ) на 2 года лишения свободы с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти либо выполнением организационно-распорядительных, административно- хозяйственных функций в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных или муниципальных учреждениях на срок 2 года, и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 5 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима со штрафом в сумме рублей и лишением права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти либо выполнением организационно-3 распорядительных, административно-хозяйственных функций в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных или муниципальных учреждениях на срок 3 года.

Он же оправдан по п. «в» ч.4 ст. 290 УК РФ на основании п.1 ч.2 ст. 302 УПК РФ, ввиду не установления события преступления.

Никулина А Б , осуждена: - пост. 159 ч. 3 УК РФ (в отношении потерпевшей К .) на 2 года лишения свободы со штрафом в сумме рублей, - по ст. 159 ч. 3 УК РФ (в отношении потерпевшего Т ) на 2 года лишения свободы со штрафом в сумме рублей, и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 2 лет и 3 месяцев лишения свободы со штрафом в сумме рублей.

На основании ст. 73 УК РФ наказание в виде лишения свободы постановлено считать условным с испытательным сроком 1 год, обязав осужденную не менять место жительства без согласия уголовно- исполнительной инспекции по месту отбытия ею наказания.

Постановлено взыскать в возмещении материального ущерба с Соловьева Р.Е. и Никулиной А.Б. солидарно в пользу К - рублей, в пользу Т - рублей; с Соловьева Р.Е. в пользу П - рублей, в пользу С . - рублей.

Заслушав доклад судьи Пейсиковой Е.В., изложившей обстоятельства дела, доводы кассационного представления и кассационной жалобы осужденного и адвоката, выступления осужденного Соловьева Р.Е. и адвоката Данькова А.П. в его защиту, поддержавших доводы кассационной жалобы, мнение прокурора Телешевой-Курицкой Н.А., полагавшей приговор отменить но доводам, изложенным в кассационном представлении, судебная коллегия

установила:

Соловьев Р.Е. и Никулина А.Б. признаны виновными в совершении хищения имущества граждан К и Т путем обмана (мошенничество) по предварительному сговору группой лиц, с использованием служебного положения и причинением потерпевшим значительного ущерба. 4 Соловьев Р.Е. также признан виновным в хищении имущества граждан П и С путем обмана с использованием служебного положения и причинением потерпевшим значительного ущерба.

Кроме того, Соловьев Р.Е., являясь должностным лицом, лично и через посредников получал взятки за действия в пользу взяткодателей и представляемых ими лиц, входящие в его служебные полномочия.

Органами следствия Соловьеву Р.Е. был предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч.4 ст. 290 УК РФ, при следующих обстоятельствах.

В период времени с 5 мая 2008 года по 15 мая 2008 года, З при оформлении пенсии в связи с инвалидностью, обнаружила, что в справке медико-социальной экспертизы на ее имя о предоставлении ей группы инвалидности, выданной в филиале ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по области», в графе - причина заболевания допущена ошибка, которую необходимо было исправить, в противном случае ей будет отказано в получении пенсии.

С этой целью, 16 мая 2008 года, в 10.00 часов, З пришла в филиал ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по области», расположенный по адресу: где обратилась к исполняющему обязанности руководителя данного филиала Соловьеву Р.Е. с просьбой исправить ей в справке медико- социальной экспертизы причину заболевания.

Соловьев Р.Е., просмотрев указанную справку, и, убедившись, что причина заболевания в справке действительно указана им ошибочно, в указанное время того же дня, имея корыстный мотив, понимая, что без исправления в справке З будет отказано в предоставлении пенсии, решил потребовать у З , находящейся от него в зависимом состоянии, передать ему денежные средства в качестве взятки за исправление причины инвалидности в справке медико-социальной экспертизы.

Реализуя свой корыстный преступный умысел, направленный на вымогательство взятки у З ., Соловьев Р.Е., осознавая, что причина заболевания указана им в справке медико-социальной экспертизы на имя З ошибочно, предъявил ей требование о передаче незаконного вознаграждения в виде денежных средств в сумме рублей.

Когда З . пояснила, что у нее отсутствуют денежные средства, Соловьев Р.Е. сообщил ей, что он отказывается исправить причину заболевания в указанной справке до тех пор, пока не получит определенную им в качестве взятки сумму денежных средств.

