Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82
Телефон: 9060684949


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 39-О12-15

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 31 октября 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Валюшкин Виктор Алексеевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №39-О12-15

от 31 октября 2012 года

 

в составе:

рассмотрела в судебном заседании 31 октября 2012 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденных Рыжова Р.В., Копылова В.П. и Елагина A.B. на приговор Курского областного суда от 17 августа 2012 года, по которому

[скрыто] не

имеющий судимости, осужден к лишению свободы: по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ с применением чЛ ст.62 УК РФ на 8 лет, с ограничением свободы на 6 месяцев (ограничения перечислены в приговоре); по п. п. «ж, з» ч.2 ст. 105 УК РФ на 12 лет, с ограничением свободы на 1 год (ограничения перечислены в приговоре), а на основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений на 14 лет в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год 3 месяца (ограничения перечислены в приговоре);

Копылов [скрыто]

[скрыто], не имеющий судимости,

осужден к лишению свободы: по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ с применением ч.1 ст.62 УК РФ на 8 лет, с ограничением свободы на 6 месяцев (ограничения перечислены в приговоре); по п. п. «ж, з» ч.2 ст. 105 УК РФ на 12 лет, с ограничением свободы на 1 год (ограничения перечислены в приговоре), а на основании ч.З ст.

69 УК РФ по совокупности преступлений на 14 лет в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год 3 месяца (ограничения перечислены в приговоре),

и

Елагин [скрыто]

I судимый:

11 ноября 2004 года (с учетом внесенных изменений) по п.п. «а, б» 4.2 ст. 158 УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 07.03.11 г.) п.п. «а, б, в» 4.2 ст. 158 УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 07.03.11 г.) и п. «б» 4.2 ст. 158 УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 07.03.11 г.) на 1 год 4 месяца исправительных работ;

17 августа 2005 года по ч.1 ст. 158 УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 07.03.11 г.), 4.2 ст. 162 УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 07.03.11 г.) с применением ст.ст. 59 ч.З и 70 УК РФ на 4 года 9 месяцев лишения свободы, со штрафом в размере 5 000 рублей; 26 декабря 2005 года по п. «б» ч.2 ст. 158 УК РФ с применением 4.5 ст.69 УК РФ на 5 лет 6 месяцев лишения свободы, со штрафом в размере 5 000 рублей;

6 апреля 2006 года по п. «б» ч.2 ст. 158 УК РФ с применением 4.5 ст.69 УК РФ на 5 лет 8 месяцев лишения свободы, со штрафом в размере 5000 рублей; осужден к лишению свободы: по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ с применением чЛ ст.62 УК РФ на 9 лет, с ограничением свободы на 1 год (ограничения перечислены в приговоре); по п. п. «ж, з» ч.2 ст. 105 УК РФ на 13 лет, с ограничением свободы на 1 год 6 месяцев (ограничения перечислены в приговоре), а на основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений на 16 лет в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 2 года (ограничения перечислены в приговоре).

Заслушав доклад судьи Валюшкина В.А., объяснения осужденных Рыжова Р.В., Копылова В.П., Елагина A.B. и в их защиту, соответственно, адвокатов Ка-балоевой В.М. Лунина Д.М. и Бицаева В.М., поддержавших жалобы, мнение прокурора Башмакова A.M., полагавшего, что оснований для отмены или изменения приговора не имеется, судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда Рыжов, Копылов и Елагин признаны виновными в нападении на [скрыто] в целях хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением

тяжкого вреда здоровью потерпевшего и в умышленном причинении ему смерти, группой лиц по предварительному сговору, сопряженном с разбоем.

Эти преступления совершены 15 июня 2011 года в [скрыто] °° [скрыто]

" ~ [скрыто] при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Рыжов и Елагин признали вину в открытом, а Копылов в тайном хищении имущества потерпевшего. В его убийстве вину не признали, при этом Копылов пояснил, что Рыжов сообщил [скрыто] об убийстве Елагиным человека.

В кассационных жалобах:

- осужденный Рыжов, полагая, что может нести ответственность за кражу, утверждает, что его вина в разбое и убийстве не доказана, из показаний Елагина на следствии видно, что убийство было совершено им. Вывод о его, Рыжова, виновности в нападении и лишении жизни основан на предположениях. Орудие убийства не найдено, его отпечатков пальцев не обнаружено, доказательств того, что он держал [скрыто] когда его убивали, не добыто. Показания свидетелей не уличают его в причастности к преступлениям, поскольку они не были очевидцами происшедшего. Что касается его показаний на следствии, то они были даны им в стрессовом состоянии, поскольку он испугался и растерялся, когда ему сказали, что он убил человека. Показания Елагина нуждались в критической оценке в силу их непоследовательности и противоречивости. Его доводы о невиновности судом не проверены, имеющиеся сомнения должны толковаться в его пользу. Ставя вопрос об отмене приговора в части его осуждения за разбой и убийство за отсутствием в его действиях состава преступления, просит квалифицировать его действия по п. «а» ч.2 ст. 158 УК РФ;

- осужденный Копылов, считая незаконным его осуждение за разбой и убийство, ссылаясь на наличие у него психических отклонений, воспроизводит обстоятельства происшедшего. Указывает на то, что сговора на разбой и убийство не было и его показания об этом не опровергнуты. К лишению жизни потерпевшего он не причастен, утверждает, что это сделали Рыжов и Елагин. В то же время утверждает, что по требованию Рыжова держал потерпевшего, а потом помог Рыжову и Елагину отнести его к реке, поскольку тот не приходил в сознание. К завладению вещами никакого отношения не имеет: это дело рук Рыжова и Елагина. Просит приговор отменить;

- осужденный Елагин, не соглашается с приговором, при этом ссылается на несправедливость наказания вследствие чрезмерной суровости, на то, что судом не приняты во внимание существенные обстоятельства, не принято во внимание, что протокол следственного эксперимента с участием Копылова о положении трупа не соответствует протоколу осмотра. Указывает на то, что в суде прокурор своими вопросами вынудил его дать показания, хотя он воспользовался ст. 51

Конституции РФ. Ссылается на то, что в основу выводов о его виновности положены недопустимые доказательства, в том числе показания свидетелей, которые не дали уличающих его показаний. Показания же Ш I и [скрыто] следо-

вало оценивать критически, поскольку они являются заинтересованными лицами. Утверждает, что суд не мог ссылаться на его показания на следствии, поскольку он не подтвердил их в суде. Полагает, что показания свидетелей являются предположением. Просит пересмотреть приговор и снизить ему наказание.

Прокурором принесены возражения, в которых он считает доводы осужденных неубедительными, а приговор - законным.

Проверив дело, обсудив доводы осужденных и возражения на них прокурора, судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым.

Вывод суда о виновности Рыжова, Копылова и Елагина в разбойном нападении на [скрыто] и его убийстве соответствует фактическим обстоятельствам дела и основан на совокупности исследованных при судебном разбирательстве доказательств, которые приведены в приговоре.

В кассационных жалобах осужденных, как это следует из их содержания, не

оспаривается факт их пребывания в строительном вагончике у [скрыто]

[скрыто]»), последствиями которого явилась смерть последнего.

Как следует из явки с повинной Елагина, его, а также Рыжова и Копылова показаний на предварительном следствии, в том числе, в ходе следственных экспериментов с их участием, после распития спиртного по предложению Елагина о нападении с целью хищения имущества на [скрыто]) и убийстве по-

следнего, они ночью пришли к строительному вагончику [скрыто]» в [скрыто] Тот открыл им, поскольку знал Елагина. После того, как Елагин взял магнитофон,

а [скрыто] стал возмущаться их поведением, Елагин ударил [скрыто] Тот хо-

тел выскочить наружу, но Копылов подставил ему ногу и тот упал. Елагин и Копылов стали удерживать [скрыто] за руки и ноги, а Елагин, найдя в вагончике железный казан, несколько раз ударил им по голове [скрыто] По предложению Елагина Рыжов нашел в вагончике нож и передал тому. Рыжов и Копылов стали держать [скрыто] за руки и ноги, а Елагин сначала нанес последнему удар ножом в шею, а затем, сев на грудь [скрыто] несколько раз «полосонул» его по шее, перерезав ее. Поняв, что [скрыто] мертв, Елагин и Копылов перетащили его труп к реке, при этом Копылов вытащил из кармана брюк последнего телефон, после чего сбросили труп в реку. Забрав из вагончика разное имущество, они ушли.