После чего 5 мая 2008 года, в дневное время, находясь в филиале ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по области», расположенного по адресу: . З ., находящаяся от Соловьева Р.Е., являющегося должностным лицом, 5 действующего вопреки интересам службы, в зависимом состоянии, осознавая, что, если Соловьев Р.Е. не внесет исправление причины заболевания в справку медико-социальной экспертизы, которая была указана им ошибочно, то она не сможет иметь право на получение пенсии, была вынуждена передать ему, в качестве взятки, денежные средства в сумме рублей.

В указанному предъявленному обвинению Соловьев Р.Е. был оправдан на основании п.1 ч.1 ст. 302 УПК РФ за не установлением события вмененного ему преступления.

Преступления Соловьевым Р.Е. и Никулиной А.Б. совершены в г. при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В кассационном представлении государственный обвинитель Никулина О.В. полагает, что приговор суда в отношении Соловьева и Никулиной подлежит отмене в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом, нарушениями уголовно-процессуального закона и мягкостью назначенного наказания.

Так, автор кассационного представления указывает, что суд, оправдывая Соловьева по п. «в» ч.4 ст. 290 УК РФ ввиду не установления события преступления указал, что изменение судом даты вымогательства и получения Соловьевым взятки в сумме рублей от З с учетом ее показаний в судебном заседании с 16 мая 2008 года на 19 мая 2008 года, будет связано с нарушением права на защиту Соловьева. В то же время обвинение Соловьева по данному эпизоду преступной деятельности нашло свое полное подтверждение в ходе судебного следствия.

Государственный обвинитель считает, что уточнением в ходе судебного следствия даты факта обращения З к Соловьеву по указанному эпизоду не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту, а основание, положенное в основу оправдательного приговора, - не установление события преступления, противоречит установленному в ходе судебного следствия факту совершения преступления Соловьевым.

Кроме того, государственный обвинитель полагает, что назначенное наказание Соловьеву и Никулиной не соответствует степени общественной опасности совершенных ими преступлений, и являются не соразмерным содеянному. Просит приговор отменить, а дело - направить на новое рассмотрение.

В кассационной жалобе осужденный Соловьев Р.Е. и адвокат Даньков А.П., не соглашаясь с приговором, считают его несправедливым, не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела. 6 Авторы жалобы полагают, что суд не учел всех обстоятельств, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни из доказательств и отверг другие, выводы суда являются противоречивыми, назначенное наказание не соответствует тяжести совершенных преступлений и личности Соловьева.

Авторы жалобы, подробно излагая обстоятельства каждого эпизода преступной деятельности по предъявленному обвинению, указывают доводы, сводящиеся к невиновности Соловьева по эпизодам в отношении З в части получения взятки в размере рублей, в отношении С А Ч К , П Т , С , а также излагают доводы о смягчении наказания, назначенного Соловьеву по эпизодам в отношении Г , Ж , З в части получения взятки в сумме рублей, применения положений, предусмотренных ст. 62 УК РФ, о наличии смягчающих наказание обстоятельств.

В обоснование своих доводов авторы жалобы указывают, что Соловьев с Г никогда не встречался. Свидетель защиты М по данному эпизоду допрошен не был. Суд необоснованно прекратил уголовное преследование в отношении М , Г Б . По эпизоду в отношении З , суд не принял во внимание, что Соловьев признал себя виновным частично и дал чистосердечные показания. Полагают, что показания З являются надуманными как в части общей суммы переданных денег, количества и номинала переданных купюр, так и количества эпизодов их передачи. Судом не было установлено наличие разговора между С и Соловьевым о передаче взятки в размере рублей, освидетельствование С проводил не Соловьев, а врач-терапевт С , которая самостоятельно изложила свои выводы в карте освидетельствования, решение о продлении инвалидности С было принято коллегиально. Освидетельствование А Соловьев не проводил, его проводила Ч а вывод суда о том, что Соловьев сообщил С , что решит вопрос о продлении инвалидности А за деньги в сумме рублей, не подтверждается материалами дела. Полагают, что С в своих показаниях оговорила Соловьева, изъятая купюра не может являться доказательством, поскольку перед ее передачей данная купюра не осматривалась. Соловьев с Ч и не общался, денег ему не предавали, о том, что деньги предназначены Соловьеву стало известно от показания которой являются недостоверными и противоречивыми в части суммы денежных средств, необходимых для передачи, и других обстоятельств. Суд не указал, в чем выразился обман С или злоупотребление его доверием со стороны Соловьева Авторы жалобы высказывают сомнения в допустимости результатов оперативно-розыскной деятельности, а именно, видеосъемки в служебном кабинете, поскольку закон «Об оперативно-розыскной деятельности» не предусматривает такого специального мероприятия как негласная аудио-7 запись и негласное видео- документирование, а изготовленная видеосъемка представляет собой набор фрагментов, сгруппированных по личному усмотрению оперативного сотрудника.

Авторы жалобы оспаривают квалификацию действий Соловьева как мошенничество по ряду эпизодов преступной деятельности, при этом указывают, что квалифицирующий признак - «использование своего служебного положения» не получил св одтверждения в ходе судебного следствия. Полагают, что сумма в рублей не может являться значительным ущербом для С поскольку суд не исследовал соответствующую документацию о размере пенсии и заработной платы С Просят приговор в части осуждения Соловьева по эпизоду в отношении П С К Т А З в части получения денег в сумме рублей, Ч С отменить, а уголовное дело в этой части прекратить. По эпизодам получения взятки от Ж , Г и З в сумме рублей просят смягчить наказание.

В дополнении к кассационной жалобе адвокат Даньков А.П. указывает, что его подзащитному Соловьеву Р.Е. установлена группа инвалидности по общему заболеванию, просить учесть данное обстоятельство и смягчить назначенное ему наказание.

Изучив материалы дела, проверив доводы кассационного представления и кассационной жалобы осужденного и адвоката, судебная коллегия находит выводы суда о виновности Соловьева Р.Е и Никулиной А.Б. в совершении инкриминируемых им деяний соответствующими фактическим обстоятельствам дела и основанными на совокупности всесторонне исследованных в судебном заседании доказательств, подробный анализ которых содержится в приговоре.

Доводы осужденного и адвоката относительно непричастности Соловьева к совершенным преступлениям в части получения взятки от З в размере рублей, а также по эпизодам получения взятки от С , С , Ч , совершения мошенничества в отношении П , С , и в отношении К , Т , совместно с Никулиной по предварительному сговору, были предметом рассмотрения в судебном заседании и обоснованно опровергнуты всей совокупностью доказательств, надлежащим образом исследованных в судебном заседании, с соблюдением принципа состязательности сторон.

Доводы, указанные в кассационной жалобе, относительно того, что Соловьев с Г лично не встречался, не влияют на оценку действий Соловьева как преступных и на квалификацию содеянного.

Так, вина Соловьева в получении взятки за установление Г8 инвалидности установлена как показаниями самого Соловьева, не отрицавшего факт получения денег в сумме рублей от М за установление Г группы инвалидности бессрочно, так и показаниями свидетелей Г и М , рассказавших, что М вместе с Г приехали к филиалу бюро медико- социальной экспертизы, разговаривал с председателем комиссии Соловьевым, который сообщил, что установление инвалидности бессрочно стоит рублей, М вложил деньги, переданные ему Г , в его медицинскую карту и передал Соловьеву.

Данные сведения подтверждаются аудиозаписью телефонного разговора между М и Соловьевым, прослушанной в судебном заседании, заключением фоноскопической экспертизы, из которых следует, что на вопрос Соловьева: «Вы сколько положили в конверт?», М ответил: « , как Вы и сказали».

Довод относительно того, что свидетель защиты М не был допрошен в судебном заседании, является несостоятельным, поскольку ходатайств о допросе указанного свидетеля в судебном заседании не заявлялось.

Факт прекращения уголовного преследования в отношении М Г , Б в связи с деятельным раскаянием по основанию, предусмотренному ч.1 ст. 75 УК РФ, на что указывается в кассационной жалобе, не может свидетельствовать об оказанном на данных свидетелей давления и незаконности привлечения Соловьева к уголовной ответственности по указанным эпизодам преступной деятельности.

Доводы кассационной жалобы относительно необъективности показаний свидетеля З относительно того, что деньги Соловьеву были переданы в два этапа в размере рублей, вложенных в медицинскую карточку, и в размере рублей, вложенных в паспорт, несостоятельны, поскольку ее показания являются последовательными, согласующимися с другими доказательствами, имеющимися в деле.

Так, данные сведения подтверждаются показаниями самого Соловьева, признавшего вину частично по эпизоду получения денег от З в размере рублей, а также согласуются с видеозаписью на которой зафиксирован факт передачи З Соловьеву денег, находившихся в медицинской карточке, аудиозаписью разговора между Соловьевым и свидетелем Х ., актом фоноскопической экспертизы, из которых следует, что на вопрос Х «Все нормально с З .. Если надо добавить, она добавит» Соловьев, отвечает: «Если она такая лихая дама, то еще запросто может приволочь пару этих вот».