Такие показания Рыжова Копылова и Елагина обоснованно признаны достоверными, поскольку они согласуются с другими доказательствами по делу.

Так, согласно показаниям свидетеля Д

[скрыто], около 24 часов 16 июня 2011

года со строительной площадки, где находился потерпевший, были слышны крик человека от сильной боли и 3-4 глухих удара с использованием металлического предмета, а затем слова: «Облей его водой».

Из показаний на следствии свидетеля [скрыто] а ныне [скрыто], матери

Рыжова, следует, что у пришедшего ночью вслед за сыном Елагина, она видела на руках кровь. Они сообщили, что Елагин ножом перерезал [скрыто] шею, а труп они бросили в реку. Они же и Копылов принесли несколько упаковок макарон, гречки, риса, чая, пятилитровую бутыль масла, спортивную сумку, магнитофон.

При обыске у Рыжова, что следует из протокола, был изъят магнитофон (сте-реомагнитола) [скрыто]».

Согласно показаниям свидетеля [скрыто] им в июле 2011 года у Копылова

был куплен телефон [скрыто], который, согласно протоколу выемки, был обнаружен в доме [скрыто]

Согласно показаниям свидетелей П

[скрыто], Ащ [скрыто] и [скрыто] 16 июня 2011 года утром в

строительном вагончике они обнаружили беспорядок, в непосредственной близости от него на песке - пятна крови, след волочения в сторону реки, а свидетели [скрыто] и [скрыто] труп сторожа в реке у берега.

Согласно данным протокола, схемы и фототаблиц на строительной площадке дома в [скрыто] на песчаном грунте обнаружены пят-

на вещества бурого цвета, локализующиеся у входа в строительный вагончик и на участке между вагончиком и колодцем, следы волочения на земле в направлении от строительного вагончика до берега реки, наложения вещества бурого цвета на траве, примятой в сторону реки. В реке у берега зафиксировано нахождение трупа мужчины с зияющей раной на шее. В строительном вагончике на полу обнаружены группы пятен вещества бурого цвета, цельнометаллический казан с группой пятен вещества бурого цвета на поверхности.

По заключениям эксперта в изъятых с места происшествия пятнах на образце вещества бурого цвета с травы, двух образцах грунта, казане, ногтевых срезах с левой руки [скрыто] в пятнах на изъятых с трупа майке, рубашке, трусах, брю-

ках, куртке обнаружена кровь человека, что не исключает ее происхождение от

В соответствии с заключением эксперта при исследовании трупа обнаружены телесные повреждения в виде поперечных ран переднебоковой и боковой поверхности шеи справа, причинивших тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, от которых наступила его смерть, образовавшиеся соответственно от воздействия острого предмета, обладающего режущими свойствами, и

воздействия острого предмета, обладающего колющими и режущими свойствами. Кроме того, экспертом сделан вывод о наличии у [скрыто] кровоизлияний в

мягких тканях головы, раны тыла левой кисти, открытого перелома 4 пальца левой кист, образовавшихся при травматическом контакте с твердыми тупыми предметами. Все обнаруженные повреждения сформировались прижизненно, в течение короткого промежутка времени, причем повреждения шеи - в пределах тридцати минут на момент смерти, повреждения головы и левой кисти - в пределах десятков минут на момент смерти.