Суд дал оценку доводам защиты о том, что речь в данном разговоре между Соловьевым и Х шла о документах, которые надо было донести З а также аналогичным показаниям свидетеля Х как несостоятельным, поскольку, как было установлено судом, все 9 необходимые документы к моменту данного разговора З были уже представлены, а из показаний З следует, что когда она пришла за получением справки, каких-либо дополнительных документов Соловьев от нее не требовал.

Как правильно указал суд в приговоре, отсутствие видеозаписи момента передачи Соловьеву денег, вложенных в паспорт, не свидетельствует об отсутствии данного факта передачи денег.

Таким образом, судом верно установлены обстоятельства передачи З Соловьеву взятки в два приема в размере рублей и в размере рублей, учитывая время, обстоятельства, при которых З были переданы Соловьеву деньги, а также приведенные выше доказательства.

Доводы кассационной жалобы относительно непричастности Соловьева к эпизоду получения взятки за установление инвалидности С опровергаются всей совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании.

Так, как следует из показаний свидетеля С , ему сообщил Соловьев, что для установления ему группы инвалидности необходимо комиссии заплатить от до рублей, на следующий день он передал рублей в кабинете Соловьеву. В неприязненных отношениях с Соловьевым С не находился, оснований для его оговора не имел.

Данные показания подтверждаются видеозаписью, на которой зафиксирован факт получения Соловьевым денег от С . Суд дал оценку объяснений Соловьева в суде о том, что он взял у С листки анализов, а не денежные купюры, как недостоверные, поскольку согласно справке об инвалидности, вопрос об установлении инвалидности С был решен еще за сутки до передачи денег Соловьеву, при этом никаких дополнительных медицинских документов представить С в комиссию не требовалось.

Тот факт, что освидетельствование С проводил не Соловьев, а врач-терапевт С , а решение об установлении инвалидности С было принято коллегиально, не влияет на квалификацию действий Соловьева, как получение взятки.

Судом также достоверно установлен факт получения Соловьевым денег от С за установление А инвалидности.

Так, согласно показаниям свидетеля С Соловьев предложил ей дать взятку за установление бессрочной группы инвалидности ее дяде - А ., она обратилась в милицию с соответствующим заявлением, а затем, вложив рублей одной купюрой в бумажный лист формата А-4, свернула его в четыре раза и отдала эти деньги Соловьеву.

Данные сведения подтверждаются показаниями свидетеля Л . - сотрудника ОБЭП ОМ УВД по г об обращении в отделение 10 милиции С с заявлением о том, что Соловьев требовал у нее взятку и, пока ее заявление передавали для регистрации, С ушла, на место работы Соловьева была направлена следственно-оперативная группа, в ходе осмотра рабочего кабинета в мусорной корзине были обнаружены свернутый чистый лист бумаги, чистые конверты.

Вышеизложенные показания подтверждаются фактическими данными, содержащимися в протоколе осмотра места происшествия - кабинета освидетельствования филиала № ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по области», в ходе которого был обнаружен свернутый в четыре раза чистый лист бумаги формата А-4, четыре пустых конверта, Соловьевым выданы деньги в сумме рублей, в том числе купюра в рублей, а также согласуются с материалами оперативно-розыскной деятельности, приобщенными к делу документами.

Оснований для оговора Соловьева С не установлено, с заявлением в отношении Соловьева в отделение милиции С обратилась добровольно, до передачи ею денег Соловьеву, какого-либо уголовного дела в отношении нее на тот момент возбуждено не было, как и не имелось сведений, свидетельствующих о намерении С передать Соловьеву взятку.

Судом были рассмотрены доводы защиты относительно того, что взятка в сумме рублей за установление инвалидности А бессрочно была получена не Соловьевым, а врачом Ч , и опровергнуты показаниями свидетеля Ч ., а также содержанием зафиксированного разговора между Соловьевым и Г - руководителя одного из филиалов, в ходе которого Соловьев предлагает Г позвонить родственникам А и сообщить им об увеличении суммы взятки.

То обстоятельство, что освидетельствование А проводил не Соловьев, а врач-невролог Ч не свидетельствует об отсутствии факта получения взятки Соловьевым.