Согласно акту судебно-медицинской медико-криминалистической экспертизы повреждения в виде одной из кожных раны шеи и 3-го шейного позвонка являются резанными и причинены предметом (предметами), имеющим/ми острый повреждающий край (образовались при протягивании лезвия по поверхности позвонка с одновременным давлением), неоднократными движениями воздействующего режущего орудия; повреждения в виде второй кожной раны шеи образовались от действия колюще-режущего предмета типа клинка ножа, имеющего острозаточенное лезвие и обушок, направление травмирующего воздействия спереди назад и несколько сверху вниз. Имела место неоднократная травматизация шеи на нескольких её уровнях: 1 зона - на уровне подъязычной кости; 2 зона - на уровне верхних рожков щитовидного хряща; при ширине травмирующего предмета более 3 см возможно образование повреждений сразу 2-х вышеуказанных зон. Действие вектора силы на щитовидный хрящ и подъязычную кость было боковым снаружи внутрь. Вышеописанные повреждения могли быть результатом давящего (компрессионного) воздействия на область шеи предмета (предметов) продолговатой формы, с неоднократными травматическими воздействиями.

В суде эксперт [скрыто] разъяснила, что исходя из особенностей повреждений 3-го шейного позвонка и кожной раны, количество травмирующих воздействий лезвия на шею было не менее пяти.

При таких данных доводы осужденных об отсутствии в деле доказательств их виновности, являются неубедительными.

Неубедительными являются и их доводы о том, что на предварительном следствии они оговаривали себя и других в причастности к преступлениям под воздействием сотрудников правоохранительных органов, поскольку их показания согласуются с другими доказательствами по делу, и, кроме того, такие показания давались ими в условиях, исключающих возможность применения к ним недозволенных методов.

В то же время показания Елагина, на которые в жалобе ссылается Рыжов, не имели никакого преимущества перед остальными доказательствами и были оценены судом в совокупности со всеми сведениями, добытыми по делу.

Судебная коллегия считает неубедительными доводы Елагина о том, что приговор постановлен на недопустимых доказательствах, поскольку ни одно доказательство, юридическая сила которого вызывала сомнение, не было положено в обоснование тех или иных выводов суда.

Доводы осужденных о том, что непроведение органами следствия некоторых следственных действий, отклонение судом ряда ходатайств, ссылка на «признательные» показания Рыжова, Копылова и Елагина на следствии привели к вынесению необоснованного приговора, также являются несостоятельными, поскольку суд, всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела, проверив доказательства, сопоставив их друг с другом, оценив собранные доказательства в их совокупности, пришел к обоснованному выводу об их достаточности для разрешения дела, и, проверив все версии в защиту осужденных и опровергнув их, признал Рыжова, Копылова и Елагина виновными в совершении инкриминируемых им преступлениях, дав содеянному ими правильную юридическую оценку.

Как следует из показаний Рыжова и Копылова на следствии все осужденные до начала своих действий договорились не только о хищении чужого имущества, но и об убийстве с этой целью потерпевшего, для чего и взяли с собой нож, ввиду чего, их умыслом охватывалось применение предметов, используемых в качестве оружия.

Судом правильно установлено, что Елагин, Копылов и Рыжов, предварительно договорившись об убийстве потерпевшего, действуя совместно, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни [скрыто] применяя к нему насилие: в то время как Елагин наносил ножом удары потерпевшему, Рыжов и Копылов согласованно с ним лишали возможности [скрыто] защищаться, удерживая его, то есть, все осужденные являлись соисполнителями убийства.

При назначении наказания Рыжову, Копылову и Елагину суд в полной мере учел характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, данные об их личности, состояние здоровья, смягчающие наказание обстоятельства, и все обстоятельства дела. Назначенное им наказание отвечает требованиям ст.ст. 6, 60 УК РФ является справедливым, и оснований считать его чрезмерно суровым, судебная коллегия не находит.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, по настоящему делу не допущено. В связи с чем и эти доводы осужденных являются несостоятельными.

На основании изложенного, и, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ,

судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Курского областного суда от 17 августа 2012 года в отношении Рыжова [скрыто], Копылова [скрыто] и Елагина

[скрыто] оставить без изменения, а кассационные жалобы - без

удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи: _А

Статьи законов по Делу № 39-О12-15

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу

Загрузка
Наверх