Доводы адвоката и осужденного относительно того, что изъятая пятитысячная купюра не может являться доказательством, поскольку перед ее передачей она не осматривалась, не являются обоснованными, поскольку данное доказательство согласуется как с показаниями С , так и с другими доказательствами, исследованными по делу.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе, относительно того, что деньги в сумме рублей за установление бессрочной группы инвалидности Ч Соловьев не получал, их могла забрать сама Б были предметом исследования в суде и обоснованно опровергнуты с приведением в приговоре убедительных мотивов.

Так, согласно показаниям свидетеля Б , Соловьев, просмотрев документы Ч , сказал, что установление группы инвалидности для нее будет стоить рублей, а узнав, что речь идет об установлении бессрочной группы, увеличил эту сумму до рублей.

Данные показания согласуются с содержанием зафиксированных 11 разговоров между Б и Соловьевым, с показаниями свидетелей Ч ., Г . и с другими доказательствами.

Наличие отдельных неточностей в показаниях Б , касающихся времени, изменения Соловьевым суммы взятки и времени передачи ему денег, не свидетельствует о необъективности ее показаний. Оснований для оговора Соловьева у Б не установлено, неприязненных отношений между ними не имелось.

Доводы кассационной жалобы о том, что суд не указал, в чем выразился обман С или злоупотребление его доверием со стороны Соловьева, являются несостоятельными.

Действия Соловьева по данному эпизоду мошенничества в отношении С квалифицированы судом по ч.З ст. 159 УК РФ как хищение чужого имущества путем обмана, с использованием служебного положения, с причинением значительного ущерба гражданину. Таким образом, способ совершения преступления - злоупотребление доверием Соловьеву не вменялся.

Судом правильно квалифицированы действия Соловьева, как хищение чужого имущества, совершенное путем обмана, учитывая установленные в суде обстоятельства, согласно которым, Соловьев заверил Б что при условии передачи ему денег в сумме рублей он, используя свои возможности по службе, может решить установление бессрочной группы инвалидности С , Б передал в свою очередь данную информацию С тогда как в действительности Соловьев не имел отношение к освидетельствованию С , которое проводилось в другом филиале - ФГУ Главного бюро медико-социальной экспертизы по области № и не мог повлиять на принимаемое в отношении С решение.

Ущерб в размере рублей, причиненный С , судом правильно был расценен как значительный, с учетом материального положения потерпевшего. Согласно показаниям С он и его жена являются пенсионерами, их пенсии составляют рублей и рублей, а заработная плата С не превышает рублей.

Доводы кассационной жалобы о недопустимости результатов оперативно-розыскной деятельности: аудиозаписи и видеозаписи являются несостоятельными, поскольку оперативно-розыскные мероприятия: прослушивание телефонных переговоров и наблюдение с использованием видеоаппаратуры проведено с соблюдением требованием Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», «Инструкции о порядке предоставления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд», а также в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств. При рассекречивании и представлении результатов 12 оперативно-розыскной деятельности органам следствия нарушений требований закона не допущено.

Согласно показаниям свидетеля Л - ОБЭП КМ ОМ- УВД по г. , проводившего оперативно-розыскное мероприятие, следует, что при наблюдении за Соловьевым в тех случаях, когда происходящее в кабинете не представляло оперативного интереса, запись приостанавливалась, иногда запись прерывалась по техническим причинам - ввиду помех, создаваемых находящимися возле наблюдаемого объекта вышками сотовой связи либо проезжающим транспортом.

Таким образом, доводы адвоката и осужденного о том, что видеосъемка представляет собой набор фрагментов, сгруппированных по личному усмотрению оперативного сотрудника, являются необоснованными.

Квалификация действий Соловьева, вопреки доводам кассационной жалобы, также как и квалификация действий Никулиной, является правильной.

Наличие квалифицирующего признака мошенничества - «с использованием служебного положения» в полной мере обусловлено судом, учитывая, что каждый из осужденных, используя свое служебное положение, путем обмана вводил потерпевших в заблуждение о якобы оказываемой ими помощи в прохождении освидетельствования для установления инвалидности.

Оснований для переквалификации их действий на менее тяжкие преступления не имеется.

Вопреки доводам адвоката суд при назначении наказания учел частичное признание вины Соловьевым по эпизоду получения взятки от З в качестве смягчающего наказание обстоятельства.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, не имеется.

В то же время судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационного представления государственного обвинителя об отмене приговора как в части оправдания Соловьева по п. «в» ч.4 ст. 290 УК РФ, так и в части назначенного наказания Соловьевой и Никулину.

Так, суд обоснованно указал в приговоре, что вина Соловьева в совершении преступления по эпизоду получения взятки от З за внесение исправлений в справку об инвалидности в размере рублей при тех обстоятельствах, как они были установлены органами следствия, не подтверждается.

В судебном заседании достоверно установлено, что 16 мая 2008 года З к Соловьеву по вопросу внесения исправлений в справку об 13 инвалидности, что входило в его компетенцию, не обращалась, взятку в сумме рублей в этот день Соловьев у нее не вымогал и 5 мая 2008 года деньги в сумме рублей за внесение исправлений в справку, как об этом указано в обвинении, не получал.

Суд обоснованно оправдал Соловьева по предъявленному обвинению, не признав наличие технической ошибки в тексте обвинительного заключения, поскольку как в обвинительном заключении, так и в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого Соловьеву было предъявлено обвинение в указанной формулировке, а при описании преступного деяния не только была нарушена хронологическая последовательность событий, но и указанные даты - 16 мая 2008 года и 5 мая 2008 года не соответствуют действительным датам, установленным в судебном заседании.

Доводы государственного обвинителя о наличии оснований для изменения судом даты вымогательства и получения Соловьевым взятки в сумме рублей от З являются несостоятельными.

В соответствии со ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и только по предъявленному ему обвинению. Изменение обвинения допускается, если этим не ухудшается положение обвиняемого и не нарушается его право на защиту.

При этом по смыслу закона нарушение права обвиняемого на защиту может иметь место в случае изменения обвинения не только на более тяжкое, но и на существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от ранее предъявленного.

Указанные положения во взаимосвязи с ч. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации, закрепляющей принцип состязательности и равноправия сторон в судопроизводстве, не допускают возложения на суд каких бы то ни было функций, не совместимых с его прерогативами по осуществлению правосудия.

Формулирование обвинения, как проявление одной из функций уголовного преследования, должно осуществляться одной из сторон в состязательном процессе, а именно государственным обвинителем и (или) потерпевшим, не относится к судебной деятельности по осуществлению правосудия и не может быть возложено на суд, так как это противоречит принципам независимости, объективности и беспристрастности в судопроизводстве.

Иное противоречило бы возложенной Конституцией Российской Федерации на суд в уголовном процессе исключительной задачи - осуществлению правосудия.

Наказание осужденным Соловьеву и Никулиной назначено в соответствии с требованиями ст.ст. 6, 60 УК РФ, с учетом характера и 14 степени общественной опасности содеянного, данных, характеризующих личность виновных, смягчающих наказание обстоятельств: наличие у Соловьева малолетних детей, признание им вины в получении взяток по эпизодам в отношении Г и Ж и частичное признание вины по эпизоду получения взятки от З , наличие малолетнего ребенка у Никулиной, которого она воспитывает как одинокая мать, ее явка с повинной. Судом также учтено наличие положительных характеристик виновных, отсутствие судимости, отягчающих наказание обстоятельств.

Судом в достаточной степени мотивировано решение о применении к осужденной Никулиной положений ст. 73 УК РФ об условном осуждении.

В то же время суд не нашел оснований для назначения Соловьеву и Никулиной наказания с применением положений ст. 64 УК РФ, поскольку каких-либо исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступлений и других обстоятельств, ролью осужденных, существенно уменьшающих степень общественной опасности содеянного по делу не установлено.

Судебная коллегия также не усматривает оснований для смягчения назначенного наказания Соловьеву, как об этом указывается в его совместной с адвокатом кассационной жалобе. Сведения об инвалидности Соловьева основанием для изменения или отмены приговора не являются.

Справка, представленная адвокатом в суд кассационной инстанции, о наличии у Соловьева инвалидности группы предметом исследования в суде первой инстанции не являлась, данная группа инвалидности установлена осужденному после постановления приговора.

В то же время оснований считать назначенное наказание осужденным Соловьеву и Никулиной чрезмерно мягким, как об этом указано в кассационном представлении государственного обвинителя, учитывая все вышеприведенные смягчающие наказание обстоятельства и данные о личности виновных, судебная коллегия не усматривает.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Курского областного суда от 30 июля 2009 года в отношении Соловьева Р Е и Никулиной А Б оставить без изменения, а кассационное представление и кассационную жалобу - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 39-О09-14

Статья 123. Разбирательство дел во всех судах открытое. Слушание дела в закрытом заседании допускается в случаях,
УК РФ Статья 159. Мошенничество
УК РФ Статья 290. Получение взятки
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 73. Условное осуждение
УК РФ Статья 75. Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх